— Эй, Роджер! Привет!

— Привет, Диана! Как четверть кончила? Нормально?

Мальчик и девочка улыбнулись друг другу, немного смущаясь, как с ними всегда бывало, когда они встречались в первый день каникул, возвращаясь из своих школ. Это были брат и сестра, очень похожие друг на друга — оба крепкие, темноволосые, с упрямыми подбородками и приветливыми улыбками.

— Мой поезд пришел на двадцать минут раньше твоего, — заметил Роджер. — Повезло нам, что каникулы начались в один день — раньше такого не было. Мне всегда приходилось ждать тебя, а теперь нам вместе нужно ждать мисс Перчинг. —

Диана в ответ только застонала. Она тащила объемистую дорожную сумку, теннисную ракетку и еще большой коричневый пакет У Роджера тоже были с собой сумка и ракетка.

— Вряд ли каникулы будут интересными, — вздохнула Диана. — Родители уехали, а нас отослали с мисс Перчинг в деревню. И чего это маме пришло в голову просить ее присмотреть за нами? Поехали бы лучше к тете Пэм.

— К тете Пэм нельзя — у ее детей корь, — объяснил Роджер. — Но мисс Перчинг, вообще-то, не худший вариант. По крайней мере, она понимает, как нам всегда хочется есть, и знает, что больше всего мы любим сосиски с салатом, холодное мясо и картошку в мундире. И ещё мороженое и лимонад.

— Ой, не надо, не продолжай — у меня уже слюнки текут, — засмеялась Диана. — А какие у нас планы на сегодня, Роджер? Я знаю только, что ты должен был встретить меня, а потом мы вместе должны где-то встретиться с мисс Перчинг.

— Я вчера получил письмо от отца, — сообщил Роджер, когда они шли в спешащей толпе по перрону. — Сегодня они с мамой отплывают в Америку. Сначала они договорились, чтобы мы поехали к тете Пэм, но эта корь спутала всё карты, и маме пришлось посылать телеграмму своей старой гувернантке мисс Перчинг и просить ее побыть с нами в каникулы. Мы будем жить с ней в маленьком домике, который родителям удалось для нас снять, — в каком-то Рокингдауне, у черта на куличках!

— И мы должны там умирать со скуки все каникулы. — Расстроено проговорила Диана. — Как обидно!

— Кажется, там есть школа верховой езды, и мы сможем ездить на лошадях, — пожал плечами Роджер. — И еще река вроде бы недалеко — можно будет лодку взять. И вообще, вокруг Рокингдауна места отличные — птицы, цветы и все такое.

— Да, тебе-то хорошо, но не все же такие ненормальные любители природы. Я, например, буду себя чувствовать там, будто меня живьем похоронили — ни тенниса, ни дискотек. Да к тому же наверняка этот несносный Снабби тоже поедет с нами.

— А то как же? Ясное дело, поедет, — подтвердил Роджер, нечаянно задев кого-то своей ракеткой: — Ой, простите! — поспешил он извиниться. — Давай скорее выберемся из этой толпы, Ди, а то мне уже начинает казаться, что мы кругами ходим.

— Мы попали во встречный поток — они все торопятся на поезд, — объяснила Диана. — Не мешай им, пусть пройдут. Смотри вон есть свободные места, можно посидеть. Когда мы встречаемся с мисс Перчинг?

— Через двадцать четыре минуты, — ответил Роджер, глядя на вокзальные часы. — Может, пойдем съедим по мороженому где-нибудь неподалеку ?

Диана вскочила с места.

— Блестящая мысль! Вон выход, видишь? Там обязательно должно быть поблизости какое-нибудь кафе.

За мороженым разговор возобновился.

— Ты вроде бы сказал, что Снабби приедет, да? — спросила Диана, с наслаждением уписывая свою порцию. — От него никому покоя не будет!

— Что ж ты хочешь — ребенок растет без родителей, — рассудительно заметил Роджер. — Сама понимаешь, Ди, в этом мало радости. Отфутболивают его, как мяч то к одной тетке, то к другой. Но больше всего ему нравится жить с нами. Кстати, не такое уж он исчадие ада. Если бы только так часто не валял дурака.

— Да, повезло, — проводить каникулы с чокнутым двоюродным братцем и его придурочной собакой, — вздохнула Диана.

— А мне Чудик нравится, — возразил Роджер. — Он, конечно, немного с приветом, но очень симпатичный спаниельчик. Нет, я серьезно! Он мне очень даже нравится. Фокусы всякие умеет делать. И кличка у него самая подходящая — уж что-что, а чудить он умеет. Мисс Перчинг от него достанется!

