Когда Снабби подошел к изумленным Роджеру и Барни, на его веснушчатом лице со вздернутым носом сияла широкая улыбка, а рыжие вихры топорщились во все стороны.

Диана и мисс Перчинг в крайнем недоумении сбежали вниз. Каким образом Снабби вдруг оказался здесь?

— Что, удивились? — довольно осведомился он. — Я так и думал!

— Снабби, каким образом ты так быстро сюда добрался? И почему такой грязный? — всплеснула руками мисс Перчинг. — Привет, Чудик. Ох, да ты тоже весь в соломе!

— Дело в том, что дядя купил мне билет на ужасно медленный поезд, — начал объяснять Снабби, вытирая лицо чудовищно грязным носовым платком. — А я слышал, что есть поезд быстрее, но он идет очень рано, ну я и решил сесть на него. Понимаете, дядя сказал, что уже «сыт мной по горло». В общем, я приехал в Дилкармок намного раньше, а оттуда добирался он попутной телеге, в которой везли солому. Только эта телега ползла, как черепаха. И солома ужас какая колючая!

— Снабби, вид у тебя просто кошмарный, — усмехнулась Диана. — Честное слово, я еще никогда не видела таких оборванцев!

— А я думал, вы обрадуетесь, когда меня увидите, — с обидой в голосе произнес Снабби. — Я же сказал вам, что не мог больше оставаться у дяди. Он так сердито смотрел на меня, что я начал чувствовать себя противным червяком. Мирандочка, ты-то хоть рада меня видеть?

Обезьянка прыгнула к нему на плечо и, тихонько бормоча, сунула свои крошечные ручки ему за ворот рубашки. Да, она была очень рада и Снабби, и Чудику!

А Чудик уже вовсю носился вокруг дома, изучая незнакомую местность. Он уже успел лизнуть каждого и теперь заинтересовался новыми запахами. Неожиданно он увидел приближающееся к нему невиданное существо, шипящее, как дюжина змей!

Разумеется, это был Вэддл. Вэддл, который терпеть не мог ни собак, ни кошек, ни обезьян. Гусь, видимо, считая, что гостиница принадлежит ему и больше — никому, и горе любому четвероногому, осмеливавшемуся появиться в его владениях.

Одного взгляда на Вэддла Чудику было достаточно, чтобы он поспешно отступил назад. Что еще за странное чудище? Птица? Зверь? Змея? Голова, шея и голос вроде бы как у змеи — но с крыльями! Испуганно тявкнув, Чудик бросился к своему хозяину.

— Не будь идиотом, Чудик — это всего лишь гусь! — сказал Снабби, но тут же сам пустился наутек, потому что Вэддл с гоготом и шипением ринулся на него.

Но малышка Миранда не могла допустить, чтобы ее друга позорно обратили в бегство, и с восторгом вступила в схватку. Как и прежде, с громкими воплями она вскочила на спину Вэддла и крепко схватилась за его шею.

Теперь пришлось отступать Вэддлу. Переваливаясь, он бросился в дом с невероятным для гуся проворством и с таким гоготом, словно в доме начался пожар! Миранда прильнула к его спине, и гусю никак не удавалось стряхнуть ее.

Вновь обретя отвагу, Чудик припустился за ними с бешеным лаем. Мистер Джонс, вышедший на шум, столкнулся с гусем, оседланным Мирандой, и был тут же сбит с ног. После столкновения с обезумевшим от страха гусем он упал, и в довершение всего по нему, в азарте погони, пробежал Чудик.

Мисс Перчинг, застонав, закрыла лицо руками. Ну, ПОЧЕМУ, как только поблизости появляется Снабби, непременно случаются подобные истории? Не успел он приехать, как весь мир словно сошел с ума. Мистер Джонс поднялся с каменного пола, сердито потирая коленку.

— О, мистер Джонс, надеюсь, вы не ушиблись? — поспешила к нему мисс Перчинг. — Сначала этот гусь напугал собаку, потом обезьянка напала на гуся, а собака побежала за ними обоими.

— А корова запрыгнула на луну, — добавил Снабби и закатился дурацким смехом.

Мистер Джонс бросил на него свирепый взгляд и заорал что было мочи:

— Убирайся отсюда, грязный бродяжка! Отправляйся обратно, откуда пришел — в сточную канаву — там тебе место! И не смей даже близко подходить к этой гостинице, где живут достойные люди.

Воцарилось молчание. Все удивленно посмотрели сначала на мистера Джонса, потом на Снабби. Снабби виновато оглядел свою грязную одежду, после чего бросил умоляющий взгляд на мисс Перчинг.

— Э… дело в том, что это двоюродный брат Дианы и Роджера, — неуверенно начала мисс Перчинг. — Мистер Мортон договаривался с вами о его приезде, если вы помните. Он только что приехал, но дорога была долгой и грязной. Ему необходимо помыться.

Мистер Джонс окинул всех сердитым взглядом и, хромая, отправился обратно но коридору, не сказав больше ни слова. Мисс Перчинг занялась Снабби:

— Тебе нужна горячая ванна, грязный бродяжка! — сказала она. — И мне придется отскребать тебя с головы до ног. Честное слово, Снабби, невозможно даже представить, как ты умудрился так вывозиться?

— А куда девался этот гусь? — поинтересовался Снабби, делая вид, что не слышит мисс Перчинг. — Я не могу запретить Чудику гоняться за ним, если он опять сюда сунется.

