Чай пили в столовой. Это была большая, довольно темная комната, обставленная старомодной дубовой мебелью. Невероятных размеров камин просто поражал воображение.

Снабби моментально оценил все, что было подано к чаю, и жадно набросился на еду. Свежий хлеб, масло, домашний сливовый джем с поразительной быстротой были сметены со стола.

— Ты обжора и жадина, Снабби, — укоризненно посмотрела на него Диана. — А эта столовая мне нравится: и оленьи рога на стенах, и большой аквариум с рыбками. А эти забавные старинные гравюры, вы только посмотрите на них! А где еще вы увидите такие медные украшения для сбруи? Вон те, что свисают по обе стороны каминной доски.

— Украшения для сбруи? — заинтересовался Снабби, на мгновение перестав жевать. — Я их коллекционирую. Надо будет взглянуть на них получше, может, у меня таких еще нет.

— Болван! У тебя их не больше десятка, а здесь огромная коллекция — штук семьдесят-восемьдесят, — засмеялась Диана. — Ты только посмотри еще на эти старинные часы. Какие они большие!

Напольные часы действительно поражали своими размерами, таких Снабби еще ни разу не видел. Они почти касались потолка, а их громкое тиканье слышалось в любом уголке зала: «тик-так, тик-так…» А ровно в пять часов они разразились таким оглушительным боем, что ребятам пришлось заткнуть уши. «С ними мог бы соперничать Биг-Бен», — подумал Снабби.

— Мисс Перчинг! Здесь ничего не изменилось с тех пор, как вы приезжали сюда в детстве? — спросил Роджер. — Например, эти часы. Вы их помните?

— О да, конечно, помню! Я даже помню, как однажды кто-то спрятался внутри корпуса, там, где маятник, и напугал меня до полусмерти, изобразив нечто вроде рычания или собачьего лая.

Это был неосторожный шаг со стороны мисс Перчинг, потому что Снабби тут же навострил уши и, конечно же, решил взять эту идею на вооружение.

— Классный прикол! — обрадовался он. — Надо это запомнить!

— Нет уж, не запоминай, пожалуйста, — спохватилась мисс Перчинг. — И вообще, Снабби, постарайся вести себя здесь прилично. Мне не хочется, чтобы миссис Грузгрюм сочла вас бандой хулиганов, с которой я не в состоянии справиться. К тому же я помню ее еще ребенком.

— Неужели?! — изумился Снабби. — А она старше вас?

— Нет, мы примерно одного возраста, — задумчиво ответила мисс Перчинг. — В то время она была забавной маленькой девочкой, к тому же довольно стеснительной. Как же ее звали? Ах, да Глория!

— Глория Грузгрюм! — Диана была в восторге. — Это просто невероятно!

— Тс-с-с! — Мисс Перчинг приложила палец к губам, опасаясь, что миссис Грузгрюм может их услышать. — У нее тогда была другая фамилия. Если мне не изменяет память, ее звали Глория Трегонан. Говорят, их семья владеет гостиницей уже сотни лет.

Неожиданно на пороге столовой появилась сама миссис Грузгрюм.

— Я вижу, вы уже попили чай? — величаво осведомилась она, увидев, что на столе ничего не осталось. — Э-э… Может быть, распорядиться, чтобы принесли еще?

— Нет, благодарю, — поспешно ответила мисс Перчинг, подозревая, что приличная часть того, что было подано, ушла под стол ненасытному Чудику. Вот почему он такой тихий и умиротворенный!

Снабби уже открыл было рот, чтобы заявить, что не возражает, но старая гувернантка так строго взглянула на него, что тот не осмелился.

— Пока я распаковываю чемоданы, можете обследовать пляж, — предложила мисс Перчинг. — Если там сыро, снимите, пожалуйста, туфли и возьмите их в руки. Ты меня слышишь, Снабби? Это в первую очередь касается тебя.

Когда дети с радостными воплями выбежали из дома, мисс Перчинг налила себе чашку чаю и, наслаждаясь покоем, не торопясь, поднесла ее ко рту. В этот момент в столовой вновь появилась миссис Грузгрюм.

— Сорванцы, — произнесла она с сочувствием в голосе. — Да, в наше время дети были другими. Взрослые могли нас видеть, но при этом необязательно слышали нас.

