По извилистому серпантину машина медленно вползала на крутой склон. И чем выше они оказывались, тем великолепнее оттуда им открывался вид. Диана ахнула, посмотрев вниз и увидев живописную бухту и бескрайние морские просторы.

— Вы только посмотрите! Как, наверное, повезло тем, кто живет в этой старой гостинице и может любоваться этими видами каждый день. Сзади, за холмом, тоже очень красиво. Это что там, мисс Перчинг, горы?

— Да. И к тому же восхитительно прекрасные! — сказала мисс Перчинг. — Где вы еще видели такие всполохи вереска? Кажется, что склоны пылают огнем! Не знаю, как вам, а мне бы очень хотелось остановиться в этой гостинице. Я еще никогда в жизни не видела таких изумительных пейзажей!

Наконец они добрались до старой гостиницы. Вблизи она скорее была похожа на полуразрушенную крепость. Большая вывеска над открытой дверью гласила: "Гостиница «Пенриндендрайт».

— Язык сломаешь, пока выговоришь, — проворчала Диана. — Да и внутри как-то темновато. Что будем делать? Позвоним в звонок?

— Да, если он здесь есть. — Роджер с подозрением оглядывал входную дверь. — И дверного молотка тоже нет. Что же делать? Покричать, что ли?

— Есть здесь кто-нибудь?! — неожиданно крикнул Барни, и все подпрыгнули от его громоподобного голоса.

Из-за угла выбежал мальчишка лет пяти с копной нечесаных волос. За ним появился толстый серый гусь. Мальчишка что-то крикнул им по-валлийски и исчез в проеме открытой двери. Гусь вперевалку последовал за ним.

— Надеюсь, они пошли за хозяином гостиницы, — сказала мисс Перчинг. — Ага, вот кто-то идет!

Через вестибюль уже спешила невысокая пухлая женщина, за ней бежали уже знакомые мальчик и гусь.

— Добрый день, — вежливо поздоровался мистер Мортон. — Э-э… миссис Джонс там, в деревне, рассказала нам об этой гостинице и…

Женщина улыбнулась во весь рот и затараторила с невероятной скоростью:

— Да-да, сэр, правильно, сэр, это моя свекровь, сэр. Она нашу гостиницу хорошо знает, это хорошая гостиница, сэр, можете не сомневаться, мы здесь важных людей принимаем, сэр. Вы только загляните в нашу книгу регистрации, какие там имена, сэр, а мой муж Левелин, он лучший повар в мире, сэр, он ездил учиться в Лондон, сэр, в один большой отель. Очень хорошая у нас кухня, сэр, ну очень.

— Э-э… я вот о чем хотел спросить, — с трудом сумел вклиниться в монолог мистер Мортон, опасаясь, что разговорчивая хозяйка никогда не остановится. — Меня интересует…

— Да, сэр, конечно, спрашивайте, о чем хотите, — закивала женщина, все так же улыбаясь. — Проходите, сэр, будьте любезны, и посмотрите, какой это прекрасный дом, а уж еда, сэр! Чувствуете, какой запах? Знаете, что сейчас печется? Это мой муж, сэр, он всегда на кухне.

Это прозвучало так, будто сейчас в печке печется ее муж, и Диана невольно хихикнула. Вслед за женщиной они вошли в большой, темный вестибюль. Мальчик с гусем последовал за ними. Беспрерывно тараторя, женщина показала им огромную, довольно обветшалую столовую, потом повела по каменной, не покрытой ковром лестнице наверх, в спальни.

— Кровати удобные, сэр, вид замечательный — вы только взгляните. Видели вы когда-нибудь такую красоту?

Вид действительно был потрясающий — такой, что, взглянув в окно, все ахнули.

— И с постояльцев мы много не берем, — продолжала тараторить женщина. — Оставайтесь у нас, сэр, если вам нравятся эти места. Можете мне поверить, кухня у нас замечательная, ну просто очень хорошая кухня!

Внезапно Миранда прервала поток ее слов, бросившись на спину серого гуся. С перепугу гусь загоготал так громко, что все вздрогнули. Мальчик подбежал, чтобы стащить обезьянку со спины гуся, но Миранда ловко перепрыгнула к нему на спину. Мальчик взвизгнул от испуга, а Миранда одним прыжком вернулась к Барни.

— Извините, пожалуйста, — обратился Барни к опешившей женщине. — Миранда просто хотела познакомиться. Э-э… с ним все в порядке?

Толстый гусь угрожающе надвигался на него, хлопая огромными крыльями и гогоча во все горло.

— Выгони отсюда Вэддла, — сердито сказала женщина малышу. — Ему не разрешается входить в дом, сколько раз тебе повторять!

Она повернулась к посетителям, но, прежде чем успела начать очередную нескончаемую тираду, мистер Мортон сумел взять инициативу на себя.

— Это мой сын, остальные ребята — его друзья. Эта леди, мисс Перчинг, останется с ними, а я сегодня же уеду. Вскоре приедет еще один мальчик с собакой. Можете вы здесь обеспечить питание для всех и проживание для мисс Перчинг и Дианы? Остальные будут спать в автофургоне, который мы оставили внизу.

— О, сэр, это большая честь, мы будем счастливы принять их! — вскричала разговорчивая хозяйка. — Меня зовут миссис Джонс, сэр, миссис Левелин Джонс, и уж мы, конечно, позаботимся обо всех, не сомневайтесь. Будем кормить как нельзя лучше, они будут ходить с нашими мужчинами на рыбалку и в лес. Очень у нас хорошая кухня, сэр, ну очень.

— Хорошо, благодарю вас, — сказал мистер Мортон и повернулся к мисс Перчинг.

