Загадка морской пещеры

Блайтон Энид

Море, солнце, белый песок — что может быть лучше для отдыха в летние каникулы! Барни, Снабби, Роджер и Диана в восторге! Но так ли уж безмятежно-спокоен маленький рыбацкий поселок? Что означает таинственное зашифрованное письмо, случайно попавшее в руки ребят? И зачем таинственные незнакомцы ночью крадутся к морской пещере? На этот раз дружной четверке предстоит разгадать одну из сложнейших криминальных загадок...

 

Глава I. ВПЕРЕД, В НЕВЕДОМЫЕ ДАЛИ!

— Наверное, эти каникулы будут у нас самые интересные из всех! — сказал Роджер, перетаскивая сумки и чемоданы к парадной двери. — Диана, будь другом, прихвати вон те книжки, пока мы о них не забыли.

Диана взяла с пола связку книг и побежала вниз по лестнице вслед за Роджером. Перед парадной дверью стоял новенький жилой автофургон, и Диана, наверное, уже в двадцатый раз остановилась, любуясь на него.

— Подумай, Роджер, как обидно вышло: когда папа, наконец, купил этот фургон, он не может с нами поехать — срочная командировка в Америку!

— Да, а сколько было планов, — вдохнул Роджер. — Хорошо, еще, что мама не сплоховала, когда узнала об этом, и сама решила вести машину. Я ужасно испугался, что все развалится! У меня прямо душа в пятки ушла, представляешь!?

— У меня тоже, — Диана аккуратно поставила книжки на полку в фургоне. — Мы взяли наш справочник по птицам? Ведь наверняка во время путешествия мы увидим массу птиц. Я тебе говорила? У меня задание на каникулы — написать сочинение на тему: «Каких птиц я видела».

— Тогда не забудь прихватить бинокль, — подсказал Роджер. — Он в прихожей висит. А что скажешь насчет мисс Перчинг? Скорее всего она поедет с нами, раз папа не сможет.

Когда-то мисс Перчинг была гувернанткой их матери, а теперь просто считалась добрым другом семьи. Дети любили эту милую женщину, но в данном случае Роджер сомневался, что взять ее с собой в путешествие — удачная идея.

— Понимаешь, одно дело мисс в доме, — объяснил он Диане, — а другое — в маленьком фургончике, где с трудом можно повернуться. Не начнет ли она ворчать по любому поводу от этой тесноты?

— Ничего, зато мама сможет с ней меняться, когда устанет вести машину. И потом, мисс Перчинг составит маме компанию, с ней будет веселее. Если только она не начнет все время призывать нас к порядку и заставлять мыть руки по двадцать раз на день. Да еще…

— О чем это вы тут сплетничаете? — прервала их разговор миссис Линтон, спешащая к фургону с сумками. — Если мы хотим выехать в одиннадцать, надо поторопиться. В два часа мы должны заехать за мисс Перчинг, а это значит, придется ехать со скоростью больше тридцати миль в час, если не выедем вовремя. На мой взгляд, это слишком быстро для машины с прицепом.

— Жалко, что папа не едет, — вздохнула Диана, помогая маме укладывать багаж. — Я, конечно, не против мисс Перчинг, но папа… С ним всегда так весело на каникулах!

— Да, мне тоже очень жаль, — грустно улыбнулась миссис Линтон. — Зато на этот раз нам хотя бы не придется маяться со Снабби.

— Да уж! Снабби вместе с Чудиком в маленьком фургоне — это уж слишком! — согласился Роджер. — А у кого он проводит эти каникулы?

Снабби — двенадцатилетний рыжеволосый, веснушчатый, курносый подросток — был их двоюродным братом. У него не было ни отца, ни матери, поэтому во время каникул он жил у кого-нибудь из своих многочисленных родственников. Сам Снабби отличался далеко не примерным поведением, а уж со своим взбалмошным Чудиком — забавным черным спаниелем — он способен был довести до белого каления даже самую терпеливую из своих тетушек и самого невозмутимого из дядюшек.

— Наверное, он поехал к тете Пэт, — предположила Диана. — Могу спорить, он выведет ее из себя. В прошлый раз, когда Снабби гостил у нее, у Чудика вдруг появилась страсть к галошам. Он вытащил их все до единой из шкафа в прихожей и спрятал в саду, в кустах шиповника.

— У садовника глаза на лоб полезли, когда он их там увидел. Он позвал Снабби, а тот с невинным видом осведомился, что за странные растения взошли на цветочной клумбе, — вспомнил Роджер и невольно рассмеялся.

— Старина Снабби! Он, конечно, ужасный надоеда, но, честное слово, иногда, глядя на него, просто невозможно удержаться от смеха, — улыбнулась Диана. — Ему бы, наверное, очень хотелось бы поехать с нами в это путешествие.

— К счастью, он с нами не едет, — строго сказала мама. — Диана, уложи, пожалуйста, вон те пледы, а я пойду еще раз проверю, не забыли ли мы чего-нибудь. Пора отправляться!

Миссис Линтон поспешила в дом, а Диана, оглядев аккуратный небольшой фургончик, невольно подумала о том, что вряд ли он надолго останется таким чистеньким. Она сама, мама и мисс Перчинг будут спать в фургоне, а Роджер — на заднем сиденье машины. Как это здорово — путешествовать по стране! Ехать, куда захочешь, не зная, в каком графстве остановишься на ночлег; засыпать и просыпаться, когда вздумается. Да, это будет настоящий праздник!

— Есть только одно, чего бы мне очень хотелось, — шепнула Диана Роджеру, когда они вошли в дом, чтобы попрощаться с кухаркой. — Чтобы Барни поехал с нами. Это самое мое большое желание!

— Мое тоже, — вздохнул Роджер, — Увидеть его и Миранду. Эта обезьянка — такая симпатяга! Мы уже сто лет их не видели.

— Барни теперь путешествует со своим отцом, — грустно сказала Диана. — Интересно, он часто вспоминает, как колесил по дорогам с бродячими цирками, пока не нашел своего отца? Вот уж постранствовал он тогда!

— Да, теперь он обрел настоящую семью, он больше не бедный мальчишка из цирка, у которого никого не было на всем белом свете, — добавил Роджер. — И Миранда больше не одинокая маленькая обезьянка, делившая с ним и холод, и голод. Теперь она баловень, любимица всей семьи. К счастью, Барни совсем не изменился.

— Да, он все такой же, наш Барни — добрый и сильный, — согласилась Диана. — Очень надеюсь, что в эти каникулы мы с ним все-таки встретимся. Мама, ты где? Нам, и правда, уже пора ехать.

— Иду-иду! — откликнулась миссис Линтон, сбегая по лестнице вниз. — Я вспомнила, что нужно захватить лосьон от солнечных ожогов, на случай, если мы обгорим. Такая стоит жара! Идите, мои милые, попрощайтесь, и едем.

Диана и Роджер попрощались с добродушной кухаркой, и та сунула им в руки большой пакет.

— Немного моего фирменного сахарного печенья, чтобы до обеда дотянули, — подмигнула она детям. — Счастливо вам отдохнуть! Помогайте маме, заботьтесь о ней. Устала она от этих сборов.

Наконец все уселись, и машина, тронувшись с места, медленно покатилась к воротам, таща за собой фургон. К счастью, ворота были широкими, и нигде не оставив ни единой царапины, они двинулись по дороге. Прицеп катился ровно, лишь изредка подпрыгивая на ухабах, и вскоре они выехали на шоссе.

Каникулы начались! По дороге они остановились, чтобы перекусить, а потом поехали дальше, к мисс Перчинг.

— Мы, конечно, опоздаем к миссис Перчинг, но это ничего, мама, — сказал Роджер. — Она все равно не поверила бы своим глазам, если бы мы приехали вовремя!

— Не стану спорить, но сама она будет готова минут за десять до срока, — улыбнулась миссис Линтон. — И я буду чувствовать себя провинившейся девочкой, как когда-то в детстве.

Мисс Перчинг действительно уже ждала их на пороге, чемоданы стояли рядом. Она была все такой же: высокой, худощавой, с лукавыми, поблескивавшими за стеклами очков, глазами.

— Ну вот, слава богу, вы и приехали! — приветливо улыбнулась она. — И, что самое удивительное, опоздали всего на каких-то пятнадцать минут! Вы обедали?

— Да, мисс Перчинг! — ответили все хором.

Роджер выскочил из машины, чтобы забрать у нее багаж и положить его в прицеп.

— Какой замечательный фургон! — одобрительно улыбнулась мисс Перчинг. — Не думала, не гадала, что когда-нибудь соглашусь спать в фургоне. И вот — пожалуйста, не только согласна, но и жду этого с нетерпением!

— Сначала машину поведу я, а потом вы меня смените, — предложила миссис Линтон. — Думаю, сначала мы направимся к тому прелестному озерцу возле Йестерли. Дети смогут там купаться. Такая чудная погода, просто благодать!

— Да, погода изумительная, — согласилась мисс Перчинг, усаживаясь на переднее сиденье. — А почему с вами нет Снабби? Он ведь всегда раньше присоединялся к нам, когда я оставалась присматривать за Дианой и Роджером.

— Он сейчас у тети Пэт и, скорее всего, довел ее уже до полного помешательства, — сообщила Диана. — Жалко, что с нами нет Чудика! Он такой симпатичный, я его просто обожаю.

— Не знаю, не знаю… — с сомнением покачала головой мисс Перчинг. — Мне тоже нравится этот пес, но не думаю, что смогла бы долго его выносить, если бы он отправился в поездку вместе с нами, Чудик не слишком располагает к отдыху.

Было очень приятно ехать по шоссе в этот солнечный день и знать, что впереди целых три недели приятного ничегонеделания с пикниками, купаньем, мороженым и, может быть, даже сном под открытым небом, а не в фургоне. Роджер уже решил, что предложит этот вариант в первый же вечер. Конечно, не для мамы и мисс Перчинг, а для себя и Дианы.

Машина, урча, удалялась все дальше и дальше от дома. Где они остановятся на ночлег? Никто этого не знал, и никого это особенно не волновало. Фургон катился вслед за ними, и время от времени Роджер оборачивался, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.

— Я уверен, все будет здорово! — радостно сообщил он Диане. — Целых три недели одних развлечений! Ничего, кроме развлечений!

 

Глава II. ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА

Пять дней все шло замечательно. Диана и Роджер наслаждались жизнью. Двое суток они провели у великолепного голубого озера возле Йестерли, устраивали пикники, купались. Мисс Перчинг повергла всех в изумление, когда достала купальный костюм и объявила, что тоже намерена окунуться. Но что еще более удивительно: оказалось, она вполне прилично плавает.

— Надо же! Просто невероятно! — тяжело дыша, проговорила Диана, вылезая на теплый песчаный берег. — Мы плыли наперегонки с мисс Перчинг, и она меня обогнала! Ты посмотри, она все еще плавает, а мне пришлось выйти на берег, чтобы отдохнуть.

— Она молодец, — согласился Роджер. — Да и мама тоже. Вот если бы я мог так долго лежать на воде, как она! А ведь вода несоленая. Наверное, она руками подгребает или еще как-нибудь.

— Да, такие каникулы мне нравятся! — воскликнула Диана. — А как интересно спать под открытым небом! Ты слышал, как где-то рядом ухал филин? Я в первый момент так испугалась, даже волосы дыбом встали!

— А я ничего не слышал, — признался Роджер. — Только закрыл глаза и сразу отрубился. Пока ты меня не растолкала утром. Сколько еще мама и мисс Перчинг будут там плескаться? Я уже проголодался.

Следует отметить, что с первого дня путешествия все четверо ели за обе щеки. Даже мисс Перчинг, хотя сначала ужасно стеснялась своего внезапно проснувшегося чудовищного аппетита.

— Ну что вы смотрите на меня такими удивленными глазами, когда я беру себе вторую добавку? — спрашивала она. — Из-за ваших взглядов я чувствую себя обжорой. Мне просто хочется есть. Что в этом такого?

— Ага! Жалко, что Снабби сейчас вас не слышит! — прищурился Роджер. — Когда он выпрашивал вторую добавку, вы всегда твердили, что на самом деле он есть не хочет, делает это только из жадности!

— Малыш Снабби, — вздохнула мисс Перчинг. — Как-то он проводит свои каникулы, хотелось бы знать. Ведь своих детей у тети Пэт нет, верно? Значит, играть Снабби будет не с кем. Боюсь, он вскоре начнет немного надоедать взрослым.

— Не немного, а ужасно надоедать, — поправила ее Диана. — Он становится совершенно неуправляемым, когда ему скучно. Придумывает невесть что! Помните, как он решил однажды прочистить трубу на крыше, когда она начала дымить, потом…

— Лучше не вспоминай! — простонала мама. — Я даже думать не хочу о том дне. Папа чуть с ума не сошел, гоняясь за Снабби по всему саду с щеткой для дымохода.

— А потом споткнулся о Чудика и упал, — фыркнула от смеха Диана.

— Да. Это удивительно, но всегда получается так, что Чудик обязательно мешается под ногами у любого, кто сердится на Снабби, — заметил Роджер. — Умнейший пес этот Чудик.

Каждый вечер вчетвером они сидели в фургоне и слушали новости по радиоприемнику. С тех пор как они отправились в путешествие, газет они не видели ни одной, но, как сказала мисс Перчинг, полностью отключаться от всего, что происходит в мире, все же не стоит. «А вдруг кто-то высадился на Луну, где-то началась война или землетрясение, — говорила она. — Надо всё же узнавать новости хотя бы раз в день».

Когда пятый день путешествия подходил к концу, они, как обычно, сидели в фургоне и слушали вечерние новости. Роджер и Диана по обыкновению слушали вполуха, пока диктор не дошел до прогноза погоды. Эти сведения были действительно важны: сколько еще продержится это тепло и солнце? Новости были ужасно скучными: еще одна забастовка, длинная речь какого-то важного деятеля, испытания нового самолета. А потом прозвучало сообщение, заставившее всех насторожиться. Мисс Перчинг уже как раз собиралась выключить радио, когда послышался взволнованный голос диктора:

— Срочное сообщение для миссис Линтон, путешествующей на машине вместе со своими детьми. Ее просят немедленно позвонить в Хилели по телефону: 6-82-51. Ее сестра серьезно заболела. Повторяю: срочное сообщение для…

Пока повторялось сообщение, всё молчали, не решаясь даже пошевелиться. Потом Диана прошептала;

— Мамочка, да ведь это они тебе говорят! Ведь это ты миссис Линтон. Мамочка, неужели это значит, что…

— Это значит, что что-то случилось с тетей Пэт, сестрой вашей мамы, — сказала мисс Перчинг, поднимаясь. — Не надо так волноваться, дорогая. Мы прямо сейчас поедем к телефону-автомату и выясним, в чем дело.

— О боже! Что же там могло произойти? Нам придется вернуться. Я должна поехать к Пэт. О господи, голова кругом идет, — причитала бледная, как полотно, миссис Линтон.

Диане и Роджеру тоже показалось, что у них закружилась голова. Как это ужасно! И как раз в самом начале путешествия! Бедная тетя Пэт. Что могло с ней случиться? «Серьезно заболела». Это звучит так пугающе.

— Вы, ребята, останетесь здесь, в фургоне, — решительно проговорила мисс Перчинг, как обычно бери руководство на себя. — А я отвезу вашу маму в ближайшую деревню, и мы позвоним оттуда. Мы вернемся как можно быстрее. Выше нос, Диана — не надо заранее расстраиваться. Возможно, все не так уж плохо.

Через две минуты мисс Перчинг уже гнала машину по дороге. Миссис Линтон молча сидела рядом. Роджер и Диана вышли из фургона и подошли к зарослям вереска. Солнце уже село, но было еще довольно светло. Диана заплакала, и Роджер обнял ее за плечи

— Может быть, все не так уж страшно, — утешительно сказал он. — Хотя, скорее всего, маме придется вернуться. И, стало быть, нам тоже.

— Но как же нам возвращаться? — всхлипывала Диана. — Кухарка уехала, дом заперт. Там сейчас никого нет.

— Верно, я об этом совсем забыл. А что же теперь будет делать Снабби? Он же не может остаться у тети Пэт. Ведь если она заболела, ее могут отвезти в больницу. Что же с ним будет?

— И с нами тоже, — горестно вздохнула Диана. — Мама, конечно, останется ухаживать за тетей Пэт. Она ее так любит. Ох, надо же было такому случиться! А как все хорошо начиналось!

Ребятам показалось, что прошло очень много времени, прежде чем они услышали звук мотора. Вскочив, они бросились навстречу.

Когда машина подъехала — а это оказалось такси — мамы в ней не было, только мисс Перчинг.

— Что случилось? — воскликнула Диана. — Где мама?

— Поехала на машине проведать тетю Пэт, — объяснила мисс Перчинг, расплачиваясь с таксистом. — Тетя упала и сильно ударилась головой. Врачи сначала опасались за ее жизнь, но, судя по последней информации, ей уже лучше. Вашу маму попросили приехать как можно скорее, поскольку тетя Пэт все время зовет ее.

— Ах, бедная мамочка! — вздохнула Диана при мысли, что маме придется одной ночью ехать на машине. — Мисс Перчинг, как вы думаете, тетя Пэт поправится?

— Доктора говорят, что сейчас она в безопасности, — успокоила ее мисс Перчинг. — Так что не стоит слишком переживать. Мама передает вам привет и обещает сообщить последние новости утром. Я съезжу в деревню и позвоню ей. Это не очень далеко… А мама сюда вернется? Мы продолжим наше путешествие? — взволнованно спросил Роджер.

— Думаю, на этот вопрос я должна ответить отрицательно, — покачала толовой мисс Перчинг. — Скорее всего, она решит остаться с сестрой, пока та не пойдет на поправку. У нас не было времени обсудить, что мы будем дальше делать, но, боюсь, вам придется какое-то время побыть со мной, мои милые. Я обещала вашей маме, что присмотрю за вами, пока она не сможет забрать вас домой.

— Тогда что же мы будем делать сейчас? — спросил Роджер, чувствуя, что совершенно растерялся. — У нас есть фургон, но нет машины, наш дом заперт. Может, нам бросить этот фургон и поехать к вам, мисс Перчинг?

— Ох, я и сама пока не знаю, Роджер, дружочек, — вздохнула мисс Перчинг. — Утро вечера мудренее. Бывают ситуации и похуже, но в них-то как раз и проявляется, насколько человек силен или слаб. Ваша мама, как только пришла в себя от шока, держалась очень мужественно и была готова ко всему.

— А как же бедняга Снабби? — встревожилась Диана. — Он же у тети Пэт. Ой, мисс Перчинг, надеюсь, тетя Пэт упала не потому, что споткнулась о Чудика?

— Нет, она упала с приставной лестницы, — успокоила девочку мисс Перчинг. — А сейчас мы откроем бутылку лимонада, достанем шоколадное печенье, миндальные пирожные, что остались от ланча, и устроим ужин. Вы наверняка проголодались.

Дети были рады, что мисс Перчинг держится так бодро и уверенно. Она даже пару раз пошутила. Роджер после ужина тоже взбодрился, только Диана все еще была испуганной и подавленной.

— Роджер, не хочешь лечь в фургоне, на мамином месте? — спросила мисс Перчинг. — Думаю, Диана будет рада, если сегодня мы переночуем вместе.

— Да, да! Я с радостью посплю в фургоне, а не на воздухе, — быстро согласился Роджер, и Диана довольно кивнула.

Теперь, если она ночью проснется и ей станет страшно или грустно, можно будет разбудить Роджера. Хорошо, когда твой брат рядом в трудные моменты!

Вскоре фургон погрузился в темноту. Какие новости принесет им завтрашний день? Хорошие или плохие? И что будет с их каникулами?

 

Глава III. СТАРИНА БАРНИ

На следующее утро мисс Перчинг, полная энергии, проснулась рано и разбудила ребят:

— Вставайте! После завтрака я сделаю вылазку в деревню и позвоню вашей маме. Как спалось?

— Мне — хорошо, — ответила Диана, сама удивляясь этому, потому что еще накануне была уверена, что не сомкнет глаз.

Роджер тоже отлично выспался, и теперь они оба были готовы мужественно встретить любое известие, каким бы плохим оно ни было. Мисс Перчинг приготовила чай, Диана нарезала хлеб, и вскоре все жевали бутерброды с ветчиной, запивая их горячим чаем.

— Не понимаю, почему мы пьем этот кипяток, а не холодный лимонад? В такое жаркое утро он подошел бы гораздо лучше, — заметила Диана.

Сразу после завтрака мисс Перчинг поспешила в деревню. Она вернулась через полчаса. Дети, с нетерпением поджидавшие ее, побежали навстречу и с огромным облегчением вздохнули, увидев улыбку на лице женщины.

— Хорошие новости, — сразу сообщила мисс Перчинг. — Ваша мама благополучно доехала, а тетя Пэт так ей обрадовалась, что ее состояние сразу стало улучшаться.

— Ура-ура-ура! — воскликнула Диана.

— Оказывается, тетя Пэт упала со стремянки, когда подвязывала какие-то вьющиеся растения на стене, — объяснила мисс Перчинг, — и ударилась головой о каменную дорожку. Так что Чудик к этому никакого отношения не имеет! Сейчас тетя в больнице, а ваша мама с ней. Боюсь только, ей нескоро удастся вернуться к нам, потому что ваш дядя остался один, и о нем некому заботиться. Поэтому вашей маме придется часть времени тратить на него.

— Да? — растерялась Диана. — А что будет с нами?

— Я попытаюсь нанять машину и отвезу фургон к своему дому, — сказала мисс Перчинг. — Боюсь, вам придется поехать со мной, поскольку ваш дом заперт. Мне очень жаль, мои дорогие, ведь каникулы обещали быть такими замечательными, может быть, лучшими из всех, а закончились так неожиданно и печально. Но я ума не приложу, что мы еще можем сделать.

— Я тоже, — уныло вздохнул Роджер. — Мы вам очень благодарны за то, что взяли на себя все эти хлопоты, мисс Перчинг. Я уверен, в вашем маленьком домике мы создадим вам столько неудобств! Вот досада, как все неудачно сложилось!

— Какие неудобства, забудь об этом. После того, как мы наведем порядок в фургоне, Диана может поехать со мной, чтобы выяснить насчет машины, — распорядилась мисс Перчинг. — А ты, Роджер, останешься здесь за хозяина. Ты согласен?

— Конечно, — кивнул Роджер.

Всё такой же расстроенный, он проводил глазами мисс Перчинг, вновь отправившуюся в деревню, на этот раз вместе с Дианой. В один миг закончились так прекрасно начавшиеся каникулы! Конечно, мисс Перчинг хорошая и добрая, но одна только мысль о том, что придется провести две, а то и три недели в ее аккуратненьком крошечном домике, приводила Роджера в ужас.

«Мы там позеленеем от скуки! — подумал он, но тут же упрекнул себя за неблагодарность; — Что бы мы сейчас делали без мисс Перчинг? Может быть, поехали к старому другу Барни, но он наверняка путешествует где-нибудь со своим отцом. Да чего там — если бы да кабы. Надо просто попытаться использовать наилучшим образом теперешнее положение».

Мисс Перчинг и Диана вернулись через час. Вид у них был подавленный.

— Мы не смогли поймать машину, — сообщила мисс Перчинг. — Пришлось позвонить в ближайший город и заказать ее там. Очень надеюсь, что это не будет какая-нибудь старая развалина, которая рассыплётся на кусочки на полпути к дому. Признаюсь, я не слишком сильна в устройстве автомобилей.

Их фургон стоял на поросшем вереском холме в нескольких десятках ярдов от дороги, недалеко от фермерского дома. Фермер дал им разрешение остановиться на холме. Примерно часа в три они увидели, что он направляется к их фургону.

— О господи! Надеюсь, он не собирается прогнать нас отсюда, — забеспокоилась мисс Перчинг.

Фермер неторопливо подошел к фургону. За ним бежала собака.

— Добрый день, мэм, — поздоровался он с приятным сельским выговором. — Для вас пришла телеграмма с почты. Ее доставили на мой адрес.

Он протянул мисс Перчинг сложенный пополам оранжевый листок. Мисс Перчинг развернула его с внезапно подступившим страхом и прочла. Потом подняла на ребят изумленные глаза.

— Ничего не понимаю. Здесь написано: «Ждите зпт будем вечером тчк Барни».

— «Будем вечером тчк Барни», — эхом повторила Диана, и лицо ее вдруг просветлело. — Мисс Перчинг, это же замечательно! Значит, Барни и его отец как-то узнали о том, что случилось с тетей Пэт, и о том, что маме пришлось поехать к ней, а нас оставить здесь! И они приедут сюда сегодня вечером!

— Наверное, они услышали сообщение по радио так же, как и мы, позвонили в Хилели и выяснили подробности, — догадался Роджер. — Мисс Перчинг! Теперь все будет в порядке! Отец Барни найдет машину и все организует. Нам невероятно повезло!

Диана облегченно вздохнула, на душе у неё вдруг стало легко. Приедет Барни вместе со своим симпатичным отцом, теперь все устроится Может быть, они погостят немного у Барни?

— Спасибо вам, — поблагодарила мисс Перчинг фермера.

Кивнув, он ушел в сопровождении своей собаки.

— «Ждите, будем вечером», — в который раз прочла телеграмму Диана. — Это значит, что сейчас они уже едут к нам. И, наверное, они находились где-то далеко, иначе приехали бы еще днем. Старина Барни! Теперь нам можно не волноваться.

— Вы можете пойти на речку искупаться. Сегодня жарко, — сказала мисс Перчинг. — Я с вами не пойду, потому что кому-то надо остаться в фургоне. Идите, поплавайте, это пойдет вам на пользу.

Роджер с Дианой отправились купаться. После телеграммы Барни они заметно повеселели. Что ни говори, а настоящий друг — это великое дело!

— Мы и Мирандочку увидим, — радостно щебетала Диана. — Что мне больше всего нравится в животных, это то, что со временем они как будто совеем не меняются, не то, что люди. Я думаю, и Миранда будет совершенно такой же, как год назад.

Вдоволь наплававшись, они долго лежали на теплом песке, а когда вернулись обратно, оба ужасно хотели есть.

— От Барни ничего нового нет? — спросил Роджер.

Мисс Перчинг покачала толовой.

— Нет. В телеграмме, если вы помните, сказано «вечером». Так что придется вам набраться терпения. Скорее всего, они были где-то в Корнуолле или на севере Шотландии, а, может быть, в горах Уэльса. Одним словом, далеко отсюда.

— Я не лягу спать, пока их не дождусь, — твердо заявил Роджер

— А я и не настаиваю, — пожала плечами мисс Перчинг. — Хотелось бы только надеяться, что они приедут еще до полуночи

Наступил вечер, солнце клонилось к закату. При каждом звуке проходящей по шоссе машины все трое замирали, прислушиваясь, но машины, увы, проезжали мимо, не останавливаясь.

Наконец, когда уже совсем стемнело, их слух уловил близкий шум мотора. Машина взбиралась на холм по разбитой дороге по направлению к фермерскому дому.

— Наверное, это Барни! — взволнованно воскликнула Диана.

Все трое нетерпеливо вскочили на ноги.

Машина остановилась Но через несколько минут они услышали что двигатель снова завелся. Машина ехала по дороге, ведущей к ним!

— Это Барни! Точно, Барни! — радостно кричал Роджер. — В деревне их направили на ферму, а там объяснили, как проехать к нам. БАРНИ! БАРНИ!

Через несколько минут послышался голос:

— Эй! Мы уже едем! Только дорога здесь вся в ухабах!

Вскоре возле фургона остановилась большая легковая машина. Из нее выскочил высокий подросток. Роджер и Диана бросились навстречу старому доброму другу. На плече у Барни взволнованно стрекотала Миранда.

— Привет! Как я рад вас видеть! — восклицал Барни, обнимая Диану и Роджера. — Извините, что так долго ехали. Мы были далеко, в Шотландии. Вчера вечером услыхали сообщение и, конечно, сразу позвонили вашей маме в Хилели. Как у вас тут дела?

— Ох, Барни, как хорошо, что ты здесь! — говорила Диана. — Мы просто не знали, что и делать, когда маме пришлось уехать. А это кто выходит из машины? Твой отец?

— Да. Теперь можно во всем положиться на него, — твердо сказал Барни, радуясь встрече с друзьями. — Он все сделает! У него уже есть отличный план. — Здравствуйте, мисс Перчинг! Как все неожиданно получилось, правда?

— Да уж, совершенно неожиданно, — покачала головой мисс Перчинг. — А вот и твой папа. Добрый вечер, мистер Мортон! Как любезно с вашей стороны, что вы приехали!

— Добрый вечер, мисс Перчинг, — поздоровался отец Барни, пожимая ей руку. — Мне очень жаль, что у вас случилась такая неприятность. Давайте зайдем в ваш замечательный фургон и обсудим один план.

