Ребята наблюдали, как маленький оборванец подошел к обрушившимся обломкам скал, где еще совсем недавно сидел Снабби. Маленькая собачка прыгала у его ног, а когда он уселся на одном из камней, устроилась рядышком.

Видите, он кого-то ждет, — заметил Роджер. — Могу спорить, у него наверняка есть то самое зашифрованное письмо, которое требовал от тебя этот псих!!

Я думаю, бородачу сказали, что связником будет мальчишка-оборванец, сидящий в камнях с черной собакой, — сказал Барни. — Мальчишка должен был передать ему письмо. Скорее всего, какую-нибудь секретную инструкцию или приказ. А…

— А нашего Снабби угораздило усесться на том самом месте, да еще и вырядиться оборванцем. А Чудик сошел за ту черную собачку, — продолжил Роджер. — И, мало того, по странному совпадению Снабби как раз читал зашифрованное письмо от своего друга Брюса. Но откуда бородачу было знать об этом? Он был уверен на все сто, что это его письмо.

— Тогда неудивительно, что он так на меня разозлился! — усмехнулся Снабби. — Подумал, что я пытаюсь расшифровать его секретное послание. Представляете, он чуть не попал в Чудика камнем. Ведь и убить мог, если бы не промазал.

— Я думаю, тут что-то серьезное, — серьезно сказал Барни. — Мисс Перчинг будем говорить, или нет?

— Не будем! — отрезала Диана. — Она сразу решит, что нам нужно срочно отсюда уезжать. А здесь так хорошо! Не думаю, что сейчас, когда Снабби снял эти ужасные тряпки, здесь может случиться что-нибудь ужасное. Не надевай их больше, Снабби.

— И даже кепку? — разочарованно протянул Снабби. — Мне она так понравилась!

— Ну уж конечно, и кепку тоже, — кивнул Барни.

Он внимательно посмотрел на парня, все еще терпеливо сидящего на камне в некотором удалении от них.

— Долго ему придется там сидеть! Бородач не вернется, это точно. Он сейчас, наверное, потихоньку сходит с ума, пытаясь расшифровать код Снабби и привести его в соответствие со своим!

— Пойду поболтаю с ним, — Снабби поднялся. — Может, выведаю что-нибудь.

— Лучше не надо, — посоветовал Роджер.

— Почему? — пожал плечами Снабби, отряхивая песок со своих купальных плавок. — Мы же уверены, что этот тип с черной бородой не вернется. Он считает, что получил то, что ему нужно. А мальчишка подумает, что я какой-нибудь экскурсант.

Снабби двинулся вперед, насвистывая веселый мотивчик и приплясывая в такт. Когда он подошел поближе, ему вдруг вспомнилось, как он изображал негритянского музыканта. Подражая звукам банджо, он начал издавать тренькающие звуки, одновременно дергая невидимые струны,

Услышав необычные звуки, парнишка вскинул голову, ожидая увидеть настоящее банджо. С удивлением обнаружив, что это всего лишь звукоподражание, он рассмеялся.

— Привет! — поздоровался Снабби и с улыбкой уселся рядом. — Хорошая у тебя собака, мне нравится. Как ее зовут?

— Лохматка, — ответил мальчик, проведя рукой по и впрямь лохматой спине пуделя. — А твою?

— Чудик, — улыбнулся Снабби, — потому что много чудит. Ты кого-нибудь ждешь? — Ага. Мужчину с бородой. Я должен передать ему письмо от своего дяди.

— А кто твой дядя? — спросил Снабби, вновь принимаясь тренькать на воображаемом банджо.

— Хромой Морган, — ответил мальчик, пытаясь подражать Снабби: — Твэнг-э-твэнг-э-твэнг! Он раньше был рыбаком, да сломал ногу. Теперь сам не рыбачит, а только лодки дает напрокат.

— А почему бы ему ни послать письмо по почте? — удивился Снабби.

— Откуда я знаю, — пожал плечами маленький бродяжка. — Смотри, наши собаки подружились! Скорее бы бородач пришел за своим письмом. Я уж боялся, что опоздаю, а он еще больше меня опаздывает. А мне хотелось еще успеть выйти на лодке вместе с отцом.

— Слушай, давай мне письмо, и я здесь его подожду, — предложил Снабби. — Если он придет, я ему передам. Он ведь не знает, что я — это не ты, верно? К тому же у нас у обоих есть черная собака.

— Мне ужас как влетит, если кто-нибудь про это узнает, — сказал мальчик. — Но весь день здесь сидеть я не собираюсь. Вот, держи письмо. Но только дождись его. И смотри, не проболтайся обо мне.

— Иди, не волнуйся, — махнул рукой Снабби, ощущая необычайное возбуждение. — Все будет нормально.

Мальчик сунул Снабби письмо и быстро ушел в сопровождении своего пуделя. А Снабби с бешено бьющимся сердцем уселся на камень и стал ждать, пока парень не скроется из вида.

