Барни и Снабби ошарашено смотрели на Роджера. Письмо пропало? Невозможно себе представить, чтобы кто-то его нашел в таком месте — на дне фургона.

— Мало того! Замок на двери взломан, и внутри все перевернуто вверх дном. Я увидел это, когда вернулся после чая.

— Должно быть, эти двое искали письмо, — сразу же высказал догадку Барни. — Дэфид на такое не решился бы. Да и замок он не смог бы сломать.

— Почему ты думаешь, что письмо у Дэфида? — спросил Снабби.

— Сейчас объясню, — сказал Роджер. — Понимаешь, сначала мисс Перчинг, Ди и я пришли в столовую на ланч, а потом я вернулся кое-что взять из фургона. И увидел, что рядом стоит этот гусак Вэддл. В тот момент замок еще был цел. Я еще удивился, что Вэддл один, потому что он ведь всегда, как собачка, бегает за Дэфидом.

— А Дэфид в это время где был? Под фургоном? — догадался Барни.

— Да! Я везде посмотрел, но его нигде не было видно. А потом гусь сунул голову под фургон и загоготал — как будто торопил его, мол, «давай, Дэфид, пошевеливайся!» Я тоже заглянул туда, и точно — он был там. Этот чертенок притаился, как мышка!

— Ты видел, что письмо было у него? — спросил Снабби.

— Нет, о письме я тогда не вспомнил! — признался Роджер. — Я просто наорал на него и велел немедленно вылезать. И сказал, чтобы духу его возле нашего фургона не было. Этот воришка тащит к себе в карман все, что ему понравится. Как обезьяна! Ой, извини, Миранда! Я забыл, что ты здесь!

Миранда, словно поняв о чем речь, что-то обиженно пробормотала, Роджер продолжил свой рассказ:

— Дэфид выскочил из-под фургона и унесся вместе с Вэддлом. Тут я вдруг вспомнил про письмо и полез под фургон посмотреть. Но его там не было. А две кнопки валялись на земле. Значит, кто-то их вытащил, чтобы забрать письмо. Я уверен на все сто, что это Дэфид.

— Ладно, для нас важно вот что: письмо все еще у этого маленького паршивца или нет. И мы должны выяснить это как можно скорее.

Но их ждало разочарование.

— Дэфид уже спит крепким сном, — сказала миссис Джонс. — Уж чего только они не творили сегодня с этим гусем! И в кладовку мою лазили, и на второй этаж забирались. Только и смотри, как бы чего не нашкодили.

— Ээ… Как вы думаете, миссис Джонс, ему понравятся эти часы, которые мы выиграли на аттракционе в Дилкармоке? — Барни достал из кармана яркий маленький будильник.

— Как не понравится! Очень даже понравится! — воскликнула миссис Джонс. — Но только не сегодня, сэр. Он уже спит. Завтра я сама ему их отдам.

— Нет, я бы сам хотел это сделать, — Барни решительно положил часы в карман и вышел, прежде чем миссис Джонс успела что-либо возразить.

— Мы выменяем у него письмо на часы, — решительно произнес Барни. — Вот проныра, везде успел. Ведь надо же было додуматься залезть под фургон!

— Знаешь, у таких маленьких проныр бывают иногда очень странные идеи, — сказал Снабби. — Помню, когда мне было столько же лет, сколько ему, мне казалось ужасно интересным проползти под дядиной машиной. И чтобы потом с меня капало машинное масло.

— Неудивительно, — фыркнула Диана. — К счастью, мне такое и в голову не приходило.

Ужин был, как всегда, вкусным и обильным. Но двое новых постояльцев, к большому удивлению ребят, в столовой так и не появились.

— Может быть, они уехали, миссис Джонс? — спросил Барни, кивнув в сторону столика у окна.

Та покачала головой.

— Ах, нет, сэр. Они поужинали раньше и уехали на встречу со своими друзьями. Они очень занятые люди. Богатые люди, важные, знаменитые, и я должна гордиться, что им нравится в нашей гостинице, но, я думаю, это потому, что у нас очень хорошо готовят. Муж мой очень хорошо готовит! Вам ведь тоже нравится, как он готовит, я знаю. Вы…

— Да-да, миссис Джонс, мы уже это слышали, — перебила ее мисс Перчинг.