Все вместе, не забыв, разумеется, и Миранду, они расположились в фургоне. Обезьянка громко лопотала, перепрыгивала с одного плеча Барни на другое, отчего Роджер и Диана восторженно смеялись. Старина Барни, малышка Миранда! Как чудесно, что они все снова вместе!

 

Глава IV. БЛЕСТЯЩАЯ ИДЕЯ

В маленьком фургоне стало тесно. Мисс Перчинг зажгла лампу, и друзья, наконец, смогли рассмотреть друг друга. Голубые глаза Барни сияли, и улыбка его была такой же широкой, как и раньше, он загорел, как шоколадка.

— Сегодня вечером мы еще раз звонили миссис Линтон, чтобы узнать, как состояние ее сестры, — сказал мистер Мортон, обращаясь к мисс Перчинг. — Ей немного лучше и, безусловно, теперь у нее есть все шансы на выздоровление, но на это нужно время.

— Слава богу! — с облегчением вздохнула мисс Перчинг. — Вчерашняя новость стала для нас таким ужасным ударом! Я бесконечно рада вас видеть, мистер Мортон. Меня очень волновала мысль, как нам лучше поступить.

— Можете больше не волноваться, — твердо сказал мистер Мортон. — Я предлагаю сделать следующее: прицепить ваш фургон к моей машине и…

— И отвезти нас домой, — не дал ему договорить Роджер. — Но дело в том, мистер Мортон, что наш дом сейчас заперт, и там никого нет!

— Это я знаю, — кивнул отец Барни. — Я также знаю и то, что вы очень расстроитесь, если три недели каникул будут безнадежно испорчены. Поэтому я думаю, если вы все присоединитесь к Барни — или позволите ему присоединиться к вам, как вам больше нравится, — вы решите все ваши проблемы.

— Вы хотите сказать, что мы могли бы взять вашу машину для перевозки фургона? — спросила мисс Перчинг. — Ох, если вы имеете в виду, что машину поведу я… Боюсь, мне с этим не справиться. Она такая большая и…

— Нет-нет, я имел в виду вовсе не это, — поспешил успокоить ее мистер Мортон. — Сейчас все объясню. Наш с Барни недельный отдых уже почти закончился, и мне надо возвращаться к делам. Поэтому я предлагаю следующее: я беру на прицеп ваш фургон, и завтра мы едем и подыскиваем для вас хорошее местечко, где можно остановиться. Может быть, возле какой-нибудь небольшой гостиницы, чтобы вы с Дианой могли там ночевать. Мальчики могут спать в фургоне и…

— Замечательная идея! — с сияющими глазами воскликнула Диана. — Хорошо бы где-нибудь у моря.

— Попробуем поискать, — улыбнулся мистер Мортон, глядя на ее взволнованное лицо. — Если завтра нам удастся найти хорошее место, я оставлю вас там, а сам поеду домой. Уверен, что мисс Перчинг сумеет за вами присмотреть. Когда же придет время возвращаться, я приеду и отвезу прицеп. Ну, что вы на это скажете?

— Замечательно! Даже не верится! — воскликнул Роджер. А я уж думал, что нам придется возвращаться домой и жить одним в пустом доме! Вы так добры, сэр. Это решает все наши проблемы. Кроме одной…

— Что же это за проблема? — поинтересовался мистер Мортон.

— Проблема со Снабби, — вздохнул Роджер. — Что будет с ним?

— Нельзя ли ему поехать с нами? — с надеждой спросила Диана. — В фургоне хватит места для троих. Или он мог бы жить в той же гостинице, где остановимся мы с мисс Перчинг.

— Вот досада! Я совсем забыл о Снабби! — взмахнул руками мистер Мортон. — Ну, конечно, он может присоединиться к нам. Ведь бедняга гостил как раз у той самой тети, которая: заболела? Мы позвоним вашей маме и попросим отправить его к нам, когда решим, где остановиться.

Диана облегченно вздохнула:

— Я так волновалась. Но теперь, кажется, все утряслось. Огромное вам спасибо, мистер Мортон Надо же, Снабби и Чудик тоже будут с нами! Миранда, ты слышишь? Ты поедешь отдыхать вместе с нами!

Услышав свое имя, обезьянка восторженно застрекотала. Она прыгнула на плечо Дианы в легонько дернула за волосы, делая вид, будто что-то шепчет ей на ухо.

— Ах ты, озорница маленькая! — ласково приговаривала Диана. — Как хорошо, что мы снова вместе! Это просто подарок!

— Не хотите ли чашечку какао? Или лимонада? — предложила гостям мисс Перчинг. — Боюсь, ужин у нас будет довольно скромный.

— Ой, чуть не забыл, — вскочил с места Барни. — У нас в машине тоже кое-что есть. Чтобы не терять время, мы решили не останавливаться в ресторане, а просто купили хлеба, ветчины, помидоров, фруктов и поели по дороге. Нам очень хотелось поскорее добраться сюда. Я схожу принесу, там много всего осталось.

— Вот и хорошо! — засмеялась Диана. — Не знаю, почему, но мне вдруг ужасно захотелось есть!

— Это потому, милая, что все твои волнения улеглись, — улыбнулась мисс Перчинг. — Даже я немного проголодалась! Вы очень добры, мистер Мортон, что пришли и нам на помощь.

— О чем говорить, мисс Перчинг, вы столько раз помогали Барни, — сказал мистер Мортон. — Эй, посмотрите, что делает эта обезьянка!

— Ой, она стащила мою губку! — радостно сообщила Диана. — Миранда, отдай немедленно! Смотрите, она трет ею лицо — вспомнила, как я это делала много раз. Миранда, отдай, это моя губка!

— А теперь она сунула ее в рот! — воскликнула мисс Перчинг. — Ну, проказница! Надеюсь, она не собирается ее съесть.

Барни ловко выхватил у обезьянки губку и строго отчитал ее. Миранда сейчас же закрыла мордочку лапками и уселась в углу, жалобно повизгивая.

— Нечего притворяться! — усмехнулся Барни, выходя из фургона. — Вовсе ты не расстроена. Я мигом вернусь. Ди, смотри, чтоб Миранда не стащила у тебя еще и мыло!

Вскоре Барни вернулся с большими бумажными пакетами. Наконец все расселись и принялись за роскошный ужин, состоящий из ветчины, помидоров, сыра, спелых слив и лимонада.

— А где вы будете ночевать? — спросила мисс Перчинг мистера Мортона после ужина. — Ночь такая теплая. Думаю, дети опять захотят спать на воздухе. Но вас, мистер Мортон, наверное, такой ночлег не привлекает?

— Вы правы, я бы предпочел переночевать в гостинице, там, в деревне, — ответил мистер Мортон. — А Барни, конечно, может остаться с вами. Кроме того, я бы хотел сегодня же позвонить миссис Линтон и предупредить, что в самое ближайшее время мы заберем Снабби. Когда решим, куда поедем, я сообщу миссис Линтон, когда отправить Снабби. Что ж, а пока я желаю вам спокойной ночи. Я вижу, Диана уже зевает во весь рот!

— Спокойной ночи, сэр. И большое спасибо, — сказал на прощание Роджер. — До завтра!

Дети пошли проводить мистера Мортона, и вскоре его машина уже медленно ползла по узкой дороге по направлению к ферме.

— А теперь всем в постель! — скомандовала мисс Перчинг. — Должна признаться, теперь я чувствую себя совсем по-другому. Все так прекрасно уладилось! Жаль только, что у вашей мамы отдых испорчен. Хотя, поскольку речь идет о ее родной сестре, она, конечно, об этом и не думает.

Роджер и Барни отправились на поиски поляны с густым вереском.

— Помоемся завтра в ручье, — зевая, сказал Роджер, устраиваясь на пледе. — Барни, ложись, здесь места хватит и для тебя, и для Миранды.

Миранда свернулась калачиком, прильнув к плечу Барни, и что-то застрекотала ему на ухо. Он уже засыпал, поэтому ничего ей не ответил. Тогда обезьяна дернула его за волосы.

— Послушай, Миранда, — строго сказал Барни, освобождая прядь волос из ее крошечных пальчиков, — я не разрешаю таскать меня за волосы, когда я уже почти сплю. Уймись и ложись рядом.

Миранда покорно легла, уткнув покрытую коричневой шерсткой мордочку в его шею. Барни погладил ее и улыбнулся. Забавная она все-таки!

Ночь была душной, поэтому мисс Перчинг и Диана спали в фургоне с распахнутой настежь дверью. Закрыв глаза, мисс Перчинг облегченно вздохнула. Все оборачивается даже лучше, чем она могла себе представить.

Рано утром мистер Мортон вернулся на своей машине. Он привез с фермы мягкий, еще теплый хлеб, яйца, масло и парное молоко.

— Ах, какой вы молодец! — похвалила его мисс Перчинг, одобрительно оглядев всю эту снедь. — Миранда, оставь в покое яйцо!

— Я тут прихватил карту, — сказал мистер Мортон после завтрака, расстилая ее на поросшей вереском поляне, где они устроились на теплом солнышке. — Главное, что надо решить, куда нам поехать. Есть предложения?

— Куда-нибудь к морю, — не раздумывая, выпалил Роджер. — Чтобы можно было купаться и загорать.

— И только не в большой город, — внесла свое пожелание мисс Перчинг. — Лучше в маленький уютный городок или поселок.

— В такое место, где я смогу наблюдать за птицами, — предложила в свою очередь Диана. — У меня задание на каникулы написать сочинение про птиц, которых я увижу во время каникул.

— Ох, только не начинай опять эти разговоры о своем сочинении! Ручаюсь, ты пока ни за одной птичкой не наблюдала! — хмыкнул Роджер.

Диана сердито сверкнула на него глазами, и мисс Перчинг поспешила вмешаться:

— Диана, птиц полно повсюду. Нам вовсе не обязательно искать какое-то особое место для наблюдения за ними. Барни, а ты бы какое место выбрал?

— Знаете, я терпеть не могу эти современные туристические центры, где толпы людей, — сказал Барни. — Я бы поехал в какое-нибудь спокойное местечко, где можно не слишком заботиться об одежде, делать все, что хочется, и ни о чем не беспокоиться.

— Значит, мы все пришли к единому мнению, — подвела итог мисс Перчинг. — Но где нам найти такое местечко в разгар лета? Большинство городков у моря сейчас переполнены.

— Давайте поедем куда-нибудь на холмистое побережье Уэльса, — предложил мистер Мортон, проводя пальцем по карте. — Там великолепная природа. Предлагаю отправиться прямо сейчас. Будем передвигаться вдоль берега и остановимся, как только найдем подходящее место. Давайте складывать вещи, и вперед.

 

Глава V. МОРОЖЕНОЕ ПО-ВАЛЛИЙСКИ

Вскоре они уже были в пути. Машина у мистера Мортона была большая, поэтому в ней все смогли свободно разместиться. Покачиваясь, сзади катился прицеп, и мистеру Мортону все время приходилось сбавлять скорость на поворотах.

Ехали до полудня. Потом, когда подошло время ланча, они устроили пикник в лесочке рядом с шоссе. Мистер Мортон вновь достал карту.

— Скоро мы должны быть у моря, — сказал он, указывая в нее пальцем. — Тогда-то мы и начнем искать подходящее местечко. Проедем без остановки все крупные приморские города, а потом начнем, не торопясь, двигаться вдоль берега, подыскивая то, что нам надо.

— Как интересно! — воскликнула Диана. — Ой, Миранда, ты объешься, и у тебя заболит живот. Барни, она взяла уже четвертую сливу.

Барни забрал у нее сливу, отчего Миранда пришла в ярость. Она прыгнула к нему на голову и так больно дёрнула за ухо, что он закричал. Обезьяна испугалась и попыталась спрятаться у него за пазухой.

— Невозможно не рассмеяться, глядя на эту маленькую проказницу! — заметила мисс Перчинг. — А что мы будем делать, когда приедет Снабби со своим сумасбродным Чудиком? Тут уж никому покоя не будет!

— Должен сказать, я рад, что пока этой парочки нет с нами, — сказал мистер Мортон, сворачивая карту. — Ненормальная собака, взбалмошный мальчишка и надоедливая обезьянка — это слишком много для любого водителя!

Они отправились дальше. На пути был большой приморский город, — шумный, замусоренный и забитый туристами.

— Проезжаем, не останавливаясь, — предупредил мистер Мортон. — И следующий — тоже. А вот потом начнется относительно безлюдная часть побережья, и там нужно будет смотреть в оба.

Они промахнули на скорости сначала один город, за ним второй. Самые многолюдные места побережья остались позади, уступая место пустынным бухтам, песчаным пляжам и крошечным рыбацким поселкам. Поднимаясь по холму, машине приходилось следовать изгибам дороги, сбавляя скорость из-за прицепа.

— Вот это уже похоже на то, что вам нужно, — сказала Диана, глядя на море и горы. — Мистер Мортон, а нельзя ли нам где-нибудь остановиться, чтобы купить мороженого? Я уже почти сварилась, хотя все окна открыты!

— Хорошая мысль! — поддержал ее мистер Мортон.

Он остановился в ближайшей деревне, состоящей из нескольких десятков домов, сбегающих к морю. Но купить там мороженого оказалось негде.

— Поезжайте дальше до Пенриндендрайта, — посоветовала им женщина, к которой они обратились. — Там есть магазин. А если ребятня захочет искупаться, пусть идут в бухту Мерлина. Лучшего купанья, чем там, во всей стране нет.

— Это нам подходит, — обрадовался Роджер.

Они отправились дальше вдоль морского побережья. С одной стороны волны плескались, с другой — горы вздымались. Теперь это уже были не холмы, а самые настоящие горы, вершины которых уходили высоко в небо.

— Чудесное место! — восхищенно сказал мистер Мортон. — Ну, а где же тут Пенриндендрайт? Ага, вон что-то похожее на склоне холма.

Это, действительно, был Пенриндендрайт — живописный рыбацкий поселок с дюжиной старых домиков, тянувшихся вдоль берега и примостившихся чуть выше, на склоне.

А дальше, на холме, возвышалось удивительное старинное строение с приземистыми башнями и башенками. Оно было как будто прилеплено к крутому скалистому склону. Кое-где стены начали разваливаться, и создавалось впечатление, будто они держатся только благодаря обвивающему их густому плющу.

Над высоким дверным проемом виднелась какая-то доска с надписью, но она была слишком далеко, чтобы дети смогли ее прочесть. К тому же, Диану больше интересовали поиски магазинчика с мороженым. Чем осмотр полуразрушенного здания на холме. Она тихонько подергала мистера Мортона за рукав:

— Посмотрите, это не там случайно продают мороженое? — указала она на неровный ряд домиков.

Мистер Мортон остановил возле них машину.

— Насколько я могу судить, только один из них отдаленно напоминает магазин. Должно быть, это там. Видите вывеску над дверью «Майфэнви Джонс, торговля любыми товарами»?

— Посмотрите, там написано «Мороженое»! Вот там, в углу витрины, видите? — указал Роджер. — Скорее, вылезайте из машины!

Что за удивительное зрелище представлял собой этот магазин! Внутри было совершенно темно, а места едва хватало, чтобы стоять: все пространство занимали ящики с самым разнообразным товаром. Они были сложены штабелями на полу, громоздились на полках вдоль стен, какие-то вещи даже свисали с потолка!

— Здесь, наверное, торгуют всем, что только есть на свете, — удивленно сказала Диана. — Продукты, напитки, посуда, горшки, костюмы, сковородки, рыбацкие сети! Мисс Перчинг, это как волшебная лавка из старой сказки!

В этот момент непонятно откуда появилась старуха с белыми, как снег, волосами, которая проковыляла за прилавок.

— А вот и сама хозяйка-ведьма! — прошептал Роджер и тут же получил строгий взгляд от мисс Перчинг.

Лицо старухи было сплошь покрыто морщинами, седые волосы были запрятаны под шапочку из черной сетки. Однако, несмотря на дряхлый облик, взгляд ее был на удивление ясным и пронзительным.

Она заговорила с ними по-валлийски, которого никто из них не знал. Диана указала рукой на табличку с надписью «мороженое». Старая женщина кивнула и неожиданно улыбнулась.

— Два? Три? Четыре? — спросила она по-английски.

— Да хоть двадцать! — выпалил Роджер, и все засмеялись, включая старуху,

— А оно у вас большое? — спросила Диана. Хозяйка магазина достала специальную ложку и, ловким движением зачерпнув из контейнера приличную порцию, положила ее между двумя слоями вафель.

— Думаю, детям по две порции будет достаточно, — строго сказала мисс Перчинг. — А взрослым — по одной. Барни, как насчет Миранды?

— Да, для нее тоже одну, — ответил Барни. — Хотя большую часть она, скорее всего, вывалит себе на макушку, так ей, бедняге, жарко.

— Там можно присесть, — старуха кивнула в сторону двери.

Выйдя на улицу, они уселись на жесткой деревянной скамье у входа в магазинчик.

— На вкус — не блеск, но зато натуральное и очень холодное, — лизнув мороженое, сказал Барни. — Миранда, пожалуйста, слезь на землю. Мне не нравится, что ты кладешь мороженое мне за шиворот. И не прижимай его к моему уху!

Обезьянка спрыгнула на землю, беспрерывно что-то лопоча и сжимая в лапках мороженое. Старая хозяйка, заинтересовавшись Мирандой, вышла посмотреть на нее.

— Очень хорошая маленькая обезьянка, — сказала она с сильным валлийским акцентом. — Вы приехали издалека?

— Да, очень издалека, — ответил Барни.

— А едете далеко? — опять спросила она.

— Сами не знаем. Ищем спокойное местечко, где можно было бы остановиться. Может быть, где-нибудь поблизости, — начал объяснять ей Барни. — Природа здесь замечательная. Нам большие города с огромными отелями не нравятся. А вот какая-нибудь маленькая тихая гостиница… А-а, тогда вам ехать сюда, — уверенно сказала старая леди, указывая на странное полу развалившееся строение на склоне холма. — Тихо, очень тихо. И еда очень хорошая. И место здесь такое красивое, море синее, песок белый, чего еще желать.

— Разве в том старом доме кто-то живет? — удивился мистер Мортон. — Я думал, это просто брошенные развалины.

— Нет-нет. Там мой сын. Он хозяин, — с гордостью сообщила старуха. — Это гостиница, сэр, понимаете? А какая кухня! Большие люди приезжают сюда, важные люди! И всегда говорят, какая хорошая кухня!

С трудом верилось, что какие-то важные персоны могут останавливаться в этом полуразрушенном доме. Старуха поняла, что ей не верят.

— Я говорю правду, — она схватила мистера Мортона за рукав. — В гостиницу моего сына приезжают сэр Ричард Баллинор, профессор Хэллинэн и…

Мистеру Мортону эти имена были знакомы.

— Один из них известный ботаник, другой — знаменитый орнитолог, он изучает птиц, — пояснил он удивленным ребятам и снова повернулся к старой леди.

— Здесь, наверное, много цветов? И редких птиц?

— Да, много, очень много. Особенно в горах. И на утесах вдоль берега, — закивала она. — Важные люди приезжают смотреть на них. Я же говорю вам, сэр, мой сын. Он всех их знает. Им нравится, как он готовит. Хорошая кухня, очень хорошая. Вы тоже остановитесь там, сэр? У него сейчас немного гостей, удачное для вас время. И очень хорошая кухня, сэр.

— Что ж, можно съездить посмотреть, что там за гостиница, — предложил мистер Мортон, доставая деньги, чтобы заплатить за мороженое. — Большое спасибо, миссис Джонс. Мороженое у вас прекрасное. А дорога к гостинице есть?

— Есть, но очень плохая, сэр. Ехать надо медленно, — сказала старуха, довольно улыбаясь при мысли, что они действительно собираются посмотреть заведение ее сына. — Кухня очень хорошая, сэр, очень хорошая.

Все пятеро направились к машине.

— У нее в голове одна только кухня, — проворчал Роджер. — Интересно, что собой представляет эта гостиница? Может быть, стоит там остановиться. Здесь есть все, что мы хотели — море, горы.

— Отличные прогулки, — добавил Барни, который любил ходить пешком. — И великолепная природа.

— Рыбалка, — заметил Роджер, глядя на рыбацкую лодку с раздутыми ветром парусами.

— И никаких туристов, — сказала мисс Перчинг.

— А птиц сколько угодно! — обрадовано воскликнула Диана.

— Опять ты со своими птицами! — проворчал Роджер, за что тут же получил от Дианы тычок.

— Ну, что ж, тогда вперед, в гостиницу! — воскликнул мистер Мортон. И машина медленно двинулась вверх по узкой дороге, оставив пока прицеп внизу. — Интересно, что мы там обнаружим?

 

Глава VI. ГОСТИНИЦА ПЕНРИНДЕНДРАЙТ

По извилистому серпантину машина медленно вползала на крутой склон. И чем выше они оказывались, тем великолепнее оттуда им открывался вид. Диана ахнула, посмотрев вниз и увидев живописную бухту и бескрайние морские просторы.

— Вы только посмотрите! Как, наверное, повезло тем, кто живет в этой старой гостинице и может любоваться этими видами каждый день. Сзади, за холмом, тоже очень красиво. Это что там, мисс Перчинг, горы?

— Да. И к тому же восхитительно прекрасные! — сказала мисс Перчинг. — Где вы еще видели такие всполохи вереска? Кажется, что склоны пылают огнем! Не знаю, как вам, а мне бы очень хотелось остановиться в этой гостинице. Я еще никогда в жизни не видела таких изумительных пейзажей!

Наконец они добрались до старой гостиницы. Вблизи она скорее была похожа на полуразрушенную крепость. Большая вывеска над открытой дверью гласила: "Гостиница «Пенриндендрайт».

— Язык сломаешь, пока выговоришь, — проворчала Диана. — Да и внутри как-то темновато. Что будем делать? Позвоним в звонок?

— Да, если он здесь есть. — Роджер с подозрением оглядывал входную дверь. — И дверного молотка тоже нет. Что же делать? Покричать, что ли?

— Есть здесь кто-нибудь?! — неожиданно крикнул Барни, и все подпрыгнули от его громоподобного голоса.

Из-за угла выбежал мальчишка лет пяти с копной нечесаных волос. За ним появился толстый серый гусь. Мальчишка что-то крикнул им по-валлийски и исчез в проеме открытой двери. Гусь вперевалку последовал за ним.

— Надеюсь, они пошли за хозяином гостиницы, — сказала мисс Перчинг. — Ага, вот кто-то идет!

Через вестибюль уже спешила невысокая пухлая женщина, за ней бежали уже знакомые мальчик и гусь.

— Добрый день, — вежливо поздоровался мистер Мортон. — Э-э… миссис Джонс там, в деревне, рассказала нам об этой гостинице и…

Женщина улыбнулась во весь рот и затараторила с невероятной скоростью:

— Да-да, сэр, правильно, сэр, это моя свекровь, сэр. Она нашу гостиницу хорошо знает, это хорошая гостиница, сэр, можете не сомневаться, мы здесь важных людей принимаем, сэр. Вы только загляните в нашу книгу регистрации, какие там имена, сэр, а мой муж Левелин, он лучший повар в мире, сэр, он ездил учиться в Лондон, сэр, в один большой отель. Очень хорошая у нас кухня, сэр, ну очень.

— Э-э… я вот о чем хотел спросить, — с трудом сумел вклиниться в монолог мистер Мортон, опасаясь, что разговорчивая хозяйка никогда не остановится. — Меня интересует…

— Да, сэр, конечно, спрашивайте, о чем хотите, — закивала женщина, все так же улыбаясь. — Проходите, сэр, будьте любезны, и посмотрите, какой это прекрасный дом, а уж еда, сэр! Чувствуете, какой запах? Знаете, что сейчас печется? Это мой муж, сэр, он всегда на кухне.

Это прозвучало так, будто сейчас в печке печется ее муж, и Диана невольно хихикнула. Вслед за женщиной они вошли в большой, темный вестибюль. Мальчик с гусем последовал за ними. Беспрерывно тараторя, женщина показала им огромную, довольно обветшалую столовую, потом повела по каменной, не покрытой ковром лестнице наверх, в спальни.

— Кровати удобные, сэр, вид замечательный — вы только взгляните. Видели вы когда-нибудь такую красоту?

Вид действительно был потрясающий — такой, что, взглянув в окно, все ахнули.

— И с постояльцев мы много не берем, — продолжала тараторить женщина. — Оставайтесь у нас, сэр, если вам нравятся эти места. Можете мне поверить, кухня у нас замечательная, ну просто очень хорошая кухня!

Внезапно Миранда прервала поток ее слов, бросившись на спину серого гуся. С перепугу гусь загоготал так громко, что все вздрогнули. Мальчик подбежал, чтобы стащить обезьянку со спины гуся, но Миранда ловко перепрыгнула к нему на спину. Мальчик взвизгнул от испуга, а Миранда одним прыжком вернулась к Барни.

— Извините, пожалуйста, — обратился Барни к опешившей женщине. — Миранда просто хотела познакомиться. Э-э… с ним все в порядке?

Толстый гусь угрожающе надвигался на него, хлопая огромными крыльями и гогоча во все горло.

— Выгони отсюда Вэддла, — сердито сказала женщина малышу. — Ему не разрешается входить в дом, сколько раз тебе повторять!

Она повернулась к посетителям, но, прежде чем успела начать очередную нескончаемую тираду, мистер Мортон сумел взять инициативу на себя.

— Это мой сын, остальные ребята — его друзья. Эта леди, мисс Перчинг, останется с ними, а я сегодня же уеду. Вскоре приедет еще один мальчик с собакой. Можете вы здесь обеспечить питание для всех и проживание для мисс Перчинг и Дианы? Остальные будут спать в автофургоне, который мы оставили внизу.

— О, сэр, это большая честь, мы будем счастливы принять их! — вскричала разговорчивая хозяйка. — Меня зовут миссис Джонс, сэр, миссис Левелин Джонс, и уж мы, конечно, позаботимся обо всех, не сомневайтесь. Будем кормить как нельзя лучше, они будут ходить с нашими мужчинами на рыбалку и в лес. Очень у нас хорошая кухня, сэр, ну очень.

— Хорошо, благодарю вас, — сказал мистер Мортон и повернулся к мисс Перчинг.

— Что скажете, мисс Перчинг? Вы не против здесь остановиться? Что касается детей, я и так вижу, что они — за.

— Я тоже — за, мистер Мортон. Думаю, это как раз то, что мы искали, — ответила довольная мисс Перчинг. — Мне очень нравится здешняя природа, а что касается детей, они смогут купаться, ловить рыбу, исследовать новые места. Чего же еще желать?

— Ура-ура-ура! — закричала Диана и, подскочив к мисс Перчинг, так крепко обняла ее, что у той перехватило дыхание. — Снабби здесь тоже понравится, я уверена. Когда он приедет, мистер Мортон?

— Я позвоню вашей маме и постараюсь устроить так, чтобы он приехал завтра, если это возможно, — пообещал мистер Мортон. — Он доедет на поезде до ближайшего курортного города, а потом на такси доберется сюда. Будем надеяться, что Чудик сумеет поладить с этим гусем. Как его зовут? Вэддл?

— Да, с такой компанией — спаниелем Чудиком, обезьянкой Мирандой и гусем Вэддлом — нам скучать не придется, — рассмеялась мисс Перчинг. — Со Снабби и Чудиком мне уже приходилось иметь дело, так что, думаю, я выдержу.

— Вы, сэр, возвращаетесь домой? — спросила миссис Джонс отца Барни. — Может быть, останетесь на ужин, чтобы попробовать нашу прекрасную кухню?

— Пожалуй, нет, — отказался мистер Мортон. — Сейчас съезжу за прицепом и привезу его сюда, раз все так прекрасно устроилось. Разве что чашку чая перед отъездом?

— Обязательно, сэр, обязательно надо выпить чаю с прекрасными сдобными булочками! — обрадовалась миссис Джонс и со всех ног бросилась вниз по лестнице, будто почувствовав, что прекрасные булочки уже пригорают в духовке.

— Вот болтушка, не остановишь, — проворчал Роджер. — Наши с ней беседы, как я вижу, будут носить очень односторонний характер.

— Ну и пусть. Все равно она мне нравится, — возразила Диана. — Да, она булькает, как кипяток в чайнике, но слушать забавно. Я рада, что мы здесь остановимся. Вы только вдохните, мисс Перчинг, принюхайтесь. Какой воздух! Чистый и какой-то горный! Интересно, что скажет Снабби. Уверена, ему здесь понравится.

— Барни и Роджер, поможете мне с прицепом, — распорядился мистер Мортон. — Не очень-то сподручно тащить его сюда по этому серпантину. Вы будете идти сзади и крикнете, если фургон не будет вписываться в поворот.

— Есть, сэр, — отсалютовали оба мальчика и побежали к машине.

Друзья нырнули на задние сиденья и отправились вместе с мистером Мортоном за фургоном. При этом Миранда взволнованно подпрыгивали на плече Барни.

