Во время обеда мистер Кинг сообщил ребятам о своих планах.

— Я совершенно уверен, что Барни исчез, потому что сунул свой нос в эти дела с контрабандой, — сказал он. — Мы должны его найти, иначе дело может принять серьезный оборот. Эти люди — негодяи, преступники, которые не остановятся ни перед чем.

Диана была в ужасе. Она смотрела на мистера Кинга широко раскрытыми испуганными глазами.

— Что же вы собираетесь делать? — спросила она.

— Прежде всего обыскать еще раз большой дом сверху донизу — низ особенно, я имею в виду подвал. Мне кажется, вы правы, утверждая, что странные ночные звуки как-то связаны с этим делом. Должно быть, Барни наткнулся на их источник. И теперь он из-за этого исчез. Хотя, должен сказать, я ума не приложу, что это за звуки и откуда они идут. Если не из подвала, то откуда?

— Я должен также выяснить, кому принадлежит та лодка, — продолжал мистер Кинг, — и взглянуть на ферму, о которой вы мне рассказали. Еще я должен тщательно обследовать ту решетку или ворота. По виду, конечно, можно сказать, что никто не открывал их целую вечность, но и это надо проверить. И если уж мы не сможем попасть туда через них, значит, никто не мог этого сделать!

— Мы пойдем с вами и поможем, — сразу предложил Роджер.

Он во все глаза смотрел на мистера Кинга. Удивительно, как они могли считать его негодяем? Теперь он казался им таким замечательным — решительным, смелым. Теперь Роджер гордился знакомством с ним! А ведь всего несколько часов назад он его и презирал, и ненавидел… Как осторожно надо судить о людях!

Весь день прошел в заботах и волнениях, но ощутимых результатов не принес. В большом доме был проведен еще один тщательнейший обыск. Когда ребята вместе с мистером Кингом шли туда, к ним присоединились, появившись, как из-под земли, еще двое — те, кого видел Роджер во время ночной слежки за мистером Кингом. Оказалось, что это его коллеги, выделенные ему в помощь для выполнения задания.

— Познакомьтесь с Джимми и Фредом, — представил их ребятам Мистер Кинг. — Отважные сыщики, гроза преступного мира и мои добрые друзья!

Ребята улыбнулись. Джимми и Фред были крепкими парнями атлетического сложения, но в остальном выглядели вполне обыкновенно. И одежда на них была самая обычная. Разве что взгляд, быстрый и цепкий, выдавал их профессию.

— А это, коллеги, мои подопечные: Роджер, Диана, Снабби и Чудик, — представил друзей мистер Кинг. — Все они тоже гроза, но только репетиторов и гувернанток, особенно, вот этот младшенький — Снабби. С ним надо быть начеку, не то подстроит что-нибудь эдакое из своего обширного репертуара — настоящий сорванец! Если уж на то пошло, Чудик — лучший из всей компании, к тому же самый умный.

Этот шутливый тон дети поняли и оценили. Они рассмеялись. И к ним пришла уверенность, что все будет хорошо, если Джимми, Фред и, главное, мистер Кинг возьмутся за дело — Барни наверняка скоро отыщется!

В подвале большого дома мистер Кинг осмотрел плед и подушку на полке, он также обратил внимание на железное кольцо в стене у самого пола в углу. Но, как и ребята, не придал ему особого значения. Ему тоже не пришло в голову повернуть кольцо несколько раз.

— Ничего нет, — сказал он наконец. — Я думаю, или Барни, оставив подвал, вышел из дома и его там схватили, или же эти люди спустились сюда по какой-то причине и обнаружили его. В любом случае нигде поблизости его нет, иначе бы он закричал и мы бы услышали.

Джимми пошел навести справки о лодке, а Фред отправился осматривать железную решетку, закрывающую вход в подземный тоннель, откуда вытекает ручей. Ребята хотели пойти с ним, но мистер Кинг не позволил — он не хотел, чтобы их шумная компания насторожила преступников. Где они прячутся — неизвестно, но очевидно, что где-то неподалеку.

Вернувшись, Джимми отрапортовал:

— Я побывал на ферме, сэр. Сказал, что хочу купить яиц. Видел там парнишку — он в лодке катался по заводи. Он сказал, что лодка его — её подарил ему дядя на день рождения. Мне показалось, он не врет, сэр. Не думаю, что есть причины сомневаться в его словах.

— Что же, значит, версия таинственной лодки отпадает, — сказал мистер Кинг. — Она принадлежит мальчишке, только и всего. Ага, вот и Фред идет. Может быть, он сообщит нам что-то более интересное.

Надежды оказались напрасными. Фред сходил к железной решетке, много потрудился над ее расчисткой от зарослей, выдрал с корнем огромную плеть плюща, но все безрезультатно.

— Этим путем никто не проходил, сэр, — сообщил он. — Это невозможно. Если только взорвать решетку динамитом. Она намертво вделана в грунт, и сами прутья в руку толщиной. Не думаю, что ручей как-то связан с этим делом.

