В тот же вечер за обедом Снабби обратился к сидевшей через стол от него Айрис Найтингейл:

— Послушайте! Сегодня мы идем на ваше шоу и будем хлопать так, что все ладоши отобьем!

— Вот и прекрасно, — улыбнулась Айрис. Она была на редкость хорошенькой. — Мы покажем для вас наше самое лучшее шоу.

— Только не забудьте, молодой человек, как следует помыть уши, чтобы я больше не находил в них картошку, — вмешался в разговор мистер Марвел.

Все засмеялись, а Снабби насупился. Он уже решил про себя, что во время шоу не удостоит этого фокусника ни единого хлопка. Какая подлость при всех упоминать о его якобы немытых ушах!

— Я тоже пойду с вами, — обрадовалась мисс Стрект. — Там ведь будет детский конкурс, не так ли? Так приятно смотреть, как эти милые крошки вышагивают по сцене, читают забавные стишки и поют песенки! Просто прелесть!

Снабби совсем упал духом. Ему вовсе не хотелось, чтобы мисс Стрект наблюдала за его выступлением, а потом глупо стрекотала об том.

— А ваши славные ребятки тоже собираются выступать? — продолжала щебетать мисс Стрект со своей обычной приторной улыбкой. — Эта милая девчушка, я уверена, прелестно танцует.

Диана, которая терпеть не могла, когда ее называли «девчушкой», с отчаянием посмотрела на мисс Перчинг.

— Вы имеете в виду Диану? — пришла на помощь старая гувернантка. — Не понимаю, почему вы называете ее девчушкой, мисс Стрект? Ростом она почти с вас и, вообще, уже вполне взрослая.

Диана готова была расцеловать мисс Перчинг. Она посмотрела на нее полным благодарности взглядом. И почему это многие взрослые не понимают, как дети ненавидят, когда с ними сюсюкаются, давая им уменьшительно-ласкательные прозвища?

— А почему бы и вам не спеть что-нибудь на сцене, мисс Стрект? — с невинным видом спросил Снабби. — Я уверен, вы умеете щебетать не хуже, чем малиновка.

Весельчак усмехнулся, но скрыл это за «приступом кашля», мисс Перчинг бросила на Снабби свирепый взгляд, но мисс Стрект, казалось, восприняла это как комплимент:

— М-да, в детстве я неплохо пела, — смутилась она. — Удивительно, как ты об этом догадался! Забавный мальчик, не так ли? — обратилась она к мисс Перчинг.

— Вы можете петь вместо Айрис в те дни, когда у нее выходной, — с хитрой улыбкой предложил Весельчак. — Вот уж будет для всех сюрприз!

— Ах, нет-нет, я не смогла бы петь так прелестно, как наша милая Айрис… А вот и десерт принесли. Какая прелесть! — и мисс Стрект умолкла, сосредоточившись на поданном блюде.

Мисс Перчинг облегченно вздохнула, увидев, как молодой официант поставил перед Снабби щедрую порцию ананасового мороженого. И почему это Снабби всегда достаются такие огромные порции? Наверное, по своему обыкновению, он уже успел побывать на кухне, перезнакомиться со всеми и стать там всеобщим любимцем.

До начала шоу оставалось совсем немного, поэтому фокусник Весельчак и Айрис, быстро допив кофе, пошли собираться.

— Мисс Перчинг, давайте перейдем в гостиную, вы не против? — предложила мисс Стрект. Но мисс Перчинг уже устала от ее стрекотания.

— Благодарю вас, — вежливо отказалась она. — Лучше я выйду в сад, посижу с детьми на вечернем солнышке.

Но оказалось, что дети решили отправиться на представление немедленно.

— Мы хотим занять хорошие места, — объяснил Снабби. — Иначе я не смогу как следует разглядеть, как фокусник выполняет свой трюки. Мисс Перчинг, возьмите с собой побольше шоколада, а то вдруг я проголодаюсь!

— Какой ты ненасытный Снабби, — укоризненно покачала головой мисс Перчинг. — Вовсе не обязательно на концерте жевать конфеты или шоколад, особенно после такого плотного обеда!

— Ну ладно, у меня, кажется, есть жвачка, — пошарил по карманам Снабби.

— Тогда, пожалуйста, отдай ее мне, — попросила мисс Перчинг. — На мой взгляд, нет ничего более неприличного, чем жующие жвачку рты! Люди становятся похожими на стадо коров.

— Ха! Коровы вовсе не так глупы, как я думал, — глубокомысленно заметил Снабби, — раз они придумали себе жвачку. Мисс Перчинг, а вы просто не смотрите на меня, когда я жую, вот и все. — Снабби, замолчи! — остановил его Роджер. — Тарахтишь и тарахтишь, словно сломанный драндулет. Дай другим хоть слово вставить. Лучше последи за Чудиком — он удрал в дом и сейчас опять начнет таскать половички и щетки.

Роджер оказался прав: через секунду появился Чудик, старательно виляя коротким хвостом. В зубах он тащил небольшой коврик. Трофей был с гордостью положен к ногам Снабби.