Мисс Перчинг воспользовалась удобной возможностью заглянуть в другие комнаты.

— Пожалуй, они немного напоминают казематы с каменными стенами и каменными полами, — скривилась Диана. — Давайте, мисс Перчинг, выберем комнату, откуда открывается самый лучший вид.

И они выбрали комнату с двумя окнами, одно из которых выходило на море, а другое — на горы, возвышавшиеся на многие мили, В комнате стояли две небольшие кровати, а каменные стены были частично закрыты серыми плотными занавесками. У одной стены громоздился большой комод, и мисс Перчинг с интересом посмотрела на него.

— Старинная вещь, — сказала она. — Наши немногочисленные пожитки просто потеряются в нем. Диана, посмотрит на этот почтенный камин. Туда можно было бы без труда кровать поставить.

Диана подошла к камину и сунула голову в дымоход.

— Я вижу небо! — воскликнула она. — Эта труба прямо-таки гигантских размеров.

Около двери послышался голос миссис Джонс:

— Я вам покажу комнату получше, — улыбаясь, сказала она. — Эта не такая удобная, как остальные.

— Но вам очень понравился вид из окон, — возразила мисс Перчинг. — Да и комната, по-моему, вполне удобная.

— Нет. Это не самая лучшая комната. Пойдемте, я покажу вам другую.

И, взяв мисс Перчинг за руку, она отвела ее в другую комнату — чуть больше предыдущей и чуть получше обставленную. Вид из окна, однако, был далеко не таким прекрасным.

— Нет, я бы предпочла ту комнату, — твердо сказала мисс Перчинг. — Если вы не возражаете.

Мисс Джонс вдруг обиженно надулась. — Я не хочу, чтобы вы жили в той комнате. Она не самая лучшая. Я предлагаю вам эту.

Однако мисс Перчинг умела добиваться своего. Она с улыбкой покачала головой.

— Нет-нет, я уже выбрала ту. А теперь пойдемте вниз и посмотрим, не привез ли мистер Мортон наши вещи.

И они отправились вниз к парадному входу, где мистер Мортон и оба мальчика уже складывали сумки и чемоданы на истертых каменных ступенях.

— Так как насчет чашки чая? — с улыбкой спросил мистер Мортон хозяйку гостиницы. — После этого мы договоримся об оплате, и я поеду.

— Ваш чай! Ваши прекрасные булочки с изюмом! — вскричала миссис Джонс и бросилась бежать по темному коридору, предположительно на кухню. — Подождите одну минуточку, сэр, только одну минуточку! Кухня здесь у нас хорошая.

— Ну просто очень хорошая! — закончили за нее все хором, и мистер Мортон рассмеялся.

— До чего же разговорчива! Наверное, и во сне всю ночь болтает без умолку, как вы думаете?

 

Глава VII. «КУХНЯ ХОРОШАЯ! НУ ПРОСТО ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ!»

После чая все пошли провожать мистера Мортона. Когда он уехал, Роджер схватился за живот. — Ох, ну и чай устроила для нас миссис Джонс! В жизни не ел таких вкусных булочек! Шесть штук съел!

— «Кухня хорошая, ну просто очень хорошая!» — передразнила хозяйку Диана. — Даже Миранда слопала две булочки. А сколько сейчас времени? Всего лишь полшестого? Чем займемся?

— Необходимо разобрать чемоданы, — поспешила напомнить мисс Перчинг. — А потом разложить вещи. Я вижу, мистер Мортон поставил фургон совсем рядом с гостиницей, на ровной площадке. Там он надежно стоит? Склон такой крутой.

— Пожалуй, надо подложить под колеса булыжники покрупнее, — кивнул Барни. — На случай, если тому маленькому разбойнику придет в голову пошутить. По-моему, от него только и жди чего-нибудь такого. Роджер, иди помоги мне.

Пока мальчики подкладывали камни под колеса, мисс Перчинг и Диана поднялись к себе в комнату. Они ожидали, что их багаж окажется в комнате с двумя окнами, которую выбрали они, но не тут-то было!

— Так-так! Неужели миссис Джонс отправила наши вещи в «лучшую комнату», которую она нам так усиленно навязывала? — возмутилась мисс Перчинг. — Иди-ка, Ди, посмотри.

Диана пошла в «лучшую комнату» и тут же вернулась.

— Да, вещи там! Вот упрямая. Она ведь знала, что мы выбрали эту!

— Хорошо, мы сейчас пойдем, заберем свои чемоданы и принесем их сюда, — сказала мисс Перчинг, решив про себя, что миссис Джонс следует сразу поставить на место, чтобы она знала, как выполнять пожелания гостей.

Таким образом, не прошло и минуты, как их чемоданы переместились в выбранную ими комнату и мисс Перчинг вместе с Дианой спешно приступили к раскладыванию вещей по необъятным ящикам комода.

Во время этой процедуры раздался стук в дверь.

— Войдите! — громко сказала мисс Перчинг.

Вошел высокий мужчина в очках, с мрачным лицом и густыми всклокоченными волосами.

— Добрый вечер. Я мистер Джонс, хозяин этой гостиницы, — представился он. — Вы ошиблись комнатой. Пожалуйста, пройдите в нашу лучшую комнату.

— Но я уже выбрала эту, — возразила мисс Перчинг. — Она достаточно просторная, и мне нравится вид из окон. Насколько я понимаю, здесь никто не живет.

— Мадам, эта комната вам не понравится, — продолжал настаивать мистер Джонс с еще более помрачневшим лицом.

— Пожалуйста, объясните, в чем дело, — решительно произнесла мисс Перчинг, решив про себя, что, каким бы прекрасным поваром ни был мистер Джонс, человек он малосимпатичный — Почему мне не должна понравиться эта комната?

— Иногда по ночам здесь слышатся разные звуки, — серьезно сказал мистер Джонс.

— Ой, как интересно! И что же это за звуки? — с иронией в голосе спросила Диана. — Вой, стоны, крики или что-нибудь подобное?

— Смеетесь, — неожиданно рассердился мистер Джонс. — Посмотрим, будете ли вы смеяться ночью, в темноте, когда услышите эти звуки.

— Хорошо, мы разберемся, что это за звуки, — мисс Перчинг с шумом задвинула ящик комода. — И тогда сами решим, смеяться нам, или нет. Если вы пытаетесь внушить нам, что в комнате обитают привидения, то зря теряете время. Я в такую ерунду не верю.

Не сказав больше ни слова, мистер Джонс вышел из комнаты. Мисс Перчинг посмотрела на Диану.

— Что ж, если бы не мое упрямство, нам пришлось бы переехать, — проговорила она. — Но ведь совершенно очевидно, что эта комната предназначена для гостей, и я не вижу никаких причин, из-за которых мы не можем ее занять, раз она нам нравится. Здесь даже кровати полностью застланы, хоть сейчас ложись и спи!

Скоро вся одежда перекочевала в комод, и они спустились вниз, чтобы посмотреть, как устроились мальчики. Мисс Перчинг заглянула в фургон и была приятно удивлена: все чемоданы были распакованы, а вещи аккуратно разложены.

Неожиданно из-за угла с громким гоготом выскочил большой серый гусь, а за ним — уже знакомый маленький чумазый мальчишка. Насвистывая, он направился прямо к фургону и нахально заглянул внутрь. Гусь тоже сунул голову в дверь и уже собрался залезть в фургон.

— Ну нет, тебе нельзя! — Роджер легонько отпихнул его. — Гусям вход воспрещен!

Гусь зашипел и захлопал крыльями. Мальчик обнял его за шею, и гусь сразу же успокоился. Малыш серьезно посмотрел на Роджера большими темными глазами.

— Как тебя зовут? — спросила Диана, с интересом глядя на него.

— Дэфид, — ответил мальчик.

— Очень приятно, Дэфид, — улыбнулась Диана. — Ну, иди посмотри, если хочешь. Ты раньше такие фургоны никогда не видел?

Дэфид не понял, что она ему говорила, но ухватился за ее руку и вскарабкался в фургон. Он перетрогал все предметы своими маленькими грязными ручонками и под конец взял небольшую расческу, сунул ее в карман.

— Нет-нет, Дэфид, так не пойдет! — сказал Барни. — Это моя расческа, дружище. Положи ее на место!

Но Дэфид покачал головой, после чего взял еще тюбик зубной пасты и с интересом стал разглядывать его. Тут он вдруг почувствовал, как кто-то трогает его за карман и посмотрел вниз. Это была Миранда. Обезьянка мгновенно запустила в карман свою ручку и вытащила расческу. Она никому не позволит красть у Барни вещи!

Сердито ворча, Миранда вскочила на плечо Барни и принялась причесывать его. Дэфид, сдвинув брови, испуганно уставился на нее. Он что-то резко сказал по-валлийски и показал Миранде кулак. Та возмущенно запрыгала на плече у Барни, произнося в ответ множество не менее резких слов на своем обезьяньем языке… Га-га-га! — заволновался снаружи гусь и беспокойно захлопал крыльями. Миранда перепрыгнула с плеча Барни на спину гуся и прижалась к его шее, громко стрекоча.

Гусь, потрясенный такой наглостью, решил спасаться бегством. С Мирандой на спине он бросился наутек, шипя, как дюжина змей. Барни застонал от хохота, но Дэфид, рассердившись, что тот смеется над его гусем, тут же бросился на него с кулаками.

— Ну, тихо-тихо, — проговорил Барни, удерживая одной рукой маленькие кулачки. — Хватит, я сказал! Обезьянка ничего не сделает твоему Вэддлу. Иди, сходи за ним. А я позову сюда Миранду. И запомни, тебе нельзя заходить в фургон, если нас здесь нет. Понял?

Дэфид что-то крикнул, затем пнул ногой Барни в коленку и, вырвав руки, опрометью выскочил из фургона, громко окликая Вэддла.

— Ну и ну. Что вы на это скажете? — покачал головой Барни. — Я считаю, нам придется запирать фургон, когда соберемся уйти. Маленький воришка!

— Миссис Джонс должна призвать его к порядку, — строго сказала мисс Перчинг. — Пара хороших шлепков пошла бы ему на пользу. Стащил расческу прямо на наших глазах! Надо и нам с тобой, Диана, запирать комнату. А вот и Миранда возвращается. Похоже, весьма довольная

Миранда, и вправду, выглядела победительницей. Она поставила этого задаваку-гуся на место! Проехалась на его спине до самого коровника. И гусь при этом гоготал во всю глотку.

— Миранда, ты бы последила за своим поведением, — упрекнула ее Диана. — А то Дэфид вместе со своим драгоценным гусем на тебя разозлятся. Хороша парочка!

— Зато гусю придется последить за собой, когда приедут Снабби и Чудик, — заметил Барни. — Думаю, ни тот, ни другой не уживутся ни с Дэфидом, ни с Вэддлом, если те сами не будут вести себя как положено.

— А мы с Дианой добились того, что хотели, — сказала мисс Перчинг, — поселились в комнате с божественными видами из окон. Хотя мистер Джонс пытался напугать нас баснями про какие-то звуки по ночам.

— Вы его видели? — спросил Барни. — Веселым и общительным его не назовешь, верно? Мы с Роджером подумали, что у него, должно быть, есть какая-то тайная печаль, такой у него мрачный вид. Но зачем ему запугивать вас рассказами о каких-то ночных звуках, мисс Перчинг?

— И он, и его жена так гордятся своей «лучшей комнатой»! — сказала мисс Перчинг. — Он просто рассчитывал, что эта глупая выдумка насчет звуков заставит нас сменить комнату, вот и все. Думаю, он даже не знает, какой оттуда открывается вид.

— Ладно, я согласна мириться со звуками, ручными гусями и маленькими воришками при условии, что мы получим «хорошую кухню, ну просто очень хорошую!» — рассмеялась Диана. — Посмотрим, что нам подадут на ужин.

Ужин был великолепным. Мисс Перчинг с изумлением смотрела на замечательно приготовленные блюда. Сначала был подан куриный суп, потом аппетитные ломтики говядины с горками жареной картошки, зеленого горошка и нежнейшей фасоли. И в заключение — большой торт-мороженое с вкуснейшим сдобным печеньем!

— Ничего не скажешь, с тех пор, как мы с папой жили в большом отеле в Лондоне, лучше меня нигде не кормили! — восхищался Роджер. — Вы только посмотрите на этот торт! Тут на дюжину порций хватит. Мисс Перчинг, он целиком предназначен для нас?

— Я думаю вы справитесь с ним без особого труда, — сказала мисс Перчинг и не ошиблась.

Миранда взяла с блюда последнее печеньице и уселась с ним на плечо Барни. В этот момент вошла сияющая миссис Джонс, чтобы убрать посуду.

— Вам понравился наш ужин? — спросила она и рассмеялась, услышав в ответ хор одобрительных голосов: «Кухня хорошая, ну просто очень хорошая!»

 

Глава VIII. ПРИВЕТ, СНАББИ!

После такого великолепного ужина всех начало клонить в сон. Дети зевали во весь рот, когда в столовую вошла миссис Джонс с серебряным подносом, на котором стояли чашечки с кофе. Она поставила его на стол и скромно удалилась.

— Ну и ну! — воскликнула мисс Перчинг, приятно удивленная сверкающим серебром и дымящимся кофе. — Кто бы мог подумать, что в этой маленькой сельской гостинице сумеют обеспечить такой сервис? Не удивительно, что «важные люди» иногда заглядывают сюда, как похвасталась миссис Джонс! Кому кофе?

— Все, что угодно, лишь бы не заснуть! — сказал Барни, чуть не вывихнув челюсть, — Миранда, этот сахар поставили не для тебя. Диана, будь другом, шлепни ее по лапке. Такая же безобразница, как эта мартышка Дэфид.

Где-то в глубине большого темного вестибюля зазвонил телефон.

Мисс Перчинг насторожилась.

— Надеюсь, это звонят нам.

Появилась миссис Джонс.

— Вас к телефону, мисс Перчинг, — вежливо сказала она.

Мисс Перчинг вышла, от души надеясь на хорошие новости. Вскоре она вернулась.

— Звонил ваш дядя, — обратилась она к Роджеру и Диане. — Отец Барни задержался и не смог сегодня заехать в дом тети Пэт. Поэтому он позвонил вашему дяде и сказал, чтобы Снабби отправили завтра утренним поездом. Снабби, по его словам, вне себя от счастья, а Чудик так просто рехнулся!

Все засмеялись, а Роджер довольно потер руки:

— Старина Снабби! Хотя странно, что мы все обрадовались приезду этого надоеды. Но когда с нами Снабби и Чудик, всегда происходит что-то невероятное. В котором часу он приезжает?

— В двенадцать тридцать поезд приходит в Дилкармок, что в пяти милях отсюда, — сказала мисс Перчинг. — Я позвоню и закажу такси. Кстати, тетя Пэт поправляется, поэтому настроение дяди гораздо лучше.

— Когда он избавится от Снабби, его настроение совсем улучшится, — рассмеялся Роджер. — В прошлый раз, когда Снабби гостил у них, он все время разыгрывал из себя музыканта негритянского оркестра и целыми днями бренчал на воображаемом банджо. Тетя с дядей чуть с ума не сошли!

Мисс Перчинг со стоном схватилась за голову, вспомнив каникулы в Рабэдабе, когда Снабби «играл» не только на банджо. И на чем только он тогда не играл!

— Очень надеюсь, что здесь ему не придет в голову изображать из себя негритянского музыканта, — сказал она. — Кто-нибудь хочет еще кофе?

Желающих не нашлось. Один за другим ребята начали зевать.

— Давайте-ка все пойдем спать, — с улыбкой сказала мисс Перчинг. — Уже почти девять, и день у нас сегодня был трудный. Мальчики, бегите в фургон, и спокойной вам ночи! Встретимся за завтраком в половине девятого. Так что, если кому-то захочется искупаться с утра пораньше, времени предостаточно.

— Правильно, а то я уже почти заснул, — Роджер поднялся и неожиданно обнял мисс Перчинг, чем очень ее удивил. — Вы молодец, что решили остаться с нами, когда наши каникулы чуть не лопнули! Желаю вам, чтобы ночью никакие невероятные звуки вам не помешали.

— Ладно, мы крикнем в окно, если их услышим, — сказала растроганная мисс Перчинг.

— Это будет ваша последняя спокойная ночь, мальчики, — улыбнулась Диана. — Завтра в вашем фургоне появится Снабби и его чокнутый Чудик!

Друзья ушли, а мисс Перчинг и Диана отправились наверх, встретив по пути миссис Джонс.

— Поистине великолепный ужин, миссис Джонс, — сделала ей комплимент мисс Перчинг. — Ваш муж — классный шеф-повар.

— О да, конечно, — с гордостью сказала миссис Джонс. — Он проходил стажировку в Лондоне, в большом шикарном отеле. Мы оба так прекрасно жили там! Я была горничной, а он — помощником шеф-повара. Я хотела остаться, но мистер Джонс решил вернуться сюда, он тут родился. Он хорошо готовит, очень хорошо!

Мисс Перчинг кивнула и пожелала ей доброй ночи. Поднимаясь по лестнице, она подумала о том, что их вещи могут вновь оказаться в «лучшей комнате» с видом. Но нет — все их чемоданы по-прежнему находились на своих местах. Вот и отлично! Мисс Перчинг с радостью отметила, что в двери торчит ключ.

— Теперь мы сможем запирать нашу комнату, когда уходим, — сказала она Диане. — И быть уверенными, что этот разбойник Дэфид не заявится сюда со своим гогочущим гусаком и не прикарманит все, что ему приглянется.

Вскоре и она, и Диана крепко уснули. Раздавались ли какие-нибудь звуки, никто из них в эту ночь не услышал. Кровати были удобными, комната проветривалась, и они спали так крепко, что проснулись лишь тогда, когда миссис Джонс постучала в дверь, гремя бидоном с горячей водой для умывания.

Завтрак был так же хорош, как и ужин. Ветчина, вареные яйца, горячие тосты, домашнее повидло, свежайшее сливочное масло и обжигающе горячий кофе. Мисс Перчинг оглядела стол с явным одобрением.

— Снабби здесь понравится, — усмехнулся Роджер, беря себе второе вареное яйцо. — Вы уже заказали такси, мисс Перчинг?

— Нет. Закажу после завтрака, еще есть время, — ответила мисс Перчинг. — Судя по вашему аппетиту, вы с Барни ходили купаться.

— А вот и нет! — улыбнулся Роджер. — Мы спали без задних ног. И, думаю, не проснулись бы даже к завтраку, если бы этот малолетний нахал Дэфид не пришел подсматривать за нами в окно и не разбудил Миранду. Она выпрыгнула из окна и погналась за гусаком Вэддлом. Поднялся такой гам — Дэфид визжал, гусь орал во всю глотку. Мертвый бы проснулся. И почему это никто хорошенько не отшлепает этого Дэфида?

— Отшлепает кто-нибудь, если он не перестанет, — мрачно пообещал Барни, потирая руки.

Мисс Перчинг пошла к телефону заказывать такси.

— Машина будет здесь в 11.30, — вскоре сообщила она. — Думаю, вы все втроем захотите его встретить. Поскольку это единственное такси в поселке, скорее всего оно окажется какой-нибудь старой колымагой.

— Прекрасно, — сказал Барни, довольный тем, что поедет встречать Снабби. — Тогда у нас еще есть время, чтобы искупаться. Говорят, лучшее место для купания — бухта Мерлина.

Миссис Джонс, убиравшая со стола посуду, подтвердила, что это действительно лучшее место. В этот момент в столовую вошли Дэфид и Вэддл. Гусь немедленно схватил клювом кусочек тоста, оставленный кем-то в тарелке. Миссис Джонс не сказала ни слова, зато бурно отреагировала Миранда. Она выхватила у гуся лакомый кусочек, после чего, сердито бормоча, сильно дернула его за хвост.

Дэфид замахнулся на обезьянку, но в ту же секунду к нему подскочил Барни и схватил его за руку.

— Нельзя! Ты что, хочешь, чтобы она тебя укусила? У Миранды очень острые зубы. Хочешь посмотреть? Я тебе сейчас покажу. Миранда, иди сюда.

Дэфид уставился на острые зубки Миранды, потом отвернулся, проворчав что-то по-валлийски.

— Он говорит, что ваша обезьянка не должна нападать на его гуся, — перевела миссис Джонс, стирая со стола. — Дэфид, выйди отсюда. Тебе нельзя сюда заходить, когда у нас постояльцы. И забери с собой Вэддла.

Дэфид обиженно ушел, гусь вперевалку последовал за ним… Вэддл был еще птенцом, когда Дэфид его взял, — объяснила миссис Джонс. — У него была сломана лапка, а Дэфид ее вылечил, приложив палочку и хорошо привязав ее. Лапа у Вэддла срослась, и теперь он от Дэфида ни на шаг, а уж хлопот с ними обоими, скажу я вам! Я его ругаю, браню, а что толку, он слышит только то, что хочет слышать, и делает только то, что…

" Похоже, миссис Джонс пустилась в очередную нескончаемую речь, и мисс Перчинг решительно прервала ее:

— Мы бы хотели, чтобы Дэфид и Вэддл не заходили в столовую и в нашу комнату.

— Да как же их остановишь, — возразила миссис Джонс, проворно сворачивая скатерть. — Ходят, куда хотят.

— Но не в то время, когда мы здесь! — настаивала мисс Перчинг. — Э-э… Миссис Джонс вы никогда не пробовали шлепнуть его как следует?

— Шлепнуть? Его шлепать — пустое занятие. Даже если вам удастся это сделать. Он скользкий, как угорь, и Вэддл этот не лучше, ходит, где хочет, гогочет, когда хочет и…

Но ее уже некому было слушать. Столовая была пуста: мальчики улизнули купаться, Диана ушла к себе и даже мисс Перчинг тихонько покинула комнату. А миссис Джонс все продолжала и продолжала что-то говорить, пока не заметила, что осталась одна. Но даже тогда она не замолчала, а продолжала что-то бормотать, унося на кухню поднос.

Мальчики не смогли найти свои купальные принадлежности, и сразу же поднялась суета.

— Мисс Перчинг! Пожалуйста, спросите у Ди, нет ли у нее наших вещей? — крикнул Барни из окна. — В фургоне их нет, это точно.

Диана быстро перерыла ящики комода, в которых разложила свою одежду, и в конце концов обнаружила среди них купальные вещи мальчиков. Она бросила их в окно, и одна пара плавок повисла на вьющемся по стене растении.

— Тьфу, растяпа! Теперь мне придется брать лестницу. И почему девчонки не умеют целиться? — закричал Роджер.

— Ах, боже мой! Надо торопиться, скоро такси будет здесь, — воскликнула мисс Перчинг, глядя на свои часы. — Пожалуй, не стоит вам идти купаться, а то пропустите поезд Снабби!

И тут — вот это сюрприз! — раздался звонкий, так хорошо знакомый всем голос.

Неужели это Снабби?

— ВСЕМ ПРИВЕТ! ВОТ И Я! — Вверх по склону к гостинице приближался кто-то ужасно грязный, с торчащей из волос соломой. Рядом бежала черная собачка.

— Снабби! А мы как раз собирались тебя встречать! — радостно крикнул Роджер. — Откуда ты взялся? Твой поезд еще даже не пришел! В каком ты ужасном виде! Что ты на этот раз натворил?

 

Глава IX. ГОЛОВОМОЙКА

Когда Снабби подошел к изумленным Роджеру и Барни, на его веснушчатом лице со вздернутым носом сияла широкая улыбка, а рыжие вихры топорщились во все стороны.

Диана и мисс Перчинг в крайнем недоумении сбежали вниз. Каким образом Снабби вдруг оказался здесь?

— Что, удивились? — довольно осведомился он. — Я так и думал!

— Снабби, каким образом ты так быстро сюда добрался? И почему такой грязный? — всплеснула руками мисс Перчинг. — Привет, Чудик. Ох, да ты тоже весь в соломе!

— Дело в том, что дядя купил мне билет на ужасно медленный поезд, — начал объяснять Снабби, вытирая лицо чудовищно грязным носовым платком. — А я слышал, что есть поезд быстрее, но он идет очень рано, ну я и решил сесть на него. Понимаете, дядя сказал, что уже «сыт мной по горло». В общем, я приехал в Дилкармок намного раньше, а оттуда добирался он попутной телеге, в которой везли солому. Только эта телега ползла, как черепаха. И солома ужас какая колючая!

— Снабби, вид у тебя просто кошмарный, — усмехнулась Диана. — Честное слово, я еще никогда не видела таких оборванцев!

— А я думал, вы обрадуетесь, когда меня увидите, — с обидой в голосе произнес Снабби. — Я же сказал вам, что не мог больше оставаться у дяди. Он так сердито смотрел на меня, что я начал чувствовать себя противным червяком. Мирандочка, ты-то хоть рада меня видеть?

Обезьянка прыгнула к нему на плечо и, тихонько бормоча, сунула свои крошечные ручки ему за ворот рубашки. Да, она была очень рада и Снабби, и Чудику!

А Чудик уже вовсю носился вокруг дома, изучая незнакомую местность. Он уже успел лизнуть каждого и теперь заинтересовался новыми запахами. Неожиданно он увидел приближающееся к нему невиданное существо, шипящее, как дюжина змей!

Разумеется, это был Вэддл. Вэддл, который терпеть не мог ни собак, ни кошек, ни обезьян. Гусь, видимо, считая, что гостиница принадлежит ему и больше — никому, и горе любому четвероногому, осмеливавшемуся появиться в его владениях.

Одного взгляда на Вэддла Чудику было достаточно, чтобы он поспешно отступил назад. Что еще за странное чудище? Птица? Зверь? Змея? Голова, шея и голос вроде бы как у змеи — но с крыльями! Испуганно тявкнув, Чудик бросился к своему хозяину.

— Не будь идиотом, Чудик — это всего лишь гусь! — сказал Снабби, но тут же сам пустился наутек, потому что Вэддл с гоготом и шипением ринулся на него.

Но малышка Миранда не могла допустить, чтобы ее друга позорно обратили в бегство, и с восторгом вступила в схватку. Как и прежде, с громкими воплями она вскочила на спину Вэддла и крепко схватилась за его шею.

Теперь пришлось отступать Вэддлу. Переваливаясь, он бросился в дом с невероятным для гуся проворством и с таким гоготом, словно в доме начался пожар! Миранда прильнула к его спине, и гусю никак не удавалось стряхнуть ее.

Вновь обретя отвагу, Чудик припустился за ними с бешеным лаем. Мистер Джонс, вышедший на шум, столкнулся с гусем, оседланным Мирандой, и был тут же сбит с ног. После столкновения с обезумевшим от страха гусем он упал, и в довершение всего по нему, в азарте погони, пробежал Чудик.

Мисс Перчинг, застонав, закрыла лицо руками. Ну, ПОЧЕМУ, как только поблизости появляется Снабби, непременно случаются подобные истории? Не успел он приехать, как весь мир словно сошел с ума. Мистер Джонс поднялся с каменного пола, сердито потирая коленку.

— О, мистер Джонс, надеюсь, вы не ушиблись? — поспешила к нему мисс Перчинг. — Сначала этот гусь напугал собаку, потом обезьянка напала на гуся, а собака побежала за ними обоими.

— А корова запрыгнула на луну, — добавил Снабби и закатился дурацким смехом.

Мистер Джонс бросил на него свирепый взгляд и заорал что было мочи:

— Убирайся отсюда, грязный бродяжка! Отправляйся обратно, откуда пришел — в сточную канаву — там тебе место! И не смей даже близко подходить к этой гостинице, где живут достойные люди.

Воцарилось молчание. Все удивленно посмотрели сначала на мистера Джонса, потом на Снабби. Снабби виновато оглядел свою грязную одежду, после чего бросил умоляющий взгляд на мисс Перчинг.

— Э… дело в том, что это двоюродный брат Дианы и Роджера, — неуверенно начала мисс Перчинг. — Мистер Мортон договаривался с вами о его приезде, если вы помните. Он только что приехал, но дорога была долгой и грязной. Ему необходимо помыться.

Мистер Джонс окинул всех сердитым взглядом и, хромая, отправился обратно но коридору, не сказав больше ни слова. Мисс Перчинг занялась Снабби:

— Тебе нужна горячая ванна, грязный бродяжка! — сказала она. — И мне придется отскребать тебя с головы до ног. Честное слово, Снабби, невозможно даже представить, как ты умудрился так вывозиться?

— А куда девался этот гусь? — поинтересовался Снабби, делая вид, что не слышит мисс Перчинг. — Я не могу запретить Чудику гоняться за ним, если он опять сюда сунется.

— О Чудике можешь не волноваться, он запрячется в самый темный угол, какой только найдет, если увидит Вэддла. Слава богу, это нелепое существо исчезло, и Миранда пришла в себя, — крепкой рукой удерживая Снабби, мисс Перчинг подталкивала его к двери. — Лучше бы ты сел на свой поезд и не устраивал нам таких сюрпризов! Мы не хотим, чтобы нас выселили из гостиницы! Кухня здесь очень…

— Ну просто очень хорошая! — закончил со смехом Барни и положил руку на плечо Снабби. — Не вешай нос! Где твои вещи? Доставай плавки и бежим купаться. Заодно и помоешься.

