Пять дней все шло замечательно. Диана и Роджер наслаждались жизнью. Двое суток они провели у великолепного голубого озера возле Йестерли, устраивали пикники, купались. Мисс Перчинг повергла всех в изумление, когда достала купальный костюм и объявила, что тоже намерена окунуться. Но что еще более удивительно: оказалось, она вполне прилично плавает.

— Надо же! Просто невероятно! — тяжело дыша, проговорила Диана, вылезая на теплый песчаный берег. — Мы плыли наперегонки с мисс Перчинг, и она меня обогнала! Ты посмотри, она все еще плавает, а мне пришлось выйти на берег, чтобы отдохнуть.

— Она молодец, — согласился Роджер. — Да и мама тоже. Вот если бы я мог так долго лежать на воде, как она! А ведь вода несоленая. Наверное, она руками подгребает или еще как-нибудь.

— Да, такие каникулы мне нравятся! — воскликнула Диана. — А как интересно спать под открытым небом! Ты слышал, как где-то рядом ухал филин? Я в первый момент так испугалась, даже волосы дыбом встали!

— А я ничего не слышал, — признался Роджер. — Только закрыл глаза и сразу отрубился. Пока ты меня не растолкала утром. Сколько еще мама и мисс Перчинг будут там плескаться? Я уже проголодался.

Следует отметить, что с первого дня путешествия все четверо ели за обе щеки. Даже мисс Перчинг, хотя сначала ужасно стеснялась своего внезапно проснувшегося чудовищного аппетита.

— Ну что вы смотрите на меня такими удивленными глазами, когда я беру себе вторую добавку? — спрашивала она. — Из-за ваших взглядов я чувствую себя обжорой. Мне просто хочется есть. Что в этом такого?

— Ага! Жалко, что Снабби сейчас вас не слышит! — прищурился Роджер. — Когда он выпрашивал вторую добавку, вы всегда твердили, что на самом деле он есть не хочет, делает это только из жадности!

— Малыш Снабби, — вздохнула мисс Перчинг. — Как-то он проводит свои каникулы, хотелось бы знать. Ведь своих детей у тети Пэт нет, верно? Значит, играть Снабби будет не с кем. Боюсь, он вскоре начнет немного надоедать взрослым.

— Не немного, а ужасно надоедать, — поправила ее Диана. — Он становится совершенно неуправляемым, когда ему скучно. Придумывает невесть что! Помните, как он решил однажды прочистить трубу на крыше, когда она начала дымить, потом…

— Лучше не вспоминай! — простонала мама. — Я даже думать не хочу о том дне. Папа чуть с ума не сошел, гоняясь за Снабби по всему саду с щеткой для дымохода.

— А потом споткнулся о Чудика и упал, — фыркнула от смеха Диана.

— Да. Это удивительно, но всегда получается так, что Чудик обязательно мешается под ногами у любого, кто сердится на Снабби, — заметил Роджер. — Умнейший пес этот Чудик.

Каждый вечер вчетвером они сидели в фургоне и слушали новости по радиоприемнику. С тех пор как они отправились в путешествие, газет они не видели ни одной, но, как сказала мисс Перчинг, полностью отключаться от всего, что происходит в мире, все же не стоит. «А вдруг кто-то высадился на Луну, где-то началась война или землетрясение, — говорила она. — Надо всё же узнавать новости хотя бы раз в день».

Когда пятый день путешествия подходил к концу, они, как обычно, сидели в фургоне и слушали вечерние новости. Роджер и Диана по обыкновению слушали вполуха, пока диктор не дошел до прогноза погоды. Эти сведения были действительно важны: сколько еще продержится это тепло и солнце? Новости были ужасно скучными: еще одна забастовка, длинная речь какого-то важного деятеля, испытания нового самолета. А потом прозвучало сообщение, заставившее всех насторожиться. Мисс Перчинг уже как раз собиралась выключить радио, когда послышался взволнованный голос диктора:

— Срочное сообщение для миссис Линтон, путешествующей на машине вместе со своими детьми. Ее просят немедленно позвонить в Хилели по телефону: 6-82-51. Ее сестра серьезно заболела. Повторяю: срочное сообщение для…

Пока повторялось сообщение, всё молчали, не решаясь даже пошевелиться. Потом Диана прошептала;

— Мамочка, да ведь это они тебе говорят! Ведь это ты миссис Линтон. Мамочка, неужели это значит, что…

— Это значит, что что-то случилось с тетей Пэт, сестрой вашей мамы, — сказала мисс Перчинг, поднимаясь. — Не надо так волноваться, дорогая. Мы прямо сейчас поедем к телефону-автомату и выясним, в чем дело.

— О боже! Что же там могло произойти? Нам придется вернуться. Я должна поехать к Пэт. О господи, голова кругом идет, — причитала бледная, как полотно, миссис Линтон.