— Это уж точно, — согласилась Диана. — Чудик будет убегать с ее туфлями, прятать их в кустах, нападать на ее праздничную шляпу и специально подстраивать так, чтобы его запирали в кладовке. Давай еще по мороженому — ты как! Если бы Снабби был ближе к нам по возрасту, тогда бы еще ничего, — с готовностью кивнув, продолжал Роджер. — А так — мне четырнадцать, тебе тринадцать, а ему всего одиннадцать — совсем малявка.

— Ну, я бы не сказала, что он ведет себя как малявка, — заметила Диана, приступая ко второй порции. — Он ведет себя как вредный маленький чертенок или еще что-то в этом роде — всегда какие-нибудь каверзы на уме. Да еще считает, что может всюду таскаться за нами хвостиком. Похоже, в эти каникулы ничего хорошего нас не ждет — с этим Снабби и мисс Перчинг.

— Ой, ты посмотри на часы! — спохватился Роджер. — Мы так мисс Перчинг пропустим. Сейчас возьму счет, и надо идти.

Официантка принесла ему счет, и он вместе с Дианой пошел к кассе платить. Уже у выхода из кафе Роджер посмотрел на пустые руки Дианы.

— Растяпа! Ты же оставила свою ракетку, пакет и сумку под столом. Так я и знал, что ты как обычно, ворон считаешь! Удивительно, как ты вообще умудряешься что-то довезти до дому в целости!

Досадливо фыркнув, Диана бегом вернулась за своими вещами, чуть не перевернув при этом чужой стул. Роджер с добродушной улыбкой терпеливо дожидался ее у выхода Уж эта Ди — торопыга и растеряха! Он частенько посмеивался над сестрой, ее несобранностью и забывчивостью, но при этом очень любил ее. Своего двоюродного брата Снабби он тоже очень любил, несмотря на его дерзкую весёлость и склонность к самым неожиданными раздражающим поступкам.

Роджер был уверен, что эти каникулы ему придется присматривать и за Дианой, и за Снабби. Диана обижена и разочарована тем, что ее отсылают на все каникулы с мисс Перчинг в какую-то деревню, о которой она даже и не слыхала, поэтому скорее всего она будет всё время дуться и ворчать. Со Снабби вообще хлопот не оберешься — здесь ведь некому его приструнить и на него прикрикнуть, как это иногда делал отец Роджера и Дианы. Похоже, эти обязанности должны лечь на хрупкие плечи старенькой мисс Перчинг, но Снабби не слишком склонен всерьез воспринимать женщин как воспитателей.

Пес Чудик — еще одна проблема, хотя проблема довольно забавная. Чудик подчинялся только одному человеку, и этим человеком был Снабби. Пес с возрастом так и не бросил свою щенячью привычку грызть разные вещи, прятать их, или закапывать. Довольно часто на него находило какое-то шальное настроение, и он начинал носиться вверх и вниз по лестнице, вбегать в комнаты и тут же выбегать из них, при этом лая взахлеб и тем раздражая каждого взрослого в радиусе нескольких миль. И все же он такой славный!

Роджер вспомнил маленького черного спаниеля с мягкой, шелковистой шерстью, длинными висячими ушами, неизменно попадавшими в миску с едой, и умилительными блестящими глазами. Везет же Снабби, что у него есть такая собака! Роджер частенько крепко шлепал Чудика за его проделки, но никогда не переставал любить его. И было приятно сознавать что все каникулы Чудик будет с ними, пусть даже и со Снабби в придачу.

— Мы должны ждать мисс Перчинг на вокзале под часами. У нас осталась еще одна минута, — сообщил Роджер. — Смотри, это не она?

Он не ошибся.

Торопливо шагая ей навстречу, ребята смогли хорошо рассмотреть старую гувернантку их матери. Это была высокая сухопарая дама с седеющими волосами, гладко зачесанными назад, под маленькую черную шляпку. Ее глаза за стеклами очков остро поблескивали. Она приветливо улыбнулась, увидев спешащих к ней детей.

— Роджер, Диана! Ну, наконец-то! Целый год не видела вас, но, похоже, вы ничуть не изменились. Молодцы, пришли минута в минуту.

Старушка расцеловала Диану и серьезно пожала руку Роджеру.

— Ну что же, у нас до поезда еще есть немного времени. Что скажете насчет мороженого? Или вы уже слишком большие и переросли свой детские пристрастия?

Роджер и Диана сразу повеселели. Конечно, никому из них и в голову не пришло сообщить, что они уже съели по две порции мороженого. Диана толкнула брата локтем в бок и улыбнулась. Вот уж что мисс Перчинг бесспорно умеет делать, так это обеспечивать их мороженым, лимонадом и другими вкусными вещами. Об этом она никогда не забывает.

— Где бы нам поесть мороженого, не слишком удаляясь отсюда, — огляделась мисс Перчинг.

— Сейчас посмотрим. Кажется, недалеко от вокзала есть маленькое кафе, — сказал Роджер.

