Но в этот же вечер произошло событие, изменившее все их планы. Кто-то позвонил по телефону мисс Перчинг, и, поговорив, она вошла в кабинет с очень расстроенным лицом.

— Дети, мне придется оставить вас на несколько дней. Моя сестра тяжело заболела, и я должна поехать к ней. Вы остаетесь на попечение мистера Кинга. Я очень надеюсь, что вы меня не подведете и будете хорошо себя вести.

— Ах, мисс Перчинг, мне так жаль вашу сестру! — воскликнула Диана. — Не можем ли мы чем-нибудь помочь? Вы уезжаете сегодня вечером или завтра утром?

— Наверное, сегодня вечером. О господи, никак не соображу, как мне лучше поступить. Я успеваю на последний поезд или нет? Еще ведь и собраться надо. И с миссис Кругликс поговорить до отъезда.

— Вы можете передать со мной все, что хотите сказать миссис Кругликс, — предложила Диана. — И я буду помогать ей, чем только смогу. Я и вещи сложить вам помогу, вы только выньте из шкафа все, что вам нужно. А мальчики по телефону вызовут такси. Тогда вы вполне успеете на ночной поезд.

— Ах, спасибо, добрая душа! — чуть не расплакалась растроганная мисс Перчинг. — Ну что ж, тогда я еду сегодня. Пойдем прямо сейчас наверх, Диана, ты поможешь мне укладывать чемодан, и я тем временем тебе скажу, что передать миссис Кругликс.

Роджер позвонил и заказал такси. Диана сложила вещи и выслушала инструкции для миссис Кругликс.

— Завтра я позвоню ей и сообщу, как обстоят у нас дела, — сказала мисс Перчинг. — Я положила свою щетку для волос? А чистую блузку? А куда я засунула свои туфли?

— Они у вас в руках, мисс Перчинг, — подсказала Диана, забирая их у старушки. — Не надо так волноваться. У вас вполне достаточно времени до отъезда, и, надеюсь, ваша сестра почувствует себя лучше, как только вас увидит.

— Я должна еще поговорить с мистером Кингом, — сказала мисс Перчинг. — Слава богу, у меня есть с кем вас оставить. Он производит впечатление человека, вполне надежного и ответственного.

На это Диана ничего не сказала. В самом деле, не говорить же про экспедицию в подвал. Тогда бы мисс Перчинг еще пуще разволновалась, а может, даже решила бы никуда не ехать. Диана молча продолжала укладывать вещи.

Мистер Кинг, вернувшись после своей обычной прогулки, поднялся наверх выразить мисс Перчинг свое сочувствие. Он был с ней очень внимателен и любезен, и это ее немного успокоило,

— Я уверена, что могу со спокойной совестью вставить детей на вас и миссис Кругликс, — сказала она. — Остается только надеяться, что они будут вести себя как следует. Думаю, так и будет, мистер Кинг. Всегда, когда случалось что-нибудь подобное, они неизменно оказывались на высоте. Безусловно, на них можно положиться.

И она уехала в такси, все еще с очень встревоженным видом. Оставшиеся ободряюще помахали ей руками.

— Да, не повезло мисс Перчинг, — сказал мистер Кинг, закрывая дверь. — Надеюсь, все кончится благополучно. А теперь, дети, нам придется забыть взаимное недовольство друг другом. Вы должны примириться с тем, что оставлены под моим присмотром.

Он оглядел ребят с дружелюбной улыбкой. Они отвели глаза.

— Э-э… мы постараемся, мистер Кинг, — промямлил Роджер, чувствуя, что кому-то все же нужно ответить.

Мистер Кинг слегка удивился такой вялой реакции, но объяснил это тем, что дети расстроены внезапным отъездом мисс Перчинг. Он взглянул на свои часы.

— О-о, сколько времени! Мы сегодня все припозднились. Давно пора идти спать. Ну-ка, быстренько! Чтобы через десять минут свет у вас был погашен.

Все трое послушно выключили свет через десять минут. Они подумали о Барни. Сегодня ночью он не собирался спать в большом доме. Они уже отнесли для него плед и диванные подушки в старую беседку, надеясь, что дождя не будет. Беседка обветшала, ее крыша давно уже прохудилась.

Убедившись, что мистер Кинг лег спать, ребята прокрались по задней лестнице к Барни, чтобы рассказать ему о внезапном отъезде мисс Перчинг.

— И мы не смогли рассказать ей о наших подозрениях, не успели, — закончил Роджер. — Придется отложить до ее возвращения. А пока что надо смотреть в оба и держать ушки на макушке!

— Может, тогда мне стоит сегодня вернуться в большой дом и спать там? — предложил Барни. — На случай, если мистер Кинг и те двое что-то замышляют.

— Нет, не надо, — возразил Роджер. — Мистер Кинг сейчас в доме, — видишь, в его комнате горит свет за занавесками. Если сегодня ночью ему опять придет в голову прогуляться в большой дом, он должен будет пройти мимо беседки, и тогда уж ты сможешь последить за ним.

