Он подозревает миссис Грузгрюм? — сделала попытку Диана. — Нет! Еще одна попытка. Это тот, кого вы хорошо знаете.

Весельчак?

— Нет, конечно! Следующая попытка. И не называйте мисс Стрект, потому что это не она!

— Ладно, сдаемся, — поднял руки Роджер. — Скажи сам… Дамми! — объявил Барни. — Он считает, что Дамми совсем не так глуп, как кажется. По мнению мистера Марвела, коротышка — очень удобный посредник, и он в сговоре с профессором.

— Я в это не верю! — выкрикнул Снабби, возмущенный до глубины души. — Мне лично Дамми очень симпатичен.

— А вы помните, как после появления полиции Дамми тут же исчез? Это потому, что он знал, что виноват. Так считает мистер Марвел, — вздохнул Барни. — Боялся, что его раскроют.

— Все равно не верю, — повторил Снабби. — И никогда не поверю. Дамми не такой.

— Это только показывает, насколько он умнее, чем мы о нем думали, — Роджер был озадачен услышанным. — И я могу в это поверить. Это с самого начала было странным: почему он убежал, как только увидел полицейских?

— А я не верю! Нет, нет и нет! — все сильнее горячился Снабби.

— Снабби, не расходись, — урезонил друга Барни. — Ты еще не знаешь, какими бессовестными обманщиками бывают люди, хотя с виду они — сама невинность. Тебя жизнь так не била, как меня.

— Не в этом дело, — твердил Снабби в очередном приступе упрямства. — Я вполне допускаю, что меня можно одурачить. Но в этом случае я на все сто процентов уверен, что Дамми хороший, хоть и немного тронутый

— Ну и оставайся при своем мнении, — махнул рукой Барни. — Раз он все равно исчез, нет смысла о нем спорить. Совершенно ясно, что мы его больше никогда не увидим. Он сейчас, наверное, уже в сотнях миль отсюда. Мне он тоже нравился, но — сами видите! Все мы иногда ошибаемся.

— Нам нужно идти в полицию? — спросила Диана.

— Пока нет. Только после того, как мистер Марвел соберет последние улики, которых ему не хватает, — ответил Барии. — Мне кажется, он имеет в виду имена предателей и диверсантов. Говорит, что эту информацию он надеется скоро получить. Может быть, даже завтра, И еще он говорит, что я тоже должен принять участие в этом! Я не могу вам сказать, как или почему — это строго секретно. Но потом я обязательно вам об этом расскажу. От этого зависит моя встреча с отцом.

Барни даже задохнулся от волнения. Роджер и Диана были слишком взволнованы, чтобы говорить. Снабби по-прежнему сидел насупившись. Он так и не смог поверить в то, что Дамми связан с профессором.

— Пойдёмте пить чай, — наконец сказала Диана, и Снабби сразу повеселел. Барни похлопал его по спине:

— Я не хотел тебя расстраивать из-за Дамми. Но знаешь, такие вещи иногда случаются…

Снабби ничего не ответил и отвернулся. Лишь после того, как друзья пришли в кафе, он стал похож на себя и сдержал слово — съел целого омара.

— Как это только в тебя влезло, не понимаю, — всплеснула руками Диана. — Тебе сегодня точно кошмары будут сниться. Будешь орать на весь дом и звать на помощь. Вот увидишь, этот омар еще отплатит тебе за обжорство.

Во второй половине дня ребята вели себя необычайно шумно и беспокойно. Мисс Перчинг терпела их до ужина, но потом объявила, что им, пожалуй, опять стоит посетить эстрадное шоу.

— Мне просто необходимо от вас отдохнуть, — схватилась она за голову. — Вы сегодня такие крикливые и несносные! Сходите, я уверена, Барни будет доволен. К тому же увидите, как он ассистирует мистеру Марвелу. Теперь он с этим наверняка отлично освоился.

И друзья отправились на представление. Профессор тоже был там, но уже без мисс Стрект. Ребята с презрением поглядывали на него. «Ха! — думал Снабби. — Он и не предполагает, что нам известно о его темных делишках!» Профессор, однако, не обращал на них никакого внимания и, казалось, дремал, даже не глядя на артистов. Он оживился лишь тогда, когда на сцену вышел иллюзионист мистер Марвел со своим ассистентом Барни. Барни был очень красив в своем нарядном костюме. К тому же работал он отлично: ловко выполнял нужные трюки, подыгрывал в репризах и в номере с чтением мыслей. Мистер Марвел опять определял предметы, полученные от зрителей, и опять правильно угадывал числа. В этот вечер числа были большие — шестизначные. Успех был абсолютным, его несколько раз вызывали на 4 «бис», но мистер Марвел отказался еще раз продемонстрировать номер.

— Это очень утомляет, — извиняющимся тоном сообщил он восторженным зрителям. — Чтение мыслей и угадывание чисел — самые сложные номера для исполнения.

Вернувшись в гостиницу, мальчики твердо решили не спать, а ждать, не произойдет ли чего-нибудь нового. Но, к несчастью, они так устали — сказалась предыдущая бессонная ночь — что едва их головы коснулись подушек, тут же провалились в беспробудный сон. Чудик, шевеля ушами, повизгивал во сне.

Снабби привиделся кошмар. Его подкарауливали прячущиеся за занавесками злоумышленники, он чуть не погиб от ужасного взрыва, какие-то толстяки всей своей тяжестью садились ему на живот, кто-то гнался за ним по бесконечной лестнице, и он бежал из последних сил на подгибающихся ногах. Ох уж этот омар!

Ночью никто ничего не слышал — даже Барни, который уверял, что так взволнован, что просто не сможет заснуть. Накануне вечером мистер Марвел еще раз побеседовал с ним и пообещал, что после получения утренней почты, возможно, сообщит, как и когда устроит ему встречу с отцом.