— Да, и там подают очень вкусное мороженое, — добавила Диана. — Роджер, ты помнишь дорогу?

Роджер, конечно же, помнил и, не теряя времени, направился в то же кафе, из которого они с сестрой вышли всего несколько минут назад. В глазах мисс Перчинг мелькнули веселые искорки. Интересно, подумала она, сколько порций мороженого эти двое уже успели проглотить, пока ее ждали?

На этот раз Роджер провел сестру и мисс Перчинг к другому столику. Ему не хотелось, чтобы официантка ненароком выдала их каким-нибудь замечанием. Они заказали по порции.

— А когда Снабби приезжает? — поинтересовалась Диана.

— Завтра, поездом, — сообщила мисс Перчинг. — И боюсь, что с Чудиком. Как вы знаете, я вообще собак не люблю, а Чудика особенно. И, следовательно, мне придется запирать в шкафу все свои шлепанцы, туфли, шляпки и перчатки. Я еще никогда в жизни не встречала другой такой собаки, которая так умела бы таскать чужие вещи. Никогда! В прошлый раз, когда я жила у твоей мамы, Роджер, я начала подозревать, что Чудик умеет открывать чемоданы, потому что из них регулярно исчезали вещи, которые я туда клала, а потом неизменно обнаруживалось, что их утащил Чудик.

— Думаю, тут без Снабби не обошлось, — заметил Роджер. — В те каникулы, когда мы там были, мисс Перчинг, он вел себя просто ужасно. Чудил не хуже, чем его собака.

— Надеюсь, мистер Янг сумеет призвать его к порядку, — сказала мисс Перчинг.

За столом возникло недоуменное молчание. Роджер и Диана с тревогой уставились на старую гувернантку.

— Мистер Янг? — повторил Роджер. — А что ему здесь делать?

— Давать вам уроки, — невозмутимо объяснила мисс Перчинг. — Разве вы не знали? Думаю, вы скоро получите письмо от родителей, и оно вам все объяснит. Ваш отец позвонил в ваши школы и выяснил, какие будут у вас оценки. Он предвидел, что не успеет получить ваши табели до отъезда в Америку. Так что, дорогие мои, вам придется летом позаниматься. Тебе, Роджер — латынью и математикой, а тебе, Диана — французским и английским.

— Вот еще? Этого только не хватало! — вместе фыркнули Роджер и Диана. — Кошмар какой!

— Ничего кошмарного не вижу, — покачала головой мисс Перчинг. — Мистер Янг очень милый человек и очень знающий репетитор. Вы ведь с ним уже занимались.

— Он нудный сухарь, — сердито буркнула Диана. — Мало того, что каникулы будут без мамы и папы в совершенно незнакомом месте, так теперь еще и этот мистер Янг со своими уроками.

— Ди, перестань! — прервал ее Роджер, опасаясь, что сестра в запале выскажется в том же духе и о мисс Перчинг. — Мы ведь с тобой проболели почти всю прошлую четверть — и, естественно, по многим предметам отстали. Я в любом случае собирался позаниматься в каникулы.

— Самому позаниматься — совсем другое дело! Но мистер Янг со своей бородкой, сопением и этим вечным «итак, милочка»! — негодовала Диана. — Терпеть его не могу! Я, пожалуй, напишу папе, что о нем думаю — о мистере Янге, конечно, потому что…

— Хватит, Диана, прекрати! — резко остановила ее мисс Перчинг.

— А Снабби тоже придется заниматься, — спросил Роджер, толкнув под столом носком ботинка ногу разбушевавшейся Дианы, чтобы сестра умерила свой пыл.

— Да, к сожалению, у него очень плохие опенки, — ответила мисс Перчинг.

— Подумаешь, новость, — фыркнула Диана. — У Снабби всегда так. Только я очень сомневаюсь, что мистер Янг справится с этим рыжим нахалом. Скорее Снабби заставит его плясать под свою дудку.

— Возьмем еще по мороженому? — предложила мисс Перчинг, взглянув на часы. — Время еще есть. Или вы для этого слишком расстроены?

Ребята, конечно же, не были слишком расстроены, чтобы съесть лишнюю порцию мороженого и запить его имбирным лимонадом. Роджер начал оживленно рассказывать о событиях прошлой четверти, а Диана с минуту мрачно смотрела на свое подтаивающее мороженое, но потом тоже развеселилась. Все равно каникулы есть каникулы. Можно будет поездить верхом и покататься на лодке. А как будет интересно исследовать новые места! В конце концов, могло ведь быть и хуже.

— Все, нам пора, — сказала мисс Перчинг. Пообедаем в поезде. Надеюсь, вам понравится. А к чаю будем уже в Рокингдауне. Ну, пошли скорее. Не вешай нос, Диана! Я уверена, что эти каникулы тебе понравятся не меньше, чем все остальные!