Лодочник повел их дальше по другому выступу вдоль высокой скалы. По естественным каменным ступеням они взобрались на самый верх и сразу почувствовали сильный ветер. Его порывы растрепали волосы Дианы и заставили мисс Перчинг схватиться за свой шарф.

С этой скалистой вершины была видна бухта с подводными лодками.

— Вы, конечно, и сами знаете, что это, — махнул рукой лодочник. — Говорят, там ведутся секретные работы. Туда никого не пускают, даже нас, рыбаков. Хотя мальчишкой я излазил там каждую щель.

Выход из бухты был перекрыт каменной дамбой. Ни один корабль или лодка не могли свободно проникнуть внутрь или выйти из нее. Для этого требовалось открыть секретные шлюзы. По верху ограждения в маленьких бетонных кабинах сидели часовые. Из одной из них что-то ярко сверкнуло.

— Видели?! — воскликнул лодочник. — Это кто-то из часовых посмотрел на нас в бинокль. Но он знает, что дальше мы не пройдем. Впрочем, далеко все равно не уйти — скалы заминированы.

— Все это крайне опасно, — заволновалась мисс Перчинг.

— Ну, что вы, мэм! До заминированного участка все равно не добраться! — успокоил ее лодочник. — До него сотни ярдов колючей проволоки.

— А где же это водяное жерло? — спросил Роджер.

— Вон, поглядите-ка туда. Видите? — указал лодочник на участок суши за скалой, на которой они сейчас стояли.

Внезапно они увидели огромный столб воды, который сначала с шумом поднялся вверх, а затем с грохотом рухнул вниз.

— Что это? — округлив испуганные глаза, спросила Диана.

— Я же говорю — водяное жерло. Что, небось никогда раньше такого не видали? Таких в наших местах много, одни — больше, другие — меньше. В скалах есть длинный подземный проход от водоворота к этой дыре, И когда высокий прилив — вот как сейчас — вода из водоворота затягивается вниз, и часть ее силой прилива проталкивается через проход и дальше в эту дыру. Сейчас еще один фонтан поднимется.

Снабби был в полном восторге.

— А почему это бывает только при высоком приливе? — спросил он. — Почему не всегда? Вон, смотрите, еще один поднимается! Как будто огромный кит выбрасывает фонтан!

— При отливе уровень воды опускается ниже этого прохода, — начал объяснять лодочник. — И, понятно, вода по нему не течет. Но когда во время прилива уровень повышается, прилив гонит воду по тоннелю, и она с силой вырывается из дыры.

— А где вход в этот тоннель? — спросил Роджер. — Наверное, во время прилива его не видно?

— Ясно, что нет. Но где он примерно находится, я вам показать могу. Об этом, между прочим, есть одна интересная старая история.

— Какая история? — тут же всполошился Снабби — большой любитель интересных историй.

— Рассказывают, будто однажды контрабандисты решили избавиться от одного своего врага. Да так, чтобы его тело никогда больше не нашли, — начал лодочник. — Под покровом ночи они притащили беднягу сюда, сбросили его в водоворот, а сами уплыли на лодке вон в тот залив, где сейчас находится секретная база.

Он умолк, но Снабби принялся тормошить его за рукав:

— Ну-ну, что же дальше-то было?

— Ну… Этот парень, которого они сбросили, был сильный малый, гигантского роста. Он не собирался покорно ждать, когда его засосет в воронку, словно щепку, и прежде чем водоворот закрутил его, он успел доплыть до скалы и ухватиться за ее выступ. Но взобраться на него не смог.

— Но он все-таки спасся? — не выдержала Диана. — Или погиб?

— Начинался отлив, и парню приходилось перехватывать руки, цепляясь за выступы все ниже и ниже, — невозмутимо продолжал лодочник. — Выбраться наверх он, похоже, не мог. Вода все спадала и спадала, и вдруг он оказался на дне перед входом в какой-то узкий тоннель, уходящий в глубь скал. Я думаю, ночь была лунная, поэтому он его и разглядел.

— Это был вход в тоннель, который ведет к водяному жерлу! — воскликнул Роджер.

— Точно. Ты не ошибся, парень. И он пополз по этому проходу дальше и дальше, пока не дополз до самого жерла. Он каким-то образом выбрался через него и вернулся в поселок! Вот уж у его врагов глаза на лоб полезли, когда они столкнулись с ним на улице — улепетывали от него без оглядки!

— Еще бы! — сказал Снабби, радуясь такому обороту дела. — Так им и надо, негодяям! Надеюсь, их потом поймали.

— Этого я не знаю, — заметил лодочник. — Глядите, опять поднимается!

Обернувшись, они опять увидели устремившийся вверх водяной столб.

— С отливом он будет становиться все ниже и ниже и потом и вовсе исчезнет. А теперь пора нам обратно. Дальше нам нельзя, слишком опасно.

Они в последний раз понаблюдали за странным фонтаном и отправились обратно к лодке. Водоворот все так же совершал нескончаемую череду превращений: вода вскипала и исчезала в воронке со зловещим урчанием.

— Веселое местечко, — заметил Снабби. — Вы посмотрите на Чудика — притих, как мышка. Что, испугался, Чудик?

