После такого великолепного ужина всех начало клонить в сон. Дети зевали во весь рот, когда в столовую вошла миссис Джонс с серебряным подносом, на котором стояли чашечки с кофе. Она поставила его на стол и скромно удалилась.

— Ну и ну! — воскликнула мисс Перчинг, приятно удивленная сверкающим серебром и дымящимся кофе. — Кто бы мог подумать, что в этой маленькой сельской гостинице сумеют обеспечить такой сервис? Не удивительно, что «важные люди» иногда заглядывают сюда, как похвасталась миссис Джонс! Кому кофе?

— Все, что угодно, лишь бы не заснуть! — сказал Барни, чуть не вывихнув челюсть, — Миранда, этот сахар поставили не для тебя. Диана, будь другом, шлепни ее по лапке. Такая же безобразница, как эта мартышка Дэфид.

Где-то в глубине большого темного вестибюля зазвонил телефон.

Мисс Перчинг насторожилась.

— Надеюсь, это звонят нам.

Появилась миссис Джонс.

— Вас к телефону, мисс Перчинг, — вежливо сказала она.

Мисс Перчинг вышла, от души надеясь на хорошие новости. Вскоре она вернулась.

— Звонил ваш дядя, — обратилась она к Роджеру и Диане. — Отец Барни задержался и не смог сегодня заехать в дом тети Пэт. Поэтому он позвонил вашему дяде и сказал, чтобы Снабби отправили завтра утренним поездом. Снабби, по его словам, вне себя от счастья, а Чудик так просто рехнулся!

Все засмеялись, а Роджер довольно потер руки:

— Старина Снабби! Хотя странно, что мы все обрадовались приезду этого надоеды. Но когда с нами Снабби и Чудик, всегда происходит что-то невероятное. В котором часу он приезжает?

— В двенадцать тридцать поезд приходит в Дилкармок, что в пяти милях отсюда, — сказала мисс Перчинг. — Я позвоню и закажу такси. Кстати, тетя Пэт поправляется, поэтому настроение дяди гораздо лучше.

— Когда он избавится от Снабби, его настроение совсем улучшится, — рассмеялся Роджер. — В прошлый раз, когда Снабби гостил у них, он все время разыгрывал из себя музыканта негритянского оркестра и целыми днями бренчал на воображаемом банджо. Тетя с дядей чуть с ума не сошли!

Мисс Перчинг со стоном схватилась за голову, вспомнив каникулы в Рабэдабе, когда Снабби «играл» не только на банджо. И на чем только он тогда не играл!

— Очень надеюсь, что здесь ему не придет в голову изображать из себя негритянского музыканта, — сказал она. — Кто-нибудь хочет еще кофе?

Желающих не нашлось. Один за другим ребята начали зевать.

— Давайте-ка все пойдем спать, — с улыбкой сказала мисс Перчинг. — Уже почти девять, и день у нас сегодня был трудный. Мальчики, бегите в фургон, и спокойной вам ночи! Встретимся за завтраком в половине девятого. Так что, если кому-то захочется искупаться с утра пораньше, времени предостаточно.

— Правильно, а то я уже почти заснул, — Роджер поднялся и неожиданно обнял мисс Перчинг, чем очень ее удивил. — Вы молодец, что решили остаться с нами, когда наши каникулы чуть не лопнули! Желаю вам, чтобы ночью никакие невероятные звуки вам не помешали.

— Ладно, мы крикнем в окно, если их услышим, — сказала растроганная мисс Перчинг.

— Это будет ваша последняя спокойная ночь, мальчики, — улыбнулась Диана. — Завтра в вашем фургоне появится Снабби и его чокнутый Чудик!

Друзья ушли, а мисс Перчинг и Диана отправились наверх, встретив по пути миссис Джонс.

— Поистине великолепный ужин, миссис Джонс, — сделала ей комплимент мисс Перчинг. — Ваш муж — классный шеф-повар.

— О да, конечно, — с гордостью сказала миссис Джонс. — Он проходил стажировку в Лондоне, в большом шикарном отеле. Мы оба так прекрасно жили там! Я была горничной, а он — помощником шеф-повара. Я хотела остаться, но мистер Джонс решил вернуться сюда, он тут родился. Он хорошо готовит, очень хорошо!

Мисс Перчинг кивнула и пожелала ей доброй ночи. Поднимаясь по лестнице, она подумала о том, что их вещи могут вновь оказаться в «лучшей комнате» с видом. Но нет — все их чемоданы по-прежнему находились на своих местах. Вот и отлично! Мисс Перчинг с радостью отметила, что в двери торчит ключ.

— Теперь мы сможем запирать нашу комнату, когда уходим, — сказала она Диане. — И быть уверенными, что этот разбойник Дэфид не заявится сюда со своим гогочущим гусаком и не прикарманит все, что ему приглянется.

Вскоре и она, и Диана крепко уснули. Раздавались ли какие-нибудь звуки, никто из них в эту ночь не услышал. Кровати были удобными, комната проветривалась, и они спали так крепко, что проснулись лишь тогда, когда миссис Джонс постучала в дверь, гремя бидоном с горячей водой для умывания.

Завтрак был так же хорош, как и ужин. Ветчина, вареные яйца, горячие тосты, домашнее повидло, свежайшее сливочное масло и обжигающе горячий кофе. Мисс Перчинг оглядела стол с явным одобрением.

