Следующий день был полон самых разных волнений.

Обычно ребят вывозили на каникулы на машине, но поезд им понравился гораздо больше. Они быстро нашли свободное купе, и каждый занял свое место. Чудик посидел со всеми по очереди и остался очень доволен. До Вудмингэма, где нужно было делать пересадку, путь был неблизкий — через всю страну — с длинными остановками на станциях, на которых к их составу периодически присоединяли и отцепляли вагоны.

Снабби, конечно же, проявлял живой интерес к происходящему, заговаривая на стоянках с каждым проводником или носильщиком, попадавшимся ему на глаза.

— А вы знаете, — объявил он, вернувшись после очередной такой беседы, — что из пятнадцати вагонов, которые были прицеплены вначале, осталось только два — наш да еще один? Остальные прицепили по дороге.

— Ты как будто условие задачи читаешь, — заметила Диана. — Мне лично это безразлично, лишь бы наш вагон не трогали.

— Вот вы, девчонки, все такие, — насмешливо проговорил Роджер. — Никакого интереса к железной дороге. А по-моему, это очень даже интересно. Когда мы выехали, в составе было пятнадцать вагонов, в Лимминге шесть отцепили и добавили пять. Еще три остались в Берклемере, а два прибавилось в Фингерпите. Так, сколько же получилось в итоге?

— Теперь это уже настоящая головоломка, — сонно заметила мисс Перчинг. — Если отцепить шесть и прибавить пять, потом еще где-то три оставить и забыть прицепить то, что осталось, то скажите мне, пожалуйста, как звали машиниста!

— Ха-ха-ха, очень смешно, — вежливо улыбнулся Снабби. — А что, далеко еще до ленча?

Наконец доехали до Вудмингэма. Ребята разбудили мисс Перчинг, которая к тому времени крепко заснула.

— Хорошо еще, что мы люди ответственные, — заметил Роджер. — Есть кому следить за тем, чтобы не проехать мимо своей станции.

— Роджер, не болтай ерунды, — нахмурилась мисс Перчинг. — Не представляю, как я умудрилась заснуть в этом тарахтящем и дребезжащем, старом вагоне.

Минут через тридцать подошел поезд, который должен был доставить их в Рокипул. Выяснив, что остановка продлится десять минут, Снабби, конечно же, отправился поболтать с машинистом. За увлекательной беседой он не заметил, как второй тепловоз задним ходом подошел к хвосту поезда, и не увидел, как его прицепили. Он опомнился, лишь когда услышал свисток кондуктора и испуганные голоса друзей и мисс Перчинг:

— Снабби, скорее! Поезд трогается! Скорее, Снабби!

В конце концов Снабби все же удалось запрыгнуть в последний вагон и втащить за ошейник беднягу Чудика.

— Тьфу ты! Чуть не прозевал! — сообщил он удивленной пожилой фермерше. — Откуда мне было знать, что поезд поедет в другую сторону? Странно они ведут себя, эти поезда! Женщина осторожно кивнула:

— Ведь что получается: поезд приходит с одним тепловозом, как и положено, а уходит совершенно с другим, — продолжал возмущаться Снабби, разжигая в себе обиду, чтобы заглушить чувство неловкости. — Безобразие, пора кому-то этим заняться.

— Угу, — опять кивнула женщина.

Снабби внимательно посмотрел на нее. Жизненный опыт подсказывал ему, что люди, в ответ на ваши слова говорящие лишь «угу», обычно бывают хорошими слушателями. И мальчик принялся пространно излагать фермерше свое мнение по поводу странностей движения поездов, получая огромное удовольствие от собственной болтовни. Он даже не подумал перейти в свой вагон, где остались Роджер, Диана и мисс Перчинг — ему не хотелось терпеть насмешки из-за того, что он чуть было не отстал от поезда.

На следующей станции в вагон вошли двое мужчин. Снабби внимательно оглядел их — это были военные моряки. «Ага! — подумал мальчик. — Может, они как раз из той секретной бухты, где испытывают подводные лодки! Вот было бы здорово подружиться с ними и разузнать что-нибудь об этой бухте и потом с гордостью рассказать об этом ребятам».

Расположившись в их купе, моряки развернули газеты и углубились в чтение.

— Извините, сэр, далеко еще до Рокипула? — вежливо поинтересовался Снабби у одного из моряков.

— Когда подъедем к станции, тогда и увидишь, там будет написано, — не очень любезно ответил тот.

— Послушайте, сэр, а вы случайно не из той секретной бухты? — сделал второй заход Снабби. — Меня всегда очень интересовали подлодки.

— Ты, похоже, не в меру любопытен, — буркнул второй мужчина. — Не приставай!

Снабби, огорченный таким оборотом дела, сник. Он еще раз внимательно оглядел моряков — оба чисто выбриты, у одного на правой щеке родинка, у другого брови изогнуты дугой. Жалко, что они не расположены разговаривать.

Снабби в задумчивости уставился на своих новоиспеченных соседей.

— У меня что, с лицом что-то не так? — хмуро спросил один из моряков. — Может, для разнообразия в окно посмотришь?

Снабби насупился, но потом, подумав, растолкал Чудика, который, утомленный долгим путешествием, крепко спал под скамейкой, втащил его на сиденье и начал беседовать с ним. С женщиной разговаривать он не мог, потому что та, чуть приоткрыв рот, вовсю уже храпела, прислонившись к стене.

— Да замолчишь ты наконец? Ну что за болтун попался! — сердито буркнул моряк.

Громкий возглас разбудил пожилую женщину.