Диане и Роджеру тоже показалось, что у них закружилась голова. Как это ужасно! И как раз в самом начале путешествия! Бедная тетя Пэт. Что могло с ней случиться? «Серьезно заболела». Это звучит так пугающе.

— Вы, ребята, останетесь здесь, в фургоне, — решительно проговорила мисс Перчинг, как обычно бери руководство на себя. — А я отвезу вашу маму в ближайшую деревню, и мы позвоним оттуда. Мы вернемся как можно быстрее. Выше нос, Диана — не надо заранее расстраиваться. Возможно, все не так уж плохо.

Через две минуты мисс Перчинг уже гнала машину по дороге. Миссис Линтон молча сидела рядом. Роджер и Диана вышли из фургона и подошли к зарослям вереска. Солнце уже село, но было еще довольно светло. Диана заплакала, и Роджер обнял ее за плечи

— Может быть, все не так уж страшно, — утешительно сказал он. — Хотя, скорее всего, маме придется вернуться. И, стало быть, нам тоже.

— Но как же нам возвращаться? — всхлипывала Диана. — Кухарка уехала, дом заперт. Там сейчас никого нет.

— Верно, я об этом совсем забыл. А что же теперь будет делать Снабби? Он же не может остаться у тети Пэт. Ведь если она заболела, ее могут отвезти в больницу. Что же с ним будет?

— И с нами тоже, — горестно вздохнула Диана. — Мама, конечно, останется ухаживать за тетей Пэт. Она ее так любит. Ох, надо же было такому случиться! А как все хорошо начиналось!

Ребятам показалось, что прошло очень много времени, прежде чем они услышали звук мотора. Вскочив, они бросились навстречу.

Когда машина подъехала — а это оказалось такси — мамы в ней не было, только мисс Перчинг.

— Что случилось? — воскликнула Диана. — Где мама?

— Поехала на машине проведать тетю Пэт, — объяснила мисс Перчинг, расплачиваясь с таксистом. — Тетя упала и сильно ударилась головой. Врачи сначала опасались за ее жизнь, но, судя по последней информации, ей уже лучше. Вашу маму попросили приехать как можно скорее, поскольку тетя Пэт все время зовет ее.

— Ах, бедная мамочка! — вздохнула Диана при мысли, что маме придется одной ночью ехать на машине. — Мисс Перчинг, как вы думаете, тетя Пэт поправится?

— Доктора говорят, что сейчас она в безопасности, — успокоила ее мисс Перчинг. — Так что не стоит слишком переживать. Мама передает вам привет и обещает сообщить последние новости утром. Я съезжу в деревню и позвоню ей. Это не очень далеко… А мама сюда вернется? Мы продолжим наше путешествие? — взволнованно спросил Роджер.

— Думаю, на этот вопрос я должна ответить отрицательно, — покачала толовой мисс Перчинг. — Скорее всего, она решит остаться с сестрой, пока та не пойдет на поправку. У нас не было времени обсудить, что мы будем дальше делать, но, боюсь, вам придется какое-то время побыть со мной, мои милые. Я обещала вашей маме, что присмотрю за вами, пока она не сможет забрать вас домой.

— Тогда что же мы будем делать сейчас? — спросил Роджер, чувствуя, что совершенно растерялся. — У нас есть фургон, но нет машины, наш дом заперт. Может, нам бросить этот фургон и поехать к вам, мисс Перчинг?

— Ох, я и сама пока не знаю, Роджер, дружочек, — вздохнула мисс Перчинг. — Утро вечера мудренее. Бывают ситуации и похуже, но в них-то как раз и проявляется, насколько человек силен или слаб. Ваша мама, как только пришла в себя от шока, держалась очень мужественно и была готова ко всему.

— А как же бедняга Снабби? — встревожилась Диана. — Он же у тети Пэт. Ой, мисс Перчинг, надеюсь, тетя Пэт упала не потому, что споткнулась о Чудика?

— Нет, она упала с приставной лестницы, — успокоила девочку мисс Перчинг. — А сейчас мы откроем бутылку лимонада, достанем шоколадное печенье, миндальные пирожные, что остались от ланча, и устроим ужин. Вы наверняка проголодались.

Дети были рады, что мисс Перчинг держится так бодро и уверенно. Она даже пару раз пошутила. Роджер после ужина тоже взбодрился, только Диана все еще была испуганной и подавленной.

— Роджер, не хочешь лечь в фургоне, на мамином месте? — спросила мисс Перчинг. — Думаю, Диана будет рада, если сегодня мы переночуем вместе.

— Да, да! Я с радостью посплю в фургоне, а не на воздухе, — быстро согласился Роджер, и Диана довольно кивнула.

Теперь, если она ночью проснется и ей станет страшно или грустно, можно будет разбудить Роджера. Хорошо, когда твой брат рядом в трудные моменты!

Вскоре фургон погрузился в темноту. Какие новости принесет им завтрашний день? Хорошие или плохие? И что будет с их каникулами?