Смотрите внимательно, — прошептал кто-то за спинами ребят. — Это просто чудо!

Неожиданно на сцену вышла Айрис Найтингейл. Очевидно, она должна была выступать в роли ассистентки мистера Марвела… Завяжите мне глаза, — скомандовал фокусник.

Айрис взяла со столика большой черный шарф и надежно завязала мистеру Марвелу глаза. Даже Снабби был полностью уверен, что подсмотреть что-либо сквозь плотную ткань невозможно. Теперь фокусник выглядел по-настоящему зловеще!

Угадывание мыслей происходило по заведенному порядку: проходя по рядам, Айрис собирала у зрителей разные предметы. При этом она мило улыбалась и прикладывала к губам палец.

— Только ничего не говорите! — шепотом предупреждала она. — Никаких подсказок, ничего, что бы помогло мистеру Марвелу! Это подлинное и честное испытание его дара!

Вернувшись на сцену, она взяла мистера Марвела за руку и развернула спиной к публике. Потом сделала шаг вперед и вытянула на ладони маленькую золотую брошку, полученную от какой-то молодой девушки.

— Что я держу в руке, мистер Марвел? — громко спросила она. — Ответьте же мне, и пусть ваш удивительный дар проявит себя!

Мистер Марвел взмахнул фалдами своей длинной накидки, которая черной волной взметнулась вокруг него. Одновременно он что-то бормотал низким рокочущим басом, от которого Чудик, до этого крепко спавший под креслом Снабби, немедленно проснулся.

— Я вижу… Мирити-мэрити-минга… Да-да, я вижу что-то маленькое… круглое… оно блестит, как золото… эблети-гэблнти-мйага… Это и есть золото!

— О да! Но что это за предмет? — выкрикнула Айрис, все так же держа брошку в поднятой руке. Зрители затаили дыхание. Мистер Марвел вновь что-то забормотал. Потом резко повернулся кругом, опять взметнув своей накидкой.

— Брошка! Маленькая золотая брошка!

Раздался гром аплодисментов. Снабби, забыв, что не собирался ему аплодировать, тоже восторженно хлопал в ладоши. Роджер и Диана не отставали от него. Потом Айрис опять повернула мистера Марвела спиной к зрителям и выставила на обозрение сразу два предмета — серебряное колечко с желтым камнем и наручные часы.

— Что теперь у меня в руках, мистер Марвел? — вскричала она. — Я держу в руке две вещи. Скажите мне, что это?

Вновь раздалось невнятное бормотание, плащ развевался и так и эдак, и троим ребятам это действо казалось невероятно таинственным и даже страшноватым. Мистер Марвел в очередной раз сорвал шквал аплодисментов, правильно угадав обе вещи. Он подождал, когда зал стихнет, и произнес:

— Подождите! Я вижу еще кое-что. На обратной стороне корпуса часов выгравированы три буквы: А, Г, С.

— Вы совершенно правы! — удивленно воскликнула Айрис, глядя на часы.

Все опять захлопали. Еще несколько предметов были безошибочно угаданы фокусником, и, наконец, началась третья, заключительная часть выступления мага.

— А теперь, — торжественно объявил мистер Марвел, — теперь мы подошли к угадыванию чисел, — его узкое удлиненное лицо казалось еще длиннее под высоким остроконечным колпаком. — У моей очаровательной помощницы, мисс Айрис, имеются карточки. На каждой из карточек написано многозначное число. Сейчас она перетасует их и выберет одну наугад. Эту карту, не произнося ни слова, она покажет вам. И не позднее чем через тридцать секунд я увижу это число своим внутренним зрением и назову его вам.

Айрис взяла в руки карточки. Все они с обратной стороны были желтого цвета, без рисунка. Снабби вдруг напрягся и вытянул шею.

— Эй! Да это же те самые карточки, которые я видел в комнате фокусника, когда относил ему щетку для волос! Должно быть, именно их он тогда изучал. Но что толку изучать, если все равно не знаешь, какую из них выберет Айрис?

Айрис вынула одну из карточек и молча подняла её вверх. На карточке черной краской была крупно выведено девятизначное число — 673589255.

Послышалось уже привычное бормотание мистера Марвела.

— Это очень трудно. Где моя волшебная палочка? — неожиданно спросил он.