— Нет-нет, зачем же пачкать море? Оно после этого станет совершенно черным! — возразила мисс Перчинг. — Снабби, тот маленький чемоданчик — весь твой багаж? Маловато, ничего не скажешь!

— Я подумал, что Роджер одолжит мне, если я чего-нибудь забуду, — простодушно признался Снабби, направляясь в дом вместе с мисс Перчинг. — Что-то я устал. Пойдем, Чудик. А чего-нибудь поесть здесь не найдется, мисс Перчинг? У меня живот совсем подвело. Ух ты, какой дом! Я думал, это какие-то развалины, пока хозяин телеги не сказал мне, что это и есть та самая гостиница, которую я ищу. Мисс Перчинг, надеюсь, я буду спать в фургоне вместе со всеми?

— Снабби, ты можешь хоть минутку помолчать? — спросила мисс Перчинг раздраженно, — Стой здесь, а я схожу на кухню за горячей водой. И никуда отсюда ни шагу! Потому что, если ты опять попадешься на глаза мистеру Джонсу, он вполне может взять тебя за шиворот и швырнуть в море. Кстати, его будет трудно за это упрекнуть!

— Знаете, дорогая мисс Перчинг, вы сегодня какая-то уж слишком перченая! — растерянно проговорил Снабби. — А мне так хотелось снова вас увидеть. Я никогда…

Но мисс Перчинг уже исчезла. Она торопливо миновала темный коридор и вошла в огромную и несколько мрачноватую кухню. Миссис Джонс была здесь — мыла в необъятной раковине грязную посуду.

— Миссис Джонс, нельзя ли попросить у вас горячей воды, да побольше? — спросила мисс Перчинг. — Приехал двоюродный брат Дианы и Роджера, и он страшно перепачкался.

— Конечно-конечно, сейчас все сделаю, — миссис Джонс протянула руку к громадному кувшину. — Я принесу воду наверх через две минуты.

Радуясь, что миссис Джонс не начала свою бесконечную болтовню, мисс Перчинг отправилась за Снабби, твердо решив, что убежать от нее ему не удастся.

— Ты грязный оборванец! — сказала она, увидев, что он терпеливо ждет ее на том же месте, где она его оставила. Чудик сидел рядом. — У тебя вид, будто ты трубы чистил! В жизни еще не встречала такого ребенка, который…

— Который умудрился бы так перемазаться, — закончил с улыбкой Снабби. — Интересно, мисс Перчинг, сколько раз вы повторяли это каждому из нас? А где горячая вода?

Не прошло и получаса, как Снабби стал чистым, почти до блеска, включая уши. Напрасны были его протесты и уверения, что он может помыться сам. Мисс Перчинг была решительно настроена на то, чтобы отмыть его по-настоящему. Чудик сидел возле ванны, с тревогой наблюдая за этой процедурой. Он боялся, что очередь может дойти и до него.

— Теперь вытирайся, а я пойду поищу для тебя чего-нибудь съестного, — сказала мисс Перчинг. — Ты посмотри, какая после тебя вода — уму непостижимо! Придется попотеть, чтобы обчистить ванну!

Снабби вздохнул. «Что бы я ни делал, обязательно попадаю в неприятности», — подумал он. Вытираясь насухо полотенцем, он жаловался Чудику:

— Назвала меня оборванцем! Как тебе это нравится, Чудик? Как можно такое говорить человеку? Оборванец! А что же мне теперь надеть? Наверное, вон ту чистую одежду. А это, похоже, рубашка Барни. Какая она большая! Чудик, ты и не представляешь, как тебе повезло, что ты родился собакой! Ты можешь носить одну и ту же старую меховую шубу всю жизнь. Хочешь примерить майку, старина?

Чудик тут же попятился к двери, испугавшись, что Снабби может прийти в голову мысль сунуть его в ванну.

— Я еще не закончил, старина, — сказал Снабби, оглядывая ванну, в которой грязная вода уже оставила черную кайму по краям. — Ты только посмотри, Чудик! Мне велено отчистить эту ванну, да на это сто лет уйдет!

Чудик поставил лапы на край ванны и посмотрел на воду, помахивая хвостом. Отчего же не посмотреть! Посмотреть можно, если только тебя не собираются окунуть туда. Чудик никогда не понимал, зачем люди принимают ванну. Снабби вдруг втянул носом воздух и наклонился к Чудику:

— Слушай, от тебя так воняет. Пожалуй, надо искупнуть тебя, а то…

Но на счастье испуганного Чудика за дверью раздался голос мисс Перчинг:

— Снабби! Что ты там делаешь? До сих пор еще не оделся? Надеюсь, ты почистил ванну? В столовой тебя ждет кусок мясного пирога и немного хлеба с сыром. Если поторопишься, конечно.

Снабби спустил воду из ванны и наскоро вытер ее куском фланели, которую дала ему мисс Перчинг. Потом быстро оделся и, улыбнувшись Чудику, открыл дверь.

— Чудик, у меня предчувствие, что нам здесь понравится. Будет очень интересно.

Что ж, Снабби, ты прав! Слишком интересно!

 

Глава Х. ВСЕГДА МОЖНО НАЙТИ ВЫХОД

В свой первый день в «Пенриндендрайте» Снабби восторженно наслаждался жизнью, впрочем, как и все остальные. В то прекрасное утро они отправились купаться и без труда отыскали бухту Мерлина.

Это было поистине райское местечко. Пляж с ровным и мягким, как шелк, белым песком обрамлял скалы с таинственными пещерами, уходящими в глубь скалистого утеса, а возле двух из них были прикреплены таблички с надписью "Опасно. Во время прилива вода, видимо, заливала входы.

— Ха, надо проверить, что в них такого опасного, — сказал Снабби, собираясь нырнуть в одну на них, но был тут же остановлен крепкой рукой Барни.

— Будешь своевольничать — в два счета отправишься к кому-нибудь из своих родственников, — предупредил он. — Ты что, хочешь, чтоб тебе на голову посыпались камни? Или хочешь навсегда заблудиться в путанице лабиринтов? Снабби, ты повзрослеешь когда-нибудь или нет?

Чудик забежал в темную низкую пещеру и остановился, как бы говоря: "Пойдем, Снабби! ", но Снабби тут же прикрикнул на него:

— Вернись, болван! Повзрослеешь ты когда-нибудь или нет?

Ребята обследовали пещеры без строгих табличек и обнаружили, что все они неглубокие и заканчиваются тупиками, едва успев начаться.

Несколько раз друзья искупались, а потом загорали, лежа на песке. Миранда терпеть не могла купаться и даже не хотела приблизиться. Но Барни все же уговорил ее походить по кромке воды, держа за руку, как ребенка.

Мимо них, подняв тучу брызг, в воду бухнулся Чудик. Плывя на глубине, он обернулся к Миранде, словно говоря: «Несчастные существа эти обезьяны! Только и могут, что шлепать по воде лапами у берега!»

— Благодать! — сказал Роджер, греясь на песке. — Море, солнце, чего еще надо? Смотрите, это что там? Лодки рыбаков? — он приподнялся на локте. — Красиво, правда?

Это было действительно красиво. На всех лодках раздувались коричневые паруса самых разных оттенков. Они плавно скользили по ветру, подгоняемые приливом, к небольшой пристани, расположенном неподалеку. Ребята вскочили, чтобы пойти посмотреть на улов. Миранда дождалась, пока Чудик выйдет из воды и примется энергично отряхиваться. Потом прямиком запрыгнула к нему на спину, вцепившись изо всех сил в шерсть, будто требуя, чтобы ее прокатили.

Это был старый фокус Миранды, который Чудик активно не одобрял. Он припустил вдоль пляжа с космической скоростью, надеясь, что обезьянка не удержится, но та сидела крепко, обхватив туловище спаниеля своим длинным хвостом.

— Чудик, ложись и перекатывайся на спину, болван! — крикнул Снабби. — Ты что, забыл, как от нее избавиться?

Чудик поспешно опрокинулся на спину. Тут уж Миранде пришлось искать спасения у Барни, пока ее не сцапал Чудик. Ребята, вдоволь насмеявшись, побежали к пристани. Они с интересом наблюдали, как выгружается богатый улов. Среди рыбы оказалось несколько крупных крабов, которые особенно заинтересовали Миранду.

Она дотронулась до одного из них и едва успела отдернуть ручку от ужасной клешни. После этого и она, и Чудик держались подальше от этих ползающих страшилищ.

Когда подошло время обеда, ребята порядком проголодались и поспешили домой. Возле магазинчика Снабби, уже наслышанный от ребят об огромных порциях здешнего мороженого, тут же захотел туда зайти.

— Нельзя, аппетит попортишь, — предупредил Барни. — Пошли скорее, у меня внутри все урчит от голода.

Мисс Перчинг провела утро спокойно, за исключением тех двадцати минут, когда миссис Джонс, увидев, что она прогуливается по старому гостиничному саду, вышла к ней для бесконечного, по своему обыкновению, разговора. После этого мисс Перчинг решила, что лучше ей ходить с детьми на пляж чем рисковать, что ее опять поймает миссис Джонс.

Их первый день получился замечательным. Немного омрачил его лишь инцидент с одеждой Снабби — точнее с рубашкой Барни и шортами Роджера, в которых он ходил. Барни неожиданно заметил, что его прекрасная рубашка, еще почти новая, разорвана на спине. От страшно рассердился.

— Чем это ты занимался, что так изодрал мою рубашку? — строго спросил он. — Она у меня самая лучшая, я сам ее лишь несколько раз надевал. Я одолжил ее тебе на время, и ты должен был обращаться с ней аккуратно! А что ты сделал с шортами Роджера? Садился в лужу мазута или что? Ты опять грязный, как трубочист!

Снабби вывернул голову, пытаясь посмотреть на шорты сзади.

— А я-то все думал, что это за противный запах меня преследует, — сказал он. — Надо же! Когда я мог усесться в мазут? Не понимаю. Извини, Роджер, я не нарочно. И ты, Барни, извини. Сам не знаю, как это вышло.

— А я не знаю, что ты наденешь завтра, — заметил Роджер. — Может, у Дианы юбку напрокат попросишь? На меня не рассчитывай, я тебе больше ничего не дам.

Мисс Перчинг тоже была очень недовольна. Она в ужасе смотрела на Снабби, когда тот пришел спрашивать у нее совета о том, как выводить мазут.

— Я же только сегодня утром оттерла тебя до блеска! — сокрушалась она. — Придется тебе завтра остаться в постели, пока я буду стирать твою одежду, ту, что ты снял утром.

— Как!? Остаться в кровати? — ужаснулся Снабби. — Нет, я не могу!

Но мисс Перчинг не собиралась менять свое решение, и на следующее утро Снабби был вынужден завтракать в фургоне, сидя на постели. Он бурно выражал свое негодование, а удивленный Чудик никак не мог понять, из-за чего поднялся такой шум.

— Просить что-нибудь у Барни или Роджера я не могу, — жаловался Снабби Чудику. — Осталась только старая майка Роджера да моя пижама. Выходит, из фургона мне никак не выйти, пока мисс Перчинг не постирает мои грязные драные шмотки.

Какое-то время он лежал и молча дулся, потом его неожиданно осенило. — Этот магазинчик с мороженым! — произнес он вслух. — Наверняка там продается какая-нибудь одежда. По-моему, я даже видел там что-то подобное, Чудик, а что, если мы сбежим и купим что-нибудь, пока не вернулись остальные? Не сидеть же мне здесь весь день! Подверну пижамные штаны до колен, чтоб были похожи на шорты, а майку на себе оставлю.

Через несколько минут из фургона выскользнула странно одетая фигура и побежала к поселку. Оглядев себя, Снабби улыбнулся. Интересно, старуха в магазине заметит его необычный наряд?

Старая миссис Джонс со своими снежно белыми волосами, забранными под черную сеточку, казалось, совсем не удивилась, увидев мальчика лет двенадцати в майке и закатанных до колен пижамных штанах.

— Ты, видно, один из тех ребят, что живут в гостинице? — нараспев спросила она, поблескивая глазами. — За мороженым пришел?

— Э-э… Да, но не только, — ответил Снабби и улыбнулся своей неотразимо действующей на пожилых леди улыбкой. — Знаете, у меня произошла неприятность с одеждой, и я хочу подкупить кое-чего. У вас есть что-нибудь моего размера? Секонд-хенд, я имею в виду.

— Как насчет вон тех длинных брюк, — сказала старая миссис Джонс и указала на пару крайне выношенных штанов, висящих на крючке. — Они хоть и выглядят грязными, но на самом деле чистые, я их сама стирала. Еще есть свитер, красный с желтым, такой веселенький и малоношеный.

— Длинные брюки мне подойдут, — обрадовался Снабби, надевая их поверх пижамных штанов. — Эй, Чудик, как я выгляжу?

Чудик тявкнул и повилял хвостом.

— Он сказал, что я выгляжу на все шестнадцать лет, а не на свои двенадцать, — «перевел" Снабби со смехом. — Так, теперь посмотрим свитер. И правда, веселенький. А он чистый? Если нет, то мисс Перчинг сразу его с меня сдерет.

— Чистый, чистый, — заверила его миссис Джонс. — И еще тебе кепку надо — настоящую, хорошую. Вот такую, с большим козырьком!

Снабби надел кепку и, посмотрев на себя в зеркало, остался очень доволен.

— Огромное спасибо, — поблагодарил он. — Сколько я вам должен?

— Значит, два шиллинга за кепку, четыре за брюки и три за свитер. Всего девять шиллингов. А уж мороженое я дам тебе бесплатно, — сказала миссис Джонс, посмеиваясь над забавным нарядом Снабби.

— Ух ты! Большое спасибо, — обрадовался Снабби и тут же расплатился.

Потом, довольный взял мороженое.

— Гостиница, где вы живете, принадлежит моему сыну, — сообщила миссис Джонс. — Он так прекрасно готовит! В Лондон ездил учиться. Я и мечтать не могла, что мой Левелин — бедняк, у которого и двух пар штанов никогда не было, поедет в Лондон учиться поварскому делу! А теперь эта гостиница его! Он мне всегда твердил: «Ах, если бы эта гостиница была моей!» А я смеялась: «У меня-то всего пять фунтов на черный день, да и те скопила за восемнадцать лет! А ты хочешь стать хозяином гостиницы!»

— Ха, а как же он тогда ее заполучил? — спросил Снабби, долизывая остатки мороженого.

— У него друзья в Лондоне появились, — с гордостью сообщила старуха. — Важные люди. Они и одолжили ему денег, чтобы он купил эту гостиницу! Уж так он был счастлив, мой Левелин!

Снабби вспомнил неприветливого, угрюмого человека, которого видел накануне.

— Что-то вид у него не больно счастливый! — заметил он. — Ой, мне пора! А то мисс Перчинг вышлет за мной поисковую экспедицию. До свиданья и большое спасибо!

Когда Снабби выскочил из магазина, он представлял собой поистине удивительное зрелище. Интересно, что скажут на это остальные?

 

Глава XI. СТРАННАЯ ВСТРЕЧА

Поднимаясь по крутому склону, Снабби на мгновение засомневался. — Если они начнут надо мной смеяться, я убегу! — сказал он Чудику. Тот сочувственно повилял хвостом. Первым, кого он встретил, был маленький Дэфид со своим верным гусем. Увидев Снабби, Дэфид издал пронзительный вопль и бросился прочь в сопровождении Вэддла. Неясно было, то ли причиной вопля был необычный вид Снабби, то ли мальчик испугался Чудика. Снабби, сдвинув брови, посмотрел ему вслед.

Если все будут реагировать таким образом, положение его приятным не назовешь!

В этот момент из дверей гостиницы вышли Роджер, Барни и Диана. Обнаружив, что Снабби исчез из фургона, они уже полчаса искали его повсюду. Явно не узнавая, они мельком взглянули да него, удивляясь, почему вдруг Чудик, бежит за этим странно одетым парнем.

Видя, что ребята его не узнают, Снабби надвинул поглубже свою большую кепку на глаза и довольно ухмыльнулся. Сунув руки в карманы, он с важным видом подошел к ним и заговорил, будто бы по-валлийски, каким-то странным хрипловатым голосом:

— Колк-инна-уооли-хектор-сенкин-поп-п ил? — спросил он, пряча глаза под козырьком.

— Что он сказал? — спросил Роджер, удивившись. — И почему вокруг него увивается Чудик?

Вдруг, вскрикнув, Диана дернула Снабби за кепку.

— Это же Снабби! Снабби, где ты был? И где ты взял это ужасное тряпье?

— Никакое оно не ужасное. Это очень хорошая, чистая одежда, — Снабби несколько раз повернулся, чтобы дать им возможность повосхищаться его видом. — Я купил это в том магазине, где продают мороженое.

— Снабби! Как ты мог купить такую дрянь? Ты же даже не знаешь, кто ее раньше носил! — поморщился Роджер.

— Какая разница? Говорю вам, она чистая, — горячился Снабби. — О господи! Сюда идет мисс Перчинг!

То, что сказали ребята, не шло ни в какое сравнение с реакцией мисс Перчинг. Она потребовала, чтобы он немедленно пошел в фургон и сбросил с себя эти ужасные обноски, особенно кепку, а после сидел и ждал, пока она не принесет его чистые вещи.

— Не буду, и не подумаю, — заупрямился Снабби, — Я уже сходил и купил себе все, что нужно! К вашему сведению, мисс Перчинг, эти вещи мне очень нравятся, и я собираюсь их носить. А если вы считаете, что я вам не компания — ладно, мы с Чудиком будем держаться от вас подальше! Пойдем, Чудик, а то они так смотрят на нас, будто мы с тобой пара вонючих бродяг!

С этими словами Снабби быстро пошел по дороге, дерзко сдвинув кепку на макушку. Диана сердито крикнула ему вслед:

— Слушай, от этого тряпья на самом деле воняет! Ужасно воняет!

Снабби даже не обернулся. Вскоре он скрылся за поворотом. Неожиданно мисс Перчинг рассмеялась:

— О боже! Ну и вид! А, главное, он ведь очень гордится своими покупками. Остается только надеяться, что он все-таки снимет это тряпье, когда его собственная одежда будет готова. Ну ладно, что вы трое намерены сегодня делать?

— Искупаемся, сходим погулять и, может быть, порыбачим, если найдем лодку, — сказал Барни. — Жалко, что Снабби выкинул такой фокус. Лучше бы надел свои купальные шорты — сейчас тепло, и на пляже он смог бы пробыть в них целый день. Я их захвачу, пожалуй, на случай, если он к нам присоединится. Отправившись на пляж, ребята взяли с собой купальные вещи Снабби, но ни его, ни Чудика нигде не было видно.

Снабби был рассержен и обижен. Это же надо! Назвать его вонючим бродяжкой! Проходя мимо стеклянной витрины магазинчика, он посмотрел на свое отражение и остановился. Гм-м, пожалуй, он и правда выглядит немного странно. Жалко, что брюки такие широкие и выношенные. Да и свитер слегка кричащей расцветки. Но зато кепка классная!

— Наверное, мы с тобой, Чудик, опять выглядим оборванцами, — печально сказал он. — Ну, что будем делать? Я знаю — мы найдем какое-нибудь спокойное местечко и будем читать зашифрованное письмо от старины Брюса. Я тебе расскажу, о чем там говорится.

Чудик повилял хвостом. Он знал, кто такой Брюс. Это был лучший школьный друг Снабби, почти такой же отчаянный озорник, как он сам, и головная боль их классного руководителя. Вдвоем они изобрели невероятно хитроумный шифр, в котором использовали разные цифры и буквы. Обычно Снабби требовалось почти два часа, чтобы написать письмо этим секретным шифром, и еще больше времени, чтобы расшифровать сообщение Брюса. Однако это позволяло им обоим чувствовать собственную значимость и доставляло массу удовольствия.

— Пойдем куда-нибудь, где они нас не увидят, — сказал Снабби Чудику. — Слушай, может, спустимся вон к тем камням, видишь? Можно отлично спрятаться среди них и почитать, что нам пишет старина Брюс.

Они спустились вниз и вскоре укрылись среди белых, нагретых солнцем камней почти у самой воды. Снабби достал письмо Брюса. Оно было написано на квадратном листе бумаги, аккуратно вырванном из тетради в клетку:

Снабби взглянул на него и тихонько застонал:

— Какое длинное, — пожаловался он Чудику, глядя на ряды маленьких циферок, перемежающихся мизерными буквами. — Такое и за сто лет не расшифруешь. Хотя для тренировки это даже хорошо. Ведь никогда не знаешь заранее, когда тебе придется использовать шифр. Так, давай посмотрим: 12-6-К-575-Р —… Ха, а что же теперь означает Р? Жалко, я не захватил с собой шифровальные таблицы. Эй, а это кто такой?

К ним, прыгая по камням, направлялся мужчина низкого роста с чёрной бородой и в темных очках. Снабби поднял на него глаза, ожидая, что мужчина пройдет мимо, но тот приблизился к Снабби и остановился.

— Отдай это мне! — сердитым голосом произнес мужчина.

Снабби был в полной растерянности. Он поспешно сунул свое драгоценное зашифрованное письмо в карман.

— В чем дело? — спросил он. — Что вам надо?

— Письмо! — прорычал мужчина. — Как ты посмел открыть его?

— А почему бы и нет? Оно адресовано мне, а не вам, — Снабби начал подозревать, что этот бородач сумасшедший.

— Ты должен был встретить меня здесь и передать это письмо, — сказал мужчина, дрожа от гнева. — А я что вижу: ты открыл его и начал расшифровывать! Какая наглость! Я позабочусь, чтобы твой дядя хорошенько тебя отдубасил!

— О чем это вы говорите? — опешил Снабби, — Это не ваше письмо. Это мое письмо, и я вам его не отдам, не надейтесь. Оно написано секретным шифром, который знаем только мы — я и мой друг.

— Твой друг?! Твой друг знает этот шифр?! И ты тоже? Ты врешь? — воскликнул мужчина. — Ты просто глупый мальчишка, который пытается таким образом выманить у меня деньги за передачу письма.

— Хватит валять дурака! — решительно поднялся Снабби. — Если это такая шутка, то она дурацкая. Я пошел.

Но, к крайнему удивлению Снабби, мужчина грубо толкнул его обратно на камни, сунул руку ему в карман, и вытащил письмо. Потом, размахнувшись, влепил Снабби крепкую оплеуху и повернулся, чтобы уйти. Этого Чудик стерпеть уже не мог и угрожающе зарычал.

Какая наглость! Этот незнакомец посмел толкнуть Снабби, да еще и ударил его! Свирепо оскалив зубы, Чудик бросился на оторопевшего бородача, но уже через мгновение тот стряхнул его с себя. Схватив камень, он швырнул им в Чудика. Пес едва успел увернуться.

— Чудик! Иди сюда! А то он убьет тебя, — крикнул Снабби. — Он же ненормальный, сдвинутый. Пусть лучше уходит.

С неохотой Чудик наблюдал, как бородач вскарабкался на утес, а затем вышел на шоссе. Пока он не скрылся из вида, маленький спаниель сердито рычал, досадуя на то, что не может погнаться за обидчиком. Потом он повернулся к Снабби и, повизгивая, потрогал его лапой, как бы говоря: «Ты в порядке, хозяин? Он тебе ничего не сделал?»

— Я в порядке, только разозлился ужасно, — успокоил друга Снабби. — И еще очень удивился. Чего он ко мне привязался? Может, принял за кого-то другого? И что он такое плел: какое-то зашифрованное письмо. И выхватил у меня письмо от Брюса, Наверное, увидел, что оно зашифровано. Знаешь, Чудик, в этом есть что-то странное. Давай пойдем поищем ребят.

Снабби и Чудик отправились вдоль берега и вскоре обнаружили ребят, сидящих на песке. Они грелись на солнышке после купанья. Снабби подошел и сел рядом.

— Мне надо вам кое-что рассказать, — произнес он тихим, таинственным голосом. Все сразу прислушались, с подозрением поглядывая на странное одеяние Снабби и с нетерпением ожидая его рассказ. Снабби принялся с жаром описывать им то, что произошло.

Барни даже присвистнул.

— А ты, случайно, не сочиняешь? — спросил он, поскольку Снабби был мастером на всякие небылицы.

— Ничего я не сочиняю! — возмутился Снабби. — Это правда, чистейшая правда! Вот синяк у меня на локте, который я заработал, когда это ненормальный пихнул меня на камни.

Снабби продемонстрировал им внушительных размеров синяк. Барни посмотрел на него и нахмурился.

— Или этот тип псих, или здесь происходит что-то очень подозрительное, — сказал он. — Похоже, он спутал тебя с кем-то. Наверное, ты похож на того, с кем он должен был встретиться. На какого-нибудь бродягу, не в обиду тебе будет сказано, на оборванца! На того, кто, возможно, является посредником, если что-то здесь замышляется.

— Тогда я все это сейчас же с себя сброшу, — заявил Снабби. — Вы взяли мои купальные шорты? Я сейчас сбегаю, переоденусь, вон за тот камень. Посредник! Еще чего! Погодите, я еще найду настоящего посредника. Тогда посмотрим, кто кого.

Он спрятался за камнем, поспешно скинул с себя эти ужасные шмотки и надел купальные шорты. И как раз в этот момент, когда он подбежал к ребятам, мимо прошел парень, одеждой очень напоминающий Снабби: такие же длинные замызганные брюки, яркий шерстяной свитер и кепка с большим козырьком. За ним бежала маленькая черная собачонка.

— А вот и он! — прошептал Барни, больно толкнув Снабби локтем в бок. — Видел? Ручаюсь, это с ним тебя перепутали. Настоящий бродяжка! У него даже и собака похожая есть — помесь пуделя и болонки. И он как раз направился к камням, которые ты облюбовал. Ну, что будем делать?

 

Глава ХII. ПУТАНИЦА

Ребята наблюдали, как маленький оборванец подошел к обрушившимся обломкам скал, где еще совсем недавно сидел Снабби. Маленькая собачка прыгала у его ног, а когда он уселся на одном из камней, устроилась рядышком.

Видите, он кого-то ждет, — заметил Роджер. — Могу спорить, у него наверняка есть то самое зашифрованное письмо, которое требовал от тебя этот псих!!

Я думаю, бородачу сказали, что связником будет мальчишка-оборванец, сидящий в камнях с черной собакой, — сказал Барни. — Мальчишка должен был передать ему письмо. Скорее всего, какую-нибудь секретную инструкцию или приказ. А…

— А нашего Снабби угораздило усесться на том самом месте, да еще и вырядиться оборванцем. А Чудик сошел за ту черную собачку, — продолжил Роджер. — И, мало того, по странному совпадению Снабби как раз читал зашифрованное письмо от своего друга Брюса. Но откуда бородачу было знать об этом? Он был уверен на все сто, что это его письмо.

— Тогда неудивительно, что он так на меня разозлился! — усмехнулся Снабби. — Подумал, что я пытаюсь расшифровать его секретное послание. Представляете, он чуть не попал в Чудика камнем. Ведь и убить мог, если бы не промазал.

— Я думаю, тут что-то серьезное, — серьезно сказал Барни. — Мисс Перчинг будем говорить, или нет?

— Не будем! — отрезала Диана. — Она сразу решит, что нам нужно срочно отсюда уезжать. А здесь так хорошо! Не думаю, что сейчас, когда Снабби снял эти ужасные тряпки, здесь может случиться что-нибудь ужасное. Не надевай их больше, Снабби.

— И даже кепку? — разочарованно протянул Снабби. — Мне она так понравилась!

— Ну уж конечно, и кепку тоже, — кивнул Барни.

Он внимательно посмотрел на парня, все еще терпеливо сидящего на камне в некотором удалении от них.

— Долго ему придется там сидеть! Бородач не вернется, это точно. Он сейчас, наверное, потихоньку сходит с ума, пытаясь расшифровать код Снабби и привести его в соответствие со своим!

— Пойду поболтаю с ним, — Снабби поднялся. — Может, выведаю что-нибудь.

— Лучше не надо, — посоветовал Роджер.

— Почему? — пожал плечами Снабби, отряхивая песок со своих купальных плавок. — Мы же уверены, что этот тип с черной бородой не вернется. Он считает, что получил то, что ему нужно. А мальчишка подумает, что я какой-нибудь экскурсант.

Снабби двинулся вперед, насвистывая веселый мотивчик и приплясывая в такт. Когда он подошел поближе, ему вдруг вспомнилось, как он изображал негритянского музыканта. Подражая звукам банджо, он начал издавать тренькающие звуки, одновременно дергая невидимые струны,

Услышав необычные звуки, парнишка вскинул голову, ожидая увидеть настоящее банджо. С удивлением обнаружив, что это всего лишь звукоподражание, он рассмеялся.

