— Пойдемте отсюда, — буркнул Морган бородачу и отвел его в дальний конец пристани, подальше от других рыбаков.

Барни с ребятами подползли как можно ближе и спрятались за каменным парапетом.

— Морган, письмо, которое ты велел своему племяннику передать мне — это не то письмо! — раздраженно начал бородач. — Тебе дали для меня другое письмо, и ты это знаешь.

— Не понимаю, о чем это вы, сэр Ричард, — искренне удивился старик. — Клянусь вам, письмо ни разу не покидало мой карман с момента, как я его получил, и до того, как я отдал его Дэю в то же утро. Он что, не пришел на встречу?

— Нет, он пришел. Одет, как ты говорил, и с черной собачонкой. Я сразу понял, что это он, — сказал бородач. — Но, говорю тебе, он отдал мне не то письмо . Я в нем ни слова не смог разобрать!

— Уж такое письма мне для вас дали, — развел руками Морган. — Я его получил от Джима, как обычно, и прямехонько из его кармана оно перекочевало в мой. Он сказал: «Мы вернемся в пятницу. Будьте готовы» — и уплыл. Говорю вам, это то самое письмо.

— Ничего не понимаю, — произнес бородач, пристально глядя на Моргана. — Где он, этот твой племянник? Придется задать ему несколько вопросов. Хотя как он сумел подменить письмо, ума не приложу! Морган, если ты решил меня надуть, я отплачу тебе так, что ты не обрадуешься!

— Никого я не надуваю! — повысил голос Морган. — Зачем мне самого себя надувать? Я в этом деле замешан так же, как и вы! Скажете тоже.

— Тише ты, зачем так орать, — оборвал его бородач, беспокойно оглядываясь по сторонам.

— Сейчас позову Дэя, — мрачно буркнул Морган. — Он там, за лодкой присматривает. Он вам подтвердит, что это то самое письмо. Дэй! Дэ-эй! Поди сюда на минутку!

Мальчишка с пуделем подбежал к ним.

— Что, дядя Моргай? — спросил Дэй, опасливо косясь на бородача.

— Ты отдал этому джентльмену письмо, которое я велел ему передать сегодня утром? — строго спросил дядя.

— Да, — соврал мальчик. — А как же!

Бородач неожиданно схватил мальчика за плечи и с такой яростью встряхнул его, что тот завопил от боли.

— Ты мне никакого письма не давал! Я тебя вообще не видел! Тот парень был побольше! И пес его — не пудель, а спаниель!

— Отпустите мальчишку, — мрачно произнес Морган, видя, что Дэй перепуган до смерти. — Вы сказали, что письмо вам отдал мальчик. Какой же мальчик, если не Дэй?

— Сам не знаю. Говорю, это был мальчишка со спаниелем, настоящий оборванец, вроде твоего племянника, — сказал бородач, зло глядя на испуганного Дэя. — И когда я подошел к нему, то увидел, что он читает письмо. Зашифрованное письмо! Я, конечно, сразу же решил, что это то письмо, которое он должен передать мне, и забрал его. Хоть он и не хотел отдавать, паршивец!

Морган хрипло расхохотался:

— Тогда, выходит, вы сглупили, сэр Ричард. Мальчишка-то был оборванцем, да не тем! И письмо, видно, было его, а не ваше.

Сэр Ричард схватил Моргана за руку и зашипел!

— Тут дело нешуточное. Письма — того, что ты дал Дэю, я не получил. Где оно, это письмо? А ну, Дэй, говори сейчас же!

— Я… я его отдал одному мальчику… он подошел ко мне, и мы разговорились, — всхлипывал несчастный Дэй, дрожа от страха. — Я вас ждал, ждал, а вы все не шли. А этот мальчик сказал, что подождет вас вместо меня и отдаст письмо. Я же не знал, что вы уже приходили!

Сэр Ричард оттолкнул от себя мальчика с такой силой, что тот чуть не свалился в воду. Морган нахмурился:

— Оставьте ребенка в покое! Ничего особенного не случилось. Вы получили чужое письмо, которое не смогли прочесть, а кто-то другой получил ваше письмо, которое тоже не сможет прочесть. Я свяжусь с Джимом, и он пошлет другое.

Сэр Ричард достал платок и вытер им взмокший лоб. Потом подошел вплотную к Моргану и тихо заговорил ему на ухо. Трое ребят, притаившихся внизу за парапетом, с трудом смогли разобрать лишь отдельные фразы:

— Следующее письмо ты мне принесешь сам, Морган. Если что-то выйдет не так, это ляжет на твои плечи. Ты должен был знать, что твоему идиоту-племяннику нельзя доверять. Хорошо еще, что письмо зашифровано… мог испортить все наши планы на пятницу. И навсегда!

— Да заткнитесь вы! — грубо ответил Морган и отвернулся.

— А если я отыщу того сопляка, который забрал мое письмо, то сверну ему шею! — пообещал сэр Ричард таким кровожадным тоном, что Снабби, слышавший каждое слово, не на шутку испугался.

Такой и вправду свернет шею, глазом не моргнув. И зачем только он пошёл разговаривать с Дэем и уговорил его отдать письмо?

— Я этого мерзавца узнаю где угодно, — продолжал сэр Ричард все тем же злобным тоном. — Отвратительный тип, настоящий бродяжка — длинные грязные штаны, жуткого вида свитер. И кепка с широким козырьком, не по размеру большая. А еще черный спаниель. Дэй одет примерно так же, но ростом он поменьше. Да, это черный пес меня спутал, конечно.

