С легкой руки Дианы Барни получил работу. Во всяком случае, мистер Марвел решил взять его с испытательным сроком. Новое место Барни вполне устраивало.

— Я куплю тебе приличную одежду вместо этого рванья, — сказал мистер Марвел, — буду оплачивать твое проживание. Ты будешь получать три фунта в неделю. Для начала. По моему мнению, хороший ассистент может стоить и больше… Если он делает то, что ему говорят!

— Да, сэр, — Барни не верил своим ушам. Скоро он станет почти богачом! Можно будет даже немного откладывать. Миранде давно пора купить новую юбочку.

— Но ты, Барнабас, разумеется, понимаешь, что я фокусник, не так ли? — сказал мистер Марвел. — Ты, конечно, понимаешь, что у меня есть свои секреты, и если я открою тебе некоторые из них, ты не должен об этом говорить никому. Ни слова! Даже своим самым лучшим друзьям.

— Конечно, мне бы это и в голову не пришло, — заверил его Барни.

— А что касается твоего отца, — продолжал фокусник, — думаю, что смогу его найти. Даже уверен, что смогу. Я немедленно попрошу навести справки и сообщу тебе, где он находится. Не исключено, правда, что он уже не играет в театре.

— Да, сэр. Я понимаю, — Барни был вне себя от счастья. — Я бы сделал для вас что угодно, если бы вы хоть что-нибудь узнали о моем отце. И сделали бы так, чтобы он поверил, что я его сын, — неожиданно добавил он.

— Думаю, это мне вполне по силам, — загадочно улыбнулся мистер Марвел. — У меня в руках много веревочек, за которые я могу подергать. А ты старайся всячески помогать мне. И не исключено, что к концу сезона тебе уже не надо будет искать новую работу… Потому что твой отец возьмет тебя к себе!

Ощущая легкое радостное головокружение, Барни отправился на пляж. Он до сих пор с трудом верил в такую удачу. Прекрасная работа. Отличное вознаграждение. И главное — надежда найти отца!

И ребята, и мисс Перчинг с нетерпением ждали его. Он опустился на песок рядом с ними и рассказал им о своем разговоре с фокусником.

— Нужно признать, что мистер Марвел обещает многое для тебя сделать, — заметила мисс Перчинг. — Вероятно, в душе он человек добрый, хотя выглядит высокомерным и неприветливым. Должно же и тебе когда-нибудь повезти, Барни!

В это знаменательное утро солнце сияло как никогда, море было теплым и ласковым, и настроение у всех было просто великолепным.

Чудик, как обычно, исчез, и дети гадали, какого дружка он приведет с собой на этот раз.

К их огромному изумлению, спаниель привел мистера Дабби — хмурого, угрюмого мистера Дабби. Как ему удалось убедить бульдога присоединиться к их веселой компании, никто понять не мог.

Однако примириться с присутствием обезьянки мистер Дабби не пожелал. С детьми он еще как-то мог ладить, с такой вежливой и обходительной собакой, как Чудик — тоже, но с обезьяной — это было уж слишком! Мистер Дабби вперил задумчиво-печальный взгляд в Миранду. Она бесцеремонно уставилась на него, удивленная внушительными размерами гостя. Потом внезапно запустила свою ручку в пакет с арахисом и швырнула полную горсть прямо ему в морду.

Опешив, мистер Дабби издал громогласное, басовитое гав!", заставившее вздрогнуть, всех в радиусе десятков ярдов, бросил полный презрения взгляд на Чудика и, повернувшись ко всем спиной, побрел обратно в гостиницу.

— Теперь, когда мистер Дабби узнал, какие у тебя друзья, он больше и разговаривать с тобой не станет, Чудик, — проговорила Диана, давясь от смеха. — Ну, Миранда! И как это она додумалась бросить арахисом прямо в его кислую физиономию?

Барни рассчитался на своей прежней работе и получил плату за неделю. Но он не стал покупать себе одежду, как планировал прежде. Раз уж мистер Марвел решил взять это на себя, тогда лучше потратить деньги на что-нибудь еще. И Барни купил красивый платочек с кружевной каймой для мисс Перчинг, книжку для Дианы, по автоматическому карандашу для Снабби и Роджера и мячик для Чудика. Как это было похоже на Барни!

Барни с восторгом приступил к своим новым обязанностям. После своей последней работы, тяжелой и грязной, они, конечно, казались ему сущим пустяком. С радостным ожиданием он думал о том, как пойдут предпринятые мистером Марвелом розыски его отца!

Мистер Марвел купил Барни приличный костюм, и мальчик наконец-то впервые появился в гостинице.

— Как я выгляжу? — смущенно улыбался он. — Странновато, наверное? Я себя чувствую в этом как-то неловко… Этот галстук… У меня их в жизни не было!

Барни искренне восхищался мистером Марвелом.

— Он только с виду такой мрачный, а на самом деле очень добрый. Он уже написал кому-то, кто, по его предположению, мог знать моего отца.

После этого мнение ребят о фокуснике подскочило почти до небес. О том, как Барни получил свою новую работу, дети рассказали и мисс Стрект, и профессору. Мисс Стрект разразилась восторженной речью, радуясь не меньше, чем они сами. Профессор же только проворчал:

— Что ж, если кому-то хочется работать с фокусником, пожалуйста, дело его! Но работа эта опасная. Запомните, что я вам сказал, молодой человек — опасная!

Произнося это, он бросил острый взгляд на Барни. Тот вежливо улыбнулся:

— Сэр, фокусники такие же люди, как и все, в них нет ничего невероятного. В цирке мне приходилось общаться и со шпагоглотателями, и с пожирателями огня, и со многими другими. Циркачи отличный народ, можете мне поверить.