— О Чудике можешь не волноваться, он запрячется в самый темный угол, какой только найдет, если увидит Вэддла. Слава богу, это нелепое существо исчезло, и Миранда пришла в себя, — крепкой рукой удерживая Снабби, мисс Перчинг подталкивала его к двери. — Лучше бы ты сел на свой поезд и не устраивал нам таких сюрпризов! Мы не хотим, чтобы нас выселили из гостиницы! Кухня здесь очень…

— Ну просто очень хорошая! — закончил со смехом Барни и положил руку на плечо Снабби. — Не вешай нос! Где твои вещи? Доставай плавки и бежим купаться. Заодно и помоешься.

— Нет-нет, зачем же пачкать море? Оно после этого станет совершенно черным! — возразила мисс Перчинг. — Снабби, тот маленький чемоданчик — весь твой багаж? Маловато, ничего не скажешь!

— Я подумал, что Роджер одолжит мне, если я чего-нибудь забуду, — простодушно признался Снабби, направляясь в дом вместе с мисс Перчинг. — Что-то я устал. Пойдем, Чудик. А чего-нибудь поесть здесь не найдется, мисс Перчинг? У меня живот совсем подвело. Ух ты, какой дом! Я думал, это какие-то развалины, пока хозяин телеги не сказал мне, что это и есть та самая гостиница, которую я ищу. Мисс Перчинг, надеюсь, я буду спать в фургоне вместе со всеми?

— Снабби, ты можешь хоть минутку помолчать? — спросила мисс Перчинг раздраженно, — Стой здесь, а я схожу на кухню за горячей водой. И никуда отсюда ни шагу! Потому что, если ты опять попадешься на глаза мистеру Джонсу, он вполне может взять тебя за шиворот и швырнуть в море. Кстати, его будет трудно за это упрекнуть!

— Знаете, дорогая мисс Перчинг, вы сегодня какая-то уж слишком перченая! — растерянно проговорил Снабби. — А мне так хотелось снова вас увидеть. Я никогда…

Но мисс Перчинг уже исчезла. Она торопливо миновала темный коридор и вошла в огромную и несколько мрачноватую кухню. Миссис Джонс была здесь — мыла в необъятной раковине грязную посуду.

— Миссис Джонс, нельзя ли попросить у вас горячей воды, да побольше? — спросила мисс Перчинг. — Приехал двоюродный брат Дианы и Роджера, и он страшно перепачкался.

— Конечно-конечно, сейчас все сделаю, — миссис Джонс протянула руку к громадному кувшину. — Я принесу воду наверх через две минуты.

Радуясь, что миссис Джонс не начала свою бесконечную болтовню, мисс Перчинг отправилась за Снабби, твердо решив, что убежать от нее ему не удастся.

— Ты грязный оборванец! — сказала она, увидев, что он терпеливо ждет ее на том же месте, где она его оставила. Чудик сидел рядом. — У тебя вид, будто ты трубы чистил! В жизни еще не встречала такого ребенка, который…

— Который умудрился бы так перемазаться, — закончил с улыбкой Снабби. — Интересно, мисс Перчинг, сколько раз вы повторяли это каждому из нас? А где горячая вода?

Не прошло и получаса, как Снабби стал чистым, почти до блеска, включая уши. Напрасны были его протесты и уверения, что он может помыться сам. Мисс Перчинг была решительно настроена на то, чтобы отмыть его по-настоящему. Чудик сидел возле ванны, с тревогой наблюдая за этой процедурой. Он боялся, что очередь может дойти и до него.

— Теперь вытирайся, а я пойду поищу для тебя чего-нибудь съестного, — сказала мисс Перчинг. — Ты посмотри, какая после тебя вода — уму непостижимо! Придется попотеть, чтобы обчистить ванну!

Снабби вздохнул. «Что бы я ни делал, обязательно попадаю в неприятности», — подумал он. Вытираясь насухо полотенцем, он жаловался Чудику:

— Назвала меня оборванцем! Как тебе это нравится, Чудик? Как можно такое говорить человеку? Оборванец! А что же мне теперь надеть? Наверное, вон ту чистую одежду. А это, похоже, рубашка Барни. Какая она большая! Чудик, ты и не представляешь, как тебе повезло, что ты родился собакой! Ты можешь носить одну и ту же старую меховую шубу всю жизнь. Хочешь примерить майку, старина?

Чудик тут же попятился к двери, испугавшись, что Снабби может прийти в голову мысль сунуть его в ванну.

— Я еще не закончил, старина, — сказал Снабби, оглядывая ванну, в которой грязная вода уже оставила черную кайму по краям. — Ты только посмотри, Чудик! Мне велено отчистить эту ванну, да на это сто лет уйдет!

Чудик поставил лапы на край ванны и посмотрел на воду, помахивая хвостом. Отчего же не посмотреть! Посмотреть можно, если только тебя не собираются окунуть туда. Чудик никогда не понимал, зачем люди принимают ванну. Снабби вдруг втянул носом воздух и наклонился к Чудику:

— Слушай, от тебя так воняет. Пожалуй, надо искупнуть тебя, а то…

Но на счастье испуганного Чудика за дверью раздался голос мисс Перчинг:

— Снабби! Что ты там делаешь? До сих пор еще не оделся? Надеюсь, ты почистил ванну? В столовой тебя ждет кусок мясного пирога и немного хлеба с сыром. Если поторопишься, конечно.

Снабби спустил воду из ванны и наскоро вытер ее куском фланели, которую дала ему мисс Перчинг. Потом быстро оделся и, улыбнувшись Чудику, открыл дверь.

— Чудик, у меня предчувствие, что нам здесь понравится. Будет очень интересно.

Что ж, Снабби, ты прав! Слишком интересно!