— Да, в этом что-то есть, — согласился Барни, закутываясь в плед. — Честно говоря, мало радости тащиться сейчас туда через эти дебри. Спать ужасно хочется.

— Ладно, тогда мы возвращаемся, — сказали ребята. — Спокойной ночи. Барни. До завтра.

На следующее утро все казалось странным без мисс Перчинг.

Пришла миссис Кругликс, выслушала новость.

— Ах, бедняжка! Какое несчастье! И так сестру свою любит! Ну что же, будем надеяться на лучшее. Вам свои головушки незачем утруждать, разве что купить кое-что надо будет время от времени да свои кровати стелить. Ну может, иногда еще чем помочь.

Уроки прошли как всегда, хотя мистер Кинг казался необычно задумчивым. Если бы не обещание вести себя хорошо, сейчас ученики могли бы подстроить своему рассеянному педагогу любые каверзы. Но даже Снабби не пришло это в голову. Барни, как обычно, сидел у окна и слушал. Вперив внимательный взгляд в затылок мистера Кинга, он напряженно размышлял. Чем занимался он в большом доме? Что его там так заинтересовало? Должно быть, что-то важное, иначе он не стал бы брать на себя труд наниматься репетитором. Наверное, это дало ему возможность жить рядом с домом и выполнять задуманный план.

Что это за план, Барни не мог даже и вообразить. Может быть, эти трое что-то делали в доме после того, как они, дети, поспешно сбежали через кухню? Может быть, что-то там спрятали? Или, наоборот, нашли то, что искали?

Еще до конца занятий он выскользнул из комнаты. Ему очень хотелось пойти и посмотреть, не изменилось ли что-нибудь в старом доме. Ведь эти люди не просто так заходили туда.

На первом этаже Барни ничего не заметил, кроме следов этих трёх человек в каждой комнате. Он не поленился заглянуть и в пристройку — проверить, обнаружена ли дверь в подвал. Она оказалась открытой — откинутой назад, и пролет каменных ступенек был совершенно на виду.

Барни подошел к открытому люку, прислушался. Снизу не доносилось ни звука. Там сейчас никого не было. Но совершенно ясно, что эти трое спускались в подвал в поисках чего-то.

Затем он поднялся на второй этаж, отмечая следы вчерашних посетителей в каждой комнате. Судя по всему, мужчины рыскали по всем углам. Некоторые из дверей так и остались открытыми, Что они могли здесь искать? Тайник?

Барни поднялся по лестнице на третий этаж, уже уверенный, что и запертая дверь в коридор будет открыта.

Она была нараспашку! Кто-то выбил ее либо ногой, либо плечом. Старый замок не выдержал.

«Теперь мое убежище обнаружено», — подумал Барни.

Он прошёл к детским. Там царил полный разгром. Все три кровати стояли голые, а постели валялись на полу. Ящики комодов были выдвинуты, шкафы раскрыты. Даже линолеум на полу игровой комнаты стоял дыбом. Диане придется трудиться целое утро чтобы опять привести все в порядок. «Но не опасно ли теперь спать здесь», — подумал Барни. Правда, пока стоит хорошая погода, можно без хлопот спать в беседке рядом с коттеджем Рокингдаун. Опять сплошные загадки! Но одно Барни решил твердо: этой же ночью он обязательно сходит в подвал и дождется там таинственных звуков. Он твердо решил докопаться до истины — имеют ли отношение к ним эти трое?

Купив в деревенском магазинчике хлеба и сыра, Барни вернулся в беседку. Миранда получила на обед несколько своих любимых слив. Обезьянка разламывала каждую сливу на две половинки, вынимала косточку и выбрасывала. Потом соединяла половинки и с наслаждением откусывала от них.

— Тебе нужен слюнявчик, — засмеялся Барни. — Сливы такие сочные, что ты вся будешь мокрая и липкая!

Перекусив, Барни отправился к друзьям. Он рассказал им о том, что обнаружил в большом доме. Они слушали, затаив дыхание.

— Как мистер Кинг решился на такое! — воскликнула Диана. — Да еще после того, как я там все для тебя убрала. Это ему так не пройдет! Я ему устрою, вот увидите, я ему все скажу!

— Ни в коем случае, — запротестовал Барни. — Не говори ему ничего. Нельзя, чтобы он что-то заподозрил. Пока он уверен, что мы ни о чем не догадываемся, он не будет стараться скрывать от нас свои поступки. Если же он поймет, что мы знаем об этом, он может просто исчезнуть. А пока он здесь, все, по крайней мере, происходит у нас на глазах и мы можем следить за ним!

— Да, ты прав, — поразмыслив, согласилась Диана. — Ладно, Барни, я не буду ничего говорить. Знаешь, когда я думаю, что ты собираешься сегодня ночью один идти в подвал и караулить, мне делается не по себе. Хочешь, кто-нибудь из нас пойдет с тобой?

— Вот еще! — рассмеялся Барни. — Совсем это ни к чему. Что там может со мной случиться? Абсолютно ничего!

Но впервые Барии ошибся.