В тот день никто не пришел в подземный тоннель, и Барни оставался там с одной лишь Мирандой. Ему это вовсе не нравилось, и уже раз сто он пожалел, что у него нет часов, потому что даже не представлял, сколько времени — двенадцать дня или шесть вечера! На самом деле тогда было около половины шестого вечера. На поверхности все еще ярко светило солнце А внизу, в пещере, царила кромешная тьма, если только Барни не зажигал свой фонарик.

Но долго держать его зажженным было нельзя — могли сесть батарейки. Он знал, как включить верхнюю лампу, заливавшую пещеру ослепительным светом, но опасался это делать, потому что неожиданно могли вернуться те люди — контрабандисты. Тогда бы они сразу поняли, что в пещере непрошеный гость, и устроили бы на него охоту, а Барни вовсе не хотелось им попасться.

— Мне ведь что нужно — найти способ выбраться отсюда, потом рассказать ребятам о том, что я узнал, — объяснял Барни Миранде. — И тогда мы, наверное, пойдём в полицию. То-то там удивятся!

Неразлучные друзья еще раз поели, Миранде на этот раз перепали кусочки ананаса из банки, и она расправлялась с ними с невероятной жадностью. Не отставал от нее и Барни, они оба обожали ананасы. После этого они вдвоем разлеглись на матрасе.

— Как все это скучно и противно, — вздохнул Барни. — О боже, ты все еще жуешь ананас? Смотри, лопнешь от жадности! Миранда, так что же нам делать? Вот ты можешь что-нибудь придумать?

Миранда затараторила, обсасывая кусочек ананаса. Она уже привыкла к этому странному новому жилью. Пока у нее есть Барии, а также персики, груши и ананасы в банках, она готова оставаться здесь сколь угодно долго.

— Здесь даже почитать нечего — скукотища! — сетовал Барни, взбивая кулаком подушку. — Это просто ужас. Одно только утешает, Миранда: тратиться не надо, все тебе бесплатно — и постель, и кормежка. У меня ведь совсем мало денег осталось, ты знаешь. Скоро придется нам и тобой искать работу.

Миранда была не против. «Работа» ей нравилась, особенно когда для этого ее одевали в нарядный костюмчик и зрители в цирке или на ярмарке хлопали ей и кричали: «Браво!» Это было здорово.

Около восьми вечера Барни заснул. Он проспал часов пять, потом его разбудила Миранда. Она дергала его за ухо и взволнованно стрекотала.

Мальчик сел, еще не понимая, где находится, нащупал вслепую фонарик и включил его. Ах, он же в пещере — самый настоящий узник. Барни огляделся, пытаясь понять, еще ночь или уже утро. Как странно, когда этого не знаешь.

— Миранда, перестань тянуть меня за ухо. Что случилось? — спросил он.

Миранда предупреждала его о чем-то. Вдруг он понял, о чем, когда услышал тяжелые удары, доносящиеся из тоннеля. Барни вскочил на ноги.

Те же люди опять приступили к работе. Значит, сейчас должно быть около полуночи. Вторую ночь он проводит здесь! Судя по звукам, они сгружают ящики в тоннель. Скоро кто-то из них придет к лебедкам.

Барни понял, что ему нужно спрятаться. Он решил забраться за ящики и следить оттуда за контрабандистами. К тому же так можно будет услышать, о чем они говорят. Посадив Миранду на плечо, он направился к стене пещеры, где были сложены большие деревянные ящики — и пустые, и полные. Он нашел для себя местечко в пустом ящике. Сквозь его щели можно было даже подсматривать, что происходит.

Вскоре в глубине тоннеля появились огни. Они приближались. Это были фонарики идущих по тоннелю людей. Раздались голоса. На этот раз людей было пятеро. Двое явно были иностранцами — они разговаривали с незнакомым акцентом. Барни с трудом разбирал их речь.

Из беседы незнакомцев он понял, что в эту ночь прибыла новая партия товара, ящики доставили на самолете куда-то недалеко отсюда. Каким-то образом их перевезли к тоннелю и теперь должны подтянуть вверх по ручью с помощью тросов и мощных лебедок.

И тут Барни понял то, о чем прежде не догадывался. Ящики не просто тащили по воде, но прежде, видимо, ставили на узкие, устойчивые и очень прочные деревянные плотики. Именно этими плотиками управлял человек с багром. Ящики были тяжелыми, но течение быстрым, и их болтало из стороны в сторону, когда они двигались против потока.

Затаив дыхание, Барни следил за происходящим сквозь щель ящика. Рабочие, перекрикиваясь друг с другом, запустили лебедки, которые гудели и скрипели, и стали подтягивать ящики, как только они появлялись на покачивающихся плотах. Ящиков было шесть.

Вскоре их установили штабелем рядом с другими. Потом один из контрабандистов, судя по всему, главный, отдал приказ. Двое рабочих вручную сняли со штабеля большой ящик и открыли его.

