— Наверное, эти каникулы будут у нас самые интересные из всех! — сказал Роджер, перетаскивая сумки и чемоданы к парадной двери. — Диана, будь другом, прихвати вон те книжки, пока мы о них не забыли.

Диана взяла с пола связку книг и побежала вниз по лестнице вслед за Роджером. Перед парадной дверью стоял новенький жилой автофургон, и Диана, наверное, уже в двадцатый раз остановилась, любуясь на него.

— Подумай, Роджер, как обидно вышло: когда папа, наконец, купил этот фургон, он не может с нами поехать — срочная командировка в Америку!

— Да, а сколько было планов, — вдохнул Роджер. — Хорошо, еще, что мама не сплоховала, когда узнала об этом, и сама решила вести машину. Я ужасно испугался, что все развалится! У меня прямо душа в пятки ушла, представляешь!?

— У меня тоже, — Диана аккуратно поставила книжки на полку в фургоне. — Мы взяли наш справочник по птицам? Ведь наверняка во время путешествия мы увидим массу птиц. Я тебе говорила? У меня задание на каникулы — написать сочинение на тему: «Каких птиц я видела».

— Тогда не забудь прихватить бинокль, — подсказал Роджер. — Он в прихожей висит. А что скажешь насчет мисс Перчинг? Скорее всего она поедет с нами, раз папа не сможет.

Когда-то мисс Перчинг была гувернанткой их матери, а теперь просто считалась добрым другом семьи. Дети любили эту милую женщину, но в данном случае Роджер сомневался, что взять ее с собой в путешествие — удачная идея.

— Понимаешь, одно дело мисс в доме, — объяснил он Диане, — а другое — в маленьком фургончике, где с трудом можно повернуться. Не начнет ли она ворчать по любому поводу от этой тесноты?

— Ничего, зато мама сможет с ней меняться, когда устанет вести машину. И потом, мисс Перчинг составит маме компанию, с ней будет веселее. Если только она не начнет все время призывать нас к порядку и заставлять мыть руки по двадцать раз на день. Да еще…

— О чем это вы тут сплетничаете? — прервала их разговор миссис Линтон, спешащая к фургону с сумками. — Если мы хотим выехать в одиннадцать, надо поторопиться. В два часа мы должны заехать за мисс Перчинг, а это значит, придется ехать со скоростью больше тридцати миль в час, если не выедем вовремя. На мой взгляд, это слишком быстро для машины с прицепом.

— Жалко, что папа не едет, — вздохнула Диана, помогая маме укладывать багаж. — Я, конечно, не против мисс Перчинг, но папа… С ним всегда так весело на каникулах!

— Да, мне тоже очень жаль, — грустно улыбнулась миссис Линтон. — Зато на этот раз нам хотя бы не придется маяться со Снабби.

— Да уж! Снабби вместе с Чудиком в маленьком фургоне — это уж слишком! — согласился Роджер. — А у кого он проводит эти каникулы?

Снабби — двенадцатилетний рыжеволосый, веснушчатый, курносый подросток — был их двоюродным братом. У него не было ни отца, ни матери, поэтому во время каникул он жил у кого-нибудь из своих многочисленных родственников. Сам Снабби отличался далеко не примерным поведением, а уж со своим взбалмошным Чудиком — забавным черным спаниелем — он способен был довести до белого каления даже самую терпеливую из своих тетушек и самого невозмутимого из дядюшек.

— Наверное, он поехал к тете Пэт, — предположила Диана. — Могу спорить, он выведет ее из себя. В прошлый раз, когда Снабби гостил у нее, у Чудика вдруг появилась страсть к галошам. Он вытащил их все до единой из шкафа в прихожей и спрятал в саду, в кустах шиповника.

— У садовника глаза на лоб полезли, когда он их там увидел. Он позвал Снабби, а тот с невинным видом осведомился, что за странные растения взошли на цветочной клумбе, — вспомнил Роджер и невольно рассмеялся.

— Старина Снабби! Он, конечно, ужасный надоеда, но, честное слово, иногда, глядя на него, просто невозможно удержаться от смеха, — улыбнулась Диана. — Ему бы, наверное, очень хотелось бы поехать с нами в это путешествие.

— К счастью, он с нами не едет, — строго сказала мама. — Диана, уложи, пожалуйста, вон те пледы, а я пойду еще раз проверю, не забыли ли мы чего-нибудь. Пора отправляться!

Миссис Линтон поспешила в дом, а Диана, оглядев аккуратный небольшой фургончик, невольно подумала о том, что вряд ли он надолго останется таким чистеньким. Она сама, мама и мисс Перчинг будут спать в фургоне, а Роджер — на заднем сиденье машины. Как это здорово — путешествовать по стране! Ехать, куда захочешь, не зная, в каком графстве остановишься на ночлег; засыпать и просыпаться, когда вздумается. Да, это будет настоящий праздник!