Барни встретил мистера Марвела после завтрака. В его глазах был только один вопрос: пришло ли письмо?

— Подойди ко мне в одиннадцать, когда у тебя будет десятиминутный перерыв, — кивнул мистер Марвел.

С Мирандой на плече Барни ушел, что-то весело насвистывая, и даже выговор от миссис Грузгрюм за то, что он якобы что-то взял из кладовки, не испортил ему настроения.

— Ничего я не брал, — пожал плечами мальчик. — И никогда этого не делаю. Я не из таких. Извините, миссис Грузгрюм, но если вы думаете, что я способен стащить пирожок или булочку, рассчитайте меня — и я уйду!

Однако миссис Грузгрюм вовсе не собиралась терять такого хорошего работника. Она по-прежнему ничего не знала о Дамми и была уверена, что он не вернется. Поэтому она не стала больше упрекать возмущенного Барни, а задумалась, так ли уж безупречно честен голубоглазый официант.

В одиннадцать часов, во время короткого перерыва, Барни отправился на встречу с мистером Марвелом. Иллюзионист уже с нетерпением поджидал его. Он взял мальчика за локоть, отвел его на безлюдную часть набережной, где они присели на скамейку под тентом.

— Барни, я все устроил, — заверил его мистер Марвел. — Все тщательно спланировано. С этой утренней почтой я получил письмо от одного из своих людей с сообщением, что имена диверсантов, которые взорвали подводную лодку, установлены. Но это, конечно, совершенно секретная информация.

— Да, сэр, я понимаю, — произнес Барни пересохшими от волнения губами.

— Эта информация будет доставлена мне сегодня ночью, — продолжал мистер Марвел. — Но, разумеется, не сюда, где так много людей, подобных профессору Джеймсу. Это слишком опасно. Я должен встретить этого человека в море.

— Понимаю, сэр, — повторил Барни, волнуясь еще больше.

— Но я не умею грести, — сказал мистер Марвел. — Поэтому я хочу, чтобы ты сопровождал меня в поездке. Можешь ты это сделать?

— Запросто, сэр!

— Но это еще не все! Слушай меня внимательно, мальчик. Человек, который привезет мне документы, и есть твой отец!

Барни не мог поверить в услышанное. Он во все глаза смотрел на мистера Марвела, не в силах произнести ни слова. Значит, фокусник выполнил свое обещание?! Устроил все так, чтобы он, Барни, смог встретиться со своим отцом лицом к лицу?! Сердце мальчика переполняла благодарность.

— Только смотри, никому ни слова, сынок, — напомнил мистер Марвел. — Надеюсь, ты понимаешь, мне непросто было устроить так, чтобы сообщение привез твой отец. Я сделал это ради тебя. Так что ни в коем случае ты не должен ничего говорить никому, даже своим друзьям. Я уже объяснял тебе, что у меня могут быть серьезные неприятности, если о моих планах кому-то станет известно.

— Можете положиться на меня, сэр, — заверил Барни, преданно глядя на мистера Марвела блестящими от волнения и радости глазами.

— Да, я так и думал, — согласно кивнул мистер Марвел. — Барни, в полночь ты должен быть на пляже. Я буду ждать тебя с лодкой, о которой сейчас договорюсь, и скажу, куда грести. До встречи, мой мальчик! И помни — никому ни слова!

— Сэр, пока вы не ушли, еще один вопрос, — вдруг решился Барни. — Как мой отец узнает меня? Он в курсе, что должен встретить меня сегодня?

— Об этом ты спросишь у него, как только он передаст тебе пакет, — ответил мистер Марвел. — Думаю, что он узнает тебя, Барни! А если нет, обратишься за помощью ко мне, и я все ему объясню. Возможно, ему будет трудно в это поверить. Ведь он даже не знает о твоем существовании. — И, оставив Барни в недоумении, пошел договариваться с рыбаками о лодке.

Мальчик поспешил обратно в гостиницу, опасаясь, что перебрал время, положенное для перерыва. Ребята уже ушли на пляж, и гостиница была практически пуста. Барни энергично принялся за работу. Полируя до блеска серебряные ложки, он не сдержался и запел во весь голос.

Немедленно явилась миссис Грузгрюм. Вид у нее был крайне «грузгрюмный», как выразился бы Снабби.

— Что это ты расшумелся на весь дом? — сердито спросила она.

Барни не мог объяснить ей, что с ним происходит, хотя ему очень хотелось поделиться своей радостью: он думал о сегодняшнем вечере, о таинственном путешествии в залив, о долгожданной встрече с человеком, который является его отцом. Что они скажут друг другу? Обрадуется ли отец, увидев его?

Барни посмотрел на себя в кухонное зеркало.

Интересно, у отца такие же синие глаза и пшеничного цвета волосы, как у него? Хорошо бы, чтоб между ними было хоть какое-нибудь сходство.

Для Барни день тянулся невыносимо медленно, но для троих закадычных друзей он проскочил, как всегда, быстро. Ребята купались, загорали, катались на лодке вокруг пирса, а после чая отправились ловить креветок. Они поймали некоторое количество довольно крупных экземпляров, и Снабби сказал, что попросит миссис Грузгрюм, чтобы их приготовили на обед.

С Барни компания не виделась до самого обеда. Мальчик встретил приятелей счастливой улыбкой.

— Похоже, есть новости? — подмигнул ему Роджер.

— Полно! И все хорошие! Но пока я вам ничего не могу сообщить. Сами понимаете почему. Скажу только одно — сегодня ночью должно произойти, самое главное! Расскажу обо всем завтра!