— Уж это точно — болтун и есть, — хихикнув, поддакнула она. — Журчит, словно ручей. Я и слова не могла вставить, пока вы не сели.

Снабби хотел было возразить, но передумал. На следующей станции он вышел и с гордым видом направился к вагону, из открытых окон которого торчали головы Роджера и Дианы.

— Ты почему сразу не пришел? — сразу накинулся Роджер. — Что ты интересного нашел в том вагоне?

— Нашел, — загадочно проговорил Снабби, забираясь по лесенке. — Я познакомился с двумя моряками из этой секретной гавани. А сколько они секретов знают — вам и не снилось!

— Можно подумать, они тебе что-то рассказали, — хмыкнул Роджер.

— Ладно. Если тебе хочется ехидничать — пожалуйста. Но я вам ничего тогда не скажу, — обиделся Снабби.

Мальчик уселся в углу напротив. Роджер испытующе посмотрел на него. Ему не очень верилось, что кто-то мог доверить Снабби хоть какой-нибудь важный секрет. Хотя, с другой стороны, Снабби всегда с таким открытым дружелюбием относился к людям, что были случаи, когда собеседники неожиданно выкладывали ему совершенно удивительные сведения

— Ну не дуйся. Рассказывай, что ты услышал, — сказал Роджер. — Кто были эти моряки и как они выглядели?

— Они мне не представились, но я, впрочем, и не настаивал, — сказал Снабби. — Зато я могу точно описать, как они выглядели. Никогда не знаешь, пригодится твоя наблюдательность или нет, поэтому я на всякий случай запомнил.

И Снабби подробно описал своих попутчиков, не забыв родимое пятно, два выступающих вперед передних зуба и неправильной формы мизинец у одного и изогнутые брови и обгрызанные ногти — у другого.

— Молодец, — похвалил его Роджер, в который раз убеждаясь, что его упрямый двоюродный братец, несмотря на все свои идиотские шуточки, может быть очень сообразительным и глазастым. — Тебе бы в полиции служить!

Снабби уже собрался изложить свою точку зрения на то, как будут счастливы полицейские его появлению в своих рядах, но в это время поезд замедлил ход, подходя к станции..

Рокипул! — объявил проводник, и мисс Перчинг поспешно поднялась.

Роджер отправился выяснять обстановку, а Снабби и Диана, подхватив чемоданы и сумки, направились к выходу. Чудик, как обычно, запутался поводком вокруг ног Снабби, и тот едва не упал.

— Багаж выгружен, — объявил вернувшийся Роджер. — Кажется, все в порядке. Может быть, возьмем такси, мисс Перчинг? Я могу поймать.

— Такси уже заказано, — остановила его мисс Перчинг. — Я попросила об этом хозяйку гостиницы. Оно должно ждать нас возле вокзала.

Когда все четверо или к автостоянке, Снабби ткнул Роджера локтем в бок и кивнул в сторону двух мужчин, шагавших рядом с ними. Роджер сразу же узнал их по множеству примет, перечисленных Снабби. Он задержал на моряках заинтересованный взгляд. Так же как и Снабби, Роджер считал, что это очень интересно — работать на засекреченном объекте.

Такси, как и обещала мисс Перчинг, было на месте. Водитель вышел из машины, чтобы помочь носильщику загрузить вещи. Самый большой чемодан он привязал на крыше, остальное поместилось в багажнике и на переднем сиденье рядом с водителем.

— Далеко до Рабэдаба? — тут же спросил Снабби, устроившись сзади.

Водитель покачал головой.

— Мили три, не больше, — сказал он. — Но поезда дальше не идут.

Все остальные тоже забрались в старое, пахнущее пылью такси. Всю дорогу Снабби высовывал голову в окно, с интересом оглядывая пробегающие мимо пейзажи. Места, по которым они ехали, были довольно дикими и пустынными — вересковые пустоши, торфяные болота и сверкающие то тут, то там небольшие озерца. Дорога оказалась довольно тряской, и Снабби с тревогой поглядывал на Чудика.

— Боюсь, его укачает, — забеспокоился он.

— Этого нам только не хватало! — всполошилась мисс Перчинг.

— Ему лучше бы ехать на переднем сиденье, рядом с водителем, — заметил Снабби и постучал по стеклянной перегородке.

— Эй, остановитесь, пожалуйста, на минутку! Я пересяду.

Такси остановилось. Снабби вышел с Чудиком на руках, и через секунду оба сидели рядом с водителем, верхом на большом чемодане.

— Вот теперь-то мне хорошо видно, — с радостной улыбкой сообщил он водителю.

— Ну, Снабби! — покачала головой Диана. — Я уверена, что Чудика вовсе не укачивало. Просто Снабби захотел сидеть впереди, чтобы лучше видеть дорогу.

— Ах, какая разница, — вяло откликнулась мисс Перчинг. Она так устала, что ей совсем не хотелось спорить с неистощимым на выдумки, неукротимым Снабби. — Все равно сейчас приедем.

И действительно, такси вскоре въехало в небольшой городок у моря, расположившийся у подножия скал на берегу живописной бухты, где имелся небольшой пирс, красивая набережная, каменная пристань и песчаный пляж.

— Выглядит великолепно! — воскликнула Диана. — А вот тот симпатичный старинный дом и есть наша гостиница?

— Да, это городок Рабэдаб и та самая гостиница «Три мудреца в одном тазу»! — сказала мисс Перчинг. — Ну, слава богу, добрались наконец! Выходите, да побыстрее.