— Есть только одно, чего бы мне очень хотелось, — шепнула Диана Роджеру, когда они вошли в дом, чтобы попрощаться с кухаркой. — Чтобы Барни поехал с нами. Это самое мое большое желание!

— Мое тоже, — вздохнул Роджер, — Увидеть его и Миранду. Эта обезьянка — такая симпатяга! Мы уже сто лет их не видели.

— Барни теперь путешествует со своим отцом, — грустно сказала Диана. — Интересно, он часто вспоминает, как колесил по дорогам с бродячими цирками, пока не нашел своего отца? Вот уж постранствовал он тогда!

— Да, теперь он обрел настоящую семью, он больше не бедный мальчишка из цирка, у которого никого не было на всем белом свете, — добавил Роджер. — И Миранда больше не одинокая маленькая обезьянка, делившая с ним и холод, и голод. Теперь она баловень, любимица всей семьи. К счастью, Барни совсем не изменился.

— Да, он все такой же, наш Барни — добрый и сильный, — согласилась Диана. — Очень надеюсь, что в эти каникулы мы с ним все-таки встретимся. Мама, ты где? Нам, и правда, уже пора ехать.

— Иду-иду! — откликнулась миссис Линтон, сбегая по лестнице вниз. — Я вспомнила, что нужно захватить лосьон от солнечных ожогов, на случай, если мы обгорим. Такая стоит жара! Идите, мои милые, попрощайтесь, и едем.

Диана и Роджер попрощались с добродушной кухаркой, и та сунула им в руки большой пакет.

— Немного моего фирменного сахарного печенья, чтобы до обеда дотянули, — подмигнула она детям. — Счастливо вам отдохнуть! Помогайте маме, заботьтесь о ней. Устала она от этих сборов.

Наконец все уселись, и машина, тронувшись с места, медленно покатилась к воротам, таща за собой фургон. К счастью, ворота были широкими, и нигде не оставив ни единой царапины, они двинулись по дороге. Прицеп катился ровно, лишь изредка подпрыгивая на ухабах, и вскоре они выехали на шоссе.

Каникулы начались! По дороге они остановились, чтобы перекусить, а потом поехали дальше, к мисс Перчинг.

— Мы, конечно, опоздаем к миссис Перчинг, но это ничего, мама, — сказал Роджер. — Она все равно не поверила бы своим глазам, если бы мы приехали вовремя!

— Не стану спорить, но сама она будет готова минут за десять до срока, — улыбнулась миссис Линтон. — И я буду чувствовать себя провинившейся девочкой, как когда-то в детстве.

Мисс Перчинг действительно уже ждала их на пороге, чемоданы стояли рядом. Она была все такой же: высокой, худощавой, с лукавыми, поблескивавшими за стеклами очков, глазами.

— Ну вот, слава богу, вы и приехали! — приветливо улыбнулась она. — И, что самое удивительное, опоздали всего на каких-то пятнадцать минут! Вы обедали?

— Да, мисс Перчинг! — ответили все хором.

Роджер выскочил из машины, чтобы забрать у нее багаж и положить его в прицеп.

— Какой замечательный фургон! — одобрительно улыбнулась мисс Перчинг. — Не думала, не гадала, что когда-нибудь соглашусь спать в фургоне. И вот — пожалуйста, не только согласна, но и жду этого с нетерпением!

— Сначала машину поведу я, а потом вы меня смените, — предложила миссис Линтон. — Думаю, сначала мы направимся к тому прелестному озерцу возле Йестерли. Дети смогут там купаться. Такая чудная погода, просто благодать!

— Да, погода изумительная, — согласилась мисс Перчинг, усаживаясь на переднее сиденье. — А почему с вами нет Снабби? Он ведь всегда раньше присоединялся к нам, когда я оставалась присматривать за Дианой и Роджером.

— Он сейчас у тети Пэт и, скорее всего, довел ее уже до полного помешательства, — сообщила Диана. — Жалко, что с нами нет Чудика! Он такой симпатичный, я его просто обожаю.

— Не знаю, не знаю… — с сомнением покачала головой мисс Перчинг. — Мне тоже нравится этот пес, но не думаю, что смогла бы долго его выносить, если бы он отправился в поездку вместе с нами, Чудик не слишком располагает к отдыху.

Было очень приятно ехать по шоссе в этот солнечный день и знать, что впереди целых три недели приятного ничегонеделания с пикниками, купаньем, мороженым и, может быть, даже сном под открытым небом, а не в фургоне. Роджер уже решил, что предложит этот вариант в первый же вечер. Конечно, не для мамы и мисс Перчинг, а для себя и Дианы.

Машина, урча, удалялась все дальше и дальше от дома. Где они остановятся на ночлег? Никто этого не знал, и никого это особенно не волновало. Фургон катился вслед за ними, и время от времени Роджер оборачивался, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.

— Я уверен, все будет здорово! — радостно сообщил он Диане. — Целых три недели одних развлечений! Ничего, кроме развлечений!