Казалось, прошла целая вечность, пока тот, наконец, не исчез. Снабби оглядел пляж, ища глазами ребят. Те напряженно следили за происходящим.

Увидев друзей, Снабби вместе с Чудиком побежал по пляжу. Тяжело дыша, он бросился на песок рядом с ними.

— Парень, и правда, ждал человека с бородой, — выдохнул он. — Письмо ему велел передать дядя по имени Морган. Он дает напрокат лодки. Что за письмо, парень не сказал, Да думаю, он и сам не знает. Зато сказал, что торопится домой, потому что хочет выйти со своим отцом в море.

— И ты, конечно, предложил ему передать бородачу письмо? — догадался Барни.

— А мы-то ломали голову, — почему парень вдруг ушел.

— Именно. И он отдал мне это письмо! — торжествующе объявил Снабби, хлопнув себя по карману купальных шорт. — Ну, что вы на это скажете?

Круглыми от удивления глазами друзья смотрели на Снабби. Ну что тут скажешь? С этим Снабби не соскучишься!

— Давайте вернемся домой и посмотрим письмо, — предложил Барни. — Не уверен, что мы должны это делать, но, мне кажется, здесь происходит что-то очень подозрительное. Зачем, скажите, этому Моргану — или как его там — посылать зашифрованное письмо грубияну-бородачу, который швырнул тебя на камни? И почему именно зашифрованное? Если Морган всего лишь рыбак, вряд ли он сам его написал. Значит, кто-то другой вручил ему письмо, чтобы передать бородачу. Видимо, оно было слишком секретным и слишком ценным, чтобы доверить его почте.

— Да, пойдемте скорее, посмотрим, — поддержала Барни Диана. — Возможно, нам придется отнести его в полицию. Но что может происходить здесь, в крошечном поселке, где живут одни только рыбаки и крестьяне?

— Может, контрабанда? — с надеждой произнес Роджер.

— Да какая тут может быть контрабанда! — усомнился Барни. — Нет, не думаю. Честно говоря, даже не представляю. Ладно, пойдемте в гостиницу — все равно уже время возвращаться к ланчу.

Снабби тут же причмокнул губами… Ха, хорошая кухня, ну просто очень хорошая! Да, кстати, сегодня утром я узнал кое-что от старой миссис Джонс, когда покупал в магазине эти тряпки. Она сказала, что мистер Джонс, хозяин нашей гостиницы, ее сын. И что он с детства мечтал приобрести ее. Его мечта сбылась, когда какие-то богатые друзья, с которыми он познакомился в Лондоне, когда учился на шеф-повара, одолжили ему денег.

— Наверное, это те «важные люди», которые, по словам его жены, часто здесь останавливаются, — догадался Роджер. — Наверняка они не платят ни пенни, когда приезжают.

Когда друзья подошли к гостинице, Барни ткнул Снабби в бок.

— Сейчас пойдем в фургон и посмотрим твое письмо там. Времени нам хватит.

Вскоре все четверо, плюс Чудик и Миранда заперлись в фургоне. Снабби уже собирался достать письмо, как вдруг залаял Чудик.

— Ручаюсь, это опять явился Дэфид со своим гусем Вэддлом, — сердито сказала Диана и открыла дверь.

Она не ошиблась. Стоя на колесе, Дэфид заглядывал в окно.

— Уходи, маленький проныра, — как можно строже сказала она.

— Скоро обед, — важно произнес Дэфид, спрыгивая на землю.

— Ладно, ладно, мы не опоздаем. — Диана закрыла дверь, и все уставились на конверт, который Снабби вынул из кармана купальных шорт.

— Слегка помялось, так как я на нем посидел, — объяснил он, вскрывав конверт.

В конверте оказался один-единственный листок бумаги, сложенный вчетверо.

— Видите, письмо зашифровано, — взволнованно сказал Барни. — И нам его никогда не расшифровать. Вы только посмотрите на эти циферки и буковки!

— Теперь понятно, почему он принял письмо Брюса, которое я как раз пытался расшифровать, за свое, — произнес Снабби, глядя на шифровку. — Такая путаница! Эх, если бы мы могли его прочесть!

— Но, к сожалению, мы не можем, — вздохнул Барни, складывая листок. — Что будем делать? Подождем, как будут развиваться события? Человек, взявший письмо Снабби, скоро поймет, что ошибся, потому что не сможет его расшифровать. А если бы и смог, то прочел бы там всякую ерунду!

— То есть как это ерунду? — возмутился Снабби. — Да будет тебе известно, что ни Брюс, ни я ерунды не пишем

Никто не обратил внимания на его негодующую реплику.

— А когда бородач поймет, что взял не то письмо, что он тогда сделает? — Диана вопросительно взглянула на Барни.

— Что сделает? — задумчиво повторил Барни, почесывая Миранду под подбородком. — Не знаю. Поживем — увидим. А пока что надо хорошенько спрятать это послание.