Следующий день был полон волнений. Прежде всего потому, что накануне Барни убедился, что это тот самый Дамми, которого он когда-то знал.

Утром друзья встретились с ним на пляже. Миранда была сильно возбуждена и болтала без умолку. Подражая ребятам, она принялась рыть в песке небольшую ямку, чтобы удобнее было сидеть. Чудик наблюдал за ней, свесив язык. Вдруг Миранда сильно ущипнула его за кончик языка. Чудик взвизгнул.

— А ты, Чудик, не высовывай свой язык, — посоветовал Снабби. — Сам напросился — стоишь тут, язык до земли. Глупая ты собака, если позволяешь обезьяне брать над собой верх.

Чудик обиделся и отвернулся ото всех, а Барни начал рассказывать о встрече с Дамми.

— Вчера вечером я как раз заканчивал работу… Вдруг мой шеф говорит: «Барни, к тебе тут пришли». Смотрю — заходит Дамми!

— Он тебе обрадовался?

— Обрадовался? Да он был без ума от счастья. Схватил мои руки и начал трясти их, будто это ручки пожарного насоса! Потом его заметила Миранда, уж она-то точно никогда никого не забывает. Сиганула ему на грудь, и он стал укачивать ее, как делал, когда она была маленькой. Он даже начал ей что-то напевать, как когда-то. Я едва не разревелся!

— А он с тобой разговаривал? — спросил Роджер. — Похоже, он не очень-то это умеет.

— Ну, во-первых, он вообще не англичанин, — объяснил Барни, — и английскому как следует так и не научился. Но он может говорить, когда сам захочет. Если в настроении или с друзьями. Сначала он ни слова не мог выговорить, но когда мы перешли в мою конуру, разговорился.

— О чем же вы говорили? — заинтересовалась Диана. — Наверное, о своих старых друзьях?

— Да. И о моей маме, — грустно сказал Барни и замолчал. — Дамми не знал, что она умерла, — продолжил он спустя какое-то время. — Когда я сказал ему об этом, он заплакал. Он очень любил ее. Мама была добра к нему. И еще он сказал, что я на нее совсем не похож.

— В каком смысле? — не понял Роджер.

— Ну… она темноволосая, а я — светлый. У нее были карие глаза, а у меня — синие. Она была невысокая, а я — высокий. Мне жалко, что я пошел не в нее.

— Тогда, значит, ты похож на отца, — сделала вывод Диана, глядя в необыкновенно синие глаза Барни. — Это может помочь нам в его поисках. Мы будем искать человека, похожего на тебя!

— Если бы я смог его найти! — вздохнул Барни. — Знаете, как нужен отец, когда начинаешь взрослеть. Конечно, он может мне не понравиться. Или я ему. Может быть, он даже будет меня стыдиться.

— Почему твоя мама сбежала от него? — спросила Диана. — Он с ней что, плохо обращался?

— Не знаю. Может быть, она не смогла жить в обычном доме после того, как всю свою жизнь прожила в фургоне? — предположил Барни. — А может, она стремилась вернуться к прежней жизни. Но лучше, если бы она сообщила отцу о том, что я родился. Обидно думать, что он ничего обо мне не знает. Он же может просто не поверить мне, когда я его найду.

— А как твоя фамилия, Барни? — Роджер вдруг подумал, что они никогда не спрашивали его об этом.

— Лоример. Мое полное имя Барнабас Хьюго Лоример — язык сломаешь, правда? Но Лоример — это фамилия матери. Когда она ушла от отца, то вернула свою девичью фамилию. А фамилии отца я не знаю. Мама не говорила, а я и не спрашивал. Думал, это ее фамилия по мужу, понимаете? Мне и в голову не приходило, что когда-нибудь это будет так важно.

— А что написано в твоем свидетельстве о рождении? — подумав, спросила Диана. — Там ведь все это должно быть указано, правда?

— А что такое свидетельство о рождении? — удивленно вскинул глаза Барни. — Никогда о таком не слышал. И, уж в любом случае, у меня его нет.

Все четверо на время умолкли. Роджер, Диана и Снабби подумали о том, что совершенно безнадежно найти человека, когда не знаешь, ни как он выглядит, ни сколько ему лет, ни хотя бы как его зовут! Ведь он может жить с тобой в одном городе и никогда об этом не узнать!

Роджер решил обратиться за помощью к мисс Перчинг. Может быть, она придумает, как лучше поступить. Ведь единственное, что они знают, — это то, что отец Барни играет (или играл раньше) в шекспировских пьесах. И больше — увы! — никакой информации.

Появился Чудик с каким-то предметом в зубах.

— Что это ты опять притащил. Чудик? — рассердился Снабби. — Если ты еще раз принесешь нам дохлого краба, я заставлю тебя его съесть. Он еще вчера был дохлятиной, а сегодня и того хуже.

Но это был не краб. Это была щетка для волос!

Снабби вытащил ее из пасти Чудика и с укоризной посмотрел на него:

— Плохая собака! Я разве не говорил тебе: когда живешь в пансионате или гостинице, нельзя хватать чужие вещи! Ты же не дома. Чья это щетка, хотелось бы знать?!

— Гав! — отозвался довольный собой Чудик.

— Ты что, хочешь сказать, что уже успел сбегать в пансионат и стащить оттуда щетку? Даты просто чокнутый!

— Он просто решил повоображать перед Мирандой, — рассмеялась Диана. — Хочет показать ей, что он тоже кое-что умеет.