Он был набит кипами материи — по виду шелковой. Барни попытался рассмотреть ее получше, но не смог. Затем открыли еще один ящик, и Барни увидел в нем тускло поблескивающие пистолеты. Из третьего ящика были извлечены серые слитки, которые Барни уже видел раньше. Теперь они кучей лежали на полу пещеры.

Из четвертого ящика вынули небольшие коробки и нечто напоминающее полотняные мешочки и пластиковые пакеты. В них был поспешно упакован товар. Барни понял — зачем: теперь их потихоньку будут сбывать небольшими партиями в разных местах. Затем упакованный товар погрузили на один из плотиков, и человек с багром направил его вниз по ручью. Вскоре груз исчез из вида.

Точно так же отправили ж плавание еще один плотик, за ним еще и еще. После этого контрабандисты решили перекусить. Барни очень боялся, что они обнаружат пропажу нескольких консервных банок, но, к счастью, этого не случилось. Они открыли банку курятины, банку говядины и три банки с компотом. Потом нашли несколько бутылок, откупорили их и принялись за еду, запивая прямо из горлышка.

Наевшись, они закурили и принялись беседовать. Трудно было разобрать, о чем они говорят. До Барни время от времени долетали лишь отдельные слова. Насколько он мог понять, они болтали о лошадях и машинах, о еде и развлечениях.

Миранда, зорко следившая за ними, заметила, что один из мужчин выбросил пустую банку от персиков. К ужасу Барни, она спрыгнула с его плеча, выбралась из ящика и прыжками бросилась за ней. Тараторя от удовольствия, она схватила ее — там оставалось еще немного сиропа.

Мужчина обернулся — и увидел обезьянку! Его челюсть отвисла от изумления. Он протер глаза и посмотрел опять: Миранда преспокойно вылизывала банку изнутри.

— Эй, Джо! — окликнул он соседа. — Гляди-ка!

Джо обернулся и разинул рот. Он быстро встал.

— Смотрите, парни — обезьяна! Откуда она здесь взялась?

Все контрабандисты столпились вокруг Миранды. Она невозмутимо поглядывала на них. Один тихонько погладил ее. В мгновение ока Миранда взлетела к нему на плечо и дернула за волосы.

Все захохотали. Мужчины стояли вокруг обезьянки, поддразнивая ее, лаская и даже угощая персиками из новой, специально открытой для нее банки…

Но как она сюда попала, никак в толк не возьму? — разводил руками Джо. — Мы ее раньше здесь никогда не видели. Откуда она взялась? Не могла же она все время здесь жить?

— Ясно, не могла. Ты что, сдурел, Джо? — хохотнул крупный мужчина со шрамом через всю щеку. — Меня больше интересует — может она пришла не одна, а с кем-то?

Теперь настал очередь Джо смеяться

— Ну, ты даешь! Да как бы этот «кто-то» сюда попал? Здесь только один вход, и он наш. И никто о нем, кроме нас, не знает.

— А как тогда обезьяна сюда попала? — не сдавался человек со шрамом.

— Ха, обезьяна! Да обезьяна где хочешь пролезет — они ужасно ловкие, — парировал Джо.

— Ты только погляди на эту — ест персик совсем как человек, держит в руках, и все такое!

Барни следил за Мирандой со страхом и досадой. Вот жадина! Она может выдать своего хозяина, сама того не желая!

Обезьяна сидела, поедая персик и постепенно насыщаясь. Через некоторое время она с сожалением поняла, что не сможет съесть еще одну протянутую ей кем-то половинку вкусного фрукта.

Тут она вспомнила о Барни. Надо отдать персик ему — он ведь тоже любит персики. Миранда прыжками выбралась из круга восхищенно хохочущих людей и направилась прямиком к ящику, в котором притаился Барни! Радостно тараторя, она исчезла в нем.

— У нее там гнездо, что ли? — ухмыльнулся Джо и пошел посмотреть, освещая себе путь фонариком.

— ЭЙ, ВЫ ТОЛЬКО ПОСМОТРИТЕ! — раздался через секунду его удивленный крик.

Контрабандисты подбежали к своему приятелю. И увидели Барни, скорчившегося в пустом ящике, и Миранду, которая старалась засунуть ему в рот половинку персика!

Мальчика грубо вытащили из ящика.

— Ты что здесь делаешь? Как сюда попал? А ну, выкладывай нам все как есть, а то хуже будет!

Барни оглядел лица разъяренных мужчин. Все пропало! Эта глупая обжора Миранда из-за своей жадности выдала его… Джо схватил Барни за шиворот и так тряхнул, что мальчик едва удержался на ногах.

— Говори, как сюда попал, — сквозь зубы процедил Джо. — Ну, быстро!

— Хорошо, я вам скажу, — ответил Барни. — Отпустите меня, я вам ничего плохого не сделал. Я просто полез из любопытства. Пойдемте, я вам покажу, как я сюда прошел.