— Привет! — поздоровался Снабби и с улыбкой уселся рядом. — Хорошая у тебя собака, мне нравится. Как ее зовут?

— Лохматка, — ответил мальчик, проведя рукой по и впрямь лохматой спине пуделя. — А твою?

— Чудик, — улыбнулся Снабби, — потому что много чудит. Ты кого-нибудь ждешь? — Ага. Мужчину с бородой. Я должен передать ему письмо от своего дяди.

— А кто твой дядя? — спросил Снабби, вновь принимаясь тренькать на воображаемом банджо.

— Хромой Морган, — ответил мальчик, пытаясь подражать Снабби: — Твэнг-э-твэнг-э-твэнг! Он раньше был рыбаком, да сломал ногу. Теперь сам не рыбачит, а только лодки дает напрокат.

— А почему бы ему ни послать письмо по почте? — удивился Снабби.

— Откуда я знаю, — пожал плечами маленький бродяжка. — Смотри, наши собаки подружились! Скорее бы бородач пришел за своим письмом. Я уж боялся, что опоздаю, а он еще больше меня опаздывает. А мне хотелось еще успеть выйти на лодке вместе с отцом.

— Слушай, давай мне письмо, и я здесь его подожду, — предложил Снабби. — Если он придет, я ему передам. Он ведь не знает, что я — это не ты, верно? К тому же у нас у обоих есть черная собака.

— Мне ужас как влетит, если кто-нибудь про это узнает, — сказал мальчик. — Но весь день здесь сидеть я не собираюсь. Вот, держи письмо. Но только дождись его. И смотри, не проболтайся обо мне.

— Иди, не волнуйся, — махнул рукой Снабби, ощущая необычайное возбуждение. — Все будет нормально.

Мальчик сунул Снабби письмо и быстро ушел в сопровождении своего пуделя. А Снабби с бешено бьющимся сердцем уселся на камень и стал ждать, пока парень не скроется из вида.

Казалось, прошла целая вечность, пока тот, наконец, не исчез. Снабби оглядел пляж, ища глазами ребят. Те напряженно следили за происходящим.

Увидев друзей, Снабби вместе с Чудиком побежал по пляжу. Тяжело дыша, он бросился на песок рядом с ними.

— Парень, и правда, ждал человека с бородой, — выдохнул он. — Письмо ему велел передать дядя по имени Морган. Он дает напрокат лодки. Что за письмо, парень не сказал, Да думаю, он и сам не знает. Зато сказал, что торопится домой, потому что хочет выйти со своим отцом в море.

— И ты, конечно, предложил ему передать бородачу письмо? — догадался Барни.

— А мы-то ломали голову, — почему парень вдруг ушел.

— Именно. И он отдал мне это письмо! — торжествующе объявил Снабби, хлопнув себя по карману купальных шорт. — Ну, что вы на это скажете?

Круглыми от удивления глазами друзья смотрели на Снабби. Ну что тут скажешь? С этим Снабби не соскучишься!

— Давайте вернемся домой и посмотрим письмо, — предложил Барни. — Не уверен, что мы должны это делать, но, мне кажется, здесь происходит что-то очень подозрительное. Зачем, скажите, этому Моргану — или как его там — посылать зашифрованное письмо грубияну-бородачу, который швырнул тебя на камни? И почему именно зашифрованное? Если Морган всего лишь рыбак, вряд ли он сам его написал. Значит, кто-то другой вручил ему письмо, чтобы передать бородачу. Видимо, оно было слишком секретным и слишком ценным, чтобы доверить его почте.

— Да, пойдемте скорее, посмотрим, — поддержала Барни Диана. — Возможно, нам придется отнести его в полицию. Но что может происходить здесь, в крошечном поселке, где живут одни только рыбаки и крестьяне?

— Может, контрабанда? — с надеждой произнес Роджер.

— Да какая тут может быть контрабанда! — усомнился Барни. — Нет, не думаю. Честно говоря, даже не представляю. Ладно, пойдемте в гостиницу — все равно уже время возвращаться к ланчу.

Снабби тут же причмокнул губами… Ха, хорошая кухня, ну просто очень хорошая! Да, кстати, сегодня утром я узнал кое-что от старой миссис Джонс, когда покупал в магазине эти тряпки. Она сказала, что мистер Джонс, хозяин нашей гостиницы, ее сын. И что он с детства мечтал приобрести ее. Его мечта сбылась, когда какие-то богатые друзья, с которыми он познакомился в Лондоне, когда учился на шеф-повара, одолжили ему денег.

— Наверное, это те «важные люди», которые, по словам его жены, часто здесь останавливаются, — догадался Роджер. — Наверняка они не платят ни пенни, когда приезжают.

Когда друзья подошли к гостинице, Барни ткнул Снабби в бок.

— Сейчас пойдем в фургон и посмотрим твое письмо там. Времени нам хватит.

Вскоре все четверо, плюс Чудик и Миранда заперлись в фургоне. Снабби уже собирался достать письмо, как вдруг залаял Чудик.

— Ручаюсь, это опять явился Дэфид со своим гусем Вэддлом, — сердито сказала Диана и открыла дверь.

Она не ошиблась. Стоя на колесе, Дэфид заглядывал в окно.

— Уходи, маленький проныра, — как можно строже сказала она.

— Скоро обед, — важно произнес Дэфид, спрыгивая на землю.

— Ладно, ладно, мы не опоздаем. — Диана закрыла дверь, и все уставились на конверт, который Снабби вынул из кармана купальных шорт.

— Слегка помялось, так как я на нем посидел, — объяснил он, вскрывав конверт.

В конверте оказался один-единственный листок бумаги, сложенный вчетверо.

— Видите, письмо зашифровано, — взволнованно сказал Барни. — И нам его никогда не расшифровать. Вы только посмотрите на эти циферки и буковки!

— Теперь понятно, почему он принял письмо Брюса, которое я как раз пытался расшифровать, за свое, — произнес Снабби, глядя на шифровку. — Такая путаница! Эх, если бы мы могли его прочесть!

— Но, к сожалению, мы не можем, — вздохнул Барни, складывая листок. — Что будем делать? Подождем, как будут развиваться события? Человек, взявший письмо Снабби, скоро поймет, что ошибся, потому что не сможет его расшифровать. А если бы и смог, то прочел бы там всякую ерунду!

— То есть как это ерунду? — возмутился Снабби. — Да будет тебе известно, что ни Брюс, ни я ерунды не пишем

Никто не обратил внимания на его негодующую реплику.

— А когда бородач поймет, что взял не то письмо, что он тогда сделает? — Диана вопросительно взглянула на Барни.

— Что сделает? — задумчиво повторил Барни, почесывая Миранду под подбородком. — Не знаю. Поживем — увидим. А пока что надо хорошенько спрятать это послание.

 

Глава ХIII. НОВЫЕ ПОСТОЯЛЬЦЫ

Мисс Перчинг подошла к фургону как раз в тот момент, когда друзья уже собирались идти на ланч. Она бросила пристальный взгляд на Снабби — не облачился ли он опять в свой ужасный наряд? Но Снабби все еще был в купальных шортах. Купленные у миссис Джонс обноски валялись на постели.

— Это ты можешь выбросить, Снабби, — строго сказала мисс Перчинг. — Вот твои вещи, выстиранные и выглаженные. Надень их, пожалуйста.

— А прямо так идти нельзя? — осведомился Снабби.

— Нет, — решительно отвергла этот вариант мисс Перчинг. — Диана, как ты загорела! Хорошо провели утро?

Разговаривая, они все вместе вышли из фургона. Барни, серьезно обдумав ситуацию, намеренно приотстал с Роджером и Снабби.

— Сегодня после ланча будет не лишним прогуляться к рыбацкому причалу и посмотреть, нет ли там Хромого Моргана. Может, удастся поговорить с ним? Интересно было бы посмотреть, что он за человек.

— Отличная мысль, — не раздумывая, согласился Снабби. — Чудик, ты слышал? Пойдешь на прогулку.

Чудик тут же начал на огромной скорости носиться вокруг ребят, натыкаясь на кусты и тормозя всеми четырьмя лапами.

— Э-э, Чудик, мне жалко тебя разочаровывать, но сегодня ты с нами не пойдешь! — сказал Барни.

— Почему это? — удивленно спросил Снабби.

— Пошевели мозгами! — постучал себе по лбу Барни. — Если этот мальчишка, что отдал тебе письмо, будет там, он сразу же узнает Чудика, а может быть, и тебя тоже, хотя на этот раз ты будешь уже не в купальных шортах. А вот без Чудика и в обычной одежде он тебя вряд ли узнает.

— Чудику это не понравится, — мрачно произнес Снабби. — Он будет лаять на всю округу, если мы запрем его в фургоне.

— Что ж, придется попросить Ди остаться и присмотреть за Чудиком, — пожал плечами Барни. — Или с Чудиком останешься ты, Снабби.

— Нет-нет, с Дианой ему будет нормально, — поспешно сказал Снабби. — Чудик, пожалуйста, перестань выступать. Мы все знаем, как ты хорошо прыгаешь. Посмотри, во что ты превратил любимую клумбу миссис Джонс!

Войдя в столовую, ребята увидели, что Диана уже сидит за столом, а мисс Перчинг раскладывает на тарелки ломтики холодного окорока. Снабби подошел помочь, а Чудик тут же уселся на полу под правым локтем мисс Перчинг в надежде, что та нечаянно уронит кусочек.

Понизив голос, Барни рассказал Диане о планах на вторую половину дня, и она проявила полную готовность остаться с мисс Перчинг и Чудиком.

— Мы можем втроем сходить на прогулку, — сказала Диана. — Мисс Перчинг это понравится. Кстати, в гостинице два новых постояльца!

— Кто такие? — рассеянно спросил Барни, оглядывая стол и с удовольствием замечая огромное блюдо с салатом и еще одно — с горой молодой картошки. — Ух ты, какое изобилие!

— Не знаю. Да вон они сами идут, посмотрите! — шепнула Диана.

В зал вошли двое мужчин: один высокий, внушительного вида, с подкрученными вверх усами; второй — низенький, с черной бородой и в темных очках.

В этот момент Снабби повернулся и увидел вошедших. Он вздрогнул, кусок окорока соскользнул с тарелки и был немедленно проглочен Чудиком. Снабби что-то, громко зашептал Барни и Роджеру, кивая головой в сторону стола, за которым спиной к ним сели двое вошедших.

Мальчики, сразу поняли, в чем дело. Бородач в солнечных очках — это тот самый тип, который выхватил у Снабби письмо. Ну и дела — он остановился в их гостинице!

— Как вы думаете, он видел Чудика? — прошептал Снабби. — Он запросто может его узнать. Меня-то он не узнает, раз я теперь одет нормально.

— Скорее уводи отсюда Чудика, — посоветовал Барни. — Скорее, пока он его не увидел. Да заткни ему пасть моей свининой, тогда он будет на все согласен. И запри его в фургоне.

Снабби схватил ломтик окорока с тарелки Барни, поднял на руки Чудика и сунул ему в рот лакомый кусочек. Чудик так удивился подобной щедрости, что даже не залаял. Снабби выскочил из столовой, уверенный, что новые постояльцы его не заметили.

Мисс Перчинг удивилась, увидев Чудика на руках у Снабби.

— Его что, тошнит? — спросила она, садясь за стол. — Бедняга Чудик! Может быть,

наглотался морской воды?

— Кто его знает, — сказал Барни — и поскорее сменил тему. — Наверное, это окорок домашнего копчения, да, мисс Перчинг? Запах у него восхитительный!

— Вероятно, — пожала плечами мисс Перчинг. — Диана, передай мне, пожалуйста, соус к салату.

Вернулся улыбающийся Снабби.

— Мне очень жаль, что Чудик заболел, — посочувствовала ему старая гувернантка.

— Пожалуй, сегодня ему лучше не ходить с нами, — задумчиво проговорил Барни, — Пусть лучше немного прогуляется с вами, мисс Перчинг, и Дианой.

— Да-да, я согласна, — с готовностью закивала Диана. — Мисс Перчинг, а вы не против, чтобы Чудик и я к вам присоединились?

Мисс Перчинг одобрила эту идею.

— Мы поднимемся повыше в горы, — сказала она. — Ты сможешь взять с собой бинокль и свой птичий справочник, и мы рассмотрим каких-нибудь интересных птиц для твоего сочинения.

Роджер подмигнул Барни. Все складывается как нельзя лучше!

Снабби продолжал пялить глаза на новых постояльцев, и Барни пришлось пнуть его ногой под столом, чтобы прекратить это безобразие. Кто они такие, эти двое? Наверное, проще, всего выяснить это у миссис Джонс. Барни усмехнулся, подумав, что у одного из них лежит в кармане зашифрованное письмо Снабби от его друга Брюса, и он, наверное, уже с десяток раз тщетно пытался расшифровать его.

Возможность представилась сразу же после ланча, когда двое мужчин вышли из столовой и направились наверх. Миссис Джонс убирала со стола, а Дэфид и Вэддл, по обыкновению, болтались у дверей в коридоре.

— Я вижу, у вас двое новых постояльцев, — начал Барни, когда миссис Джонс остановилась, чтобы погладить Миранду и угостить ее чем-нибудь вкусненьким.

— О, да, они часто приезжают, — с гордостью сообщила хозяйка гостиницы. — Это сэр Ричард Баллинор и профессор Хэллинэн, большой знаток птиц. Они друзья моего мужа, он познакомился с ними в Лондоне. Они знают, что он хорошо готовит, очень хорошо готовит, поэтому часто сюда приезжают. Им нравится у нас, они любят горы, холмы, море и…

Мальчики терпеливо дожидались, когда она хоть на секунду умолкнет.

— Наверное, они были очень довольны, когда ваш муж купил эту гостиницу. Теперь у них есть замечательное место отдыха, да? — наконец удалось спросить Барни.

— Ах, они были так добры к нам! Одолжили моему мужу деньги, чтобы он купил гостиницу, о которой столько лет мечтал, — вновь затараторила миссис Джонс своей валлийской скороговоркой. — Так что я их всегда с радостью принимаю и делаю все, что в моих силах.

— Тогда, наверное, вы поселили их в ту самую «лучшую комнату»? — спросила вдруг Диана.

Миссис Джонс кивнула.

— Но больше всего они любят другую. Обычно они занимают комнату с двумя окнами, в которой сейчас живёте вы. Да ведь что сделаешь? Эта ваша мисс Перчинг, видно, не из тех, кто меняет свои решения, верно?

— Да уж, это верно, — сказала Диана, вспомнив, сколько раз в прошлом они с Роджером безуспешно пытались заставить мисс Перчинг сделать это.

В этот момент послышался голос мисс Перчинг.

— Ребята, вы идете? Чудик в фургоне уже охрип от лая.

— Идем, — отозвался Барни, и они ушли, оставив миссис Джонс, которая, без сомнения, могла бы проболтать еще не один час!

Мисс Перчинг, Диана и Чудик отправились на прогулку в горы. На плече у Дианы болтался полевой бинокль. Чудик порядком удивился, что с ними не пошел Снабби, и даже проявил готовность остаться с ним. Тогда Снабби очень убедительно завалился на постель и сделал вид, что спит. После этого Чудик решил, что прогулка с Дианой гораздо лучше, чем скучное пребывание в надоевшем ему фургоне, где на него будут цыкать, не разрешая лаять.

— Давайте возьмем с собой полотенце и плавки и пройдем по пляжу до рыбацкой пристани, — предложил Роджер. — Сможем искупаться в любой момент, когда захочется.

Друзья отправились в путь. Миранда скакала впереди, только иногда запрыгивая на плечо Барни, когда навстречу им попадалась какая-нибудь собака. Солнце сияло на безоблачном небе, и, пройдя по белому песку мимо пещер, они почувствовали, что им стало по-настоящему жарко.

Вскоре показалась маленькая каменная рыбацкая пристань. На ней было немноголюдно. Несколько стариков-лодочников сидели на низком, нагретом солнцем парапете, да ещё какая-то женщина расположилась с вязанием на деревянной скамейке. Ребята улеглись на песок поблизости.

На пристань выбежал чумазый, нечесаный парнишка в ярком шерстяном свитере. За ним мчался метис-пудель. Барни сразу же сел и толкнул остальных.

— Да это тот парень, который дал Снабби письмо! — воскликнул он. — Не может быть двух метисов-пуделей в таком маленьком поселке!

Все трое стали наблюдать за мальчишкой.

Он направился к лодочнику, помог отвязать лодку и оттолкнул ее от берега. Интересно было смотреть, как паруса разворачиваются и наполняются ветром.

В этот момент на пристань вышел человек в рыбацкой одежде. Он сильно хромал и передвигался, опираясь на палку.

— Хромой Морган! — вскочил Роджер и указал на рыбака, который подошел переброситься парой слов со стариками у парапета. — Давайте поднимемся на пристань. Может быть, удастся заговорить с ним.

Но прежде, чем они успели подняться, на пристани появился еще один человек — с черной бородой и в темных очках. Он резко окликнул хромого:

— Эй, Морган, надо поговорить!

Морган резко повернулся.

— Так, сейчас начнут ругаться, — взволнованно прошептал Барни. — Хорошо бы нам удалось что-нибудь расслышать. Давайте подберемся поближе.

 

Глава XIV. ДЕЛО ПРИНИМАЕТ СЕРЬЕЗНЫЙ ОБОРОТ

— Пойдемте отсюда, — буркнул Морган бородачу и отвел его в дальний конец пристани, подальше от других рыбаков.

Барни с ребятами подползли как можно ближе и спрятались за каменным парапетом.

— Морган, письмо, которое ты велел своему племяннику передать мне — это не то письмо! — раздраженно начал бородач. — Тебе дали для меня другое письмо, и ты это знаешь.

— Не понимаю, о чем это вы, сэр Ричард, — искренне удивился старик. — Клянусь вам, письмо ни разу не покидало мой карман с момента, как я его получил, и до того, как я отдал его Дэю в то же утро. Он что, не пришел на встречу?

— Нет, он пришел. Одет, как ты говорил, и с черной собачонкой. Я сразу понял, что это он, — сказал бородач. — Но, говорю тебе, он отдал мне не то письмо . Я в нем ни слова не смог разобрать!

— Уж такое письма мне для вас дали, — развел руками Морган. — Я его получил от Джима, как обычно, и прямехонько из его кармана оно перекочевало в мой. Он сказал: «Мы вернемся в пятницу. Будьте готовы» — и уплыл. Говорю вам, это то самое письмо.

— Ничего не понимаю, — произнес бородач, пристально глядя на Моргана. — Где он, этот твой племянник? Придется задать ему несколько вопросов. Хотя как он сумел подменить письмо, ума не приложу! Морган, если ты решил меня надуть, я отплачу тебе так, что ты не обрадуешься!

— Никого я не надуваю! — повысил голос Морган. — Зачем мне самого себя надувать? Я в этом деле замешан так же, как и вы! Скажете тоже.

— Тише ты, зачем так орать, — оборвал его бородач, беспокойно оглядываясь по сторонам.

— Сейчас позову Дэя, — мрачно буркнул Морган. — Он там, за лодкой присматривает. Он вам подтвердит, что это то самое письмо. Дэй! Дэ-эй! Поди сюда на минутку!

Мальчишка с пуделем подбежал к ним.

— Что, дядя Моргай? — спросил Дэй, опасливо косясь на бородача.

— Ты отдал этому джентльмену письмо, которое я велел ему передать сегодня утром? — строго спросил дядя.

— Да, — соврал мальчик. — А как же!

Бородач неожиданно схватил мальчика за плечи и с такой яростью встряхнул его, что тот завопил от боли.

— Ты мне никакого письма не давал! Я тебя вообще не видел! Тот парень был побольше! И пес его — не пудель, а спаниель!

— Отпустите мальчишку, — мрачно произнес Морган, видя, что Дэй перепуган до смерти. — Вы сказали, что письмо вам отдал мальчик. Какой же мальчик, если не Дэй?

— Сам не знаю. Говорю, это был мальчишка со спаниелем, настоящий оборванец, вроде твоего племянника, — сказал бородач, зло глядя на испуганного Дэя. — И когда я подошел к нему, то увидел, что он читает письмо. Зашифрованное письмо! Я, конечно, сразу же решил, что это то письмо, которое он должен передать мне, и забрал его. Хоть он и не хотел отдавать, паршивец!

Морган хрипло расхохотался:

— Тогда, выходит, вы сглупили, сэр Ричард. Мальчишка-то был оборванцем, да не тем! И письмо, видно, было его, а не ваше.

Сэр Ричард схватил Моргана за руку и зашипел!

— Тут дело нешуточное. Письма — того, что ты дал Дэю, я не получил. Где оно, это письмо? А ну, Дэй, говори сейчас же!

— Я… я его отдал одному мальчику… он подошел ко мне, и мы разговорились, — всхлипывал несчастный Дэй, дрожа от страха. — Я вас ждал, ждал, а вы все не шли. А этот мальчик сказал, что подождет вас вместо меня и отдаст письмо. Я же не знал, что вы уже приходили!

Сэр Ричард оттолкнул от себя мальчика с такой силой, что тот чуть не свалился в воду. Морган нахмурился:

— Оставьте ребенка в покое! Ничего особенного не случилось. Вы получили чужое письмо, которое не смогли прочесть, а кто-то другой получил ваше письмо, которое тоже не сможет прочесть. Я свяжусь с Джимом, и он пошлет другое.

Сэр Ричард достал платок и вытер им взмокший лоб. Потом подошел вплотную к Моргану и тихо заговорил ему на ухо. Трое ребят, притаившихся внизу за парапетом, с трудом смогли разобрать лишь отдельные фразы:

— Следующее письмо ты мне принесешь сам, Морган. Если что-то выйдет не так, это ляжет на твои плечи. Ты должен был знать, что твоему идиоту-племяннику нельзя доверять. Хорошо еще, что письмо зашифровано… мог испортить все наши планы на пятницу. И навсегда!

— Да заткнитесь вы! — грубо ответил Морган и отвернулся.

— А если я отыщу того сопляка, который забрал мое письмо, то сверну ему шею! — пообещал сэр Ричард таким кровожадным тоном, что Снабби, слышавший каждое слово, не на шутку испугался.

Такой и вправду свернет шею, глазом не моргнув. И зачем только он пошёл разговаривать с Дэем и уговорил его отдать письмо?

— Я этого мерзавца узнаю где угодно, — продолжал сэр Ричард все тем же злобным тоном. — Отвратительный тип, настоящий бродяжка — длинные грязные штаны, жуткого вида свитер. И кепка с широким козырьком, не по размеру большая. А еще черный спаниель. Дэй одет примерно так же, но ростом он поменьше. Да, это черный пес меня спутал, конечно.

Теперь уж Снабби совсем стало не по себе. Вот досада, этот бородач живет в их гостинице! Что будет, если он узнает Чудика? А потом и Снабби?

Морган, хромая, заковылял с пристани, оставив бородача в одиночестве. Рыбаки, сидевшие на парапете, проводили его любопытными взглядами. Они были слишком далеко, чтобы что-то услышать, но поняли, что эти двое ссорились.

— Что, Морган, твой важный приятель недоволен? — крикнул ему один из рыбаков. — Похоже, твоего последнего улова его светлости маловато?

Морган ничего не ответил. Рыбаки посмеивались, толкая друг друга локтями. Бородач двинулся вслед за Морганом, но никто не осмелился что-нибудь крикнуть ему. Дэй бесследно исчез, чтобы не попасть под горячую руку.

Трое ребят еще какое-то время молча лежали на песке, а потом, когда голоса стихли, отползли подальше от пристани и посмотрели друг на друга.

— Может, искупнемся? — предложил Барни на случай, если кто-нибудь подслушивал их разговор, и добавил потише: — Потом поговорим. Пошли.

— Да, жарища — самое время искупаться, — громко ответил Роджер.

Снабби промолчал. Он был все еще под впечатлением услышанного. Только бы это письмо никто не стащил из фургона. Может, лучше его уничтожить?

Они не разговаривали, пока не отошли на приличное расстояние от пристани. Только тогда, почесав макушку, Барни сказал:

— Ну, дела! Что же нам теперь делать? Втравил ты нас в историю, Снабби! И все из-за этого идиотского зашифрованного письма от Брюса.

— Никакое оно не идиотское, — запротестовал Снабби, но в голосе его не прозвучало обычной задиристости. — Все равно этот тип — даже если он и впрямь сэр Ричард, о котором вам говорила миссис Джонс, не сможет разгадать наш шифр. Потому что шифр наш очень хороший, а вовсе не идиотский, как ты думаешь… Ладно, пошли, поплаваем, — добродушно сказал Барни. — Может, когда мы немного, охладимся, мы что-нибудь придумаем? Хорошо еще, Снабби, что мы не взяли с собой Чудика. Тогда нас бы обязательно засекли.

— Слушайте, а что же нам теперь делать с Чудиком? — вдруг с отчаянием спросил Снабби. — Мы должны сделать так, чтобы сэр Ричард его не увидел. Но вы ведь знаете Чудика он носится, как ненормальный, по всему дому!

Ребята с удовольствием поплавали и поплескались в прохладном море и, когда вышли на берег, определенно почувствовали себя лучше. Они сели на песок и принялись обсуждать сложившуюся ситуацию.

— Сегодня среда, а то, что у них запланировано, должно произойти в пятницу. По-моему, речь идет о контрабанде, — высказал предположение Роджер. — Осталось всего два дня. Может, нам пойти в полицию, как вы считаете?

— Нет, я думаю, не стоит. Потому что тогда они допросят бородача, и то, что запланировано, не произойдет, — сдвинув брови, сказал Барни. — Я вот о чем подумал: помните, один из рыбаков крикнул Моргану: «Похоже, твоего последнего улова было его светлости маловато?» Что бы это могло значить? Может быть, сэр Ричард нанимает лодку Моргана, чтобы ловить рыбу, а, возможно, привозит в ней что-то еще — или вместо рыбы, или вместе с ней, среди улова.

— Что-то такое, что нужно доставить сюда, чтобы спрятать? — догадался Роджер.

— Да. И, возможно, он хочет спрятать это на долгое время, — задумчиво произнес Барни. — Хотелось бы знать, кто он такой на самом деле, этот сэр Ричард? И его приятель, профессор Хэллинэн, — специалист по птицам? Я думаю, они не те, за кого себя выдают. Просто пользуются известными именами! После чая, пожалуй, схожу в Дилкармок и позвоню отцу — попрошу его это выяснить, если возможно.

— Они, должно быть, богаты, раз одолжили мистеру Джонсу деньги на покупку гостиницы, — задумчиво сказал Снабби, ковыряя ногой песок.

— Не могу понять, зачем давать в долг несколько сотен фунтов такому парню, как мистер Джонс? Только потому, что им очень нравится, как он готовит? — спросил Барни. — Я так понимаю: если ты кому-то одалживаешь деньги, то ожидаешь, что они не только вернутся, но и принесут прибыль. Например, от дохода за проживание постояльцев в гостинице. Но я уверен, что эта гостиница дохода почти не приносит.

Тогда чем же он отдает долги? Думаешь, тем, что предоставляет в их распоряжение гостиницу? Чтобы они могли использовать ее как базу для выполнения своих планов? — спросил Снабби.

Барни хлопнул себя по колену.

— Ну, конечно! Ты попал в точку, Снабби. Какие еще могут быть причины? Здесь действует настоящая банда: Морган, Джим, о котором говорил бородач, мистер Джонс и двое его друзей. Они все связаны одной ниточкой, и эта гостиница каким-то образом находится в центре происходящего. Надо же, мы и вправду наткнулись на что-то серьезное!

— Но на что? На что все-таки мы наткнулись? — взволнованно воскликнул Снабби. — Как бы нам это разузнать? Да, дело принимает серьезный оборот! Не дождусь, когда придет пятница!

 

Глава XV. ОХ, УЖ ЭТОТ ЧУДИК!

Чудик был безумно рад, когда мальчики вернулись, и пришел в негодование, когда его снова заперли в фургоне в то время, как все отправились пить чай. Он отчаянно лаял, а мисс Перчинг очень удивилась жестокости Снабби.

— Не вижу причин, почему бы ему ни позволить прийти сюда, — сказала она. — Сегодня с нами он вел себя просто идеально. Мы прекрасно прогулялись втроем, а Диана рассмотрела в бинокль каких-то совершенно необычных птиц.

— Я так и не смогла определить их название, — призналась Диана. — Такие зеленые с красным хохолком.

— Миссис Джонс говорила, что здесь остановился некий профессор Хэллинэн, известный орнитолог, — вспомнила мисс Перчинг.

— Кто-кто? — не понял Снабби.

— Орнитолог — специалист по птицам, — пояснила мисс Перчинг. — Я считаю, Диане и надо обратиться к нему. Уж он-то наверняка сможет определить, что это за птички.

