Мистер и миссис Линтон должны были выехать на машине сразу же после ленча. Все приготовления уже были завершены: чемоданы собраны, ярлычки «Куин Элизабет» надежно привязаны к ручкам, а билеты мистер Линтон заранее положил в свой бумажник.

Прощаясь, он радостно улыбался.

— Будьте с ними построже, — говорил он, пожимая руку мисс Перчинг. — И особенно со Снабби. Мы напишем вам из Нью-Йорка, но на всякий случай… У вас ведь есть адрес нашего отеля, не так ли?

— Да, не волнуйтесь, — ответила мисс Перчинг. — Желаю вам приятно провести время, а о ребятах не беспокойтесь. В Рабэдабе им будет хорошо, и я позабочусь, чтобы они не влипали ни в какие истории.

— Да уж, пожалуйста. Никаких тайн и никаких приключений, — строго сказала мисс Линтон, целуя старую гувернантку. — Прошу вас, последите за этим. Вы ведь знаете, какие невероятные истории происходят, как только эти трое собираются вместе.

— До свидания, мама! Не забудь написать нам!

— До свидания, тетя Сьюзен! Надеюсь, вы не попадете в шторм, и ваш корабль не потонет! А где Чудик? — вдруг вспомнил Снабби. — Он тоже хочет попрощаться. Куда он подевался? Чудик!

— Он не хочет прощаться, — твердо сказала мисс Перчинг. — Я закрыла его в своей комнате.

Когда супруги Линтоны уже сели в машину, Снабби увидел, как в щель приоткрытого окна спальни мисс Перчинг протискивается голова Чудика. Псу очень хотелось увидеть, что происходит во дворе.

— Все-таки он хочет попрощаться! — воскликнул Снабби, указывая на окно. — Давай, Чудик, лай погромче!

Ценой больших усилий Чудику удалось немного приподнять оконную раму, и вслед за головой появились его шея, грудь и одна лапа. Пес жалобно повизгивал.

— Этот ненормальный спаниель сейчас выпрыгнет! — воскликнул мистер Линтон и поспешно нажал на акселератор.

Машина рванулась вперед и помчалась по дороге. Мистеру Линтону совсем не хотелось лицезреть полет Чудика из окна второго этажа.

Снабби рванулся вверх по лестнице и едва успел схватить Чудика, не дав тому выпрыгнуть.

— Ох уж этот Чудик! — покачала головой мисс Перчинг, возвращаясь с Роджером и Дианой в дом. — Что еще скажут насчет него в гостинице? Как правило, они не возражают против собак, но они ведь не знают Чудика! Он до сих пор таскает из дома щетки и половички?

— Еще как! А после того, как познакомился с Чубиком — помните, когда мы после гриппа жили у вашей сестры — он еще и полотенца начал таскать, — сообщила Диана.

— М-м-да… В гостинице нам придется отучить его от этого, — сказала мисс Перчинг, мысленно представив себе ужасную картину: Чудик стаскивает в кучу все гостиничные полотенца и щетки для волос.

— Не представляю, как мы сможем это сделать, — заметил Роджер. — Уговорам он не поддается. Просто сидит и как будто ухмыляется, высунув язык. А еще стучит хвостом по полу. Но вы ведь его любите, не правда ли, мисс Перчинг?

— Иногда я в этом сомневаюсь, — вздохнула старая гувернантка. — Очень сомневаюсь. А теперь — за работу. Нам всем еще много чего нужно сделать, если мы хотим выехать завтра. Роджер, Диана! Вы поможете мне складывать чемоданы.

По лестнице рысцой сбежал Чудик. Он выглядел весьма довольным собой. Редкий случай — в его зубах не было ни щетки, ни полотенца. Следом за ним появился Снабби.

— Мы идем гулять, — объявил он.

— Очень на тебя похоже! — запротестовал Роджер. — Как только нужно что-то переносить или ворочать тяжелые чемоданы, так ты — гулять. Ничего подобного, останешься дома и будешь помогать.

— Я бы предпочла, чтобы Снабби увел Чудика погулять, — поспешила вставить мисс Перчинг, обрадовавшись возможности хотя бы на время избавиться и от одного, и от другого. — Думаю, мы управимся и без них.

— Ну вот, — недовольно проворчал Роджер, — этот Снабби всегда найдет, как увильнуть от работы…

— Иди, Снабби. Но чтоб к чаю вернулся! — строго погрозила пальцем мисс Перчинг.

Снабби отправился на прогулку вместе со своим верным и любящим Чудиком, который весело трусил рядом, хлопая в такт шагам ушами, а Роджер и Диана трудились в поте лица до тех пор, пока все вещи не были сложены. Потом Диана аккуратно заполнила дюжину ярлычков, а Роджер перевязал ремнями самый большой чемодан.

— Я тебе помогу отнести его вниз, — сказала мисс Перчинг. — Мне только нужно найти босоножки Дианы и сунуть их в эту дорожную сумку.

Но Роджер справедливо полагал, что помощь ему не нужна. Он гордился своей смекалкой и, пока мисс Перчинг разыскивала пропавшие босоножки, подтащил чемодан к верхней ступеньке и с силой толкнул его ногой. Чемодан с чудовищным грохотом покатился вниз и остановился лишь в прихожей. Кошка Сардинка, которая по своему обыкновению притаилась на лестнице, карауля проходящих, на этот раз сама перепугалась до смерти. От неожиданности она подпрыгнула и стрелой мотнулась в комнату Дианы, из которой в этот момент выходила встревоженная мисс Перчинг. Сардинка прошмыгнула у нее между ног и вскочила на кровать. Шерсть у нее на спине встала дыбом, а хвост распушился вдвое обычного.

— О боже! Что случилось? — не на шутку встревожилась мисс Перчинг. — Кто-то упал с лестницы?