Айрис подала ему палочку, и он что-то начертил ею в воздухе.

— О Великий джинн, повелитель чисел, взываю к тебе! Приди и помоги! — выкрикнул он с такой мукой в голосе, что зрители в испуге замерли.

— Наконец я вижу цифры! Сейчас-сейчас, они проявляются четче! Это число.. 673589255!

Айрис все еще держала в руке карточку. Мистер Марвел угадал все девять цифр. Восхищенные зрители хлопали, кричали и даже стучали ногами. Это было великолепно!

— Еще одно число! — крикнул из зала чей-то голос. — Угадайте еще раз.

— Только один раз, — предупредила Айрис. — Это слишком большое испытание для мистера Марвела.

Судя по его мучительным интонациям и сильному эмоциональному напряжению, работа и впрямь была не из легких. В конце концов, фокусник правильно указал и следующее девятизначное число.

— Ух ты! Он меня просто пугает, — прошептал Снабби на ухо мисс Перчинг. — Теперь буду с ним предельно вежлив. Он и правда волшебник!

Чтобы немного разрядить атмосферу в зрительном зале, за фокусами последовали веселая песенка и танец. Затем на сцене вновь появилась Айрис Найтингейл.

— А теперь начнется последняя и, я думаю, лучшая часть нашей программы, — обаятельно улыбнулась она. — Это детский конкурс! Победителям, как обычно, будут присуждены две премии. Одна — лучшему артисту среди мальчиков и вторая — среди девочек.

Позвякивание монет в руках Весельчака подтвердило, что деньги уже приготовлены и ждут момента награждения.

— Можно мне попробовать, мисс? — тонким детским голоском пропищал Весельчак. — Пожалуйста, мисс! Я могу спеть «Три слепых мышонка». Правда-правда, могу!

Улыбнувшись, Айрис продолжила:

— Не важно, что вы будете делать — петь, танцевать, читать стихи, играть на музыкальном инструменте, рассказывать анекдоты или показывать фокусы, которые, возможно, затмят самого мистера Марвела. Выходите, не стесняйтесь! Ну, кто первый?

К сцене робко потянулись девочки и мальчики, желающие поучаствовать в конкурсе. Роджер ткнул Снабби кулаком в бок:

— Ну, что же ты? Иди и покажи, на что ты способен.

Но Снабби вдруг разнервничался. Сердито взглянув на Роджера, он зло бросил:

— Заткнись! Я не собираюсь делать из себя посмешище.

Все детские выступления оказались совершенно заурядными. Две девочки сыграли на пианино какие-то незатейливые мелодии, а один из мальчиков спел шуточную песенку, из которой никто не разобрал ни слова.

Еще одна девочка, постарше, вполне прилично исполнила степ, но сделала это с таким самодовольным видом, что никто особенно не хлопал, кроме ее восторженной мамаши.

Какой-то мальчишка, примерно того же возраста, что и Снабби, невнятно протараторил стишок, поклонился и быстро убежал со сцены. Оваций он, конечно же, не сорвал.

Еще один мальчик просто не смог выступить. Он вышел на сцену в крайнем смущении.

— Я забыл слова, — растерялся он. — Мам, какие там слова?

По-видимому, мама тоже их забыла, и малыш в слезах покинул сцену.

— Ну, что же вы, ребята! — ободряюще улыбнулась Айрис. — Я уверена, в зале есть желающие получить приз. Мы очень хотим увидеть здесь еще одного участника.

— Дайте, я попробую, мисс! Ну разрешите мне! — канючил Весельчак писклявым голосом. — Я все могу: и петь, и свистеть.

Клоун сложил губы трубочкой, как будто собирался свистнуть, но у него ничего не получилось. Тогда он достал из кармана большой свисток и пронзительно свистнул. Айрис даже вздрогнула. Все в зале засмеялись — уж очень забавно выглядел клоун Весельчак.

— Нам нужен один мальчик! — настаивала Айрис. — Только один! Тогда у нас будет одинаковое количество участников — три девочки и три мальчика.

Весельчак подошел к Айрис и встал рядом с ней. В упор посмотрев на Снабби, он указал на него пальцем.

