После чая все пошли провожать мистера Мортона. Когда он уехал, Роджер схватился за живот. — Ох, ну и чай устроила для нас миссис Джонс! В жизни не ел таких вкусных булочек! Шесть штук съел!

— «Кухня хорошая, ну просто очень хорошая!» — передразнила хозяйку Диана. — Даже Миранда слопала две булочки. А сколько сейчас времени? Всего лишь полшестого? Чем займемся?

— Необходимо разобрать чемоданы, — поспешила напомнить мисс Перчинг. — А потом разложить вещи. Я вижу, мистер Мортон поставил фургон совсем рядом с гостиницей, на ровной площадке. Там он надежно стоит? Склон такой крутой.

— Пожалуй, надо подложить под колеса булыжники покрупнее, — кивнул Барни. — На случай, если тому маленькому разбойнику придет в голову пошутить. По-моему, от него только и жди чего-нибудь такого. Роджер, иди помоги мне.

Пока мальчики подкладывали камни под колеса, мисс Перчинг и Диана поднялись к себе в комнату. Они ожидали, что их багаж окажется в комнате с двумя окнами, которую выбрали они, но не тут-то было!

— Так-так! Неужели миссис Джонс отправила наши вещи в «лучшую комнату», которую она нам так усиленно навязывала? — возмутилась мисс Перчинг. — Иди-ка, Ди, посмотри.

Диана пошла в «лучшую комнату» и тут же вернулась.

— Да, вещи там! Вот упрямая. Она ведь знала, что мы выбрали эту!

— Хорошо, мы сейчас пойдем, заберем свои чемоданы и принесем их сюда, — сказала мисс Перчинг, решив про себя, что миссис Джонс следует сразу поставить на место, чтобы она знала, как выполнять пожелания гостей.

Таким образом, не прошло и минуты, как их чемоданы переместились в выбранную ими комнату и мисс Перчинг вместе с Дианой спешно приступили к раскладыванию вещей по необъятным ящикам комода.

Во время этой процедуры раздался стук в дверь.

— Войдите! — громко сказала мисс Перчинг.

Вошел высокий мужчина в очках, с мрачным лицом и густыми всклокоченными волосами.

— Добрый вечер. Я мистер Джонс, хозяин этой гостиницы, — представился он. — Вы ошиблись комнатой. Пожалуйста, пройдите в нашу лучшую комнату.

— Но я уже выбрала эту, — возразила мисс Перчинг. — Она достаточно просторная, и мне нравится вид из окон. Насколько я понимаю, здесь никто не живет.

— Мадам, эта комната вам не понравится, — продолжал настаивать мистер Джонс с еще более помрачневшим лицом.

— Пожалуйста, объясните, в чем дело, — решительно произнесла мисс Перчинг, решив про себя, что, каким бы прекрасным поваром ни был мистер Джонс, человек он малосимпатичный — Почему мне не должна понравиться эта комната?

— Иногда по ночам здесь слышатся разные звуки, — серьезно сказал мистер Джонс.

— Ой, как интересно! И что же это за звуки? — с иронией в голосе спросила Диана. — Вой, стоны, крики или что-нибудь подобное?

— Смеетесь, — неожиданно рассердился мистер Джонс. — Посмотрим, будете ли вы смеяться ночью, в темноте, когда услышите эти звуки.

— Хорошо, мы разберемся, что это за звуки, — мисс Перчинг с шумом задвинула ящик комода. — И тогда сами решим, смеяться нам, или нет. Если вы пытаетесь внушить нам, что в комнате обитают привидения, то зря теряете время. Я в такую ерунду не верю.

Не сказав больше ни слова, мистер Джонс вышел из комнаты. Мисс Перчинг посмотрела на Диану.

— Что ж, если бы не мое упрямство, нам пришлось бы переехать, — проговорила она. — Но ведь совершенно очевидно, что эта комната предназначена для гостей, и я не вижу никаких причин, из-за которых мы не можем ее занять, раз она нам нравится. Здесь даже кровати полностью застланы, хоть сейчас ложись и спи!

Скоро вся одежда перекочевала в комод, и они спустились вниз, чтобы посмотреть, как устроились мальчики. Мисс Перчинг заглянула в фургон и была приятно удивлена: все чемоданы были распакованы, а вещи аккуратно разложены.

Неожиданно из-за угла с громким гоготом выскочил большой серый гусь, а за ним — уже знакомый маленький чумазый мальчишка. Насвистывая, он направился прямо к фургону и нахально заглянул внутрь. Гусь тоже сунул голову в дверь и уже собрался залезть в фургон.

— Ну нет, тебе нельзя! — Роджер легонько отпихнул его. — Гусям вход воспрещен!

Гусь зашипел и захлопал крыльями. Мальчик обнял его за шею, и гусь сразу же успокоился. Малыш серьезно посмотрел на Роджера большими темными глазами.

— Как тебя зовут? — спросила Диана, с интересом глядя на него.

— Дэфид, — ответил мальчик.

— Очень приятно, Дэфид, — улыбнулась Диана. — Ну, иди посмотри, если хочешь. Ты раньше такие фургоны никогда не видел?