Мальчикам ее предположение показалось далеко не бесспорным, поскольку никто из них уже не верил, что «профессор» действительно знаток птиц, а «сэр Ричард» действительно Ричард и уж тем более «сэр». Но Барни подмигнул Роджеру и Снабби и бодрым голосом произнес:

— Правильно, Ди, отличная мысль. Я пойду с тобой и послушаю, что он скажет. Может, почерпну для себя что-нибудь полезное!

— Как же, почерпнешь! — хихикнул Снабби и обратился к мисс Перчинг:

— Мы хотели после чая прогуляться в Дилкармок. Вы с нами не пойдете?

— Нет уж, избавьте меня от этого. Я на сегодня достаточно нагулялась, — сказала мисс Перчинг. — Советую часть пути проехать на автобусе, а то ведь довольно далеко.

В этот момент в столовую вошли двое мужчин и вежливо кивнули мисс Перчинг. Диана решила, что перехватит профессора Хэллинэна, когда он будет выходить после чая. Поэтому она и Барни задержались в столовой, а Снабби и Роджер пошли в фургон утешать беднягу Чудика.

Когда, наконец, мужчины поднялись из-за стола и направились к выходу, Диана подлетела к высокому профессору.

— Пожалуйста, извините меня, профессор Халлинэн, — выпалила она на едином дыхании, — но я знаю, что вы знаменитый орни… орни… ну, в общем, все знаете о птицах. Не могли бы вы мне помочь определить, что за птицу я сегодня видела?

— Э-э, разумеется! Буду рад, — улыбнулся профессор. — Где ты ее видела?

— Она летала над холмами, — сказала Диана. — Такая зеленая, с красным хохолком.

Да? Боюсь, я не смогу идентифицировать эту птицу по такому краткому описанию, — вежливо ответил профессор. — Судя по всему, это мог бы быть редкий вид перелетных птиц, которые иногда появляются здесь. Латинское название Латеус Хиллимус. Да, вполне возможно, что это она.

— Большое спасибо! — поблагодарила Диана. — Надеюсь, что я запомню это удивительное название.

Тут в разговор учтиво вступил Барни:

— Вы знаете, профессор, я тут недавно видел короткошеего курлика, — сообщил он. — И почти рядом с гостиницей. Это ведь для него необычно, правда?

— Весьма необычно, — подтвердил профессор.

— А не могли бы вы сказать нам, могут ли встретиться нам в этих холмах пятнистые теневые певуны? — поинтересовался Барни. — Я слыхал, они иногда гнездятся на скалах.

— Э-э… да, полагаю, ты прав, время от времени появляются данные о том, что они здесь гнездятся. Прошу прощения — меня ждет мой друг, — пробормотал профессор и стал быстро подниматься по лестнице.

Диана в крайнем изумлении уставилась на Барни.

— Короткошеий курлик? В жизни о таком не слышала! — сказала она. — А я знаю названия почти всех местных птиц. А что это еще за пятнистые теневые певуны?

— Понятия не имею, — сказал Барни, беря ее за локоть. — Этот твой профессор, дорогая Диана, — самозванец. Как он сказал, называется твоя зеленая птичка? Латеус Хиллимус! Бред сивой кобылы! Такого названия ни в одном справочнике нет. Он такой же знаток птиц, как и я. Жалко, что я не спросил его, не встречал ли он здесь ушастого сивокобыльщика.

Диана захихикала.

— Знаешь, я, пожалуй, включу этого ушастого сивокобылыцика в свое школьное сочинение. Просто для смеха. И даже нарисую его. Но, слушай, Барни, ты, правда, думаешь, что профессор вовсе не профессор? Он говорил так вежливо и как будто со знанием дела.

— Все обманщики говорят со знанием дела, — сказал Барни. — Ручаюсь, что его приятель «сэр Ричард» понимает в ботанике не больше, чем профессор в птицах! Они оба мошенники и действуют под чужими именами. Моему отцу эти имена известны, если бы он увидел эту парочку, то сразу бы сказал, что они проходимцы. В любом случае я собираюсь ему позвонить и попросить навести кое-какие справки, чтобы убедиться наверняка.

— Пойдем расскажем ребятам. Вот они удивятся! — Диана двинулась к выходу. — Смотри, как забавно получается: фальшивый профессор сказал, что, по его мнению, твой такой же фальшивый пятнистый теневой певун встречается в этих горах! И как только ты придумал такие названия, Барни?

— Пара пустяков! — усмехнулся Барни. — Пойдем, Ди. Мне нужно в Дидкармок, позвонить отцу. А еще нужно следить, чтобы Чудик не попался на глаза сэру Ричарду. Потому что он его мигом узнает!

Половину пути до Дидкармока друзья проехали на автобусе, остальную — прошли пешком. Чудик был в восторге: две длинные прогулки за один день — это настоящее везенье!

Барни, наконец, удалось дозвониться до отца.

— Папа? Это Барии. Ты меня слышишь?

— Да, но если можешь, говори, погромче. У тебя все в порядке?

— Да, все отлично. Но у нас тут проблема с двумя новыми постояльцами. Один известный профессор, о котором нам говорила миссис Джонс из магазинчика с мороженым, — профессор Хэллинэн. А второй — сэр Ричард Баллинор. Я подозреваю, что они самые обыкновенные мошенники и разбираются в птицах и ботанике не больше, чем я! Профессор даже названий птиц не знает. Папа, как они выглядят? Я имею в виду те, настоящие.

— Один высокий, с подкрученными кверху усами, — сказал мистер Мортон. — А второй, сэр Ричард, — небольшого роста и с бородой.

— Вот те на! — вырвалось у Барни. Он не ожидал, что описание отца с такой точностью совпадет с внешностью этих двух мужчин, — Да, все именно так, и все-таки я думаю, что они мошенники. Слушай, а ты не мог бы выяснить, где сейчас находятся настоящий профессор Хэллинэн и настоящий сэр Ричард? Если они у себя дома, значит, можно будет точно сказать, что эти двое — мошенники. Тогда мы будем за ними следить и постараемся выяснить, что они замышляют. Но если ты узнаешь, что они уехали в Уэльс, значит, они настоящие. Хотя я все-таки думаю, что они — мошенники, Я просто уверен в этом!

— Да, очередная тайна! — усмехнулся отец. Конечно, я все узнаю. Мы члены одного клуба, и мне нетрудно это сделать. В любом случае я немедленно тебе сообщу, настоящие они или липовые.

— Спасибо! — поблагодарил Барни. — Только не звони в гостиницу, трубку может взять один из них. Лучше пошли телеграмму с одним только словом: «Фальшивые» или «Настоящие»" А я тогда уж сам соображу, что делать.

— Договорились, Но, пожалуйста, не ввязывайся ни в какие невероятные истории, — попросил отец. — И сообщи, если я еще чем-нибудь смогу помочь. Я постараюсь сегодня же выяснить то, о чем ты просил, и тут же отправлю телеграмму. Укажу в ней номер телефона гостиницы, чтобы с почты позвонили лично тебе. Но только ничего сами не предпринимайте! Если они не те, за кого себя выдают, она могут пойти на что угодно, заметив за собой слежку.

— Хорошо, папа. Спасибо. Жду твою телеграмму. До свидания. — Барни положил трубку.

Выйдя из кабины, он пересказал ребятам свой разговор с отцом.

— Уже сегодня вечером мы будем точно знать, верны ли наши предположения. Могу спорить, мы идем по верному следу!

Ребята прошли половину обратного пути пешком, потом сели на автобус и доехали до поселка. Все трое порядком устали. И даже Чудик пришел к неожиданному для себя выводу, что прогулка может быть слишком длинной. Только Миранде все было нипочем — она ведь почти все время сидела на плече Барни, и ее всячески баловали и угощали сладостями пассажиры автобуса.

«Обжора, если ты возьмешь еще хоть одну конфету, тебя стошнит прямо мне на живот, — пришлось, наконец, сказать Барни. — И перестань жевать мое ухо, щекотно!»

Около восьми часов вечера зазвонил телефон. Миссис Джонс поспешно пошла в гостиную.

— Это вас, мистер Барни.

Барни пулей вылетел из комнаты. Незнакомый голос в трубке произнес:

— У меня для вас телеграмма. Правда, в ней только одно слово: «Фальшивые».

— Благодарю! — крикнул Барни, кладя трубку.

«Фальшивые»! Значит, их догадка подтвердилась. Эти богатые и влиятельные друзья мистера Джонса всего лишь мошенники, которые с его помощью делают деньги каким-то преступным способом. Обманщики, действующие под чужими именами, да еще и в гриме! Теперь мы можем приступить к делу и попытаться выяснить, что здесь происходит. Ночью в пятницу — это ведь уже послезавтра ночью! Если бы мы только знали, что именно надо искать!

Барни побежал обратно, чтобы поведать новость друзьям. Диана предложила рассказать всё мисс Перчинг, но с ней никто не согласился.

— Но ведь, судя по всему, дело может принять опасней оборот, — настаивала Диана. — И уж конечно, мы должны обо всем сообщить полиции.

— Подождём до пятницы и посмотрим, что нам удастся разузнать, — решил Барни. — И, самое главное, надо все время прятать Чудика, Вот если бородач увидит Чудика и догадается, что это наша собака, тогда действительно станет очень опасно. Потому что он сразу поймет, что настоящее письмо у хозяина Чудика и начнет охотиться за Снабби, чтобы вернуть это дурацкое письмо!

— Тогда давайте его уничтожим! — недолго думая, предложил Снабби.

— Нет, оно нам еще может понадобиться, — возразил Барни. — Может быть, придется показать его полиции, чтобы подтвердить, что оно у нас было. Рано или поздно полиция все равно ими займется. Лучше я возьму письмо и спрячу где-нибудь понадежнее. Прямо сейчас.

Барни вышел из гостиной и отправился в фургон. Письмо хранилось в наволочке Снабби. Он сунул туда руку, достал конверт, потом нашел несколько канцелярских кнопок и, прихватив их с собой, вышел из фургона. Оглядевшись, Барни залез под фургон и кнопками надежно прикрепил письмо к днищу. Никому не придет в голову искать его там. Для этого нужно быть сверхгениальным!

Вспомнив о грустном Чудике, который одиноко сидел в фургоне, недоумевая, почему ему не позволяют бывать вместе со всеми в гостинице, Барни пожалел спаниеля и оставил с ним для компании Миранду. Обезьянка уселась рядом с Чудиком, застрекотав что-то ему на ухо, но пес даже не обратил на нее внимания. Он ждал, когда к нему придет его обожаемый Снабби.

В тот вечер все легли спать рано, потому что очень устали.

— Я сегодня так накупался, так находился и так наволновался, что засну прямо в гостиной! — заявил Снабби, зевая во весь рот, после чего начали зевать все остальные, включая и мисс Перчинг.

— Пойдем, Диана, — наконец сказал она. — А вы, мальчики, отправляйтесь в свой фургон. Спокойной ночи!

В эту ночь все спали как убитые. Утром, как обычно, пришла миссис Джонс в сопровождении Дэфида и его гуся. Она принесла горячую воду, но Диана вставать не захотела.

— Миссис Джонс, думаю, вы могли бы здесь обойтись и без гуся, — заметила мисс Перчинг.

Миссис Джонс прогнала обоих — и Дэфида, и Вэддла.

— Я и не заметила, что они за мной увязались, — оправдывалась она. — Этот Дэфид, ну всюду свой нос сует! А гусь тоже не лучше, вчера смотрю, а он у меня в кладовке — ей-богу, мисс, чистая правда! — щиплет булочки, что я испекла к чаю. Сэр Ричард и профессор так носятся с ним, с моим Дэфидом, уж так его балуют, что он весь день бегает за ними хвостиком.

— Хорошо, миссис Джонс, благодарю вас. Мы спустимся к завтраку через полчаса, — твердо сказала мисс Перчинг, отлично зная, что, если вовремя не остановить миссис Джонс, та проговорит до самого обеда!

Первый раз все пришли к завтраку вовремя. Сэр Ричард и профессор тоже сидели за своим столом. Никто из ребят не знал, что в этот момент Дэфид со своим гусем опять заглядывают в окно фургона и что Дэфиду вдруг стало ужасно жалко несчастного, всеми брошенного Чудика, мающегося в ожидании Снабби.

— Бедная собака Чудик, — тихо проговорил Дэфид и постучал в стекло. — Бедная собака!

Чудик увидел глядящую на него физиономию Дэфида и с надеждой затявкал, поставив передние лапы на подоконник.

— Дэфид откроет дверь бедному Чудику, — жалостливо произнес мальчуган. —

Подожди, собака Чудик.

Дэфид слез с колеса, на котором стоял, и вместе с гусем решительно направился к двери. Дверь оказалась не заперта, а лишь прикрыта, и малыш без труда открыл ее.

Чудик с лаем выскочил из фургона. Гусь, гогоча так, будто за ним гналась стая волков, пустился наутек. Дэфид рассердился. Он ожидал, как минимум, благодарности от Чудика!

Чудик промчался по склону холма к гостинице, влетел в вестибюль. Где же Снабби? Он бросился передними лапами на дверь столовой и с восторженным лаем ввалился внутрь.

— ЧУДИК! — ахнул от ужаса Снабби. — Глупый пес, как ты сумел сбежать?

Чудик рванулся к Снабби, стремясь лизнуть его в лицо. Пес скулил и подвывал, будто не виделся со Снабби целый месяц. Барни быстро оглянулся на двух постояльцев за столиком у окна, занятых яичницей с беконом. Сэр Ричард вскинул голову и удивленно уставился на Чудика,

— Это тот самый пес! — тихо сказал он профессору. — Я его из тысячи узнаю. А хозяин его вон тот мальчишка, видите?

Барни не мог слышать его слов, но без труда догадался, о чем они говорят. Вот черт! Теперь они знают, что письмо у Снабби.

— Снабби, скорее! — крикнул Барни. — Тебе надо убираться отсюда вместе с Чудиком. Шевелись! Эти двое тебя засекли.

 

Глава XVI. ВЫНУЖДЕННАЯ ЭКСКУРСИЯ

Снабби по-настоящему испугался. Он тут же вскочил из-за стола и вместе с Барни быстро вышел из зала. Чудик с восторженным лаем последовал за ним. Мисс Перчинг невероятно удивилась и возмущенно посмотрела им вслед.

— Куда это они отправились? И почему вышли из-за стола, не сказав мне ни слова? — обратилась она к Диане. — Может, кто-нибудь из них заболел?

Роджер незаметно пнул ногой Диану, опасаясь, что она сболтнет что-нибудь лишнее.

— Э-э… тебе не показалось, Ди, что Снабби выглядел каким-то бледным? — спросил он.

— Может быть, немного перегрелся на солнце? — выдвинула свою версию Диана.

— Пойду-ка я узнаю, в чем дело„ — сказала мисс Перчинг.

— Лучше подождите, когда вернется Барни, — посоветовал Роджер. — Зачем же оставлять яичницу с ветчиной? Чтоб она остывала? Думаю, Барни сейчас придет.

Он метнул быстрый взгляд на двух мужчин, сидящих за столиком у окна. Они о чем-то горячо спорили. При этом бородач выглядел рассерженным и встревоженным. Роджер очень жалел, что не может услышать, о чем они говорят.

Снабби уже находился в относительной безопасности — сидел в фургоне вместе с Барни. Чудик пристроился у его ног, а Миранда, свернувшись калачиком, расположилась на руках Барни. Мальчики возбужденно разговаривали.

— Как сумел выбраться Чудик? Он же не мог сам открыть дверь? — спрашивал Снабби. — Наверняка это проделки Дэфида, этого маленького проныры. Вечно он вертится вокруг! А теперь такую свинью нам подложил! Эти мошенники, конечно, узнали Чудика. И поняли, что я — тот самый мальчишка, который взял их письмо.

— Да, и теперь они обязательно попытаются заполучить его назад, — кивнул Барни. — Каким образом, я не знаю, но, если ты попадешь к ним в лапы, Снабби, это может стать для тебя удовольствием ниже среднего. Я считаю, что сейчас тебе лучше всего спрятаться.

— Согласен. Но где? — в отчаянии спросил Снабби. — В фургоне? Здесь они меня сразу найдут.

— Нет, конечно, не в фургоне. Может, тебе стоит сесть на ближайший автобус до Дилкармока и провести день там? Возможно, они не догадаются, что ты уехал. Пожалуй, я тоже поеду с тобой.

— Это правильно, — согласился Снабби все с тем же отчаянным выражением лица. — Но что же мы скажем мисс Перчинг?

— Правду! — ответил Барни, поднимаясь. — Сейчас попытаюсь разыскать Роджера и расскажу ему о нашем плане. А он потом передаст мисс Перчинг, что мы решили съездить в Дилкармок, и извинится, что не предупредил ее заранее.

— Я так и не доел свою яичницу с ветчиной! — простонал Снабби. — Ох, и зачем только я впутался в это дело с идиотским письмом?

— Пойду, попробую перехватить Роджера, — Барни побежал к гостинице.

Стараясь, чтобы его не было видно из столовой — ведь те двое сидели у окна, — Барни подкрался к двери и заглянул внутрь. Мисс Перчинг сидели к нему спиной, и он смог незаметно подать знак Роджеру.

— Извините, мисс Перчинг, я выйду на минутку, — сказал Роджер и выскользнул из зала, прежде чем она успела спросить его о причине.

— Да что это сегодня со всеми? — раздраженно спросила она Диану. — Надеюсь, хотя бы ты чувствуешь себя нормально? Нет, я вижу, мне надо пойти и самой разобраться, что происходит.

— Конечно, только съешьте сначала горячий тост, — поспешно сказала Диана, пытаясь как можно дольше протянуть время. — Смотрите, какой он поджаристый.

Барни в нескольких словах изложил Роджеру свой план:

— Мы решили, что Снабби сегодня лучше смыться отсюда. Так что мы оба едем автобусом в Дилкармок и вернемся только к ужину, не раньше. Потом я запру Снабби в фургоне и скажу, что он очень устал. И принесу ему поесть. Пожалуй, я побуду с ним на тот случай, если эти двое попытаются схватить его. Понял?

— Да, — кивнул Роджер. — Но мисс Перчинг уже начала что-то подозревать. Так что сматывайтесь поскорее. Она через минуту будет здесь, вот увидите. — Хорошо, сейчас идем, — бросил Барни и заспешил в фургон за Снабби.

Роджер видел, как они бегом спустились по склону в поселок. Успеют они на ближайший автобус? Он должен был вот-вот подойти, и если они его упустят, им придется ждать еще почти час. Вернувшись в гостиницу, Роджер столкнулся в дверях с мисс Перчинг, которая уже успела торопливо проглотить и горячую яичницу с ветчиной, и румяный тостик.

— Роджер! Что происходит? — строго спросила она. — Выскакиваете из-за стола один за другим, ни слова не говоря и ничего не объясняя! Где Снабби и Барни?

Прежде чем ответить, Роджер огляделся, нет ли поблизости тех двоих.

— Знаете, все очень просто, — сказал он с обезоруживающей улыбкой. — Они решили съездить сегодня в Дилкармок, и им пришлось поспешить, чтобы успеть на автобус. Но они попросили меня извиниться перед вами.

— Допустим, но что им мешало раньше сказать мне о своих планах, — все еще недоумевала мисс Перчинг. — А вы с Дианой почему не поехали?

— Э-э… Мы подумали, что нам лучше остаться с вами, — проворковал Роджер. — Как насчет того, чтобы покататься на лодке, мисс Перчинг?

— Что ж, очень мило с вашей стороны. С удовольствием покатаюсь. Но вечером мне придется поговорить с Барни и Снабби. Сорваться вот так, из-за стола, во время завтрака!

В этот момент из гостиницы вышли бородач и профессор. Они негромко разговаривали, оглядываясь вокруг. Роджер был уверен, что они высматривают Снабби. Сэр Ричард заметил его и сделал шаг вперед, как будто собираясь ему что-то сказать. Но профессор дернул его за рукав. Очевидно, при мисс Перчинг ни о чем спрашивать они не решились.

«Понимает, что она позвонит в полицию, если они начнут допытываться насчет Снабби и секретных писем!» — подумал Роджер. Он облегченно вздохнул, увидев, что вслед за мужчинами вышла Диана.

— Ди! Мы идем кататься на лодке! — крикнул он. — Погода, как на заказ — солнце и легкий бриз.

— Вот и прекрасно! — обрадовалось Диана.

Ей не терпелось узнать, что произошло со Снабби и Барни, но она не решилась спрашивать об этом в присутствии мисс Перчинг. Роджер схватил Диану за руку и потащил к фургону.

— Мы сейчас, только постели приберем! — крикнул он миссис Перчинг. — Через десять минут будем готовы.

Диана нашла предложение Барни поехать на денек в Дилкармок весьма удачным.

— Нам бы только эту пятницу пережить, со всеми событиями, что на нее намечены. Я бы тогда сразу себя увереннее почувствовала! — сказала она. — Господи, ну почему Снабби всегда попадает в истории? И мы вместе с ним? А он как будто даже рад, правда? Могу спорить, он сейчас едет довольный, в автобусе, изображает игру на банджо или еще на чем-нибудь, и весь автобус, глядя на него, покатывается со смеху.

Диана в своей догадке попала почти в точку. Снабби, и правда, в тот момент ехал в автобусе, но только «играл» не на банджо, а на губной гармошке, держа руки у рта и издавая очень похожие, чуть дребезжащие звуки какого-то развеселого мотивчика. Как и предполагала Диана, все были в восторге, смеялись и подбадривали его. Да, Снабби вовсе не был встревожен!

Когда же Миранда соскользнула на пол и принялась приплясывать под пронзительные звуки губной гармошки, даже водитель автобуса не смог удержаться и повернул голову. В результате чего автобус чуть не рухнул в кювет.

— Снабби, кончай свою музыку, пока аварию не устроил! — забеспокоился Барни.

А в гостинице Роджер и Диана готовились к морской прогулке. Мисс Перчинг настаивала, чтобы они взяли с собой широкополые шляпы, потому что, по ее словам, «солнце будет нещадно палить и укрыться от него будет негде». Поскольку таких шляп ни у кого не нашлось, им пришлось отправиться в магазинчик миссис Джонс, где, разумеется, не обошлось без мороженого.

Пока они ели мороженое, мимо медленно прошли двое новых постояльцев гостиницы. Они заглянули внутрь, но, к радости Роджера, ничего не сказав, прошли дальше.

— Не нравятся мне почему-то эти двое, — заметила мисс Перчинг. — Не понимаю, что они делают здесь, внизу. Ни рыбачить, ни кататься на лодке как будто не собираются. И даже в такой жаркий день в костюмах! Если бы я не знала, кто они такие, то обязательно заподозрила бы в каких-нибудь коварных намерениях.

— Не удивлюсь, если окажется, что вы правы, мисс Перчинг, — серьезно сказал Роджер, а Диана вдруг хихикнула.

Они замечательно провели время, заплыв на лодке довольно далеко. Диана и Роджер несколько раз купались, спрыгивая в воду прямо с лодки. Постепенно их лица и открытые части тела стали ярко багровыми. Зато мисс Перчинг была рада, что ей удалось этого избежать благодаря огромной соломенной шляпе!

Барни и Снабби тоже не скучали в Дилкармоке. Это был довольно крупный, полный туристов приморский город, и в нем оказалось огромное количество лотков и аттракционов. Барни, бывший когда-то циркачом и много поколесивший по стране с ярмарками, с удовольствием принимал участие в незатейливых развлечениях, таких как качели, карусели, набрасывание колец, электромобильчики и тому подобное. Он даже встретил своих давних знакомых по ярмарке в Риллоубае и всласть поболтал с ними.

Миранде все это, конечно, тоже было знакомо, а Чудик встретил на улицах такое множество бездомных собак, что повеселился от души. По его мнению, Дилкармок был куда интереснее, чем Пенриндендрайт!

— Пора нам двигать обратно, — сказал, наконец, Барни. — А то ужин в гостинице прозеваем. Хотя ты, Снабби, конечно, есть не хочешь. Ты ведь слопал не меньше дюжины мороженого, бессчетное количество креветок и еще гору кусков ужасного имбирного кекса, да плюс к этому три пирожка с мясом и — дай-ка посчитаю — сколько сэндвичей с сыром?

— Все равно, от своего законного ужина я отказываться не собираюсь, — заявил Снабби. — Так что пойдем скорее, Барни, а то автобус пропустим. Чудик, ко мне! Не хватало еще тебе сбежать куда-нибудь.

Не прошло и двух минут, как к остановке подкатил автобус. Они уселись на передних местах. Миранда, как обычно, устроилась на плече Барни, с интересом наблюдая за всем происходящим. Чудик улегся у ног Снабби.

— Хорошо бы, чтоб этим двум злодеям не пришло в голову сегодня вечером напасть на меня, — вдруг сказал Снабби. — Я о них совсем позабыл. Так было интересно в Дилкармоке! Как ты думаешь, мне не опасно идти ужинать?

— Сначала я собирался принести тебе ужин в фургон, но, думаю, ничего с тобой не случится, ведь мы все будем рядом, — решил Барни. — Но нужно обязательно держаться всем вчетвером. А потом можно сказать, что мы ужасно устали, и пораньше уйти спать, понял?

Поднявшись вверх на холм, они были рады оказаться у своего фургона, потому что и впрямь очень устали. Роджер уже ждал их с встревоженным лицом.

— Слушайте, случилось невероятное! — воскликнул он, как только они подошли. — Зашифрованное письмо исчезло! Его нет под фургоном, куда его прикрепил Барни. Я думаю, маленький проныра Дэфид стащил его. К сожалению, я этого негодника нигде не нашел, а то бы отнял у него письмо. Остается только надеяться, что эти двое пока не нашли Дэфида. Ну что за противный мальчишка!

 

Глава XVII. ГДЕ ПИСЬМО?

Барни и Снабби ошарашено смотрели на Роджера. Письмо пропало? Невозможно себе представить, чтобы кто-то его нашел в таком месте — на дне фургона.

— Мало того! Замок на двери взломан, и внутри все перевернуто вверх дном. Я увидел это, когда вернулся после чая.

— Должно быть, эти двое искали письмо, — сразу же высказал догадку Барни. — Дэфид на такое не решился бы. Да и замок он не смог бы сломать.

— Почему ты думаешь, что письмо у Дэфида? — спросил Снабби.

— Сейчас объясню, — сказал Роджер. — Понимаешь, сначала мисс Перчинг, Ди и я пришли в столовую на ланч, а потом я вернулся кое-что взять из фургона. И увидел, что рядом стоит этот гусак Вэддл. В тот момент замок еще был цел. Я еще удивился, что Вэддл один, потому что он ведь всегда, как собачка, бегает за Дэфидом.

— А Дэфид в это время где был? Под фургоном? — догадался Барни.

— Да! Я везде посмотрел, но его нигде не было видно. А потом гусь сунул голову под фургон и загоготал — как будто торопил его, мол, «давай, Дэфид, пошевеливайся!» Я тоже заглянул туда, и точно — он был там. Этот чертенок притаился, как мышка!

— Ты видел, что письмо было у него? — спросил Снабби.

— Нет, о письме я тогда не вспомнил! — признался Роджер. — Я просто наорал на него и велел немедленно вылезать. И сказал, чтобы духу его возле нашего фургона не было. Этот воришка тащит к себе в карман все, что ему понравится. Как обезьяна! Ой, извини, Миранда! Я забыл, что ты здесь!

Миранда, словно поняв о чем речь, что-то обиженно пробормотала, Роджер продолжил свой рассказ:

— Дэфид выскочил из-под фургона и унесся вместе с Вэддлом. Тут я вдруг вспомнил про письмо и полез под фургон посмотреть. Но его там не было. А две кнопки валялись на земле. Значит, кто-то их вытащил, чтобы забрать письмо. Я уверен на все сто, что это Дэфид.

— Ладно, для нас важно вот что: письмо все еще у этого маленького паршивца или нет. И мы должны выяснить это как можно скорее.

Но их ждало разочарование.

— Дэфид уже спит крепким сном, — сказала миссис Джонс. — Уж чего только они не творили сегодня с этим гусем! И в кладовку мою лазили, и на второй этаж забирались. Только и смотри, как бы чего не нашкодили.

— Ээ… Как вы думаете, миссис Джонс, ему понравятся эти часы, которые мы выиграли на аттракционе в Дилкармоке? — Барни достал из кармана яркий маленький будильник.

— Как не понравится! Очень даже понравится! — воскликнула миссис Джонс. — Но только не сегодня, сэр. Он уже спит. Завтра я сама ему их отдам.

— Нет, я бы сам хотел это сделать, — Барни решительно положил часы в карман и вышел, прежде чем миссис Джонс успела что-либо возразить.

— Мы выменяем у него письмо на часы, — решительно произнес Барни. — Вот проныра, везде успел. Ведь надо же было додуматься залезть под фургон!