Мистер Кинг нахмурился, поскреб рукой подбородок.

— Да, загвоздка получается. Мы знаем, что таинственный самолет приземляется где-то в этом районе — возможно, на ровной сухой площадке в центре его. Мы знаем, что неизвестный катер маячит в месте впадения этого ручья в реку. Мы подозреваем, что здесь производятся крупномасштабные операции с контрабандой, и тем не менее не можем понять, куда направляется товар, где он хранится и как распределяется для реализации. И в довершение всего бесследно исчезает мальчик — вместе со своей обезьянкой, — и мы не имеем ни малейшего представления, куда!

— Как вы думаете, эти люди с фермы знают что-то об этом деле? — спросил Роджер.

— Насколько нам известно — нет, — ответил мистер Кинг. — Владелец фермы — старик, живет здесь уже много лет, зовут его Доус. До него ферма принадлежала его отцу, вся их семья пользуется хорошей репутацией. Мы навели об этом Доусе справки и устроили на ферме проверку. Послали к нему нашего человека под видом санитарного инспектора. Старик Доус сам провел его по всей ферме, показал каждый уголок, каждую щель и был очень возмущен тем, что кто-то заподозрил его в нарушении правил.

— Похоже, мы зашли в тупик, — сказал Роджер. — Не знаю, за что еще можно ухватиться.

— А я все думаю, куда же исчез Барни, — вздохнула Диана. — У меня он из головы не выходит. Что он сейчас делает? Наверняка ему сейчас страшно и тоскливо.

— Барни никогда не бывает страшно, — убежденно заявил Снабби. — Он не из робкого десятка. Он и глазом не моргнет, когда другие трясутся от страха.

И, несмотря на это, Барни в тот момент чувствовал себя не слишком уверенно. Ему было совсем не весело! Весь день накануне он обследовал пещеру, пытаясь найти выход, но безуспешно.

Как мы знаем, он добрался до железной решетки и понял, что это тупик. Он обнаружил веревку, свисающую из отверстия в каменном потолке тоннеля, и тоже отверг ее как возможный путь к спасению. Единственное, что еще ему оставалось, это обследовать тоннель выше пещеры и посмотреть, откуда вытекает ручей. Может быть, он попадает в тоннель в таком месте, где можно выбраться? Хотя, конечно, не исключено, что он и зарождается под землей из какого-нибудь родника и выходит на поверхность только там, где установлена железная решетка. Да, это кажется более вероятным.

— И все же, Миранда, мы не будем сдаваться, пока есть хоть какая-то надежда! — сказал Барни своей любимице. — Вперед, вверх по ручью! Но сначала, может, откроем еще по баночке ветчины и компота?

Подкрепившись ветчиной и грушами в сиропе, мальчик и обезьянка отправились в путь — на этот раз вверх по ручью, а не вниз. Вот и узкий проход, по которому Барни вышел в тоннель, спустившись в шахту накануне ночью. Пройдя мимо него, Барни двинулся дальше по узкому каменному карнизу. В одном месте карниз обрывался, и ему пришлось перепрыгивать через провал, рискуя, свалиться в воду и вымокнуть до нитки.

Он шел уже около четверти часа, освещая путь фонариком, прежде чем сделать шаг. Местами карниз был мокрым и скользким, и приходилось осторожно переступать маленькими шажками. Иногда потолок внезапно опускался настолько, что мальчик, не заметив этого вовремя, ударялся об него головой.

И наконец он опять уткнулся в тупик — дальше пути не было. Свод тоннеля спускался до самой воды, и просвета не оставалось — только струи быстрого потока пробивались меж камней, окружавших его со всех сторон, словно в большой трубе.

Вот и все, приехали! Дальше дороги нет. Разве только нырнуть и попробовать проплыть под водой… в отчаянии подумал Барни… Но это слишком опасно! Он даже не знает, как далеко тянется эта труба и когда она переходит опять в тоннель с карнизом и потолком над головой. Пришлось бы задержать дыхание и плыть неизвестно сколько. Так и захлебнуться недолго. А уж Миранда! Она вообще в воду не полезет! А если полезет, ее вмиг унесет течением.

Ничего не оставалось, как только вернуться тем же путем, каким пришел. Барни был очень разочарован. Дойдя до узкого наклонного прохода, ведущего из тоннеля в шахту, он свернул в него. Может, подняться по обломкам лестницы в тесную каморку наверху и еще раз попробовать сдвинуть этот таинственный камень?

И Барни с Мирандой на плече вскарабкался по темной шахте до верха, пробрался в крошечную комнатку. Но, как ни старался, он не смог заставить этот камень сдвинуться с места! Он не знал секрета каменной плиты, не знал даже, можно ли вообще сдвинуть ее с этой стороны. Вполне вероятно, что нет. Бедняга Барни, он уже просто не представлял, что делать дальше…