Разумеется, спаниель не испытывал особых симпатий к водовороту. Он старался держаться от него как можно дальше, насколько позволял поводок, зажатый в твердой руке Снабби.

Миранда свернулась клубочком за пазухой у Барни и заснула. Она не проснулась даже тогда, когда они садились в лодку.

— Вы еще не показали нам, где находится вход в тот самый тоннель, — напомнил лодочнику Снабби.

— Верно, не показал, — согласился тот. — Пока я отвязываю лодку, сбегайте и загляните в воронку. Когда вода спадет, вы увидите камень с большим, похожим на округлую ручку выступом. Вот под ним вход и есть.

Снабби, Роджер и Барни снова отправились к водовороту. Они без труда разглядели камень с выступом, но никакого входа в тоннель, конечно же, не обнаружили — вода была еще слишком высоко.

— Потрясающе интересная экскурсия, — Роджер поднял вверх большой палец. — Мне такие нравятся. Будет о чем написать, когда учитель, как обычно, задаст нам писать сочинение на тему: «Самый интересный день ваших каникул». Обязательно опишу эту поездку. Вставлю туда рассказ о «человеке, который вернулся». А жутко, наверное, ему было ползти по этому тоннелю, в темноте. Ведь в любой момент можно было ждать, что начнется прилив и тебя накроет лавина воды.

— Мне от всего этого даже есть захотелось! — неожиданно объявил Снабби. — Может, у кого-нибудь в кармане шоколадка завалялась?

Но шоколадки ни у кого не оказалось, и Снабби пришлось терпеть муки голода до тех пор, пока они не высадились на твердую землю. Мисс Перчинг расплатилась с лодочником, и все отправились перекусить в прибрежное кафе, которое Снабби присмотрел еще утром.

— На вывеске написано: «Омары и креветки». Почему, интересно, мы не едим омаров дома?

— Потому что омаров ловят в море, а не на суше, болван, — засмеялся Роджер. — И учти, если ты слопаешь больше одного омара, тебе ночью будут сниться кошмары. Будто тебя засасывает в тот водоворот.

— Ну и пусть, я готов, — согласился Снабби и был горько разочарован, что мисс Перчинг позволила ему съесть только половину омара.

Миранде омар тоже понравился. Она изящно поедала крошечные кусочки, которые протягивал ей Барни.

Перекусив, друзья отправились прогуляться по набережной. Возле пирса на глаза им попалась афиша «рабэдабских ролликсов», и ребята внимательно изучили программу сегодняшнего выступления.

— Классная программа! — воскликнул Снабби и начал читать вслух: «Весельчак Фред смешит вас целый вечер, Мэтью Марвел развлекает своими фокусами, Айрис Найтингейл поет как соловей, Джуди Джордан и Джон Джордан демонстрируют великолепные танцевальные композиции. Участвуют также бархатный баритон Бертран и другие талантливые артисты. За роялем Филипп Дру. СЕГОДНЯ СОСТОИТСЯ БОЛЬШОЙ ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ДЕТСКИЙ КОНКУРС. ДАЙТЕ СВОИМ ДЕТЯМ ПРОЯВИТЬ ТАЛАНТЫ УЖЕ СЕЙЧАС! Будут присуждены две премии по пять фунтов».

Шоу действительно обещало быть замечательным, и друзьям, конечно же, захотелось его посмотреть.

— Ура! — потер руки Снабби. — Пять фунтов мне как раз пригодятся, а то не пойму, куда делись мои карманные деньги?

— Если хочешь, я могу объяснить, — предложил Роджер, но Снабби не захотел его слушать.

— Барни, — оживился он, — если бы ты вышел на сцену с Мирандой, это была бы верная победа.

— Я же в это время работаю, ты знаешь, — покачал головой тот.

— Да, жаль. Похоже, мне одному придется защищать честь семьи, — Снабби опять попытался изобразить игру на банджо, издавая при этом противные скрежещущие звуки: — Дзиг-дзиг-дзиг…

— Снабби, пожалуйста, не здесь! — запротестовала мисс Перчинг. — Это таким способом ты собираешься защищать честь семьи? Я не буду знать, куда деть глаза, если ты поднимешься, на сцену.

— Мне лично больше нравится твоя цитра, — заметила Диана.

— А что вы скажете про мою губную гармошку? — спросил Снабби, делая вид, что достает ее из кармана.

«Обтерев» об себя, он поднес невидимый инструмент ко рту. Послышались пронзительные, с хрипотцой звуки, поразительно похожие на губную гармошку. Любой, не видя, подумал бы, что Снабби и впрямь играет на ней!

— Хватит, Снабби, достаточно, — сказала мисс Перчинг, когда вокруг них собралась небольшая толпа любопытных ребятишек.

— Я бы запросто мог зарабатывать себе этим на жизнь. И еще как! Встал бы вот так на углу на какой-нибудь людной улице, положил бы перед собой шляпу… — разглагольствовал Снабби. — Могу спорить, она бы вмиг была полной!

— Ты просто самоуверенный тупица! — фыркнула Диана. — Иди пробегись с Чудиком и выбрось из головы все эти глупости. И не воображай, что ты великий артист, на самом деле ты ничего не умеешь!