— Знаешь, у таких маленьких проныр бывают иногда очень странные идеи, — сказал Снабби. — Помню, когда мне было столько же лет, сколько ему, мне казалось ужасно интересным проползти под дядиной машиной. И чтобы потом с меня капало машинное масло.

— Неудивительно, — фыркнула Диана. — К счастью, мне такое и в голову не приходило.

Ужин был, как всегда, вкусным и обильным. Но двое новых постояльцев, к большому удивлению ребят, в столовой так и не появились.

— Может быть, они уехали, миссис Джонс? — спросил Барни, кивнув в сторону столика у окна.

Та покачала головой.

— Ах, нет, сэр. Они поужинали раньше и уехали на встречу со своими друзьями. Они очень занятые люди. Богатые люди, важные, знаменитые, и я должна гордиться, что им нравится в нашей гостинице, но, я думаю, это потому, что у нас очень хорошо готовят. Муж мой очень хорошо готовит! Вам ведь тоже нравится, как он готовит, я знаю. Вы…

— Да-да, миссис Джонс, мы уже это слышали, — перебила ее мисс Перчинг.

Разговорчивая хозяйка поняла ее намек и выскользнула из комнаты.

— Вот ведь шпарит — без передыху! — восхитился Снабби. — Честное слово, я не понимаю, мисс Перчинг, зачем вы ее остановили? Я бы сто лет мог ее слушать.

— Не сомневаюсь. Но у нас с тобой, Снабби, несколько разные интересы, — сухо проронила мисс Перчинг.

— Не надо на меня так давить, мисс Перчинг, — обиделся Снабби. — Я все-таки не апельсин.

Мисс Перчинг не удержалась от смеха.

— На старину Снабби давить бесполезно, — с улыбкой сказал Роджер. — Мы все пытались это делать, но он как будто из резины — тут же принимает прежнюю форму.

В этот вечер опять рано отправились спать.

Собравшись в фургоне, трое мальчиков провели совещание.

— Завтра утром я первым делом перехвачу Дэфида и выужу у него это письмо, — сказал Барни. — А Снабби надо будет смотреть в оба и даже близко не подходить к тем двум типам — на случай, если они подумают, что письмо у него. Они ведь знают, что в фургоне его нет, потому что сами его обыскали. Все переворошили, негодяи!

— А как же мне держаться от них подальше завтра? — спросил Снабби. — Не могу же я каждый день ездить в Дилкармок?

— Придумаем что-нибудь, — зевнул Барни. — Все, ложусь спать. А завтра не позавидую я этому Дэфиду, если он не отдаст мне письмо!

На следующее утро мальчики принялись искать Дэфида и Вэддла, но те словно в воду канули. Барни отправился на кухню, где мистер Джонс уже готовил завтрак, источающий сказочные ароматы.

— Э-э… доброе утро, мистер Джонс. Вы не знаете, где Дэфид? — вежливо осведомился Барни.

Мистер Джонс, обернувшись, хмуро глянул на него, не выпуская из рук сковородки.

— Нет, не знаю. Я не впускаю его, когда готовлю.

Мальчики поспешно вышли яз кухни, чувствуя, что мистер Джонс и их присутствие на кухне не одобряет.

— Какой он все-таки мрачный, — заметил Роджер. — А, казалось бы, должен выглядеть счастливцем, став хозяином гостиницы.

Они огляделись в поисках двух новых постояльцев, но нигде их не обнаружили. Барни с опаской заглянул в столовую, но и там их не было. Лишь миссис Джонс убирала со стола грязные тарелки.

— Неужели они уже поели? — удивился Барни.

— Да, рано они сегодня позавтракали, — кивнула миссис Джонс. — Сэр Ричард сказал, у него сегодня много дел и…

— Да, так и сказал? — переспросил Барни. — Интересно, что у него за дела в таком маленьком поселке.

— У сэра Ричарда есть две рыбацкие лодки, — сообщила миссис Джонс. — И много других вещей. Он…

Но в этот момент в столовую вошли мисс Перчинг и Диана, и миссис Джонс поспешила удалиться.

После завтрака мальчики продолжили поиски Дэфида, не забывая при этом и о подозрительной парочке. Дэфида они отыскали только к полудню и, как всегда, в компании с Вэддлом. Парнишка тут же подошел к ребятам.

— Мама говорит, у вас есть для меня часы, — с ходу начал он.

Барни вынул из кармана яркий будильник.

Дэфид в восторге уставился на часы, что-то бормоча по-валлийски. Он протянул к ним руку, но Барни остановил его.

— Дэфид, — сказал он. — Я отдам тебе его, но ты тоже должен мне кое-что дать.

— Ножик! — обрадовался Дэфид и полез в карман.

— Нет, Дэфид, мне нужен конверт. Тот, что ты нашел под нашим фургоном, — четко проговорил Барни. — Ты плохо сделал, что взял его. Но если ты мне сейчас отдашь конверт, то часы твои.

— Письма нет, — покачал головой Дэфид.

— Нет? Куда же оно делось? — строго спросил Роджер.

— Дяди его взяли, — Дэфид ткнул пальцем в сторону гостиницы.

— Когда?! — подскочил Барни.

Этого Дэфид, судя по всему, не знал. Он вдруг разревелся.

— Они кричать на Дэфида, — хныкал он. — Дэфид сидеть там, делать из бумаги кораблик, — он указал на деревянную скамеечку в гостиничном саду. — А он пришел и говорить: «Отдай мне это!» — и забрал у меня. Вот так! — Дэфид попытался схватить часы, которые держал в руке Барни.

— Этого нам только не хватало! — нахмурился Роджер. — Прокол. Дэфид, когда это было?

— Он ударить Вэддла, — продолжал Дэфид, показав кулачок. — Он плохой. Украл у Дэфида бумажку. Теперь дашь мне часы?

— Нет. Ты же не отдал мне письмо, — строго посмотрел на него Барни. — Ты плохо поступил, когда взял чужую бумажку и сделал из неё кораблик.

— Наверное, он не думал, что она наша, — пожалел Дэфида Роджер. — Если на то пошло, не часто находишь листки бумаги, приколотые кнопками ко дну фургона! Откуда ему было знать, что это для нас так важно.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Барни, глядя на всхлипывающего Дэфида, вдруг обнял его. — Не плачь. Мы тебя прощаем. Смотри, вот твои часы. Слышишь, как они тикают «тик-так, тик-так»!

Дэфид был беспредельно счастлив. Сразу перестав плакать, он взял часы и протянул их Вэддлу.

— Послушай! — доверчиво сказал он. — Тик-так, тик-так!

Гусь попятился назад, не слишком доверяя этой незнакомой игрушке.

— А вот так они заводятся, — продолжал Барни, надеясь, что малыш сможет его понять. — Видишь, поворачиваем вот этот ключик — и пожалуйста!

Зазвенел пронзительно звонок. Гусь с громким гоготом пустился наутек, а Дэфид пришел в полный восторг. Он вдруг бросился на шею Барни и крепко обнял его.

— Ты хороший мальчик, — ласково сказал он. — Дэфид забирать у него бумажку и отдавать тебе. Да, Дэфид отдавать ее тебе.

— Хорошо бы, приятель, — усмехнулся Барни. — Но, боюсь, поезд уже ушел! Ладно, беги.

Дэфид побежал вслед за своим гусем, а ребята уныло переглянулись.

— Плохо дело, — покачал головой Барни. — Письмо попало в руки к мошенникам, и теперь они узнают все, что хотели узнать: и что приказывает им сделать Джим сегодня ночью, и все остальное. Ладно, пора идти на ланч. Где мисс Перчинг?

— Я схожу за ней, она наверху, — вызвался Снабби. — Скорее, Чудик! Пойдем, скажем мисс Перчинг, что она очень опаздывает!

И они наперегонки бросились вверх по лестнице. Мисс Перчинг в комнате не оказалось, и Снабби решил спуститься обратно. Чудик бежал впереди. В этот момент из «лучшей комнаты» вышел сэр Ричард. Снабби остолбенел. Сэр Ричард, заметив его, кинулся вперед и схватил за шиворот.

— Это ты! Ты, паршивец! Как ты посмел забрать письмо у этого простофили Дэя? Что тебе удалось разнюхать? Отвечай, или я тебя сброшу с лестницы!

Бандит потащил Снабби к лестнице, как будто всерьез собирался выполнить свою угрозу. Снабби перепугался до смерти. Задыхаясь, он сумел что-то проговорить, но бородач не смог ничего разобрать и стал трясти его, как грушу.

— Говори! Я все равно вытрясу из тебя правду. Говори, пока я тебя не задушил! Чудик узнал этот злой голос и бегом вернулся обратно. Свирепо оскалившись, маленький спаниель бросился на обидчика своего хозяина и вцепился острыми зубами в его щиколотку. «Сэр Ричард», завопив от боли, выпустил из рук Снабби. Воспользовавшись моментом, Снабби влетел в комнату мисс Перчинг и запер за собой дверь.

Тяжело дыша, он прислушался. Сэр Ричард протопал по ступенькам вниз, преследуемый разъяренным Чудиком. Что же ему теперь делать? Выйти из комнаты мисс Перчинг он не осмелится — этот псих может опять накинуться на него!

 

Глава XVIII. ОТКРЫТИЕ ДЭФИДА

Роджер, Барни и Диана терпеливо ждали, когда Снабби и Чудик спустятся вниз вместе с мисс Перчинг. Однако через несколько минут мисс Перчинг появилась со стороны сада, где она сидела с газетой.

— О, вы уже готовы идти на ланч! — обрадовалась она. — А где же Снабби?

Ребята переглянулись. Где же, в самом деле, Снабби? И почему он не пришел, когда обнаружил, что мисс Перчинг нет в комнате? Барни не на шутку встревожился.

— Я за ним схожу, — вскочил он и побежал к лестнице.

Прыгая через две ступеньки, он поднялся наверх. Комната мисс Перчинг оказалась заперта. Перед дверью вертелся Чудик, повизгивая и царапая ее лапами. Барни постучал.

— Снабби! Ты здесь?

— Да. Это ты, Барни? — послышался слабый голос. — Сейчас открою.

Дверь отворилась, и Барни вошел внутрь.

— Что это с тобой, Снабби? Ты ужасно бледный. Что-нибудь случилось?

— Да, — произнес Снабби, ложась на кровать мисс Перчинг. — На меня напал этот бородач! Чуть не задушил, а потом еще хотел скинуть с лестницы. Я, видно, головой стукнулся об стенку. Это когда он меня тряс так, что зубы стучали! Чудик меня спас — кинулся на него и укусил. Молодец, Чудик!

— Гр-р-р, — свирепо оскалил зубы Чудик, вспомнив недавнюю схватку.

— Ну и негодяй! Тебе надо держаться от него подальше, Снабби. Он тебе, конечно, не простит, что ты взял письмо у того малого. Жалко, что мы его так и не прочитали.

— Я останусь здесь, — твердо заявил Снабби. — Не знаю, как это объяснить мисс Перчинг, но сегодня мне точно нельзя попадаться на глаза сэру Ричарду.

— Я ей скажу, что ты сильно ударился головой. И посоветую оставить тебя наверху, потому что здесь гораздо спокойнее. Может быть, после сегодняшней ночи эти двое уберутся отсюда. Ты как, есть хочешь? Я тебе сюда принесу.

— Не надо, спасибо. Мне сейчас ничего в рот не полезет. В животе все переболталось, как после качки на море.

— Не повезло тебе, старина. Ну, полежи тут, может, уснешь, — посочувствовал Барни.

«Если уж Снабби отказывается от пищи, видно, ему и впрямь плохо», — с тревогой подумал он.

— У меня голова что-то разболелась, — пожаловался Снабби. — Чудик, верный друг, ты спас меня, когда тот негодяй бросился на меня.

Чудик вскочил на кровать, но Снабби спихнул его на пол.

— Уж извини, это кровать мисс Перчинг, а не моя. Вот если бы я лежал на кровати Дианы, она бы возражать не стала. Тогда бы ты мог улечься рядышком.

Барни спустился к остальным и сказал мисс Перчинг, что Снабби умудрился удариться головой, хочет спокойно полежать и что есть ничего не хочет. Мисс Перчинг это известие очень взволновало, и она поспешила наверх. Тем временем Барни быстро рассказал ребятам о том, что произошло. Они были в шоке и очень сочувствовали Снабби.

Наконец мисс Перчинг вернулась.

— Не понимаю, что можно делать, чтобы так удариться головой, — взволнованно проговорила она. — Но, надо отметить, Снабби проявил благоразумие, решив сегодня спокойно полежать. И, конечно, в моей комнате ему будет лучше всего. Там его никто не потревожит. После ланча я загляну и проверю, как он себя чувствует. Пусть подремлет. Он говорит, у него ужасно голова разболелась. Бедняжка!

— Могу спорить, к чаю он поправится, — сказал Роджер, принимаясь за огромный кусок домашнего мясного пирога. — Надо же, как понравился этому чертенку Дэфиду будильник! Раз двадцать, наверное, его заводил. По всему дому трезвон стоял.

После ланча мисс Перчинг отправилась наверх проведать Снабби и с облегчением обнаружила, что тот крепко спит. Она на цыпочках вышла из комнаты, надеясь, что Снабби проспит до самого чая и проснется вполне здоровым.

— А вам не хочется пойти искупаться? Поваляться на песочке? — спросила она ребят.

— А что? Можно, — согласился Барни. — Давайте на этот раз пойдем подальше, туда, где после отлива в скалах остаются такие теплые лужицы.

Так они и сделали — по белому песчаному пляжу добрались до лужиц среди камней, в которых плавала серые креветки. Скалы здесь были довольно высокими.

Ребята купались, лежали в восхитительно прогретых лужицах и загорали на горячем песке. Мисс Перчинг, воткнув в песок огромный пляжный зонт, улеглась под ним и заснула.

Барни блаженствовал, лежа в одной из лужиц. Ему было щекотно — маленькие креветки суетились вокруг его ног, пытаясь ущипнуть. Он присел, чтобы рассказать об этом ребятам, и тут заметил знакомую парочку. Мужчины, увлеченные своим разговором, шли по пляжу.

— Тихо! — скомандовал Барни, понизив голос. — Сюда идут сэр Ричард и его напарник. Лежите и не поднимайте голов. Интересно, куда это они собрались?

Профессор и бородач быстро прошли мимо, негромко разговаривая друг с другом.

— Отправились, наверное, к Моргану и Джиму, — предположил Барни. — Чтобы обсудить, что будут делать сегодня ночью! Ручаюсь, что одна из лодок Моргана придет поздно ночью с каким-нибудь таинственным уловом, который они захотят тайком разгрузить.

— Смотрите, а это кто такой? Неужели Дэфид со своим гусем? — удивленно воскликнул Роджер. — Точно. Идет за ними следом. Что это он задумал? Видите, как он жмется к скалам? Как будто не хочет, чтобы его заметили.

— Опять, наверное, решил что-нибудь спереть, — сказала Диана. — Никогда не знаешь, где снова появится этот ребенок!

Ребята вновь улеглись но лужицам, положив головы на теплые камни. Диана зевнула.

— Я, пожалуй, вылезу отсюда и пойду полежу на солнышке, — сказала она. — А то заснешь ненароком, сползешь вниз да и захлебнешься в этой луже.

Время тянулось медленно и лениво. Все пятеро, включая Миранду, от души наслаждались приятным времяпрепровождением. Жаль только, что Снабби и Чудика не было с ними! Миранда сидела на камнях возле Барни, как раз над его головой, опечаленная тем, что не может, как обычно, устроиться на его плече. Но и решиться полезть в воду она тоже не могла.

Примерно через час Миранда вдруг негромко забормотала. Барни привстал.

— Что там? Кто-нибудь идет? — спросил он.

Из-за большого камня выглянуло загорелое личико с копной нечесаных волос. Дэфид! Рядом из-за скалы высунулась маленькая головка на длинной шее. И Вэддл тоже тут!

— Ш-ш-ш! — таинственно произнес Дэфид и принялся взволнованно тыкать пальцем, указывая на пляж.

— Что там? О чем ты хочешь мне рассказать? — тихо спросил Барни… Люди, — сказал Дэфид. — Двое. Дэфид видеть, куда они ходить. Дэфид хотеть взять бумажка, он идти за ними. До длинной дыры.

— О чем это он лопочет? — Барни посмотрел на Роджера. — Неужели увязался за этими типами, чтобы вернуть нам письмо?

— Длинная дыра там, — махнул рукой малыш. — Дэфид вас отведет.

— Это уже становится интересным. Давайте сходим и посмотрим, о чем это он. Хотя нет, не годится. Кажется, я слышу голоса. Может, эти двое возвращаются. Дэфид, спускайся к нам.

Дэфид вместе с гусем перелез через обломки скал и уселся возле Барни. Мальчуган опустил босые ноги в воду, а гусь важно обошел вокруг лужицы.

— Они идти обратно, — вдруг сообщил Дэфид и, вскочив, выглянул из-за камня. Барни утащил его назад.

— Сиди тихо, — приказал он.

Как ни странно, Дэфид все понял и послушно сел, болтая ногами в теплой лужице.

Двое мужчин опять прошли мимо и вскоре скрылись из вида. Дэфид поднялся.

— Пойдем к длинной дыре? — спросил он, опять указывая куда-то вдаль.

Барни и Роджер вылезли из лужицы, отряхнулись и двинулись за малышом и его гусем в ту сторону, откуда только что вернулись те двое.

В конце концов они дошли до пещер, уходящих в недра скал. Дэфид нырнул в одну из двух пещер с предупреждающей табличкой: «ОПАСНО». Барни едва успел схватить его за шиворот.

— Нельзя. Это пещера опасная, — предупредил он.

На этот раз Дэфид явно ничего не понял. Он опять забежал в пещеру, и Барни с Роджером пришлось, несмотря на свои опасения, последовать за ним.

— Я думаю, если эти двое сюда заходили, не так уж здесь и опасно! — рассудительно сказал Роджер.

— Может быть, они сами эту табличку и повесили, — высказал предположение Барни. — Очень подходящее место для тайника.

— А пещера-то совсем небольшая, — разочарованно произнес Роджер, когда они дошли до конца. Ничего здесь не спрячешь.

— Ты посмотри на Дэфида, — махнул рукой Барни. — Куда это он лезет? Взобрался по камням до карниза и рванул по нему вперед. Его уже не видно!

Действительно, Дэфид исчез где-то на середине каменного карниза. Гусь Вэддл, оставшийся один на песчаном дне пещеры, обиженно гоготал ему вслед.

Вскоре Дэфид появился снова, ребята с трудом смогли различить его силуэт на фоне темной стены пещеры. Стоя на карнизе, он махал им рукой, подзывая к себе.

— Длинная дыра! — сказал малыш. — Вы тоже идти. Длинная дыра. Наверх.

Барни и Роджер ощутили страшное волнение. Они взобрались по камням и двинулись по карнизу вдоль стены. Где-то на середине, между камнями, виднелось отверстие. Дэфид опить шмыгнул в него. Оба мальчика сунули головы в полумрак дыры.

— Вы идете тоже? — спросил Дэфид и что-то добавил по-валлийски.

— Еще бы! — проворчал Роджер и полез в дыру. — Хотелось бы знать, куда это нас приведет? Жалко, что мы фонариков не захватили. Ничего себе! И правда, длинная дыра. Дэфид, давай назад! Нельзя же вот так карабкаться в кромешной тьме!

 

Глава ХIХ. НОЧНАЯ СЛЕЖКА

Роджер, Барни и Миранда вернулись обратно в пещеру, где Вэддл приветствовал их громким гоготом. Дэфид тоже присоединился к ним, спрыгнув с камня.

— Длинная дыра, очень длинная, — объявил он. — Они ходить в длинная дыра! Дэфид тоже ходить. Далеко-далеко.

— Как это все таинственно, — заметил Барни. — Дэфид, они тебя видели?

— Нет, они не видели Дэфида. Дэфид не брать письмо, — с сожалением сказал малыш. — Дэфид делать часы дзи-и-нь, и они громко кричать!

Барни засмеялся:

— Ах ты, проказник! Прокрался, значит, за ними и завел будильник! Представляю, как они перепугались. Ладно, Дэфид, ты молодец. А теперь иди домой.

Дэфид зашагал по пляжу обратно, а мальчики поспешили к Диане, чтобы рассказать ей о том, где они побывали. Она этим очень заинтересовалась.

— Я уверена, что они контрабандисты. Что-то привозят и прячут потом в этой «длинной дыре». А сегодня ночью, наверное, прибывает очередная партия товара, и они её должны будут туда перетащить.

— Да, это вполне возможно, — согласился с ней Барни. — Однако непонятно, зачем они сегодня туда ходили. Подготовить место для новой партии? Жалко, что у нас не было фонариков. Мы бы тогда дошли до самого конца хода. Конечно, лезть там неудобно — очень круто. Не зря Дэфид всё время называет этот ход длинной дырой. Смешной мальчишка. Взлетел на скалистую стену, как обезьянка. Да, точно, как Миранда — такой же ловкий. А глаза у него, наверное, как у кошки. Не удивлюсь, если он все видел в темноте. Насколько мы могли понять, ход очень резко поднимается вверх.

— Барни, давай сегодня последим за этой парочкой. Вдруг они пойдут куда-нибудь ночью? — с жаром предложил Роджер. — Если да, то им придется пройти как раз мимо нашего фургона. И старина Чудик наверняка залает. Тогда можно будет прокрасться за ними и подсмотреть, что они будут затаскивать в пещеру.

— Правильно, почему бы и нет? — вдруг разволновавшись, ответил Барни. — И Снабби можно с собой прихватить, если ему станет лучше. А тебе, Ди, придется остаться. Мисс Перчинг обязательно услышит, если ты попытаешься выскользнуть из комнаты.

— Очень надеюсь, что Снабби уже лучше, — сказала Диана. — Как на него набросился этот грубиян! Поскорей бы этих проходимцев засадили за решетку. Придумали тоже — выдавать себя за уважаемых господ!

Внезапно вздрогнув, проснулась мисс Перчинг.

— Боже правый! — взглянула она на часы. — Уже время пить чай. Ребята, бегите вперед и скажите миссис Джонс, чтобы накрывала. А я пойду не спеша.

— Тем лучше, — усмехнулся Барни, когда они бежали по пляжу. — Мы сможем заглянуть к Снабби и рассказать ему о случившемся.

Оказалось, что Снабби уже значительно полегчало, и мальчики с жаром принялись рассказывать ему о своем сегодняшнем открытии. Но Снабби как будто не слушал их:

— Слушайте! Сегодня после ланча произошло что-то ужасно странное. Когда я лежал здесь и дремал. Чудик вдруг залаял. Видимо, услыхал какой-то шум. Я вскочил. Подумал, что эти двое опять ко мне в комнату ломятся. Но потом решил, что вряд ли они решатся, тогда Чудик такой бы лай поднял! К тому же шум-то шел не из-за двери, а изнутри комнаты!

— Что за шум? — озадаченно спросил Барни.

— Не знаю точно, как тебе объяснить, — задумался Снабби, — какой-то стук, бухание. И шел он от той стены, где стоит комод. И так приглушенно, как будто откуда-то снизу.

— Ой, Снабби! — испуганно взглянула на него Диана. — Это, должно быть, тот самый шум, о котором упоминал мистер Джонс, когда уговаривал нас поселиться в их «лучшей комнате». Но до сих пор я никакого шума не слышала. Мы с мисс Перчинг решили, что это просто чепуха. А теперь выходит, что это чистая правда, раз ты это слышал!

— Еще бы не слышал, — сказал Снабби. — Я даже с кровати боялся слезать. А Чудик так разлаялся! А потом начал бегать по комнате и искать, откуда этот шум идет.

— Так что же это было, как ты думаешь? — спросил Барни. — За комодом, случайно, нет какой-нибудь двери?

— А ты иди посмотри, — предложил Снабби, и все трое заглянули за массивный комод.

Но никакой двери друзья не обнаружили — обычная стена, только и всего.

— Ничего не понимаю, — удивился Барни. — Но все равно нам лучше не задерживаться здесь слишком долго, а то мисс Перчинг забеспокоится, что у нас опять что-то стряслось. Снабби, ты к чаю спустишься?

— А то нет? Я знаешь, как проголодался! Да и оставаться здесь одному с этим шумом мне как-то не очень хочется.

Все вместе они побежали в столовую, где мисс Перчинг терпеливо дожидалась их за роскошно накрытым столом.

После чая четверо ребят вместе с Мирандой и Чудиком собрались в фургоне, чтобы обсудить все еще раз. Из предосторожности они плотно закрыли окно и разговаривали вполголоса. Барни поделился со Снабби планом выследить этих самозванцев, если сегодня ночью они выйдут из гостиницы.

— Я бы пошел, но не знаю, смогу ли, — честно признался Снабби. — Сейчас, когда я встал, то почувствовал, что у меня ноги трясутся. Я лучше вот что сделаю: когда вы уйдете, проберусь наверх, лягу на кушетке рядом с комнатой Дианы и буду ждать, когда они пойдут обратно. А потом расскажу вам. Когда вы вернетесь в фургон.

— Ну давай так, если хочешь, — согласился Барни, прекрасно понимая, что оставаться ночью одному в фургоне Снабби не очень хочется.

— Надо фонарики найти, — напомнил Роджер. — Они нам обязательно понадобятся. Снабби, ты не против, если мы возьмем с собой Чудика?

— Да нет, — не очень уверенно произнес Снабби, ему хотелось сказать, что он очень даже против! С Чудиком под боком ему было бы гораздо спокойнее.

Мальчики отыскали свои фонарики, надели теплые свитеры, так как ветер переменился и стало свежо. После этого они вместе с мисс Перчинг отправились на небольшую прогулку по холмам возле гостиницы. Когда они подошли к зарослям вереска, вспорхнула какая-то птичка. Указав на нее, Барни серьезным голосом спросил:

— Любопытно, это сдвинутая кукурузная щелкалка или желтая черноголовка? Надо бы спросить у профессора, когда вернемся.

После того как они вернулись и поужинали, всех охватило волнение.

— Стемнеет не раньше десяти. Может, сыграем пока в карты? — предложил Барни. — Все равно эти двое еще здесь, так что можно не волноваться, что они выскользнут у нас из-под носа.

«Сэр» и «профессор» прогуливались перед окном — на самом виду. Около десяти часов они вошли в дом и поднялись наверх.

— Наверное готовятся к выходу, — решил Барни. — Давайте прямо сейчас пожелаем мисс Перчинг спокойной ночи и пойдем в фургон. Пора начать слежку.

Мисс Перчинг и Диана поднялись к себе, намереваясь лечь спать.

— Удачи вам, — шепнула Диана мальчикам, уходя.

Роджер и Барни опять облачились в свой теплые свитеры и сунули в карманы фонарики. Снабби тоже захотелось пойти с ними, но мальчики его не взяли.

У тебя до сих пор бледный вид, — сказал Барни. — Не хватало еще, чтоб ты там грохнулся в обморок, когда мы будем в этой «длинной-длинной дыре» следить за злоумышленниками. Смотрите в оба — эти двое не подозревают, что за ними следят, поэтому могут выйти прямо с парадного входа.

Свет в фургоне был потушен, и трое ребят вместе с Мирандой во все глаза смотрели в окно. Около половины двенадцатого послышались шаги, и вскоре на фоне яркой луны появились силуэты мужчин, спускающихся по склону.

Но их было не двое, а трое! Барни резко толкнул Роджера локтем в бок.

— Видел, кто третий? Это мистер Джонс! Я так и думал, что он тоже в этом замешан.

— Подождем, пока они свернут за поворот, и двинем за ними, — взволнованно прошептал Роджер. — Надо же, и мистер Джонс с ними!

Как только мужчины скрылись за поворотом, Барни с Мирандой на плече, Роджер и Чудик тихонько выскользнули из фургона, оставив беднягу Снабби одного. Парнишке не хотелось сидеть в одиночестве, и он сразу же рванул к дому, прокрался по лестнице наверх и, как было задумано, спрятался в комнате рядом с той, что занимали Диана и мисс Перчинг. Он улегся на кушетку, очень жалея, что с ним нет Чудика.

А тем временем Роджер, Барни, Миранда и Чудик осторожно крались за таинственной троицей. Мужчины спустились на пляж, направляясь к бухте Мерлина, где в глубь скал уходили пещеры. Света луны хватало, чтобы ребята могли хорошо видеть идущих впереди. Из осторожности мальчики старались двигаться вплотную к скалам.

— Прилив начинается, — заметил Роджер. — Похоже, сегодня ночью он будет довольно высоким из-за сильного ветра. Эй, а это что такое? Смотрите, к берегу подходит лодка!

Друзья остановились, прижавшись к скалам, глядя, как рыбацкая лодка приближается к берегу. В ней находилось два человека. В том, кто сидел на веслах, ребята без труда узнали Моргана. Но кто же был вторым?

— Наверное, это тот самый Джим, — прошептал Барни. — Что-то не видно, чтоб в лодке было много груза.

