Барни стоял, прячась за выступающий обломок скалы, и удивленно смотрел на все происходящее. Мимо резво бежал ручей, с журчанием огибая по одной стороне пещеру и вновь прячась в тоннеле.

У двух лебедок суетились люди. Лебедки издавали резкий громкий шум, когда на них наматывался трос. Один из работавших выкрикнул:

— Дайте свет!

Вблизи ручья вспыхнула яркая лампа. Лебедки продолжали работать. Из дальнего угла тоннеля появился еще один мужчина с длинным шестом в руках, похожим на багор. И тут же из тоннеля выплыл большой ящик или контейнер. Он покачивался на волнах быстрого потока, двигаясь против его течения.

Барни смотрел, разинув рот от изумления. Из дальнего тоннеля, в котором исчезал быстрый ручей, мужчины подтягивали с помощью лебедки большой ящик. Барни не мог точно разобрать, что собой представляет этот ящик — и тем более, что в нем лежит.

Всё четверо бросились к ящику и затащили его в пещеру.

— Бах-бабах!

Несколько раз перевернув ящик, незнакомцы наконец установили его на место, и, судя по грохоту, который сопровождал эту операцию, он был очень тяжел. Барни вытянул шею из-за края скалы, чтобы посмотреть, куда поставили ящик. Ему показалось, что он заметил там и другие сложенные штабелями ящики. Должно быть, это какой-то тайник или место сортировки товара. Во всяком случае, одно совершенно ясно: место секретное и используется оно для каких-то сверхсекретных дел.

Лебедки заработали вновь, и из тоннеля, покачиваясь, выплыл и еще один ящик. У Барни мелькнула догадка, что они все каким-то образом связаны, и в тоннеле тянется наподобие конвейера целая связка ящиков. Мужчина с багром в руках исчезал в тоннеле каждый раз, когда должен был появиться новый ящик, ловко направляя его в нужную сторону. Барни сообразил, что там вдоль берега ручья тянется узкий каменный карниз, такой же, как и до пещеры.

— Это все! — крикнул мужчина е багром, когда последний ящик был установлен не место. — На сегодня хватит. Я уже с ног валюсь!

Барни отпрянул назад и прижался к скалистой стене тоннеля, надеясь, что рабочие не подойдут сюда. Так и произошло: погасив яркий свет, они двинулись в противоположную сторону, пробираясь по каменному карнизу дальнего тоннеля, и исчезли в темноте. Только свет их фонариков еще был виден какое-то время, но потом и его не стало. Вся пещера погрузилась в кромешную тьму.

Миранда, сидя на плече Барни, сердито тараторила ему на ухо. Она устала и замерзла. И ей совсем не нравилось это странное приключение.

Барни опять зажёг свой фонарик, радуясь, что так вовремя приобрел его Он направился в пещеру с низким сводом. Она была даже больше, чем показалась ему сначала! Это был настоящий подземный зал, стены которого местами озарял фосфоресцирующий свет. У одной из стен лежали сложенные деревянные ящики всех видов и размеров. На них были надписи, которых Барни не понимал. Что это — названия городов или имена людей? Этого он не знал.

Барни обошел всю пещеру. В дальнем ее конце он обнаружил нечто напоминающее мастерскую или сортировочный склад. Здесь лежали пустые распакованные ящики. Ничто не указывала на их содержимое, кроме штабеля тускло поблескивающих, похожих на свинец брусков. Барни взял один из них в руки.

Он был очень тяжелым. Барни решил, что это скорее всего слиток серебра. Видимо, какие-то серебряные вещи были расплавлены и превращены в бруски.

"Может быть, ворованное серебро переплавляют в такие слитки? — подумал мальчик. — И сюда свозят краденые или контрабандные товары — уж тут-то их наверняка никто не найдет! Никому ведь и в голову не придет искать их под землей.

Барни обошел всю пещеру. И наткнулся на кое-что, очень его обрадовавшее: старый матрас с пледами и подушкой и, что еще более приятно, скалистый выступ со сложенными на нем консервными банками — тушенкой, ветчиной и компотом!

Очевидно, эти люди иногда подкреплялись здесь во время тяжелой и долгой работы, а бывало, что и спали. Что ж, он, Барни, тоже может поспать здесь, если уж так получится, да и перекусить тоже было бы неплохо — почему бы и нет? Если ему не удастся сразу отсюда выбраться, он, по крайней мере, сможет обеспечить себе хоть какие-то удобства, пока не найдет выход. А пока что он попытается разузнать все, что можно.

Барни осмотрел лебедки: очень мощные. Только такие и могут втащить сюда тяжелые ящики против быстрого течения ручья. И неизвестно еще, на какое расстояние их приходится тащить!

На этом Барни решил временно прервать свое обследование пещеры. Он устал, замерз и к продолжению приключений пока что не стремился. Лучше лечь на матрас и вздремнуть. Миранда его разбудит, если услышит чьи-то шаги.

Мальчик лег, и вскоре заснул, рядом прикорнула обезьянка. Часов у Барни не было, поэтому он не знал, сколько времени проспал. Выяснить же, ночь сейчас или день, в вечно темной подземной пещере не удалось бы никому.

Но по ощущению казалось, что должен быть день. Голод заставил мальчика вплотную заняться консервами. Ага, ветчина! Это подойдет. Он сейчас откроет одну — если здесь найдется открывалка! Барни посмотрел на стопку металлических мисок рядом с банками. Здесь же лежали кучей дешевые ложки, вилки, ножи. Среди них оказались и две открывалки.

Вскоре Барни уплетал ветчину и консервированные персики. Пустые банки он спрятал за большим камнем, чтобы мужчины, если вернутся, ничего не заподозрили.

