Друзья вернулись в гостиницу около семи часов. Мисс Перчинг заранее предупредила, чтобы они не опаздывали к обеду.

— Ах, молодцы, пришли вовремя, — похвалила она ребят, когда те появились в дверях. — Ну что, хорошо погуляли?

— Отлично! Это шикарное место, мисс Перчинг, — не скрыл своего восхищения Роджер. — А вы слышали какой-то странный грохот? Один человек сказал нам, что это на той самой базе, с подводными лодками. И еще он сказал, это сверхсекретный объект. Вот бы нам туда заглянуть!

— Как можно заглянуть на сверхсекретный объект? — пожала плечами мисс Перчинг. — Удивляюсь, что ты этого не понимаешь. Слушайте, раз уж вы вернулись так рано, я вам сейчас кое-что покажу. Я узнала об этом благодаря Дамми.

И она повела их к двери, за которой начиналась узкая лестница. Недоумевая, ребята один за другим начали подниматься по ней. Интересно, куда она их приведет?

Роджер шел впереди. Поднявшись на последнюю ступеньку, он откинул крышку люка и высунулся наружу.

— Вот это да! — присвистнул Роджер. — Смотрите, отсюда видно ту самую секретную базу! Вон там, через расщелину в скале. Как интересно!

— Дай и мне посмотреть, — заторопил его Снабби, — Ди, оттащи от меня Чудика. Он так сильно скребет лапой по моим шортам, что там скоро будет дырка… Ух ты! Какой отсюда вид! Мисс Перчинг, вы думаете, взрывы слышались оттуда?

— Да, — кивнула женщина, — я даже видела дымок. По-моему, он появился после второго взрыва.

— Я останусь здесь и буду ждать, когда раздастся третий, — объявил Снабби.

— Даже не мечтай об этом, — отрезала мисс Перчинг.

Спускаясь вниз по деревянной лестнице, они столкнулись с незнакомцем, который поднимался им навстречу. Это был высокий худой мужчина с удлиненным мертвенно-бледным лицом и глубоко посаженными, маленькими глазками.

Незнакомец уставился на детей. Диане очень не понравился его острый, пронзительный взгляд. Ей показалось, что он протыкает ее насквозь. Она даже поежилась. Кто же это такой?

— Добрый вечер, — вежливо поздоровалась мисс Перчинг, решив, что это, вероятно, один из постояльцев гостиницы.

— Добрый вечер, — коротко бросил незнакомец, открыл дверь своей комнаты и через мгновение исчез за ней. Раздался тихий щелчок — дверь закрыли на щеколду.

Мисс Перчинг перебрала в уме всех постояльцев, о которых ей говорила миссис Грузгрюм, и пришла к выводу, что это скорее всего один из артистов эстрадного шоу, но уж, конечно, не Весельчак. Глядя на лицо мужчины, можно было подумать, что он ни разу не смеялся в своей жизни. Наверное, это мистер Мэтью Марвел, фокусник. Определенно, он больше похож на фокусника, чем на комика, решила старая гувернантка.

— Наверное, это мистер Грузгрюм, — прошептал Снабби. — У него такое мрачное выражение лица, как будто он потерял фунт, а нашел пенс.

— Давай-ка поскорее отправляйся в свою комнату переодеваться, — строго скомандовала мисс Перчинг. — И не забудь, что за обедом ты должен быть чистым, причесанным и аккуратным. И постарайся вести себя прилично. Насколько это возможно, конечно.

— О боже! — простонал Роджер. — Неужели здесь такие порядки? Да уж, тогда Снабби обязательно нужно переодеться. Он свалился в воду, и за ним всю дорогу тянутся мокрые следы.

— Ну, конечно, как он мог без этого обойтись? — покачала головой мисс Перчинг. — Снабби, отдай мне потом свои шорты, я приведу их в порядок.

Когда по дому прокатились гулкие звуки гонга, приглашающие к обеду, ребята были полностью готовы. Чудик, разумеется, тоже.