Разговорчивая хозяйка поняла ее намек и выскользнула из комнаты.

— Вот ведь шпарит — без передыху! — восхитился Снабби. — Честное слово, я не понимаю, мисс Перчинг, зачем вы ее остановили? Я бы сто лет мог ее слушать.

— Не сомневаюсь. Но у нас с тобой, Снабби, несколько разные интересы, — сухо проронила мисс Перчинг.

— Не надо на меня так давить, мисс Перчинг, — обиделся Снабби. — Я все-таки не апельсин.

Мисс Перчинг не удержалась от смеха.

— На старину Снабби давить бесполезно, — с улыбкой сказал Роджер. — Мы все пытались это делать, но он как будто из резины — тут же принимает прежнюю форму.

В этот вечер опять рано отправились спать.

Собравшись в фургоне, трое мальчиков провели совещание.

— Завтра утром я первым делом перехвачу Дэфида и выужу у него это письмо, — сказал Барни. — А Снабби надо будет смотреть в оба и даже близко не подходить к тем двум типам — на случай, если они подумают, что письмо у него. Они ведь знают, что в фургоне его нет, потому что сами его обыскали. Все переворошили, негодяи!

— А как же мне держаться от них подальше завтра? — спросил Снабби. — Не могу же я каждый день ездить в Дилкармок?

— Придумаем что-нибудь, — зевнул Барни. — Все, ложусь спать. А завтра не позавидую я этому Дэфиду, если он не отдаст мне письмо!

На следующее утро мальчики принялись искать Дэфида и Вэддла, но те словно в воду канули. Барни отправился на кухню, где мистер Джонс уже готовил завтрак, источающий сказочные ароматы.

— Э-э… доброе утро, мистер Джонс. Вы не знаете, где Дэфид? — вежливо осведомился Барни.

Мистер Джонс, обернувшись, хмуро глянул на него, не выпуская из рук сковородки.

— Нет, не знаю. Я не впускаю его, когда готовлю.

Мальчики поспешно вышли яз кухни, чувствуя, что мистер Джонс и их присутствие на кухне не одобряет.

— Какой он все-таки мрачный, — заметил Роджер. — А, казалось бы, должен выглядеть счастливцем, став хозяином гостиницы.

Они огляделись в поисках двух новых постояльцев, но нигде их не обнаружили. Барни с опаской заглянул в столовую, но и там их не было. Лишь миссис Джонс убирала со стола грязные тарелки.

— Неужели они уже поели? — удивился Барни.

— Да, рано они сегодня позавтракали, — кивнула миссис Джонс. — Сэр Ричард сказал, у него сегодня много дел и…

— Да, так и сказал? — переспросил Барни. — Интересно, что у него за дела в таком маленьком поселке.

— У сэра Ричарда есть две рыбацкие лодки, — сообщила миссис Джонс. — И много других вещей. Он…

Но в этот момент в столовую вошли мисс Перчинг и Диана, и миссис Джонс поспешила удалиться.

После завтрака мальчики продолжили поиски Дэфида, не забывая при этом и о подозрительной парочке. Дэфида они отыскали только к полудню и, как всегда, в компании с Вэддлом. Парнишка тут же подошел к ребятам.

— Мама говорит, у вас есть для меня часы, — с ходу начал он.

Барни вынул из кармана яркий будильник.

Дэфид в восторге уставился на часы, что-то бормоча по-валлийски. Он протянул к ним руку, но Барни остановил его.

— Дэфид, — сказал он. — Я отдам тебе его, но ты тоже должен мне кое-что дать.

— Ножик! — обрадовался Дэфид и полез в карман.

— Нет, Дэфид, мне нужен конверт. Тот, что ты нашел под нашим фургоном, — четко проговорил Барни. — Ты плохо сделал, что взял его. Но если ты мне сейчас отдашь конверт, то часы твои.

— Письма нет, — покачал головой Дэфид.

— Нет? Куда же оно делось? — строго спросил Роджер.

— Дяди его взяли, — Дэфид ткнул пальцем в сторону гостиницы.

— Когда?! — подскочил Барни.