— Да нет, они вовсе неплохие ребята, — встала на защиту мисс Перчинг. — Временами, пожалуй, бывают слишком резвы… Как ваша гостиница, миссис Грузгрюм? Наверняка заполнена до предела? Ведь в это время года приезжает много туристов.

— В данный момент не могу сказать, что до предела. Недавно в городе выстроили новый отель — рядом с пирсом — и многие мои клиенты теперь предпочитают жить там. Ведь у нас в «Трех мудрецах» все по старинке и не очень современно.

Мисс Перчинг заметила несколько сервированных столиков, на которых стояли вазы с фруктами.

— Но все-таки, кроме нас, у вас есть и другие постояльцы?

— Да. У меня живут несколько эстрадных артистов, — кивнула миссис Грузгрюм. — Каждый вечер они внизу, на пирсе, показывают отличное шоу. Называется «Рабэдабские ролликсы». Не представляю, что бы это значило? В городе повсюду расклеены афиши: «Приходите на представление рабэдабских ролликсов!»

— Если так, то дети наверняка захотят на них посмотреть, — улыбнулась мисс Перчинг. — Там есть какой-нибудь смешной персонаж?

— Да, есть, и очень смешной. Они будут в восторге. Кстати, этот актер тоже живет здесь. Еще есть фокусник-иллюзионист. Он тоже участник этого шоу, и говорят, что его выступление особенно нравится публике. Еще у нас живет мисс Айрис Найтингейл, певица. Конечно, это ее ненастоящее имя. Видимо, считает, что этот псевдоним соответствует ее амплуа. (Найтингейл (англ.)— соловей.)

— Да, у вас собрались очень интересные люди! — вежливо заметила мисс Перчинг. — А еще кто-нибудь есть?

— Один немолодой господин, его зовут профессор Джеймс. Кстати, хочу вас предупредить, мисс Перчинг, пусть дети ни в коем случае не надоедают ему. Кроме того, он терпеть не может собак, даже моего вышколенного мистера Дабби не выносит. Профессор туговат на ухо, но у него весьма крутой нрав.

Мисс Перчинг отметила про себя, что нужно обязательно предупредить ребят, особенно Снабби, и повнимательнее следить за Чудиком, если этот профессор Джеймс будет где-нибудь поблизости.

— И еще мисс Стрект, вот, пожалуй, и все, — продолжала тем временем миссис Грузгрюм. — Женщина она приятная, но уж очень восторженная. Дети, собаки, кошки, птички, бабочки — все вызывает у нее восторг по любому поводу: «Ах, какая прелесть! Ах, как чудесно!» Боюсь, как бы дети не стали подсмеиваться над ней.

— Нет-нет, что вы! Как можно? Я обязательно поговорю с ними на эту тему сегодня же вечером, — заверила ее мисс Перчинг и рассказала миссис Грузгрюм, что много лет назад знала ее застенчивой девочкой. Хозяйка гостиницы расплылась в добродушной улыбке и довольно закивала. Подумать только! Выходит, она и мисс Перчинг знакомы еще с детства!

— Ваша гостиница почти не изменилась, — заметила напоследок мисс Перчинг, — и мне очень приятно вновь оказаться здесь!

После чая пожилая женщина принялась распаковывать чемоданы. Проходя мимо окна, она задержалась и, залюбовавшись великолепным видом, присела в кресло. Здесь все дышало тишиной и покоем. Как замечательно, что в мире еще остались такие прелестные уголки!

Когда она поднялась, чтобы продолжить работу, оглушительный взрыв потряс стены гостиницы. Мисс Перчинг в испуге опять опустилась в кресло, но тут же вскочила и в тревоге выбежала на лестничную площадку. Навстречу ей шел Дамми, в руках у него был чемодан. Карлик робко улыбнулся ей.

— Что это за грохот? — в растерянности спросила мисс Перчинг.

— Бум-бум-бум, — радостно сообщил Дамми и как бы в подтверждение своих слов с громким стуком поставил чемодан на пол. — Бум! — еще раз повторил он и вновь грохнул чемоданом.

— Не надо так, — остановила его мисс Перчинг. — Я только хотела узнать, что это за взрыв.