Лодка коснулась песка, но трое мужчин не подошли к ней, а дождались, пока Морган и второй приплывший вытащат ее на берег. Потом Морган и его напарник принялись выгружать из лодки какие-то большие пакеты и вместе с ними направились к пещерам.

Трое мужчин, забрав пакеты исчезли в пещере с надписью: «ОПАСНО».

— Конечно, это та самая, в которой мы были сегодня днем! — сказал Барни.

Тем временем Морган с напарником снова сходили к лодке и принесли еще пакеты, судя по всему, последние, так как вместе с ними тоже исчезли в пещере. Вскоре один из них вернулся и подтянул лодку прямо к входу в пещеру, после чего снова вошел туда. Видимо, все они отправились к какому-то тайнику, где должны храниться пакеты.

Двое ребят, Миранда и Чудик приблизились к пещере и остановились, прислушиваясь. Оттуда не доносилось ни звука. Лишь небольшие волны плескались, набегая на берег во время прилива.

— Скорее за ними, в пещеру, — сказал Барни. — Дойдем до конца и поднимемся на карниз. Может быть, удастся что-нибудь подслушать, если мы будем возле потайного хода.

Друзья, стараясь ступать неслышно, вошли внутрь. Фонарики пока не зажигали, потому что пока хватало лунного света.

— Ну, вперед! — Барни первым взобрался на камни и втащил за собой недоумевающего Чудика. — Только, пожалуйста, не шумите. Слышишь, Чудик? Чтоб не лаял и не рычал, а то всем нам плохо будет. Вот она, эта дыра, Роджер. Иди за мной!

 

Глава XX. «ДЛИННАЯ-ДЛИННАЯ ДЫРА»

Мальчики посветили фонариками в проем хода.

— Он уходит высоко вверх, — сказал Барни. — Похоже на шахту. Я ничего не слышу, а ты?

— И я — нет, — отозвался Роджер. — Они, наверное, уже далеко ушли. Пойдем!

Они двинулись по длинному, круто уходящему вверх проходу, то и дело включая фонарики, чтобы осветить себе путь. Неожиданно Чудик предупреждающе зарычал, и мальчики тут же выключили фонарики.

— Голоса! — прошептал Барни. — Где-то впереди. Теперь надо держать ухо востро. Роджер, прикрывай фонарик рукой, когда зажигаешь. Пойдем, они еще далеко. Чудик, тихо!

Мальчики двинулись дальше, прислушиваясь к малейшим шорохам впереди, но опять стало тихо. Или эта компания успела уйти слишком далеко, или они действуют очень осторожно. Мальчики подошли к еще более крутому отрезку тоннеля и обнаружили, что здесь имеются грубо вырубленные ступеньки. Поднявшись по ним, они попали в нечто вроде небольшой пещеры в самом сердце утеса. Здесь они присели передохнуть, запыхавшись после длинного крутого подъема. Чудик бегал кругами, принюхиваясь.

— Чудик! Миранда! Куда вы подевались? — шепотом позвал Барни и, включив фонарик, обвел им пещеру. — Где они, Роджер? Я их слышу, но не вижу!

Барни осторожно поднялся и прошел в глубь пещеры. Миранду и Чудика он обнаружил за большим камнем — они скребли землю, откапывая кости какого-то маленького зверька.

— Бросьте это немедленно! — зашипел на них Барни. — Мы идем дальше. Не отставайте!

Миранда вскочила ему на плечо, но Чудик с неохотой оставил свою находку. Они вновь стали карабкаться по крутому тоннелю, который и вправду был больше похож на «длинную-длинную дыру», как говорил Дэфид.

— Ты хоть немного представляешь себе, куда мы идем? — спросил Роджер.

— Нет. Но, по-моему, все время уходим влево, — сказал Барни. — Сейчас мы, должно быть, уже вышли за пределы скал и углубляемся в горы.

Через некоторое время они опять услышали шум и остановились. Шум продолжался. Судя по звукам, что-то передвигали или складывали в штабеля.

— Ручаюсь, они сейчас открывают те пакеты и раскладывают их содержимое, — прислушался Роджер. — Давай подойдем поближе!

— Да, но, думаю, только один из нас, — твердо сказал Барни. — Ты останешься здесь с Чудиком и Мирандой, а я подберусь как можно ближе. Держи Чудика за ошейник и не отпускай.

Барни карабкался по уходящему вверх ходу, и вскоре голоса стали отчетливей. Кто-то громко считал:

— Сто, двести, триста.

Барни смотрел вверх. Проход здесь уже был не так крут, и он увидел яркий свет недалеко от себя.

«Так значит вот где располагается их тайник! — подумал Барни. — Они все сейчас там. Слышно, как басит Морган. Жаль, не могу разобрать, что он говорит. Но подбираться ближе не стоит».

Он постоял так минут десять, прислушиваясь к звукам передвигаемых ящиков и возбужденным голосам.

Вдруг Барни похолодел — мужчины собрались возвращаться! Лампа, ярко светившая невдалеке от тайника, погасла. А вместо нее зажглись фонарики! Барни со всех ног бросился назад, к Роджеру. К счастью, спускаться вниз было гораздо легче, чем взбираться вверх.

— Роджер, они идут обратно! — прошептал он. — И притом очень быстро. Скорее! Где Миранда?

— Улизнула куда-то, — растерялся Роджер. — Я даже не заметил, когда. Может быть, полезла к выходу.

Мальчики отправились дальше, надеясь, что Миранда будет ждать их в пещере, но ее нигде не было. Чудику скользить вниз было так же неудобно, как и карабкаться наверх. Они добрались до того места; где Чудик и Миранда откопали какие-то кости.

— Вот она где! — воскликнул Барни, осветив фонариком обезьянку.

Миранда вскочила на выступ скалы и что-то быстро залепетала.

— Иди сюда немедленно! — приказал Барни, понизив голос.

Но Миранда уже настроилась на озорство.

Сидя на возвышении, она раскачивалась из стороны в сторону и болтала всякие глупости.

— Нам надо идти, Барни, — заторопил Роджер. — Я слышу, что они уже совсем близко!

— Нет, я Миранду не брошу, — замахал головой Барни. — Давай лучше спрячемся за тем камнем, где Чудик откопал кости. Этой банде и в голову не придет, что здесь кто-то есть. Они ведь не знают, что за ними следили.

— Ладно, — нехотя согласился Роджер.

Ему было тревожно — голоса людей слышались все громче и громче. Вместе с Чудиком он бросился к большому камню и спрятался за ним. Чудик жался к его ногам. Миранда тут же прыгнула на плечо Барни и сунула свои маленькие ручки ему за шиворот. Голоса слышались уже совсем рядом, а звуки шагов казались прямо-таки оглушительными — мужчины спускались по крутому каменистому тоннелю. Чудик не выдержал и тихонько зарычал. Роджер хлопнул его по спине, опасаясь, что бандиты услышат и примутся выяснять, в чем дело. Но, к счастью, этого не случилось, и вскоре звуки шагов начали постепенно стихать, пока не исчезли совсем.

— Все в порядке, можно идти, — с облегчением проговорил Барни и зажег фонарик. — Миранда, убери свои лапки с моей шеи, щекотно же! И не сходи больше с плеча, а то больше никогда не возьму тебя с собой!

Мальчики двинулись вниз по проходу, соскальзывая на крутых участках и создавая гораздо больше шума, чем при подъеме. Наконец они добрались до входа в туннель и остановились на скалистом карнизе. Луна освещала все пространство большой пещеры,

То, что увидели юные следопыты, повергло их в шок.

Свет падал теперь не на белый песок, а на вздымающуюся воду! Она доходила уже почти до карниза, на котором стояли ребята! На поверхности воды дрожала бегущая лунная дорожка и отражался мелькающий свет фонариков.

— Вода залила пещеру и продолжает прибывать! — ужаснулся Барни. — Как я об этом не подумал! Что же нам делать?

— Эта компания успела вовремя убраться, — сказал Роджер. — Но у них-то лодка была. Смотри, какая волна высоченная! Держись, а то она нас смоет!

Им пришлось как можно сильнее прижаться к стене, когда огромная волна обрушилась на карниз.

— Да, похоже, придется нам посидеть здесь какое-то время, потому что еще часа два вода точно спадать не начнет. Черт! Все из-за этого ветра! А Снабби будет ждать и волноваться до посинения.

— Знаешь, раз так, я предлагаю вернуться наверх и посмотреть, что они спрятали в этом тайнике, — с волнением предложил Роджер. — Давай, Барни, раз такая возможность подвернулась! Мы же знаем, что они не вернутся по крайней мере часа два.

— А что? Это идея! Просто отличная идея, — обрадовался Барни. — Если мы узнаем, что там спрятано, то сможем пойти в полицию И рассказать не только о бандитах, но и о том, что они прячут и где! Вот только тащиться вверх по этой норе не хочется.

— Ерунда, сейчас это не покажется таким сложным. Ведь нам не надо будет бояться, что нас заметят, — сказал Роджер, а Чудик залаял, выражая свое одобрение.

Все вместе они отправились обратно по длинному, напоминающему шахту проходу. И, действительно, на этот раз путь не показался им таким длинным, потому что можно было идти свободно и без опаски шуметь, сколько душе угодно. Ребята позволили Чудику лаять, а Миранде убегать вперед, насколько ей вздумается.

Так они подошли к последнему участку прохода, который оказался круче, чем остальные.

— Здесь есть веревочная лестница, — пропыхтел Барни, посветив перед собой фонариком.

Роджер увидел прочную веревочную лестницу, уходящую вверх от каменистого пола тоннеля до входа в тайник. Первыми залезли Барни и Миранда. Роджер держал Чудика. После этого он тоже поднялся, оставив Чудика внизу.

Мальчики с любопытством оглядели тайник. Это была небольшая, футов восьми в длину естественная пещера, которую кто-то превратил в подобие комнаты, обтесав стены и выровняв пол. Она была заполнена продолговатыми пакетами, помеченными цифрами. Если не считать нескольких пустых бутылок и пары старых пледов, в тайнике больше ничего не было.

— Лучшего места для тайника не придумаешь! — сказал Роджер. — Интересно, кто первым его обнаружил? Барни, как ты думаешь, что в этих пакетах?

— Кажется, я догадываюсь! — ответил Барни. — Это пачки украденных денег, которые нельзя пока пустить в оборот, потому что их номера известны. Но зато их можно довольно легко переправить с побережья Уэльса в Ирландию. Или просто хранить, пока шум не уляжется, а потом использовать.

— Слушай, да тут миллионы! — присвистнул Роджер. Он похлопал рукой по тугому пакету. — Первый раз в жизни вижу сотни тысяч фунтов! Барни, теперь я понимаю, как эти типы заставили мистера Джонса работать на себя. Им было совершенно необходимо место на побережье, чтобы при помощи лодки доставлять сюда добычу, а после, как ты говоришь, переправлять ее морем в Ирландию.

— Конечно. Или же самим воспользоваться одним-двумя пакетами, когда придет время без опаски пустить их в дело в Лондоне или каком-нибудь другом большом городе, — сказал Барни. — Помнишь, Роджер, последнее ограбление банка, когда грабители устроили засаду на водителя банковского фургона и укатили с сотнями тысяч фунтов? До сих пор ни одна из тех банкнот не обнаружилась, и могу спорить, что все они здесь.

Сердце Роджера забилось быстрее, когда он взглянул на сложенные штабелями пакеты.

— Может, откроем один из них и посмотрим? — предложил он.

— Не стоит, — покачал головой Барни. — Завтра расскажем обо всем мисс Перчинг, и я еще раз позвоню отцу. Пусть свяжется с лондонской полицией. Деревенский полицейский вряд ли справится с этим делом.

Роджер уселся на один из пакетов.

— Не думал, что когда-нибудь буду сидеть на миллионе фунтов! Жаль, что мы не можем выбраться отсюда прямо сейчас и обо всем рассказать. Сиди теперь тут и жди у моря погоды!

Барни оглядел небольшую комнатку, и его взгляд скользнул наверх. То, что он увидел, так поразило его, что он окаменел, словно статуя, и только смотрел и смотрел во все глаза. Роджер даже встревожился.

— Что с тобой? — спросил он и, проследив за взглядом Барни, тоже остолбенел. — Крышка люка! Деревянная крышка люка в потолке! Давай откроем ее и посмотрим, где мы оказались! Скорее, Барни!

Барни разволновался не меньше, чем Роджер, но был более осторожен.

— Погоди-погоди, не торопись. Мы ведь не знаем, куда выходит этот люк. Так можно вляпаться в неприятность. Чудик, перестань тявкать! Заткнись, я сказал! Черт, из-за нас и он перевозбудился, теперь его не угомонить. Пожалуй, я спущусь и втащу его наверх. Может, тогда он замолчит.

Ребята сложили пакеты так, чтобы дотянуться до крышки люка и влезли на них. Потом вдвоем стали толкать крышку, плотно прилегающую к квадратному проему в потолке, но крышка не поддавалась.

— Наверное, заперта с другой стороны! — тяжело дыша, проговорил Барни. — Давай еще раз, Роджер!

Они предприняли еще одну попытку, от нетерпения колотя в крышку кулаками и поднимая страшный грохот.

— Думаю, люк выходит в какой-нибудь заброшенный подвал или колодец, — предположил Роджер. — Наверное, никто нас не услышит. Давай попробуем еще разок, Барни. Ох, Чудик, ты можешь немного помолчать?

— Наверное, эти жулики предпочитают пробираться сюда через пещеру, особенно когда нужно что-нибудь занести, — сказал Барни во время минутного отдыха, — а привозят все на лодке. К тому же бухта Мерлина в это время бывает совершенно пустынной. Но когда они хотят взять деньги, им не нужно лезть в пещеру, а достаточно открыть крышку люка, спрыгнуть вниз, а потом вылезти обратно. Ловко придумано!

— Давай еще раз попробуем, — предложил Роджер. — Можно использовать один пакет, как таран — он достаточно тяжелый. Чудик, да уймешься ты наконец! Уши от тебя закладывает!

Стоя на пакетах, мальчики уже подняли руки, чтобы в очередной раз толкнуть крышку люка, но в этот момент Чудик издал свирепый рык, от которого Миранда в панике вскочила на плечо Барни.

— Кто-то открывает крышку, — со страхом прошептал Роджер. — Слышишь шум наверху? Неужели это бандиты, Барни? Мы в западне. Нам некуда бежать!

 

Глава XXI. ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ!

Снабби лежал один в маленькой комнатке рядом с той, где жили мисс Перчинг и Диана, и ужасно жалел, что с ним сейчас нет Чудика. Он напряженно прислушивался к каждому шороху: не возвращаются ли те двое аферистов в свою комнату?

Снабби твердо решил, что спрячется за большой кушеткой, на которой расположился, как только услышит шаги. Но проходил час за часом, и Снабби сам не заметил, как заснул.

Диана в соседней комнате тоже крепко спала, только мисс Перчинг все еще читала. Наконец она зевнула, закрыла книгу и погасила свет. Она уже засыпала, когда ей вдруг почудились какие-то приглушенные звуки. Мисс Перчинг открыла глаза и прислушалась — ничего. «Должно быть, сова пролетела за окном», — подумала она.

Мисс Перчинг вновь закрыла глаза, но через несколько минут села на кровати. Да, действительно, слышится какой-то шум. И так близко, будто раздается прямо у них в комнате!

Мисс Перчинг была женщиной не робкого десятка, но ее рука чуть подрагивала, когда она зажигала ночник. Когда вспыхнул свет, проснулась Диана.

— Мисс Перчинг, что случилось? С вами все в порядке? — сонным голосом спросила девочка.

— Не знаю, — призналась мисс Перчинг. — Я слышу какой-то шум, но не могу понять, откуда он идет.

— Ох, мисс Перчинг, это, наверное, тот шум, о котором предупреждал мистер Джонс! — испугалась Диана. — Помните, как он не хотел, чтобы мы здесь селилась. И миссис Джонс тоже.

— Да уж, — покачала головой мисс Перчинг. — Но я тогда подумала, что все это ерунда. Вот — слышишь? Глухой шум, будто из преисподней — бух, бух!

— Да. Не нравится мне все это, — дрожащим голосом проговорила Диана. — Мисс Перчинг, а вы не знаете, откуда он идет?

— Не знаю, — мисс Перчинг встала с кровати и принялась оглядывать каждый угол.

«Какая она храбрая», — восхитилась про себя Диана.

Неожиданно опять послышалось: «Бух! Бух! Бух!»

— Это бухает в старом комоде! — ахнула Диана.

— Нет, милая, этого не может быть, — возразила мисс Перчинг. — В комоде нет ничего, кроме нашей одежды, ты же знаешь.

Она подошла к двери, открыла ее, выглянула наружу и посветила в коридор поднятым в руке ночником. Может, это глупая шутка мальчиков, чтобы напугать ее и Диану? Временами в своем озорстве они могут быть просто несносными!

Но нет, коридор был пуст. Мисс Перчинг заметила, что дверь соседней комнаты приоткрыта. Может быть, там кто-то прячется?

Велико же было ее удивление, когда она увидела там растянувшегося на кушетке, крепко спящего Снабби. Что это значит? Что он здесь делает? Мисс Перчинг подошла к нему и растормошила. Смертельно испуганный, Снабби мигом проснулся. Он уже думал, что попал в лапы этих разбойников.

— Снабби, почему ты здесь оказался? Ты слышал стук? — спрашивала мисс Перчинг, не очень уверенная в том, что все это ей не приснилось.

— Ну вы и напугали меня, мисс Перчинг, — проговорил Снабби. — Какой еще стук? Ничего я не слышал. А вот днем, когда я отлеживался у вас в комнате, слышал. Что-то грохало: бух, бух, бух!

— Да, вот и мы с Дианой это слышим, — кивнула мисс Перчинг. — Идем скорее к нам, Снабби.

Снабби перешел в их комнату, но на этот раз было тихо.

— Забавно! — сказал Снабби. — Ни звука! Можно я лягу досыпать на вашей кушетке, мисс Перчинг? Чтобы… Чтобы с вами ничего не случилось, а то знаете…

Мисс Перчинг улыбнулась:

— Конечно, Снабби. Но объясни, пожалуйста, почему ты не в фургоне? Что случилось? Поссорился с ребятами?

— Я сейчас не могу вам объяснить, мисс Перчинг, — замялся Снабби. — Завтра, может быть.

Он уютно устроился на кушетке под теплым одеялом. Диана и мисс Перчинг тоже легли. Мисс Перчинг погасила ночник и, лежа в темноте, молила бога, чтобы больше не было этих пугающих стуков. Но было тихо, и один за другим все заснули опять.

Не прошло и пяти минут, как Снабби вновь проснулся и, ничего не понимая, сел.

То, что он услышал, казалось настолько невероятным, что он подумал, не во сне ли это. Но нет, вот опять: Гав-гав-гав! Это был голос Чудика!

— Мисс Перчинг! Чудик где-то лает, слышите? — закричал он, тряся ее за плечо. — Но как такое может быть?! Ди, проснись! Ты слышишь Чудика?!

Теперь уже все были на ногах и внимательно слушали. Да, это точно был Чудик! Но где же он? Лай его слышался где-то совсем близко и в то же время как-то глухо.

— Вот так загадка! Где же может быть Чудик? — встревожилась мисс Перчинг.

Затем послышались громкие удары: «Бах, ба-бах!»

Было похоже, будто кто-то колотит в дверь и притом очень сильно.

— Этот звук идет из комода, — чуть не плакала Диана.

— Давайте его сдвинем, — предложил Снабби. — Мне сегодня днем тоже так показалось. Ну-ка, помогите мне, а то он ужас какой тяжеленный!

Снабби не преувеличивал. Они смогли, наконец, сдвинуть массивный комод, и на том месте, где он стоял, они увидели врезанную в пол крышку люка. Она была плотно закрыта.

— Вы только посмотрите! Теперь понятно, почему они не хотели пускать вас в эту комнату! — воскликнул Снабби. — Это, должно быть, потайной ход, которым пользовались профессор и бородач, когда занимались своими аферами. Вот, опять Чудик залаял! А еще голос Барни! :

— Но как… кто их туда засунул и закрыл крышку? — недоумевала мисс Перчинг. — Никогда в жизни не слышала ничего подобного! Снабби, сможем мы поднять эту крышку? О господи, мне кажется, что все это сон!

— Сны такими не бывают — слишком шуму много, — со знанием дела сказал Снабби. — Вот, они опять в крышку колотят! Конечно, как им было ее открыть, если здесь комод стоял. Ну-ка, попробуем потянуть за эту ручку. Диана, помогай! Ага, подается!

Тяжелая крышка медленно приподнялась.

Барни и Роджер остолбенели. Они в ужасе следили за тем, как крышка люка уходит вверх. Им, естественно, пришла в голову мысль, что наверху находятся злоумышленники и что теперь их обнаружат и запрут в этой западне. Ребята бросились к веревочной лестнице и полезли вниз. Но Чудик, почему-то не захотел бежать с ними. Когда крышка поднялась совсем, он возбужденно залаял и завилял хвостом.

— Эй! — раздался голос, и луч света пронзил уходящую вниз темную дыру. — Чудик! Какого дьявола ты там делаешь? ЧУДИК!

Это был голос Снабби! Чудик, совершенно ошалев от счастья, сделал отчаянную попытку допрыгнуть до отверстия люка, но это ему не удалось, и он почувствовал себя обиженным. Барни, Роджер и Миранда остановились, не в силах прийти в себя от изумления.

— Не может такого быть, чтобы крышку открыл Снабби! — недоумевал Барни. — Но голос точно его! Давай скорее обратно!

Они поднялись по веревочной лестнице и увидели ополоумевшего от счастья Чудика и удивленную физиономию Снабби, заглядывающую вниз.

— СНАББИ, ТЫ?! Как ты туда попал?! — завопил Роджер. — Где ты?!

— Я в комнате мисс Перчинг, под старым комодом. — Снабби от волнения даже начал задыхаться. — А вы-то как туда попали? Нет, наверное, это все-таки сон! Слушай, подсади ко мне Чудика, ладно? Пока он там совсем не ошалел.

Чудика подняли наверх, и он тут же дал волю своему восторгу — принялся кругами носиться по комнате, запрыгивая на кровати и лая во все горло. Миранда запрыгнула сама, и комната бедной мисс Перчинг окончательно превратилась в сумасшедший дом.

Вскоре Барни и Роджер уже сидели на кроватях и счастливо улыбались, радуясь своему удивительному спасению.

— Ну кто бы мог подумать, что ход из пещеры ведет в спальню мисс Перчинг! — проговорил Барни. — Я и представить себе не мог, что по нему мы попадем в гостиницу. Но теперь, вспоминая, как круто он поднимался и как все время сворачивал влево, к холму, который у тыльной стены гостиницы, я это понимаю. Отсюда легко можно попасть в тайник! Теперь все ясно: эти двое останавливались всегда в этой комнате, потому что здесь есть вход в тайник.

— О чем ты говоришь? Ничего не понимаю, — сказала сбитая с толку мисс Перчинг. — Сделайте одолжение, объясните, наконец.

— Мисс Перчинг, дорогая, не надо обижаться. Да, у нас был от вас секрет, но сейчас мы вам все расскажем.

И, перебивая друг друга, ребята выложили ошеломленной мисс Перчинг всю эту невероятную историю, Она не могла поверить своим ушам.

— Но почему, почему вы не рассказали мне об этом сразу? — всплеснула руками старая гувернантка. — Я бы немедленно увезла вас отсюда!

— Вот поэтому и не рассказали! — улыбнулся Роджер. — Как мы могли уехать, бросив такое удивительное, таинственное приключение? Ведь все это так интересно, правда?

— Да уж, очень интересно, — вздохнула потрясенная мисс Перчинг. — И почему так получается, хотела бы я знать? Как только я с вами куда-нибудь еду, вы обязательно впутываетесь в какую-нибудь нежелательную историю!

— Но как же так, мисс Перчинг! Разве ловить воров нежелательно! — возразил Барни. — Эти двое, скорее всего, самые хитрые жулики в стране! А мы их раскрыли! Наверное, теперь нам надо что-то предпринять.

— Как, прямо сейчас, среди ночи? — ужаснулась мисс Перчинг, но, подумав, все же согласилась: — Что ж, пожалуй, ты прав.

— Роджер, вы вместе со Снабби постарайтесь поднять несколько пакетов сюда, в комнату, — велел Барни. — Я тихонько проберусь к телефону. Придется поднять с постели моего бедного отца и попросить его связаться со Скотланд-Ярдом.

Снабби сбегал в фургон за веревкой и привязал ее к массивной ручке на крышке люка. Потом он спустился по веревке вниз и принялся передавать пакеты Роджеру.

В это время Барни бесшумно прошел к телефону и, разбудив опешившего отца, сообщил ему о случившемся. Не успел он положить трубку и подняться наверх, как в коридоре послышались осторожные шаги.

Быстро прошмыгнув в комнату мисс Перчинг, Барни приложил палец к губам, показывая всем, что нужно сидеть тихо. Когда дверь в комнату лжепрофессора и его напарника тихонько закрылась, тогда Барни вновь выскользнул в коридор. Вернулся он с таким победным видом, что мисс Перчинг сразу забеспокоилась.

— Барии, что еще ты придумал? — спросила она.

— Да ничего особенного. Они оставили ключ снаружи, так что я их там просто-напросто запер. Теперь им придется сидеть в комнате до прихода полиции, потому что ключ — вот он — у меня в кармане!

Была уже глубокая ночь, когда трое ребят вместе с Чудиком и Мирандой ушли к себе в фургон, чтобы немного поспать. Диана и мисс Перчинг тоже легли, но заснуть не смогли. Ведь им нужно было обсудить все эти невероятные «события» поэтому они говорили, говорили и говорили.

— Завтра тоже волнений будет хоть отбавляй! — сказала Диана и не ошиблась.

Часов около девяти к гостинице подъехали две легковые машины, забитые полицейскими. Несчастная миссис Джонс страшно испугалась, когда они вдруг появились у нее на кухне.

Двое мошенников тоже пережили не самый приятный момент, когда обнаружили, что дверь их комнаты надежно заперта снаружи. А когда она, наконец, открылась, перед ними стояли четверо крепких полицейских,

— Что все это значит?! — возмутился было «сэр Ричард», но тут же умолк, когда инспектор быстрым движением, руки сорвал с его лица приклеенную бороду.

— Ага, Джордж Хиггинс! — довольно произнес полицейский. — Так я и думал. Так ты больше похож на себя, Джо. Вы со своим дружком прикрылись громкими именами, но они вам не помогли. Вы арестованы! А о пачках банкнот можете не волноваться, мы о них позаботимся!

Минут через двадцать полицейские машины уехали, забрав с собой лжесэра Ричарда и липового профессора Хэллинэна. Обоих мошенников полиция, оказывается, разыскивала уже давно. Увы, мистеру Джонсу пришлось тоже поехать с ними.

Несчастный мистер Джонс!

— Он ведь неплохой, мой Левелин, не злодей какой-нибудь, — причитала миссис Джонс. — Это все они, эти двое, наврали ему с три короба, наобещали! Они подбили моего бедного Левелина. Дали ему денег, чтоб он купил гостиницу. Откуда ему было знать, что они проходимцы? Один «сэр», второй профессор. А ведь как он хорошо готовил, как готовил!

Моргана и Джима полицейские тоже навестили, после чего оба надолго исчезли из деревушки Пенриндендрайт.

Миссис Джонс слезно умоляла мисс Перчинг не уезжать.

— У меня нет денег! — всхлипывала она. — Останьтесь здесь с ребятами, я хоть с вас деньги буду получать. Что мне еще делать? Готовлю я прилично — может, не так хорошо, как мистер Джонс, но тоже неплохо. Пожалейте меня, мисс Перчинг.

— Да мы вообще-то и не собираемся уезжать, — успокоила ее мисс Перчинг. — В данный момент мы просто не может этого сделать. Я очень сожалею, миссис Джонс, что все так получилось. Можете не волноваться, мы останемся, по крайней мере, еще на две недели. И будем надеяться, что это будут самые обыкновенные каникулы, а не раскрытие невероятных тайн с жуткими звуками по ночам и всем прочим.

Так и получилось — это были настоящие каникулы с солнечными деньками, синим морем, белым песчаным пляжем, с купаньем, рыбалкой и катаньем на лодке.

Все четверо ребят окрепли и загорели. К ним, правда, присоединился еще один мальчуган — поменьше, но такой же загорелый. Дэфид не отставал от них ни на шаг и все время ходил следом вместе со своим верным гусем Вэддлом и драгоценным будильником!

По звукам на пляже все сразу узнавали о приходе веселой компании: «Гав-гав-гав! Га-га-га! Дзи-и-нь! Дзи-и-нь!»

— Надо бы кому-нибудь книжку о них написать, об этих ребятах! — сказала однажды миссис Джонс, проходя мимо.

Что ж, миссис Джонс, кое-кто это уже сделал!

Содержание