В прихожей появилась растерянная кухарка, прибежавшая на шум. Она с неодобрением смотрела на большой чемодан, оказавшийся благодаря натертому полу у входной двери.

— Уже чемоданами начали друг в друга кидаться, — недовольно проворчала она, уходя обратно на кухню.

— А что такого? — удивился Роджер. — Я только столкнул чемодан вниз, вот и все. По-моему, очень удачная мысль — не надо поднимать и тащить его. Я решил, что так проще.

Мисс Перчинг наградила его таким взглядом, что Роджер поспешил исчезнуть за дверью своей комнаты, не сказав больше в свое оправдание ни слова, а старая гувернантка вернулась в спальню Дианы.

«Из-за такой ерунды чуть богу душу не отдала! — подумала она, пытаясь унять бешено бьющееся сердце. — Если еще и Роджер начнет вытворять подобные штучки, я за свою жизнь не дам и пенса. С меня одного Снабби хватит».

Со смиренным видом в комнату вошел Роджер.

— Извините, мисс Перчинг, я не хотел вас напугать, — проговорил он. — Не думал, что чемодан свалится с таким шумом. Давайте, я заберу остальные. Не волнуйтесь, я отнесу их вниз по одному. А вы пока передохните, хорошо?

— Ладно уж, — примирительно сказала мисс Перчинг, отметив про себя, что все-таки эти дети знают, как правильно себя вести. — Но прошу тебя, Роджер, не забывай, что ты уже большой мальчик и должен поступать с большей ответственностью.

— Вы говорите, как мой классный руководитель, — нахмурился Роджер. — Не стоит, мисс Перчинг, читать мне нотации — вы слишком хорошая и добрая для этого.

Мисс Перчинг улыбнулась и, протянув к мальчику руку, сделала вид, что собирается надрать ему уши. Роджер со смехом увернулся. Он очень тепло относился к этой пожилой леди, впрочем, так же, как Диана и Снабби, и всегда переживал, если она вдруг сердилась на них.

Наконец все приготовления были завершены. Подошло время вечернего чая, и домой с нехарактерной для него пунктуальностью вернулся Снабби. За ним плелся усталый Чудик. Видимо, от пешей прогулки у мальчика разыгрался аппетит, и он прямиком отправился на кухню.

— Кухарочка! Вы испекли для меня имбирный кекс? Только не говорите, что нет. Я мечтал о нем всю четверть.

— Да уж что с тобой поделаешь, — покачала головой добродушная толстуха кухарка.

Открыв дверь кладовки, она достала жестяную коробку, приподняла крышку и показала Снабби большой кусок политого сиропом домашнего имбирного кекса. Снабби бросился на шею.

— Вы мой самый лучший друг! — радостно провозгласил он. — Вы не против, если мы съедим его целиком? Ведь это будет для вас настоящим комплиментом, если от него не останется ни крошки. Не правда ли, дорогая кухарочка?

— Да что с тобой поделаешь! — повторила кухарка. — Ты кого хочешь заговоришь? Язык у тебя уж больно хорошо подвешен.

— Ха! На чем же он у меня, интересно, подвешен? — засмеялся Снабби, беря у толстухи коробку.

Глупые шутки Снабби обычно находили понимание у добродушной кухарки, и миссис Линтон не раз отмечала, что, когда к ним приезжает Снабби, в доме всегда печется больше вкусных пирогов и кексов.

— Удивительно, что я вообще сегодня смогла что-либо сделать. Твой двоюродный братец вздумал швырять с лестницы чемоданы. Бог мой, как они громыхали по ступенькам! Я думала, со мной удар случится!

— Ну Роджер дает! — восхищенно присвистнул Снабби, отщипывая кусочек кекса. — Нормальным парнем становится, да? Жалко, меня не было. Интересно было бы посмотреть, как он расшвыривал чемоданы по всему дому.

— А ну-ка убери руки от кекса! — прикрикнула на него кухарка. — И уведи из кухни своего пса. В жизни не встречала такого проныры! Он умудряется пролезть в кладовку даже через закрытую дверь. Не пес, а чудо какое-то!

— Это точно! Другого такого нет, — искренне согласился Снабби. — Я рад, что вы его оценили. Ох, смотрите, Сардинка пришла. Тогда нам, пожалуй, пора.

И Снабби с Чудиком поспешно выскочили из кухни. Сардинка, считавшая кухню своим владением, всегда злилась и шипела на Чудика, если он оставался там слишком долго.

Чаепитие прошло на «ура»; стол украшали горячие плюшки с изюмом, мед, имбирный кекс и булочки с кокосом. Покончив со всем этим, ребята привели в порядок свои комнаты, разложив все по местам. Чудик помогал им в меру сил, стаскивая в кучу коврики на лестничной площадке, и все через них спотыкались.

— Пора бы Чудику немного повзрослеть, — сердилась Диана, споткнувшись в очередной раз. — Ему уже два года, и если пересчитать на человеческий возраст, он — наш ровесник. Давно пора поумнеть и стать более серьезным.

Роджер улыбнулся и взглянул на мисс Перчинг.

— Еще одна любительница читать нотации! Чудик, ты слышал, что сказала Ди? Мисс Перчинг посмотрела на часы.

— Да уже девятый час! Думаю, вам нужно сегодня лечь пораньше, ведь завтра у вас будет длинный день. Да и мне не помещает немного тишины и покоя — хочу написать письма.

— Хорошо, мы пойдем, — устало вздохнула Диана. — Вечером перед отъездом всегда так волнуешься. Как это будет здорово — купаться в море, ловить креветок, гулять…

— Гав! — откликнулся Чудик, услышав знакомое слово.

— Умная собачка! — похвалила его Диана и сладко зевнула.