Теперь уж Снабби совсем стало не по себе. Вот досада, этот бородач живет в их гостинице! Что будет, если он узнает Чудика? А потом и Снабби?

Морган, хромая, заковылял с пристани, оставив бородача в одиночестве. Рыбаки, сидевшие на парапете, проводили его любопытными взглядами. Они были слишком далеко, чтобы что-то услышать, но поняли, что эти двое ссорились.

— Что, Морган, твой важный приятель недоволен? — крикнул ему один из рыбаков. — Похоже, твоего последнего улова его светлости маловато?

Морган ничего не ответил. Рыбаки посмеивались, толкая друг друга локтями. Бородач двинулся вслед за Морганом, но никто не осмелился что-нибудь крикнуть ему. Дэй бесследно исчез, чтобы не попасть под горячую руку.

Трое ребят еще какое-то время молча лежали на песке, а потом, когда голоса стихли, отползли подальше от пристани и посмотрели друг на друга.

— Может, искупнемся? — предложил Барни на случай, если кто-нибудь подслушивал их разговор, и добавил потише: — Потом поговорим. Пошли.

— Да, жарища — самое время искупаться, — громко ответил Роджер.

Снабби промолчал. Он был все еще под впечатлением услышанного. Только бы это письмо никто не стащил из фургона. Может, лучше его уничтожить?

Они не разговаривали, пока не отошли на приличное расстояние от пристани. Только тогда, почесав макушку, Барни сказал:

— Ну, дела! Что же нам теперь делать? Втравил ты нас в историю, Снабби! И все из-за этого идиотского зашифрованного письма от Брюса.

— Никакое оно не идиотское, — запротестовал Снабби, но в голосе его не прозвучало обычной задиристости. — Все равно этот тип — даже если он и впрямь сэр Ричард, о котором вам говорила миссис Джонс, не сможет разгадать наш шифр. Потому что шифр наш очень хороший, а вовсе не идиотский, как ты думаешь… Ладно, пошли, поплаваем, — добродушно сказал Барни. — Может, когда мы немного, охладимся, мы что-нибудь придумаем? Хорошо еще, Снабби, что мы не взяли с собой Чудика. Тогда нас бы обязательно засекли.

— Слушайте, а что же нам теперь делать с Чудиком? — вдруг с отчаянием спросил Снабби. — Мы должны сделать так, чтобы сэр Ричард его не увидел. Но вы ведь знаете Чудика он носится, как ненормальный, по всему дому!

Ребята с удовольствием поплавали и поплескались в прохладном море и, когда вышли на берег, определенно почувствовали себя лучше. Они сели на песок и принялись обсуждать сложившуюся ситуацию.

— Сегодня среда, а то, что у них запланировано, должно произойти в пятницу. По-моему, речь идет о контрабанде, — высказал предположение Роджер. — Осталось всего два дня. Может, нам пойти в полицию, как вы считаете?

— Нет, я думаю, не стоит. Потому что тогда они допросят бородача, и то, что запланировано, не произойдет, — сдвинув брови, сказал Барни. — Я вот о чем подумал: помните, один из рыбаков крикнул Моргану: «Похоже, твоего последнего улова было его светлости маловато?» Что бы это могло значить? Может быть, сэр Ричард нанимает лодку Моргана, чтобы ловить рыбу, а, возможно, привозит в ней что-то еще — или вместо рыбы, или вместе с ней, среди улова.

— Что-то такое, что нужно доставить сюда, чтобы спрятать? — догадался Роджер.

— Да. И, возможно, он хочет спрятать это на долгое время, — задумчиво произнес Барни. — Хотелось бы знать, кто он такой на самом деле, этот сэр Ричард? И его приятель, профессор Хэллинэн, — специалист по птицам? Я думаю, они не те, за кого себя выдают. Просто пользуются известными именами! После чая, пожалуй, схожу в Дилкармок и позвоню отцу — попрошу его это выяснить, если возможно.

— Они, должно быть, богаты, раз одолжили мистеру Джонсу деньги на покупку гостиницы, — задумчиво сказал Снабби, ковыряя ногой песок.

— Не могу понять, зачем давать в долг несколько сотен фунтов такому парню, как мистер Джонс? Только потому, что им очень нравится, как он готовит? — спросил Барни. — Я так понимаю: если ты кому-то одалживаешь деньги, то ожидаешь, что они не только вернутся, но и принесут прибыль. Например, от дохода за проживание постояльцев в гостинице. Но я уверен, что эта гостиница дохода почти не приносит.

Тогда чем же он отдает долги? Думаешь, тем, что предоставляет в их распоряжение гостиницу? Чтобы они могли использовать ее как базу для выполнения своих планов? — спросил Снабби.

Барни хлопнул себя по колену.

— Ну, конечно! Ты попал в точку, Снабби. Какие еще могут быть причины? Здесь действует настоящая банда: Морган, Джим, о котором говорил бородач, мистер Джонс и двое его друзей. Они все связаны одной ниточкой, и эта гостиница каким-то образом находится в центре происходящего. Надо же, мы и вправду наткнулись на что-то серьезное!

— Но на что? На что все-таки мы наткнулись? — взволнованно воскликнул Снабби. — Как бы нам это разузнать? Да, дело принимает серьезный оборот! Не дождусь, когда придет пятница!