Этого Дэфид, судя по всему, не знал. Он вдруг разревелся.

— Они кричать на Дэфида, — хныкал он. — Дэфид сидеть там, делать из бумаги кораблик, — он указал на деревянную скамеечку в гостиничном саду. — А он пришел и говорить: «Отдай мне это!» — и забрал у меня. Вот так! — Дэфид попытался схватить часы, которые держал в руке Барни.

— Этого нам только не хватало! — нахмурился Роджер. — Прокол. Дэфид, когда это было?

— Он ударить Вэддла, — продолжал Дэфид, показав кулачок. — Он плохой. Украл у Дэфида бумажку. Теперь дашь мне часы?

— Нет. Ты же не отдал мне письмо, — строго посмотрел на него Барни. — Ты плохо поступил, когда взял чужую бумажку и сделал из неё кораблик.

— Наверное, он не думал, что она наша, — пожалел Дэфида Роджер. — Если на то пошло, не часто находишь листки бумаги, приколотые кнопками ко дну фургона! Откуда ему было знать, что это для нас так важно.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Барни, глядя на всхлипывающего Дэфида, вдруг обнял его. — Не плачь. Мы тебя прощаем. Смотри, вот твои часы. Слышишь, как они тикают «тик-так, тик-так»!

Дэфид был беспредельно счастлив. Сразу перестав плакать, он взял часы и протянул их Вэддлу.

— Послушай! — доверчиво сказал он. — Тик-так, тик-так!

Гусь попятился назад, не слишком доверяя этой незнакомой игрушке.

— А вот так они заводятся, — продолжал Барни, надеясь, что малыш сможет его понять. — Видишь, поворачиваем вот этот ключик — и пожалуйста!

Зазвенел пронзительно звонок. Гусь с громким гоготом пустился наутек, а Дэфид пришел в полный восторг. Он вдруг бросился на шею Барни и крепко обнял его.

— Ты хороший мальчик, — ласково сказал он. — Дэфид забирать у него бумажку и отдавать тебе. Да, Дэфид отдавать ее тебе.

— Хорошо бы, приятель, — усмехнулся Барни. — Но, боюсь, поезд уже ушел! Ладно, беги.

Дэфид побежал вслед за своим гусем, а ребята уныло переглянулись.

— Плохо дело, — покачал головой Барни. — Письмо попало в руки к мошенникам, и теперь они узнают все, что хотели узнать: и что приказывает им сделать Джим сегодня ночью, и все остальное. Ладно, пора идти на ланч. Где мисс Перчинг?

— Я схожу за ней, она наверху, — вызвался Снабби. — Скорее, Чудик! Пойдем, скажем мисс Перчинг, что она очень опаздывает!

И они наперегонки бросились вверх по лестнице. Мисс Перчинг в комнате не оказалось, и Снабби решил спуститься обратно. Чудик бежал впереди. В этот момент из «лучшей комнаты» вышел сэр Ричард. Снабби остолбенел. Сэр Ричард, заметив его, кинулся вперед и схватил за шиворот.

— Это ты! Ты, паршивец! Как ты посмел забрать письмо у этого простофили Дэя? Что тебе удалось разнюхать? Отвечай, или я тебя сброшу с лестницы!

Бандит потащил Снабби к лестнице, как будто всерьез собирался выполнить свою угрозу. Снабби перепугался до смерти. Задыхаясь, он сумел что-то проговорить, но бородач не смог ничего разобрать и стал трясти его, как грушу.

— Говори! Я все равно вытрясу из тебя правду. Говори, пока я тебя не задушил! Чудик узнал этот злой голос и бегом вернулся обратно. Свирепо оскалившись, маленький спаниель бросился на обидчика своего хозяина и вцепился острыми зубами в его щиколотку. «Сэр Ричард», завопив от боли, выпустил из рук Снабби. Воспользовавшись моментом, Снабби влетел в комнату мисс Перчинг и запер за собой дверь.

Тяжело дыша, он прислушался. Сэр Ричард протопал по ступенькам вниз, преследуемый разъяренным Чудиком. Что же ему теперь делать? Выйти из комнаты мисс Перчинг он не осмелится — этот псих может опять накинуться на него!