— Не говори так! — в шутку встревожился Барни. — Ты же знаешь, как она любит всем подражать. Я не хочу, чтобы она тоже таскала чужие вещи. Для меня это обернется большими неприятностями.

— Для Чудика тоже, — нарочито строгим тоном добавил Снабби и легонько шлепнул удивленного спаниеля по носу. — И почему тебя так интересуют щетки? Сколько можно повторять: ты не должен хватать щетки, полотенца и половички!

Чудик попятился, опасаясь второго шлепка, и нечаянно сел на Миранду. Но тут же вскочил, когда ее острые зубки впились ему в хвост. Взвизгнув, он кинулся к Снабби, но тот был непреклонен.

— Нечего играть со мной и Мирандой в «море волнуется». Я на тебя еще сердит.

Внимательно осмотрев щетку, Снабби заметил на ней инициалы: «М.М.», инкрустированные серебром.

— Мэтью Марвел, — догадалась Диана, проводя по ним пальцем. — Это же фокусник. Его комната на одной площадке с нашими. Наверное, Чудик обнаружил, что его дверь приоткрыта, и вошел. Он ведь считает, что все комнаты здесь в его распоряжении и он может свободно разгуливать по ним. Вчера я тоже его там застала.

— Ладно, я потом отнесу щетку мистеру Марвелу, — сказал Снабби. — А сейчас пойдемте купаться.

И все четверо бросились в воду. Только Миранда осталась на берегу. Она плясала и подпрыгивала у самой кромки волн, забавно подбирая свою красную юбочку, к радости собравшихся возле нее ребятишек. Чудик тоже отважно бросился в воду, пытаясь догнать Снабби. Барни плавал лучше всех. Он уже чувствовал себя вполне окрепшим, отчасти еще и потому, что вновь был счастлив оказаться рядом со своими друзьями. И что бы ни случилось, он никогда, НИКОГДА с ними не расстанется.

— Ты присоединишься к нам после ленча, Барни? — спросил Роджер, когда они грелись на солнышке, подсыхая после купания.

— Да, до половины пятого я свободен, — кивнул юноша. — А вы куда-то собрались?

— Мы еще не решили. Может, возьмем лодку и покатаемся, — предложил Снабби.

— Неплохая мысль, — согласился Роджер. — А давайте сплаваем к водовороту, интересно было бы на него посмотреть.

— А что это такое? — заинтересовался Барни. И все в один голос принялись рассказывать об ущелье.

— Это недалеко отсюда, — добавил напоследок Снабби, когда Барни разобрался во множестве самых разных описаний водоворота.

— Хорошо. Возьмем лодку и сегодня же туда сплаваем, — согласился Барни. — Интересно будет посмотреть. Я раньше никогда не видел настоящий водоворот.

Подошло время ленча, и ребята поспешили в пансионат — не потому, что опаздывали, а просто очень захотели есть. Они бегом поднялись наверх приводить себя в порядок.

— Надо бы вернуть мистеру Марвелу его щетку, — вдруг вспомнил Снабби, — Надеюсь, его сейчас нет в комнате. Мне совсем не хочется объясняться насчет идиотского поведения Чудика!

Снабби негромко постучал в дверь фокусника и прислушался. Изнутри не доносилось ни звука. Тогда он повернул круглую дверную ручку, бесшумно прошмыгнул внутрь, зажав в руках щетку, и…

…В растерянности остановился.

Мистер Марвел сидел за столом, на котором были разложены какие-то карточки, и внимательно изучая их, что-то быстро записывал. Он даже не слышал, как кто-то вошел. Снабби вежливо кашлянул. Мистер Марвел резко вскочил и, обернувшись к Снабби, попытался загородить собою бумаги на столе.

— В чем дело?! Что вам здесь нужно? Как вы посмели без спроса… — заорал он хриплым голосом и осекся. Увидев, что это всего лишь Снабби, он изобразил на худом длинном лице жалкое подобие улыбки.

— Ах ты, негодник! Как ты напугал меня! Я как раз разрабатывал новый фокус и задумался… Ты что-то хотел?

— Мне очень жаль, сэр, но мой пес Чудик утащил из вашей комнаты щетку для волос. Вот я и принес ее, — Снабби все еще не слишком уверенно себя чувствовал. Его порядком испугало разъяренное лицо фокусника, которое он только что видел.

— Да? Ну, спасибо. — Фокусник взял щетку, положил ее на место и вдруг потянул Снабби за рукав. — Мальчик, ты почему не моешь уши? — неожиданно спросил он… Я… мою!.. — возмутился Снабби,

— Тогда почему у тебя за каждым ухом картошка растет? — спросил фокусник и достал по небольшой картофелине из-за каждого уха Снабби.

Мальчик смотрел на него разинув рот. — А зачем часы во рту держишь? — продолжал меж тем мистер Марвел. — Разве им там место? Опля! — Он поднес руку ко рту Снабби и двумя пальцами извлек из него наручные часы с браслетом.

— Как это? Ну и ну! Ничего не понимаю, — изумился тот.

— А это что у тебя в кармане шорт? — не унимался фокусник.

Снабби удивленно оглядел свои карманы, которые подозрительно топорщились. Сунув в них руки, вытащил две морковки из одного и большое красное яблоко — из другого. Хлопая глазами, он ошалело смотрел на это.

— Гостинец для маленького ослика, — произнес мистер Марвел и довольно ехидно рассмеялся. — Ты ведь любишь морковку, правда? Вот и ешь на обед!