— Я почистил щеткой его шерсть и вытряхнул из нее песок, — гордо сообщил Снабби. — Он хорошо выглядит, вы находите? Хочу, чтобы он произвел благоприятное впечатление на этого мистера Дабби.

Друзья спустились в столовую первыми. Из кухни доносился аппетитнейший запах томатного супа. Снабби с шумом втянул носом воздух и тут же перехватил осуждающий взгляд мисс Перчинг.

В этот момент в столовую ввалился огромный английский бульдог с невероятно мрачной, печальной мордой и свисающими складками на щеках.

— Должно быть, это и есть мистер Дабби, — прошептал Снабби, с почтительным страхом глядя на породистого пса. — Смотрите, какие у него отвислые щеки. Добрый вечер, мистер Дабби, позвольте познакомить вас с Чудиком. Мистер Дабби — мистер Чудик.

— Гав! — испуганно, но вежливо поприветствовал Чудик.

— Гр-р-р, — негромко зарычал мистер Дабби и устрашающе приподнял складку кожи над верхними клыками.

Чудик поспешно попятился и едва не угодил под ноги официанту с супницей в руках. К счастью, столкновения удалось избежать.

Мистер Дабби подошел к коврику перед камином и по-хозяйски, не скрывая своего превосходства, опустился на него, окинув всех высокомерно пренебрежительным взглядом. Правда, вид у него при этом был крайне несчастный. Положив свою большую голову на передние лапы, он тяжело, почти по-человечески вздохнул.

Чудик смотрел на своего собрата с благоговейным трепетом. Вот это собака! Всем собакам собака! Чудик почувствовал себя совсем крошечным. Решив вести себя хорошо, он улегся на пол у ног Снабби.

Официант поставил перед каждым тарелку томатного супа. Они уже приступили к еде, когда в столовую стали подтягиваться и другие постояльцы. Мельком поглядывая на них, мисс Перчинг узнала каждого по описанию миссис Грузгрюм.

Первым вошел мужчина, которого они встретили на лестнице. По-видимому, это был мистер Марвел, иллюзионист. Потом появился коротышка с комичным лицом, широкой улыбкой и оттопыренными ушами. Он подмигнул ребятам и сказал что-то смешное официанту. «Должно быть. Весельчак», — решила мисс Перчинг. Следом за ним в столовую впорхнула хорошенькая девушка лет восемнадцати-двадцати. Она прошла к столику, за который уселись фокусник и Весельчак. Вероятно, это Айрис Найтингейл, певица.

Последними явились бородатый старик и ярко одетая женщина средних лет. Ее нарядное платье дополняли длинный шифоновый шарф и бант, прикрепленный к туго завитым волосам.

«Профессор Джеймс и мисс Стрект», — догадалась мисс Перчинг, принимаясь наконец за свой суп.

Дети крутили головами и без стеснения разглядывали вошедших.

— И где же эта собака? — первым делом громко спросил профессор, остановившись в дверях. — Надеюсь, не возле моего стола.

Увидев мистера Дабби, профессор Джеймс неприязненно уставился на него, а тот, даже не подняв головы, ответил ему скорбным, высокомерным взглядом.

— Ага, вот ты где! — зло прошипел профессор, проходя к своему столику. — Вот и лежи там, подальше от меня. Официант, что сегодня на обед?

— Томатный суп, сэр, — ответил официант — быстроглазый юноша, который уже успел перемигнуться с неугомонным Снабби.

— Что-что? Будьте любезны, говорите громче, голубчик, — нахмурился профессор. — В наше время люди не говорят, а бормочут.

— Томатный суп, сэр, — повторил официант чуть громче.

— Да что же это такое, ни слова не расслышал! — покачал головой профессор.

— Он сказал — то-мат-ный, — из лучших побуждений оглушительно выкрикнул Снабби.

Все, включая профессора, подскочили на своих местах.

— Кто это так шумит? — не скрыл раздражения профессор. — Так ведь и оглохнуть можно!

Он сердито оглядел стол, за которым сидели ребята. Снабби уже собрался было признаться, что кричал именно он, но, увидев, как нахмурилась мисс Перчинг, прикусил язык.