После еды мальчик почувствовал себя гораздо лучше — настолько лучше, что был готов к любым подвигам! Миранда, с наслаждением уничтожившая четыре половинки персика, тоже была готова на все. Она расхаживала по пещере, заглядывала во все углы. Внезапно пещера озарилась ослепительным светом.

Барни, щурясь, вскочил на ноги: он ожидал увидеть возвращающихся людей. Однако никто не появился. Но тогда почему же зажегся свет??

Ах, ну да, конечно! — засмеялся он. — Проделки Миранды!

Обезьянка наткнулась на выключатель и щелкнула им, залив пещеру светом! Она любила играть с выключателями — любыми, которые встречались, из-за чего ей часто попадало. Барни позвал ее.

— Миранда, негодница, прекрати баловаться выключателем! Ну-ка, погаси свет — быстро!

В ответ обезьянка весело и быстро затараторила. Она несколько раз щелкнула выключателем, потом наконец выключила свет, и пещера опять погрузилась в темноту, которую пронзал лишь луч фонарика Барни.

— Миранда, иди сюда, — позвал Барни. — Пора нам отсюда выбираться. Пойдем вниз по ручью. Если эти люди как-то отсюда вышли, выйдем и мы!

Миранда прыгнула ему на плечо и уселась там, держась за его правое ухо. Барни пошел ко входу в дальний тоннель, в котором исчезал ручей, и посветил туда фонариком. Вдоль кромки воды шел очень узкий каменный карниз. Он был гораздо уже, чем тот, по которому Барни пробирался раньше. К тому же местами он полностью скрывался под водой, а значит, приходилось идти вброд по холодной воде.

Тоннель шел не прямо, а изгибаясь, и вместе с ним извивался ручей. Идти вдоль края темной воды по невероятно узкому карнизу было жутковато. В одном месте свод тоннеля стал таким низким, что Барни пришлось ползти на четвереньках. Миранда в ужасе завизжала — она терпеть не могла воду.

Минут через десять такого продвижения Барни вконец выбился из сил. Но нужно было идти дальше. И он пошел и прошел еще минут пятнадцать, когда увидел впереди тусклый проблеск. Что это? Мальчик прибавил шаг насколько возможно, надеясь, что это дневной свет.

Это и вправду был дневной свет, но он проходил сквозь высокие железные ворота! За ними, перекрывая доступ свету, свисали сверху разросшиеся ветви какого-то дерева. Здесь ручей выходил из-под земли на поверхность. Остановившись, Барни уставился на железные ворота. Они были очень старыми, массивными, прочными и сильно заросшими зеленью. Вероятно, их вообще не предполагалось открывать. Возможно, это просто решетка, которая перекрывает выход от низкого свода тоннеля до самого дна ручья, пропуская сквозь свои толстые прутья лишь потоки воды.

Барни не стал даже пытаться дергать или трясти решетку — было совершенно ясно, что никто через нее не выходил — никто бы не смог! Ее, должно быть, поставили много лет назад — чтобы никому не пришло в голову обследовать ручей, таким удивительным образом вытекающий из-под холма, на котором выстроен дом.

Барни все так же стоял, глядя сквозь густую завесу веток, заслонявшую свет. Ежевика, папоротник и какие-то вьющиеся растения карабкались вверх по железным прутьям. Здесь выбраться из этой странной тюрьмы невозможно!

«Но если не здесь вышли те люди, то где же? — подумал Барни. — Значит, я где-то прозевал их выход. Надо возвращаться».

И он пошел назад, спотыкаясь на узком каменном карнизе и внимательно глядя по сторонам — где же он мог не заметить выход из тоннеля, которым воспользовались эти люди?

Вдруг Миранда взволнованно застрекотала. Она что-то увидела! Они уже успели вернуться примерно к середине тоннеля. Барни посветил фонариком вокруг, но сначала ничего не увидел, кроме голых каменных стен тоннеля, потолка и карниза, на котором он стоял.

Миранда вдруг соскочила с его плеча и принялась качаться над водой, ухватившись за что-то в воздухе! Барни посветил на нее фонариком — обезьянка качалась на веревке!

— Ха! Веревка! Откуда ж она спускается? — удивленно проговорил Барни.

Луч его фонарика вырвал из темноты толстую прочную веревку. Она свисала с потолка тоннеля, где в нем было отверстие, перекрытое чем-то, напоминающим широкие доски. Барни задумался. Веревка, свисающая с дощатой крыши в потолке тоннеля!

Значит, там должен быть выход на поверхность — естественный или проделанный человеком. Возможно, в этом месте располагается впадина, и потолок тоннеля подходит очень близко к поверхности. Сначала нашли эту впадину, потом обнаружили внизу ручей, а затем и пещеру.

«Наверное, это отверстие и есть тот самый выход», — решил Барни. Доски убирают, и люди поднимаются на поверхность. Интересно, не отсюда ли попадают вниз эти ящики? Скорее всего, так!

Он ухватился да веревку и, повиснув над водой, поднялся по ней до верха, но сдвинуть доски, закрывающие отверстие, не смог. Что-то тяжелое, видимо, было поставлено на них сверху, чтобы замаскировать. Разочарованный мальчик спрыгнул на карниз.

Теперь Барни понял, как действуют эти люди. Они привозят сюда ночью ящики, убирают доски, закрывающие дыру в потолке тоннеля. Потом сбрасывают ящики в воду и прикрепляют их к тросу, который тянется вверх по ручью к лебедкам. А дальше остается только протащить их против течения, направляя по ходу русла! Ловко придумано — никто в мире не догадается о таком тайнике!

Но разгадка чьего-то хитроумного плана не помогла Барни выбраться. Он остался узником подземной тюрьмы без всяких надежд найти путь к спасению!