Вода! Это означало, что прилив быстро набирал силу, и первые потоки воды уже устремились по тоннелю. Путь назад был отрезан! Оставалось только одно — пробираться вперед как можно быстрее, надеясь, что сильный поток не успеет догнать и захлестнуть их.

С мрачной решимостью, не обращая внимания на ушибы и ссадины, Барни продолжал двигаться вперед.

— Опять вода! Уже второй раз! — через некоторое время выкрикнул он. — Я уже промочил ноги. Дамми, держись ближе ко мне. Тогда в случае чего мы сможем помочь друг другу.

Вода вновь отступила. Прилив еще не набрал силу, чтобы посланная им волна смогла пройти по всему тоннелю и выплеснуться из жерла. Но в любой момент могла подойти более мощная волна, которая собьет их с ног и потащит за собой обратно, к воронке.

— Проход стал шире! — выдохнул Барни. — Теперь можно идти быстрее. Но я что-то устал ужасно, ноги еле-еле шевелятся. Дамми, ты здесь?

— Да, Дамми здесь! — послышался испуганный голос. — Дамми слышит вода, Барни, большая вода!

Вода снова дошла до них и снова отступила. Барни, спотыкаясь, из последних сил двигался дальше. И, наконец — о радость! Что это светится у них над головой? Да это видна луна сквозь отверстие в потолке тоннеля! Неужели это и есть водяное жерло?

Сзади послышался испуганный крик Дамми:

— Большая волна идет, Барни!

На этот раз волна действительно была большой. Она чуть не сбила их с ног, швырнула Дамми прямо на спину Барни. Миранда в страхе прыгнула к Барни на руки, в последний момент успев спастись от ярости водяного потока.

— Теперь уже до колен, — с тревогой заметил Барни. — Давай скорее. Еще немного, и мы выберемся!

Он начал карабкаться к освещенному луной выходу. Жерло было совершенно круглым и таким большим, что Барни легко пролез в него. Он выбрался на поверхность и привалился к ближайшей скале над дырой. Надо хоть немного отдохнуть, силы окончательно покинули его.

Неожиданно из глубины жерла донесся шум воды и отчаянный крик Дамми. «Его накрыло!» — понял Барни. Это была первая волна такой чудовищной силы, что, пройдя по всему тоннелю, она достигла выхода.

Окаменев от ужаса, Барни ждал, не в силах пошевелиться. Струи воды выплеснулись из жерла, как фонтан гигантского кита, вместе с ней выбросило и несчастного, вопящего от страха Дамми. Его подкинуло в воздух, как мячик, и с глухим стуком швырнуло на землю рядом с мокрым Барии.

— Ой, Дамми убить, Дамми утонуть! — всхлипывал он. — Ой, спасать бедный Дамми!

— С тобой все в порядке, Дамми, — успокаивал друга Барни. — Мы оба в порядке. У нас все получилось! Здорово! Знаешь, Дамми, я думаю, ты стал первым человеком, которого выбросило из водяного жерла.

Но Дамми не слушал: он, все время всхлипывая, что-то невнятно бормотал. Обняв его за плечи, Барни уговаривал его, как трехлетнего ребенка:

— Все хорошо, Дамми, поверь мне. Мы сейчас пойдем в гостиницу. Нам дадут что-нибудь поесть, мы согреемся, и нам будет совсем хорошо!

— Добрый Барни! — проговорил несчастный Дамми, прижимаясь к нему и дрожа всем телом.

Барни грустно улыбнулся. Ну и ночь выдалась! После таких великих надежд все, что он получил — это напуганный бедняга Дамми, рыдающий у него на плече.

Наконец Барни поднялся на ноги. После долгого и тяжелого пути по тоннелю они почти не слушались своего хозяина.

— Пойдем, Дамми. Надо возвращаться. Ничего не бойся, я не дам тебя в обиду.