— Я бы съел еще томатного супа, — вместо этого тихо произнес он.

Мисс Стрект, сидящая за соседним столиком, весело рассмеялась. Она наклонилась к мисс Перчинг; при этом ее ожерелья и браслеты негромко позвякивали.

— Какой милый мальчуган! И такой услужливый! А как приятно видеть этот здоровый аппетит!

Услышав, что его назвали «милым мальчуганом», Снабби скорчил такую физиономию, что Роджер и Диана невольно рассмеялись.

— И вообще они славные ребятки, — продолжала тем временем мисс Стрект. — Вы, видимо, их мама?

— Нет, я лишь присматриваю за ними, — вежливо, но холодно ответила мисс Перчинг. От таких людей, как мисс Стрект, следует держаться подальше, это очевидно. Она запросто может спровоцировать детей на грубость. — Меня зовут Перчинг, мисс Перчинг.

— А я — мисс Стрект, — представилась дама. — Нам нужно будет обязательно встретиться, мисс Перчинг. Когда ваши воспитанники улягутся спать, приходите поболтать ко мне. Знаете, я очень люблю детей. И еще собак… Это такие милые существа!

Чудик тут же решил посмотреть, кто эта восторженно-разговорчивая дама, и вылез из-под стола. Это послужило сигналом для нового излияния восторгов.

— Ах, какая прелесть! — слащаво воскликнула мисс Стрект. — Я просто обожаю спаниелей! Иди ко мне, лапочка. Мы с тобой сходим погулять как-нибудь, да?

Чудик окинул ее полным отвращения взглядом и вновь удалился под стол. Мистер Дабби издал звук, напоминающий сдавленный смешок, и лениво повернулся, улегшись спиной к мисс Стрект.

— Как же вас зовут, ребятки? — не унималась мисс Стрект, которой непостижимым образом удавалось одновременно поглощать горячий суп и болтать без умолку. — Вот, например, эту симпатичную девчушку?

— Меня зовут Диана. И я вовсе не девчушка. Вы так говорите, будто мне шесть лет!

— Мое имя — Роджер, — представился ее брат немного резковато.

— А я Снабби, мисс Стрекот, — неожиданно с лучезарной улыбкой произнес Снабби. Диана прыснула.

— Моя фамилия Стрект, а не Стрекот, — как ни в чем не бывало поправила его неугомонная собеседница. — Как вам нравится Рабэдаб, дети? Удивительно оригинальное название, вы не находите?

— Да, мисс Стрект, я бы даже сказал, стрекочущее… — начал было Снабби и замер на полуслове. — Ой, какие на вас красивые бусы, мисс Стрект! — быстро нашелся мальчик.

— Снабби! — произнесла старая гувернантка устрашающе, и женщина удивленно взглянула на нее. — Смотри в свою тарелку, и чтоб больше я тебя не слышала.

Мисс Перчинг явно опасалась, что дальнейшее общение с мисс Стрект ни к чему хорошему не приведет.

Когда в голосе воспитательницы зазвучали леденяще-звенящие нотки, Снабби испугался по-настоящему. Непривычно притихший, он уткнулся в свою тарелку с холодной курятиной, ветчиной и салатом.

— Извините, мисс Перчинг, нам и сейчас нельзя разговаривать? — через некоторое время осторожно осведомилась Диана. — Я имею в виду, вы не против, если мы будем разговаривать друг с другом?

Мисс Стрект в это время была увлечена оживленной беседой с Весельчаком, который ей героически подыгрывал. Мисс Перчинг рассудила, что сейчас уже можно позволить детям поболтать между собой.

— Так и быть. Но учтите, я вас предупреждаю: после обеда не совать свой нос в гостиную. Оставьте это для других постояльцев.

— Хорошо, лучше мы все пойдем гулять, — кивнул Роджер. — Мне и самому не очень-то хочется вести светские беседы.

Этого не хотелось никому из ребят. «Ох-ох-ох, — подумала мисс Перчинг, — нелегко мне придется в эти каникулы!»