Так, вчетвером, они провели почти час за довольно необычной беседой. Профессор расспрашивал, Барни рассказывал, Дамми время от времени вставлял несколько слов — он побаивался профессора, — а ошеломленная миссис Грузгрюм в основном молча слушала.

— У меня создалось впечатление, что вы, ребята, проводили собственное расследование, — сказал профессор Джеймс. — Вылезали ночью на крышу… Это же крайне опасно! Да еще заглядывали в мое окно! Вообразили себя детективами, а?

— Не то чтобы детективами, сэр, но, понимаете, все как-то так складывалось… Одно к одному… То мы вдруг не нашли вас в вашей комнате, то вдруг обнаружили, что вы вовсе не такой глухой, каким притворяетесь… Вы уж извините, что мы вас заподозрили. Теперь-то я понимаю, что мы пошли по ложному следу! А все же, сэр, кто запер дверь на лестницу и забрал ключ?

— Конечно, Марвел. Он пользовался этим выходом на крышу, чтобы посылать сигналы своему дружку в бухте. А когда понял, что вы тоже там вертитесь, запер лестничную дверь! Этот Марвел действовал дерзко и нагло. Кстати, его настоящая фамилия Паулюс, но он на самом деле фокусник, артист высочайшего класса.

— Это верно, сэр, но на самом деле он не умеет читать мысли. И не умеет угадывать, какие предметы я держал в руке. Он просто научил меня, каким образом задавать ему вопросы. Например, вопрос: «что у меня есть?» означал, что это что-то из ювелирных украшений, а вопрос: «что я держу в руке?» — часы, и так далее. А иногда среди зрителей у него находился помощник, который специально давал ему какую-нибудь вещь с инициалами, чтобы тот мог поразить публику, угадывая их.

— Эти трюки нам известны, — снисходительно улыбнулся профессор. — В действительности эти «угадывания» чаще всего служили лишь прикрытием для передачи кодированных сообщений. Вот, к примеру, эти многозначные числа! Это же были шифровки для помощника, сидящего среди зрителей. Потом он передавал ее своим сообщникам на корабле, понятно?

— Да, сэр, понятно, — сказал Барни. — Но эти числа он тоже не угадывал. Каждый вечер он говорил мне, какую карту вынимать. Они все были помечены, и я без труда мог выбрать ту, что нужно. Я всегда считал, что это нечестный трюк, хотя, конечно, он ведь фокусник, и трюки — его профессия.

— Да, в этих цифрах он и зашифровывал свои сообщения! На это у него уходила масса времени, — пояснил профессор. — Миссис Грузгрюм, вы не против, если я возьму себе еще пирога? Благодарю вас, он просто великолепен. Итак, мой мальчик, все, что ты рассказал мне, очень интересно. Должно быть, ты очень устал после этого путешествия через тоннель. Ты отважный парень, очень смелый. Мне жаль, что в своих грязных целях Марвел обманул тебя. Это фальшивое письмо, описывающее твоего отца, мнимая встреча… Все это, конечно, стало для тебя большим разочарованием. Думаю, тебе придется начать все сначала, а?

— Нет, сэр, больше я ничего не буду начинать. Хватит с меня и одного разочарования. И мне не хочется сейчас говорить об этом. Извините, сэр. Во всяком случае, я даже рад, что тот тип, которого я видел на скалах, не мой отец!

— А ты не мог бы описать его поподробнее? — попросил профессор.

— Вряд ли, — пожал плечами Барни. — В нем не было ничего особенного. Просто высокий здоровяк с противной рожей. Волосы у него кудрявые. Да, еще вот что: мизинец у него на одной руке кривой, это я заметил. Хотя не думаю, что это вам как-то поможет!

— Как знать, как знать, — проговорил профессор, делая какие-то заметки в записной книжке.

— Сэр, как вы думаете, что сделает Марвел, когда откроет сумку и обнаружит, что секретный пакет исчез? — спросил Барни.

— Понятия не имею. Будет рвать на себе волосы, наверное. Однако, думаю, он у нас под надежным присмотром, даже если ему взбредет в голову вылезти в окно, чтобы бежать к лодке и искать пакет! Но скорее всего он сейчас крепко спит, уверенный, что документы при нем, а ты надолго застрял на скалах. Этот умник все продумал до мелочей.

— Можно я расскажу обо всем Диане, Роджеру и Снабби? — неожиданно спросил Барни.

— Можно, но не раньше утра, — согласился профессор. — К тому времени, надеюсь, наша операция благополучно завершится. А пока иди спать, Барни. Ты держался молодцом! Жаль, что твой отец не знает всего этого… Он бы тобой гордился.

Барни пожелал доброй ночи профессору, миссис Грузгрюм и Дамми, который, разомлев, сонно сидел у очага. Миссис Грузгрюм уже сообщила ему, что будет рада, если он вернется к своим обязанностям, и никогда не попрекнет тем, что он прятался в подвале и таскал пироги из кладовки.

Вскоре Барни уже крепко спал в своей каморке на чердаке, уставший от волнении и мытарств этой ночи. Наверное, еще не раз это ему приснится!

Утром Снабби и Роджера разбудила возня за дверью их спальни. На площадке слышались возгласы, крики, шум борьбы. Потом, судя по звуку, несколько человек скатились по лестнице.