Профессор выразительно фыркнул. Откинувшись назад в своем кресле, он закрыл глаза, давая понять своим видом, что разговор на этом закончен.

Работать с фокусником было очень легко и приятно. В обязанности Барни входило следить за многочисленными предметами гардероба мистера Марвела, хранившимися в его комнате в гостинице, делать покупки и чистить десятки пар обуви. Мистер Марвел всегда жаловался, что Дамми делает это недостаточно тщательно.

Фокусник пугал несчастного Дамми своими раздраженными криками и обидными словами, которых Дамми не понимал. «Дубина стоеросовая! Кретин! Чурбан безрукий!» Неудивительно, что Дамми не чистил его туфли как надо!

Мистер Марвел посвятил Барни в тайны своего искусства, объяснил, что нужно готовить к выступлению, какие реплики Барни должен произносить на сцене и так далее. Барни быстро все схватывал и запоминал. К тому же у него были ловкие руки, и вскоре стало понятно, что он и сам может выполнять некоторые трюки, которым научил его мистер Марвел.

— Это артист высокого класса, поверьте! Такие нечасто встречаются в маленьких шоу вроде нашего, — говорил Барии ребятам. — Он мог бы запросто получить работу в Лондоне. Но предпочитает летом жить на море.

— Он уже что-нибудь узнал о твоем отце? — с надеждой спросила Диана.

— Пока нет, — вздохнул Барни. — Но вчера он написал еще два письма своим старым друзьям. Конечно, если бы я знал имя отца, было бы гораздо легче!

Так прошло несколько дней, спокойных и счастливых. А потом по маленькому приморскому городку пронесся слух, что приехали полицейские из Скотленд-Ярда! Из-за взорванной подводной лодки. Поговаривали, что это и на самом деле была диверсия. Кто-то слишком много знал, проболтался, и в результате — взрыв подводной лодки!

Трое полицейских — правда, они были в строгих штатских костюмах — остановились в гостинице миссис Грузгрюм. Это вызвало ужасное волнение. Все уже, конечно, знали, что они полицейские, и Снабби, разинув рот, глазел на них часами. Нашли они что-нибудь или нет? Подозревали ли кого-нибудь в Рабэдабе? Говорили, что они уже побывали в павильоне аттракционов. Неужели кто-то оттуда причастен к диверсии?

— Барни всегда говорил, что народ там нечестный, — вспомнил Роджер. — Неудивительно, что ими заинтересовалась полиция.

Миссис Грузгрюм выделила в распоряжение важных полицейских чинов особую комнату. Однажды, проходя мимо этой двери, Снабби увидел выходящего из нее профессора. Тот его даже не заметил, медленно поднимаясь по ступеням с поникшей головой.

«Ха, все понятно, они его допрашивали! — тут же решил Снабби. — Наверняка они его подозревают! И совершенно правильно делают! Ведь он был на крыше в ту ночь, наблюдал за пожаром. Может, я должен им об этом сказать?»

Но, поразмыслив как следует, Снабби решил этого не делать. Ведь доказательств, что это был именно профессор, у него не было. Снабби видел лишь огонек сигареты, а потом свет в его комнате. Мальчик правильно рассудил, что пока лучше ему не встревать. Но следить за профессором надо будет в оба.

Странное дело, как только прибыли полицейские, куда-то бесследно исчез Дамми. Узнав, что эти трое — детективы, он страшно испугался и в панике забился, как кролик, в какую-то нору. Никто не мог его разыскать. Миссис Грузгрюм была рассержена и встревожена.

— С ним это уже случалось однажды… Когда приходил полицейский в форме и спрашивал о пропавшей собаке, — вспомнила она. Почему он их так боится, я не знаю. О боже, и это как раз когда у нас трое лишних постояльцев!

— Я могу помочь вам… Если, конечно, мистер Марвел позволит… — с готовностью предложил Барни.

Миссис Грузгрюм с радостью приняла это предложение. Мистер Марвел был не против и даже сам отправился к полицейским.

— Если вам нужен хороший, честный парень, чтобы чистить туфли или выполнять какую-нибудь другую работу, Барни к вашим услугам, — сказал он.

— Благодарю, — ответил один из детективов. — Если вы можете на какое-то время освободить его, мы найдем ему работу. Кроме того, как мы слышали, он раньше работал в павильоне аттракционов? Хотелось бы задать ему несколько вопросов о его прежних работодателях.

Однако Барни никакой полезной для них информацией не располагал.

— А что ты можешь сказать о тех, кто туда приходил? — спросил один из детективов. — Может, кто-нибудь из посетителей общался с хозяевами аттракционов?

— Такое бывало, сэр. Но я никогда не слышал, о чем они говорили, — сказал Барни.

Он дал им довольно подробное описание двух матросов, которые несколько раз посещали павильон и разговаривали с хозяевами.

— Теперь ты работаешь на мистера Марвела, верно? Ты хорошо с ним ладишь? — неожиданно спросил детектив.

— Да, сэр. Он очень добр ко мне. И работа мне нравится, — ответил Барни.

— Прекрасно. Можешь идти, — сказал полицейский, и Барни вышел.

Он теперь жил в комнатушке под крышей в той же гостинице, что и его друзья, хотя питался, конечно, вместе с обслуживающим персоналом. Все это Барни очень нравилось. Дела шли хорошо. К тому же он очень надеялся, что мистеру Марвелу удастся услышать что-нибудь о его отце. Это, конечно, было самым главным для Барни!