— Ну что с ним делать! — рассердился Снабби. — Опять принялся за свои дурацкие штучки! Унеси коврик обратно, чокнутый нес!

Чудик бросился в дом, но уже без коврика.

— Наверное, за вторым побежал! — предположила Диана.

— Так! — приняла решение мисс Перчинг. — Мы отправляемся прямо сейчас, а Снабби пусть разбирается с ковриками.

Схватив трофей Чудика, Снабби метнулся в дом и с разбегу столкнулся в дверях с профессором и мисс Стрект.

— О, извините! — затарахтел неуемный Снабби. — Мне ужасно жаль, что я вас не заметил. Вы идете на шоу? Тогда там и увидимся!

— Порки ему хорошей не хватает, этому невеже, — раздраженно пробормотал профессор. Вечно носится сломя голову и орет во все горло! Никакого воспитания!

— Да, конечно, но дети есть дети, — прощебетала мисс Стрект. — Милые маленькие существа. Ах, как я их обожаю! А вы?

— Я — нет, — мрачно отрезал профессор. — Я бы всех их утопил, как котят.

Последнюю фразу он произнес особенно громко и с большим чувством. Взяв под руку мисс Стрект, которая благоухала, как целая плантация душистого горошка, профессор степенно вышел из гостиной.

Вернув коврик на место, Снабби поспешил за своими друзьями. За ним по пятам, тяжело дыша и хлопая длинными ушами, семенил Чудик. Мальчик догнал их у турникета на пирсе.

Заплатив за вход, компания направилась к концертной площадке, находившейся примерно в полумиле от пирса. Хорошо оборудованная большая эстрада и многочисленные ряды кресел располагались прямо под открытым воздухом. В случае дождя или холода сверху натягивался большой тент, и площадка превращалась в крытое помещение.

— Хорошо здесь все устроено, — одобрительно оглядел сцену Роджер. — Давайте сядем в первый ряд.

Однако там места были уже заняты, и детям пришлось довольствоваться серединой второго ряда. Все с нетерпением ждали начала представления. Мисс Перчинг купила на четверых две программки, и ребята принялись изучать их.

Профессор Джеймс и мисс Стрект расположились в середине зрительного зала, так как более близкие места были все заняты. Очевидно, «рабэдабские ролликсы» пользовались успехом. Мисс Стрект помахала ребятам программкой, и те вежливо ответили ей.

Ровно в восемь раздались звуки веселой фортепьянной музыки. Затем занавес раздвинулся, и перед зрителями предстали двенадцать «ролликсов» с веселыми улыбающимися лицами. За исключением фокусника, который, как обычно, выглядел мрачным. Однако и он сумел изобразить улыбку, когда все «ролликсы» выстроились для исполнения первой песни.

Пианист был великолепен. Молодой быстроглазый парень сразу же выделил среди зрителей Снабби и широко улыбнулся ему, отчего Снабби немедленно возгордился.

Программа шла своим чередом — песни, танцы, забавные репризы Весельчака и, конечно же, фокусы.

Оказалось, что у Айрис очень красивый голос. Снабби так громко хлопал ей, что у него заболели ладони. Он продолжал хлопать даже после того, как перестали остальные. Роджер ткнул его локтем в бок:

— Прекрати! На тебя все смотрят!

— Браво! — закричал Снабби, не обращая внимания на замечание приятеля. — Бис!

Айрис одарила Снабби благодарной улыбкой.

Обычные танцоры выступали вполне сносно, а вот степисты были просто великолепны. Когда щелкая каблуками и носками туфель, Джуди Джордан начала исполнять степ, Снабби принялся «бренчать» на своём воображаемом банджо. Но лишь только послышалось знакомое «дзиг-дзиг», мисс Перчинг немедленно остановила его.

Однако самым интересным были, конечно, фокусы. Выступление иллюзиониста было просто блестящим. Одетый в костюм старинного мага, с остроконечным колпаком, в черной развевающейся накидке, он творил свое действо, ни разу не улыбнувшись. Диана невольно вздрогнула, когда он с мрачным лицом, глубоким низким голосом начал произносить свои заклинания.

— Вот это настоящий артист! — шепнула мисс Перчинг. — Полное вхождение в образ! Легко можно представить, как он общается с духами и джиннами и водит дружбу с ведьмами и гоблинами. Даже как-то жутковато смотреть!

Когда он исполнял свои необычные трюки, в зрительном зале стояла мертвая тишина. В его руках буквально из ниоткуда появлялись самые разные предметы: то роза на длинном стебле, то колода карт, то больших размеров книга, то дамская шляпка, которую он с поклоном презентовал Айрис.

Затем, подняв вверх свою волшебную палочку, фокусник объявил, что собирается заклинать огонь. Понизив голос, он пробормотал несколько непонятных зловещих слов, от которых у Снабби по спине побежали мурашки, и… о чудо! Языки пламени взметнулись прямо над его головой. В самом деле, он творил самые настоящие чудеса!

— А теперь, — таинственным голосом произнес он, опуская палочку, — я хочу продемонстрировать свой трюк с чтением мыслей. Это магия, друзья мои, настоящая магия!