Дэфид не понял, что она ему говорила, но ухватился за ее руку и вскарабкался в фургон. Он перетрогал все предметы своими маленькими грязными ручонками и под конец взял небольшую расческу, сунул ее в карман.

— Нет-нет, Дэфид, так не пойдет! — сказал Барни. — Это моя расческа, дружище. Положи ее на место!

Но Дэфид покачал головой, после чего взял еще тюбик зубной пасты и с интересом стал разглядывать его. Тут он вдруг почувствовал, как кто-то трогает его за карман и посмотрел вниз. Это была Миранда. Обезьянка мгновенно запустила в карман свою ручку и вытащила расческу. Она никому не позволит красть у Барни вещи!

Сердито ворча, Миранда вскочила на плечо Барни и принялась причесывать его. Дэфид, сдвинув брови, испуганно уставился на нее. Он что-то резко сказал по-валлийски и показал Миранде кулак. Та возмущенно запрыгала на плече у Барни, произнося в ответ множество не менее резких слов на своем обезьяньем языке… Га-га-га! — заволновался снаружи гусь и беспокойно захлопал крыльями. Миранда перепрыгнула с плеча Барни на спину гуся и прижалась к его шее, громко стрекоча.

Гусь, потрясенный такой наглостью, решил спасаться бегством. С Мирандой на спине он бросился наутек, шипя, как дюжина змей. Барни застонал от хохота, но Дэфид, рассердившись, что тот смеется над его гусем, тут же бросился на него с кулаками.

— Ну, тихо-тихо, — проговорил Барни, удерживая одной рукой маленькие кулачки. — Хватит, я сказал! Обезьянка ничего не сделает твоему Вэддлу. Иди, сходи за ним. А я позову сюда Миранду. И запомни, тебе нельзя заходить в фургон, если нас здесь нет. Понял?

Дэфид что-то крикнул, затем пнул ногой Барни в коленку и, вырвав руки, опрометью выскочил из фургона, громко окликая Вэддла.

— Ну и ну. Что вы на это скажете? — покачал головой Барни. — Я считаю, нам придется запирать фургон, когда соберемся уйти. Маленький воришка!

— Миссис Джонс должна призвать его к порядку, — строго сказала мисс Перчинг. — Пара хороших шлепков пошла бы ему на пользу. Стащил расческу прямо на наших глазах! Надо и нам с тобой, Диана, запирать комнату. А вот и Миранда возвращается. Похоже, весьма довольная

Миранда, и вправду, выглядела победительницей. Она поставила этого задаваку-гуся на место! Проехалась на его спине до самого коровника. И гусь при этом гоготал во всю глотку.

— Миранда, ты бы последила за своим поведением, — упрекнула ее Диана. — А то Дэфид вместе со своим драгоценным гусем на тебя разозлятся. Хороша парочка!

— Зато гусю придется последить за собой, когда приедут Снабби и Чудик, — заметил Барни. — Думаю, ни тот, ни другой не уживутся ни с Дэфидом, ни с Вэддлом, если те сами не будут вести себя как положено.

— А мы с Дианой добились того, что хотели, — сказала мисс Перчинг, — поселились в комнате с божественными видами из окон. Хотя мистер Джонс пытался напугать нас баснями про какие-то звуки по ночам.

— Вы его видели? — спросил Барни. — Веселым и общительным его не назовешь, верно? Мы с Роджером подумали, что у него, должно быть, есть какая-то тайная печаль, такой у него мрачный вид. Но зачем ему запугивать вас рассказами о каких-то ночных звуках, мисс Перчинг?

— И он, и его жена так гордятся своей «лучшей комнатой»! — сказала мисс Перчинг. — Он просто рассчитывал, что эта глупая выдумка насчет звуков заставит нас сменить комнату, вот и все. Думаю, он даже не знает, какой оттуда открывается вид.

— Ладно, я согласна мириться со звуками, ручными гусями и маленькими воришками при условии, что мы получим «хорошую кухню, ну просто очень хорошую!» — рассмеялась Диана. — Посмотрим, что нам подадут на ужин.

Ужин был великолепным. Мисс Перчинг с изумлением смотрела на замечательно приготовленные блюда. Сначала был подан куриный суп, потом аппетитные ломтики говядины с горками жареной картошки, зеленого горошка и нежнейшей фасоли. И в заключение — большой торт-мороженое с вкуснейшим сдобным печеньем!

— Ничего не скажешь, с тех пор, как мы с папой жили в большом отеле в Лондоне, лучше меня нигде не кормили! — восхищался Роджер. — Вы только посмотрите на этот торт! Тут на дюжину порций хватит. Мисс Перчинг, он целиком предназначен для нас?

— Я думаю вы справитесь с ним без особого труда, — сказала мисс Перчинг и не ошиблась.

Миранда взяла с блюда последнее печеньице и уселась с ним на плечо Барни. В этот момент вошла сияющая миссис Джонс, чтобы убрать посуду.

— Вам понравился наш ужин? — спросила она и рассмеялась, услышав в ответ хор одобрительных голосов: «Кухня хорошая, ну просто очень хорошая!»