— Что скажете, мисс Перчинг? Вы не против здесь остановиться? Что касается детей, я и так вижу, что они — за.

— Я тоже — за, мистер Мортон. Думаю, это как раз то, что мы искали, — ответила довольная мисс Перчинг. — Мне очень нравится здешняя природа, а что касается детей, они смогут купаться, ловить рыбу, исследовать новые места. Чего же еще желать?

— Ура-ура-ура! — закричала Диана и, подскочив к мисс Перчинг, так крепко обняла ее, что у той перехватило дыхание. — Снабби здесь тоже понравится, я уверена. Когда он приедет, мистер Мортон?

— Я позвоню вашей маме и постараюсь устроить так, чтобы он приехал завтра, если это возможно, — пообещал мистер Мортон. — Он доедет на поезде до ближайшего курортного города, а потом на такси доберется сюда. Будем надеяться, что Чудик сумеет поладить с этим гусем. Как его зовут? Вэддл?

— Да, с такой компанией — спаниелем Чудиком, обезьянкой Мирандой и гусем Вэддлом — нам скучать не придется, — рассмеялась мисс Перчинг. — Со Снабби и Чудиком мне уже приходилось иметь дело, так что, думаю, я выдержу.

— Вы, сэр, возвращаетесь домой? — спросила миссис Джонс отца Барни. — Может быть, останетесь на ужин, чтобы попробовать нашу прекрасную кухню?

— Пожалуй, нет, — отказался мистер Мортон. — Сейчас съезжу за прицепом и привезу его сюда, раз все так прекрасно устроилось. Разве что чашку чая перед отъездом?

— Обязательно, сэр, обязательно надо выпить чаю с прекрасными сдобными булочками! — обрадовалась миссис Джонс и со всех ног бросилась вниз по лестнице, будто почувствовав, что прекрасные булочки уже пригорают в духовке.

— Вот болтушка, не остановишь, — проворчал Роджер. — Наши с ней беседы, как я вижу, будут носить очень односторонний характер.

— Ну и пусть. Все равно она мне нравится, — возразила Диана. — Да, она булькает, как кипяток в чайнике, но слушать забавно. Я рада, что мы здесь остановимся. Вы только вдохните, мисс Перчинг, принюхайтесь. Какой воздух! Чистый и какой-то горный! Интересно, что скажет Снабби. Уверена, ему здесь понравится.

— Барни и Роджер, поможете мне с прицепом, — распорядился мистер Мортон. — Не очень-то сподручно тащить его сюда по этому серпантину. Вы будете идти сзади и крикнете, если фургон не будет вписываться в поворот.

— Есть, сэр, — отсалютовали оба мальчика и побежали к машине.

Друзья нырнули на задние сиденья и отправились вместе с мистером Мортоном за фургоном. При этом Миранда взволнованно подпрыгивали на плече Барни.

Мисс Перчинг воспользовалась удобной возможностью заглянуть в другие комнаты.

— Пожалуй, они немного напоминают казематы с каменными стенами и каменными полами, — скривилась Диана. — Давайте, мисс Перчинг, выберем комнату, откуда открывается самый лучший вид.

И они выбрали комнату с двумя окнами, одно из которых выходило на море, а другое — на горы, возвышавшиеся на многие мили, В комнате стояли две небольшие кровати, а каменные стены были частично закрыты серыми плотными занавесками. У одной стены громоздился большой комод, и мисс Перчинг с интересом посмотрела на него.

— Старинная вещь, — сказала она. — Наши немногочисленные пожитки просто потеряются в нем. Диана, посмотрит на этот почтенный камин. Туда можно было бы без труда кровать поставить.

Диана подошла к камину и сунула голову в дымоход.

— Я вижу небо! — воскликнула она. — Эта труба прямо-таки гигантских размеров.

Около двери послышался голос миссис Джонс:

— Я вам покажу комнату получше, — улыбаясь, сказала она. — Эта не такая удобная, как остальные.

— Но вам очень понравился вид из окон, — возразила мисс Перчинг. — Да и комната, по-моему, вполне удобная.

— Нет. Это не самая лучшая комната. Пойдемте, я покажу вам другую.

И, взяв мисс Перчинг за руку, она отвела ее в другую комнату — чуть больше предыдущей и чуть получше обставленную. Вид из окна, однако, был далеко не таким прекрасным.

— Нет, я бы предпочла ту комнату, — твердо сказала мисс Перчинг. — Если вы не возражаете.

Мисс Джонс вдруг обиженно надулась. — Я не хочу, чтобы вы жили в той комнате. Она не самая лучшая. Я предлагаю вам эту.

Однако мисс Перчинг умела добиваться своего. Она с улыбкой покачала головой.

— Нет-нет, я уже выбрала ту. А теперь пойдемте вниз и посмотрим, не привез ли мистер Мортон наши вещи.

И они отправились вниз к парадному входу, где мистер Мортон и оба мальчика уже складывали сумки и чемоданы на истертых каменных ступенях.

— Так как насчет чашки чая? — с улыбкой спросил мистер Мортон хозяйку гостиницы. — После этого мы договоримся об оплате, и я поеду.

— Ваш чай! Ваши прекрасные булочки с изюмом! — вскричала миссис Джонс и бросилась бежать по темному коридору, предположительно на кухню. — Подождите одну минуточку, сэр, только одну минуточку! Кухня здесь у нас хорошая.

— Ну просто очень хорошая! — закончили за нее все хором, и мистер Мортон рассмеялся.

— До чего же разговорчива! Наверное, и во сне всю ночь болтает без умолку, как вы думаете?