— Снабби здесь понравится, — усмехнулся Роджер, беря себе второе вареное яйцо. — Вы уже заказали такси, мисс Перчинг?

— Нет. Закажу после завтрака, еще есть время, — ответила мисс Перчинг. — Судя по вашему аппетиту, вы с Барни ходили купаться.

— А вот и нет! — улыбнулся Роджер. — Мы спали без задних ног. И, думаю, не проснулись бы даже к завтраку, если бы этот малолетний нахал Дэфид не пришел подсматривать за нами в окно и не разбудил Миранду. Она выпрыгнула из окна и погналась за гусаком Вэддлом. Поднялся такой гам — Дэфид визжал, гусь орал во всю глотку. Мертвый бы проснулся. И почему это никто хорошенько не отшлепает этого Дэфида?

— Отшлепает кто-нибудь, если он не перестанет, — мрачно пообещал Барни, потирая руки.

Мисс Перчинг пошла к телефону заказывать такси.

— Машина будет здесь в 11.30, — вскоре сообщила она. — Думаю, вы все втроем захотите его встретить. Поскольку это единственное такси в поселке, скорее всего оно окажется какой-нибудь старой колымагой.

— Прекрасно, — сказал Барни, довольный тем, что поедет встречать Снабби. — Тогда у нас еще есть время, чтобы искупаться. Говорят, лучшее место для купания — бухта Мерлина.

Миссис Джонс, убиравшая со стола посуду, подтвердила, что это действительно лучшее место. В этот момент в столовую вошли Дэфид и Вэддл. Гусь немедленно схватил клювом кусочек тоста, оставленный кем-то в тарелке. Миссис Джонс не сказала ни слова, зато бурно отреагировала Миранда. Она выхватила у гуся лакомый кусочек, после чего, сердито бормоча, сильно дернула его за хвост.

Дэфид замахнулся на обезьянку, но в ту же секунду к нему подскочил Барни и схватил его за руку.

— Нельзя! Ты что, хочешь, чтобы она тебя укусила? У Миранды очень острые зубы. Хочешь посмотреть? Я тебе сейчас покажу. Миранда, иди сюда.

Дэфид уставился на острые зубки Миранды, потом отвернулся, проворчав что-то по-валлийски.

— Он говорит, что ваша обезьянка не должна нападать на его гуся, — перевела миссис Джонс, стирая со стола. — Дэфид, выйди отсюда. Тебе нельзя сюда заходить, когда у нас постояльцы. И забери с собой Вэддла.

Дэфид обиженно ушел, гусь вперевалку последовал за ним… Вэддл был еще птенцом, когда Дэфид его взял, — объяснила миссис Джонс. — У него была сломана лапка, а Дэфид ее вылечил, приложив палочку и хорошо привязав ее. Лапа у Вэддла срослась, и теперь он от Дэфида ни на шаг, а уж хлопот с ними обоими, скажу я вам! Я его ругаю, браню, а что толку, он слышит только то, что хочет слышать, и делает только то, что…

" Похоже, миссис Джонс пустилась в очередную нескончаемую речь, и мисс Перчинг решительно прервала ее:

— Мы бы хотели, чтобы Дэфид и Вэддл не заходили в столовую и в нашу комнату.

— Да как же их остановишь, — возразила миссис Джонс, проворно сворачивая скатерть. — Ходят, куда хотят.

— Но не в то время, когда мы здесь! — настаивала мисс Перчинг. — Э-э… Миссис Джонс вы никогда не пробовали шлепнуть его как следует?

— Шлепнуть? Его шлепать — пустое занятие. Даже если вам удастся это сделать. Он скользкий, как угорь, и Вэддл этот не лучше, ходит, где хочет, гогочет, когда хочет и…

Но ее уже некому было слушать. Столовая была пуста: мальчики улизнули купаться, Диана ушла к себе и даже мисс Перчинг тихонько покинула комнату. А миссис Джонс все продолжала и продолжала что-то говорить, пока не заметила, что осталась одна. Но даже тогда она не замолчала, а продолжала что-то бормотать, унося на кухню поднос.

Мальчики не смогли найти свои купальные принадлежности, и сразу же поднялась суета.

— Мисс Перчинг! Пожалуйста, спросите у Ди, нет ли у нее наших вещей? — крикнул Барни из окна. — В фургоне их нет, это точно.

Диана быстро перерыла ящики комода, в которых разложила свою одежду, и в конце концов обнаружила среди них купальные вещи мальчиков. Она бросила их в окно, и одна пара плавок повисла на вьющемся по стене растении.

— Тьфу, растяпа! Теперь мне придется брать лестницу. И почему девчонки не умеют целиться? — закричал Роджер.

— Ах, боже мой! Надо торопиться, скоро такси будет здесь, — воскликнула мисс Перчинг, глядя на свои часы. — Пожалуй, не стоит вам идти купаться, а то пропустите поезд Снабби!

И тут — вот это сюрприз! — раздался звонкий, так хорошо знакомый всем голос.

Неужели это Снабби?

— ВСЕМ ПРИВЕТ! ВОТ И Я! — Вверх по склону к гостинице приближался кто-то ужасно грязный, с торчащей из волос соломой. Рядом бежала черная собачка.

— Снабби! А мы как раз собирались тебя встречать! — радостно крикнул Роджер. — Откуда ты взялся? Твой поезд еще даже не пришел! В каком ты ужасном виде! Что ты на этот раз натворил?