Роджер и Снабби пулей выскочили из постелей и в сопровождении тявкающего Чудика выбежали на площадку. То, что они увидели, их просто потрясло: примерно на середине лестницы мистер Марвел боролся с двумя дюжими полицейскими! Один из них провел ночь в шкафу, а второй пришел сменить его как раз в тот момент, когда мистер Марвел, обнаруживший пропажу пакета, собрался бежать вниз, чтобы обследовать лодку.

Он очень торопился, а полицейские не хотели этого понять. Они остановили его, предложив вернуться в свою комнату и немного подождать. Мистер Марвел, разумеется, совету не внял, и на лестничной площадке завязалась борьба, в результате которой все трое скатились по ступенькам.

Барни в это время помогал Дамми по хозяйству. Услышав шум, он бросился наверх по лестнице, чтобы посмотреть, что происходит. Неожиданно мистер Марвел заметил его, и это повергло его в глубочайший шок! Он просто не мог поверить своим глазам. Каким образом Барни оказался здесь, живой и невредимый, в то время как ему полагалось дрожать от холода и страха на скалах, дожидаясь, когда подойдет лодка со случайными экскурсантами? Перестав сопротивляться, фокусник опустился на ступеньки и в ужасе уставился на Барни.

— Откуда ты взялся? — спросил он едва слышно.

— С кухни, — как ни в чем не бывало, ответил Барни. — Что-нибудь потеряли, сэр?

Эти слова объяснили мистеру Марвелу не только то, что именно он потерял, но и то, кто это нашел. Тут фокусник окончательно сломался и, поникший, покорно позволил себя увести двум рассерженным полицейским.

— Барни, что здесь творится? — тараща удивленные глаза, спросил Снабби. — Почему арестовали мистера Марвела? А профессора тоже забрали? Ты плавал на лодке к скалам? Как твой отец, нашелся?

— Я не могу ответить на все вопросы сразу, — улыбнулся Барни. — Но мне есть, что вам рассказать. Встретимся после завтрака.

Мистера Марвела больше никто не видел. Этот умеющий внушать доверие, коварный и подлый негодяй получил по заслугам и больше никому не сможет причинить вреда. Все обитатели гостиницы были потрясены, когда узнали, что фокусник был предателем и шпионом.

Айрис Найтингейл заплакала.

— Он мне сразу не понравился, — всхлипывала она. — Он был лживый и жестокий.

Весельчак перестал веселиться и за весь день ни разу не улыбнулся. Было видно, что он потрясен до глубины души.

Мисс Стрект опустилась в кресло и объявила, что сейчас непременно упадет в обморок. И тут же добавила, что она всегда чувствовала — этот человек не тот, за кого себя выдает. Но поскольку никому не было дела до того, что она там чувствовала, перестала убеждать всех, что сейчас упадет в обморок, и с открытым ртом стала слушать, о чем говорят другие.

Роджер, Снабби и Диана не верили своим ушам, когда Барни рассказывал им о своих приключениях этой ночью.

— Ты прополз по этому тоннелю до самого жерла? Какой ужас! — передернула плечами Диана.

— Потрясно! Жалко, меня там не было! — стукнул себя по коленке Снабби.

— Врун. Ты бы там и минуты не выдержал! — усмехнулась Диана.

— Жаль, что с твоим отцом все оказалось выдумкой, — посочувствовал Роджер. — Как это подло, заманить тебя таким способом… Но ты не сдавайся, Барни. Все равно мы будем продолжать поиски.

— Нет, с меня хватит, — помрачнел Барни. — Я так ждал, так надеялся, что увижу его. Представлял, какой будет наша первая встреча… А оказалось, что это всего лишь ловушка. Нет, я больше не буду искать своего отца. Если я ему нужен, он сам меня найдет!

— Но он ведь даже не знает о твоем существовании! — воскликнула Диана.

— Значит, мы никогда не встретимся. Только и всего, — отчеканил Барни. — И вот еще что: я хочу, чтобы вы больше никогда не говорили о моем отце! Обещаете?

— Ну уж нет! — взвилась Диана. — Что за ерунда! Ой, Барни, не смотри на меня так…

— Это не ерунда, я говорю серьезно. Это была просто дурацкая мечта, бред. Я столько лет прожил без отца — проживу и дальше. Он мне не нужен. И я не хочу, чтобы вы упоминали о нем, ясно?

— Ну ладно, — нехотя кивнули все трое, видя, что Барни и правда говорит серьезно.

Жаль! Но для Барни было, наверное, ужасным ударом, когда Марвел сыграл с ним свою мерзкую шутку.

— А как выглядел тот человек, который передал тебе пакет? — спросил Роджер.

— Я толком его не разглядел. Было плохо видно, луна как раз в этот момент спряталась за облаком. Я знаю, профессор считает, что я совершил промашку. Если бы я смог описать его как следует, предатель с базы был бы в его руках. Я лишь заметил, что он высокий, что у него волосы кудрявые, а мизинец на руке — кривой.

— Кривой мизинец?! — вскричал Снабби. — Так это же здорово! Я могу дать его полное описание. — Он закрыл глаза и мысленно представил себе двух моряков, которых увидел в поезде, идущем до Рокипула. — Слушайте! Гладковыбритый, с большой родинкой на правой щеке, передние верхние зубы находят друг на друга домиком, из ушей торчат волосы и… кривой мизинец. Я думаю, полицейским нетрудно будет найти его среди моряков базы. Он и есть предатель, который передал тебе пакет прошлой ночью, Барни!