— Смотрите, Айрис, вот же сидит чудо-ребенок, вундеркинд. Вы видите его? Во втором ряду, с рыжими вихрами, курносым носом и веснушками! Он лучше всех в мире играет на банджо. И платит по сотне фунтов за каждый свой музыкальный инструмент!

Все вытянули шеи, стараясь получше разглядеть Снабби. Тот покраснел до корней волос,

— Давай, сынок! — подбодрил Весельчак. — Поднимайся сюда и сыграй нам на банджо. Скажи, что ты будешь исполнять, и пианист подыграет тебе.

— Давай, Снабби! — теребил друга за рукав Роджер. — Ты просто обязан выступить. Все остальные — это же кошмар!

Отчасти досадуя на хвалебные речи Весельчака, отчасти польщенный ими, Снабби поднялся на сцену и встал лицом к залу. Клоун с важным видом пододвинул к нему стул.

— Это чтобы ногу поставить, — сообщил он залу. — Банджо-то ведь довольно тяжелое. Обопрись на него, приятель. Так что ты собираешься исполнить?

Неожиданно Снабби вошел в роль. Он весело рассмеялся.

— Я вам сыграю «Сколько времени когда пробило двенадцать», — объявил он, ставя ногу на стул.

Эта мелодия была на пике своей популярности, и её незатейливый мотивчик как нельзя лучше подходил для банджо. Пианист кивнул — он хорошо знал этот хит.

— Но сначала надо настроить инструмент, — с невозмутимым лицом предупредил Снабби и по очереди «подергал струны» своего воображаемого банджо, издавая при этом звуки, будто он и впрямь настраивал инструмент. Зрители начали посмеиваться.

— Вы готовы? — посмотрел Снабби на пианиста. — Только не слишком громко, пожалуйста.

Склонив голову к воображаемым струнам, голосом изобразил дрожащий звук и затем принялся «играть», ударяя по воображаемым струнам банджо. Получилось на удивление похоже. Звуки были весьма громкие, и пианист не только не заглушал их, но, напротив, аккуратно следовал за ними. Получился великолепный дуэт.

— Твэнг-э-твэнг-твэнг-твэнг, твэнг-э-твэнг-твэнг-твэнг… — напевал Снабби.

Закончил он великолепным аккордом и, сняв ногу со стула, с достоинством раскланялся. Новоиспеченного исполнителя наградили такими аплодисментами, какими не удостоили даже мистера Марвела! Со всех сторон слышались крики: «Бис! Браво!»

— Может быть, вы исполните еще одну песенку? — спросил Весельчак, радуясь успеху «коллеги».

— Хорошо. Я тут случайно захватил с собой цитру, — серьезно произнес Снабби и, «отложив» свое воображаемое банджо, «взял» в руки цитру. — Для этого мне придется сесть, если вы не против.

Вместо бойкой песенки Снабби выбрал романтическую мелодию «Если бы я мог подарить тебе луну». Он отлично имитировал похожие на арфу звуки цитры. Получилось необычайно красиво. Все слушали затаив дыхание.

Подумать только, Снабби, ненормальный, бешеный Снабби держит в напряжении целый зрительный зал. И всего лишь при помощи детского притворства! Роджера и Диану прямо-таки переполняла гордость за своего двоюродного брата.

Когда мелодия закончилась. Весельчак хлопнул Снабби по плечу.

— Да ты просто виртуоз! — протянул он. Снабби не понял, насмешка это или комплимент, ведь он никогда раньше не слышал такого слова. Но, похоже, Весельчак был в восторге от выступления Снабби.

— А теперь — присуждение призов! — воскликнул клоун. — Приз в номинации «Лучшей девочке» присуждается юной Лорне Джоунс за ее танец степ.

Послышалось несколько вялых хлопков. Конечно, юная Лорна выступила неплохо, но никому не понравился ее заносчивый вид.

— Приз в номинации «Лучшему мальчику» присуждается… Ну, конечно же, нашему юному другу… — Конец фразы потонул в аплодисментах, приветственных возгласах и топоте рог.

Снабби красный, как помидор, вышел на сцену, раскланялся и получил свою первую в жизни премию размером в пять фунтов.

И кто бы мог подумать, что дурацкая привычка бренчать на воображаемых музыкальных инструментах принесет Снабби такой успех?