Дамми послушно побрел за ним, как собачонка. Барни смутно представлял себе, где они находятся. Скорее всего в начале высокой каменной гряды. Нужно только пройти немного вдоль берега, и они наткнутся на дорожку, ведущую к гостинице.

А водяное жерло заметно активизировалось.

Мощные фонтаны морской воды с грохотом поднимались и с силой обрушивались на землю. Барни оглянулся, с ужасом наблюдая за этой жуткой картиной. Он ясно представил себе, что случилось бы с ними, застань их такой поток где-нибудь в середине тоннеля!

Барни с Мирандой на плече и Дамми двинулись по тропинке, протоптанной теми, кто приходил сюда посмотреть на это чудо природы, и вскоре добрались до гостиницы.

— Давай пройдем через боковую калитку, — шепнул Барни. — Ты не знаешь, Дамми, какая-нибудь дверь открыта?

Дамми показал другу старую, всеми забытую деревянную дверь, которая вела в узкий коридорчик, и вскоре все трое, включая Миранду, спящую за пазухой у Барни, неслышно вошли в дом.

«Что же нам предпринять? — думал Барни. — Позвонить в полицию или… О боже, что это?»

Они уже вошли на кухню, рассчитывая найти там что-нибудь съестное, когда Барни увидел возле кладовки высокую, внушительную фигуру, наполовину освещенную луной. Раздался щелчок — и комнату залил яркий свет электрической лампочки.

— Как это следует понимать?! — раздался рассерженный голос миссис Грузгрюм. — Опять крутишься у кладовки? Как, и ты здесь, Дамми?! Где ты был все это время? Я намерена сейчас же позвонить в полицию! Всю ночь я караулила здесь вора, потому что знала — рано или поздно он появится. И вот — пожалуйста! Какой позор, Барни! Что скажут твои друзья?

— Я вам потом все объясню! А сейчас мне самому нужно срочно позвонить в полицию, — прервал ее Барни. — Нужно срочно арестовать мистера Марвела. Он шпион, предатель! Миссис Грузгрюм, позвольте, я схожу за мисс Перчинг. Она подтвердит вам, что я не из тех, кто дурачит людей пустыми выдумками!

— Пожалуй, я лучше схожу за кое-кем другим, — миссис Грузгрюм была явно озадачена. — Если в твоих словах есть хоть капля правды, это как раз по его части. Или нет, лучше мы пойдем к нему вместе! Но учти, если ты мне соврал, полиция тобой займется немедленно! Что же это творится в моей гостинице! Ничего подобного никогда здесь не случалось!

— К кому вы хотите пойти? — округлил глаза от удивления Барни.

— К профессору Джеймсу, — объявила миссис Грузгрюм, чем повергла Барни в еще большее недоумение.

Профессор Джеймс! Ведь они его подозревали. А если он заодно с Марвелом, какой смысл обращаться к нему?

Но с миссис Грузгрюм не поспоришь. Хозяйка гостиницы вытолкала обоих на лестницу и повела наверх, в комнату профессора. Остановившись у двери, она громко постучала.

— Войдите, — произнес тихий голос, и в комнате тут же зажегся свет.

К изумлению Барни, профессор сидел в кресле, полностью одетый. Но почему?

— Вот эти двое — мокрые, хоть отжимай — говорят невесть что про мистера Марвела, сэр, — начала миссис Грузгрюм. — Вот, хотели звонить в полицию. Но я решила, лучше отведу их к вам, сэр. Учитывая, что вы мне сказали…

— Зачем мы будем ему об этом говорить? — перебил ее Барни. — Он, может быть, заодно с Марвелом! Мы много раз заставали его за очень странными делами. Ничего я ему не буду рассказывать. Нужно срочно проверить, вернулся ли Марвел, и арестовать его, пока он не улизнул.

— Что вам о нем известно?! — рявкнул вдруг профессор таким властным тоном, что Барни опешил.