Дамми взял мисс Перчинг за локоть, подвел к небольшой дверце и приоткрыл ее. За дверью была лестница, круто взбегающая куда-то наверх. Поднявшись на несколько ступенек, Дамми поманил за собой мисс Перчинг. Удивляясь все больше и больше, женщина последовала за карликом. Лестница привела ее на чердак, но выход на крышу был закрыт люком с небольшим; стеклянным окошком по центру.

— Бум-бум, — в который раз тихо проговорил Дамми и опять потянул мисс Перчинг за рукав.

Их головы высунулись в оконное отверстие люка.

Они поднялись так высоко, что вершина крутого утеса за их домом оказалась почти на одном уровне с ней. Через глубокую расщелину в скале было видно море по другую сторону утеса.

Смотреть сквозь утес на море было удивительно интересно. Мисс Перчинг вспомнила, что секретная морская база, строго охраняемая со всех сторон и на суше и на море, находится где-то там, по другую сторону утеса. Говорили, что там проводятся какие-то эксперименты. Возможно, этот взрыв каким-то образом связан с ними.

— Бу-у-мм! — внезапный грохот заставил ее вздрогнуть.

Но прежде чем до них долетел звук, мисс Перчинг успела заметить облако дыма, поднимающееся с моря по другую сторону утеса. Теперь она была уверена, что слышала взрыв.

— Бум-бум! — указывая на море, Дамми, казалось, был не в состоянии произнести ничего другого.

— Да, это очень интересно. Спасибо, Дамми, — погладила карлика по плечу мисс Перчинг.

Дамми ответил располагающей улыбкой, его ясные серые глаза робко смотрели на пожилую женщину. «Удивительное создание, больше похож на гнома, чем на обыкновенного человека!» — подумала она.

Старая гувернантка решила, что обязательно расскажет детям о том, что увидела на крыше. Конечно, они будут в восторге.

Тихонько напевая, мисс Перчинг вернулась к себе в комнату и вновь принялась разбирать вещи. Впереди ее ждала неделя солнца, приятные прогулки и общение с тремя замечательными, хотя и несколько взбалмошными детьми.

А дети в это время уже нашли себе занятие. Они обследовали песчаный пляж, усеянный мелкими розоватыми ракушками, залезли на несколько невысоких скал, а Снабби даже умудрился шлепнуться в озерцо воды среди камней, и теперь, куда бы он ни шел, за ним тянулся мокрый след.

Друзья шли по набережной в сторону пирса и изучали все вывески и афиши, встречавшиеся на пути.

— «Добро пожаловать на великолепное Ролликс-шоу», — прочел Роджер самую большую афишу и посмотрел на ребят: — Я считаю что мы обязательно должны сходить на это представление. Здесь написано, что в нем принимают участие клоун Весельчак и фокусник Мэтью Марвел. Уж их-то мы никак не можем пропустить.

Ребята стали внимательно разглядывать фотографии всех двенадцати артистов на афише и решили, что эта компания их вполне устраивает.

— Если только девушки не будут слишком много петь, — сказал Снабби. — Потому что это только пустая трата времени. То ли дело фокусник или клоун. Танцы — еще куда ни шло, а вот пение — тоска зеленая.

— Ой, смотрите, Чудик побежал на пирс, — вдруг вскрикнул Роджер. — Чудик, вернись! Чудик!

Но пес был уже на полпути к цели и не обращал ни малейшего внимания на крики. Откуда-то с пирса доносился дивный запах рыбы, и спаниель во что бы то ни стало решил отыскать источник этого соблазнительного аромата.

— Придется потратить пару пенсов, чтобы забрать его оттуда, вход-то на пирс платный, — недовольно проворчал Снабби. — У кого-нибудь есть два пенса?

— У тебя! — засмеялся Роджер. — Не рассчитывай таким путем выудить у меня монетку. На свою собаку трать свои собственные пенсы.

Пришлось Снабби раскошелиться, чтобы пройти на пирс и оттащить упирающегося Чудика от кучи лежалой рыбы на самом краю причала.

— Ты что, не слышишь, болван, как чайки на тебя ругаются? Это для них выложили. Если бы ты знал, какими нехорошими словами они тебя обзывают! Ну что ты за бестолковый пес!