Ничего не ответив, мальчик лишь хмуро посмотрел на него. Профессор заговорил снова, но уже гораздо мягче:

— Послушай, парень, ты можешь мне доверять. Я из полиции, миссис Грузгрюм может тебе это подтвердить. Я здесь для того, чтобы разобраться в очень странных событиях и вывести на чистую воду очень опасных людей. Твой долг рассказать мне обо всем, что тебе известно.

Барни был совершенно сбит с толку.

— Мистер Марвел тоже говорил, что он из Службы безопасности и сотрудничает с полицией. И что вы у них на подозрении и за вами следят… Но все равно, сэр, нужно действовать немедленно. У нас с собой секретные бумаги, сэр. Не знаю точно, что это, но думаю, чертежи. Нужно срочно с ними разобраться.

— Где они?! — вскинулся профессор.

Удивительным образом он вдруг помолодел на десяток лет, В нем изменилось все — глаза, голос, манеры! Барни был попросту ошарашен такой переменой.

— Вот, — только и произнес он, кладя пакет на стол.

Профессор кинулся к нему, разорвал водонепроницаемую пленку и вытащил сложенный в несколько раз лист бумаги. Поспешно развернув, он впился в него глазами. А потом со вздохом облегчения упал в кресло.

— Слава богу! — произнес он, и это прозвучало искрение и с большим чувством. — Чертежи нашей новейшей подводной лодки! За эти чертежи наши враги отдали бы целое состояние. Мы знали, что с них были сняты копий и что предатель на базе только выжидал момент, чтобы передать их своему сообщнику. Ты просто не представляешь себе, парень, как это важно, что они опять в наших руках! Но я что-то не совсем понимаю, как они попали к тебе?

— Это длинная история, сэр, — сказал Барни. — Вы лучше сначала арестуйте мистера Марвела и заприте его где-нибудь в надежном месте.

— Об этом можешь не волноваться, — махнул рукой профессор. — Мы видели, как он вернулся сегодня ночью. На крыше за его окном следит наш человек, и еще один — за дверью. Так что он в надежных руках. В любом случае мы собирались его брать. Но это как раз то, чего нам не хватало, чтобы довести дело до ума. Ну так что, расскажешь мне обо всем прямо сейчас или я должен вызвать полицию, чтобы ты убедился, что мне можно доверять?

— Ладно, сэр, я вам и так верю, — согласился Барни. — Но мистер Марвел сумел так втереть мне очки… Я ему доверял, как себе! Сэр, это вы ночью светили фонариком на Снабби, когда он вылез из напольных часов?

— Я, — махнул головой профессор. — Потому что так же, как и Снабби, и Роджер, и даже Дамми, тоже занимался слежкой. Вот, значит, где спрятался Снабби — в напольных часах! Ну, сорванец! А я-то ломал голову, куда он подевался!

Миссис Грузгрюм заметила, что Барни и Дамми в своей насквозь промокшей одежде уже начали дрожать.

— Сэр, не пойти ли нам на кухню? — предложила миссис Грузгрюм. — Нужно поставить чайник, а то эти двое уже зубами стучат от холода. Мы можем запереть за собой двери. Пусть ребята переоденутся в сухое и выпьют чего-нибудь горячего.

— Что ж, на кухню так на кухню, — согласился профессор Джеймс. — Я и сам не против выпить чего-нибудь горяченького. Промерз, знаете ли, после всех этих ночных скитаний.

Все вместе они спустились на кухню, и миссис Грузгрюм заперла двери. Она дала Дамми и Барни по шерстяному одеялу, а их мокрую одежду развесила сушиться над плитой. Потом поставила разогревать молоко и принесла из кладовки мясной пирог.

— Неплохо, миссис Грузгрюм, — одобрительно оглядел стол профессор. — А теперь, Барни, пока мы будем все это поглощать, давай поговорим откровенно и начистоту. Начинать тебе.