Барни был в пещере, когда вернулась Миранда — без записки. Обрадованный, он приласкал ее и дал в награду большой кружок ананаса из банки. Теперь ребята знают, где он, они придумают, как его спасти.

А потом события начали развиваться с удивительной быстротой. В спешке вернулись его тюремщики, они были подозрительно молчаливы. Лебедки запускать не стали, не пригнали плотики с новыми ящиками на них. Они собрались тесной группкой в пещере — настороженные, с напряженными лицами. О Барни, казалось, никто и не вспомнил.

Ему не понравилось их поведение. Предположим, им пришлось спрятаться под землю, потому что Роджер сообщил в полицию и те взялись их трясти. Преступники могут догадаться, что именно Барни приложил к этому руку, и тогда уж пощады не жди. И мальчик решил, что самым лучшим для него сейчас будет спрятаться.

Но где? Уж, конечно, не в пустом ящике — бандиты сразу догадаются. Лучше взобраться по каменной стене пещеры в ее дальнем конце, найти там подходящий выступ и залечь на нем. Барни бесшумно прокрался в самый конец большой пещеры и полез вверх по стене, тщательно нащупывая руками выступы, за которые можно ухватиться или опереться ногами. Так, дюйм за дюймом он поднимался все выше и выше.

Ему удалось найти лишь очень узкий выступ — такой узкий, что, чуть вздохнешь поглубже, уже рискуешь свалиться с него. Но зато его не было видно снизу. Мальчик притаился там с Мирандой, прислушиваясь.

Вот стали слышны другие голоса — крики и отрывистые приказы. Самым громким был голос мистера Книга — Барни узнал его, и это его насторожило. Мистер Кинг? Зачем он спустился сюда? Чтобы быть вместе с остальными преступниками? Барни еще не знал, что учитель не имеет к ним никакого отношения. Поэтому он был крайне удивлен, когда услышал, что именно прокричал мистер Кинг:

— Эй, советую вам сдаться! Мы вооружены, и нам все о вас известно. Или вы сдаетесь сейчас, или мы замуровываем выход и оставляем вас умирать с голоду.

— Еще чего — сдаваться! — услышал Барни голос Джо, обращавшегося к своим сообщникам. — У нас здесь полно еды — с голоду не помрем.

— А на сколько нам хватит? — спросил человек со шрамом. — Самое большее на неделю. Не будь идиотом, Джо. Мы попались, как крысы в капкан. Какого черта мы сюда полезли? Надо было шевелить мозгами — тогда бы до нас дошло, что мы сами себя приговорили, когда сюда поперлись!

Бандиты продолжали спорить — горячо, раздраженно. Один выступал за то, чтобы сдаться, другие — чтобы затаиться здесь. Опять раздался голос мистера Кинга:

— Даю вам пять минут. Сидите здесь, если хотите, а мы займемся вашим главарем. Нам все о нем известно. И он заговорит — еще как заговорит, чтобы спасти свою шкуру Он и раньше не молчал, вы знаете. Мы за вами придем, когда вам надоест там отсиживаться. Немного голодной диеты пойдет вам на пользу.

— Я иду сдаваться, — сказал человек со шрамом. — Что толку тут отсиживаться? Все равно мы ничего не сможем сделать. Отсюда не убежать. Вы сами знаете, что мы в ловушке. Кто со мной?

— А как насчет мальчишки? — вдруг вспомнил Джо. — Может, поторгуемся? Скажем, что он останется здесь, с нами, — мы его не отпустим и уморим голодом.

— Я и забыл о нем! Где мальчишка? Найди его, — приказал человек со шрамом.

Но найти Барни они не смогли. Снизу была не видно, как он лежит, рискуя свалиться, на узком выступе под потолком пещеры, стараясь не дышать.

— Ваше время истекло, — послышался властный голос мистера Кинга. — Мы уходим, и выход будет закрыт и останется под охраной часового. Если решите сдаваться, постучите три раза по доскам, закрывающим выход.

Преступники запаниковали. Позабыв про Барни, они столпились у входа в тоннель.

— Мы сдаемся! — крикнул Джо. — Ваша взяла, ничего не попишешь. Мы идем.

— Заходите за угол тоннеля по одному, — послышалась команда. — Руки вверх, не то будем стрелять.

И бандиты послушно, один за другим, поворачивали за угол тоннеля, держа руки вытянутыми вверх и спотыкаясь на узком карнизе. И так же одного за другим их поднимали в отверстие, а как только они оказывались в амбаре, на их запястьях аккуратно защелкивались наручники.

По ходу дела Джимми и Фред окликали некоторых бандитов по именам.

— Да неужели это ты, Джо? Ну, не можешь ты не вляпаться в какое-нибудь грязное дело. А вот и Фрески, опять попался, голубчик — тоже на легкие деньги потянуло. Кто бы мог додумать? И ты здесь, Красавчик? — это относилось к человеку со шрамом, который вышел последним.

Мистер Кинг накинулся на него:

— Где мальчик с обезьянкой? Если вы ему что-то сделали, пощады не ждите!

— Не знаю я, где мальчишка" — буркнул Красавчик. — Нет его там — мы искали.

Роджер больше не мог стоять и ждать, он подбежал к проему и заглянул в него:

— Барни! Барни! Миранда! Мы здесь, Барни, иди сюда! Не бойся, выходи!

Барни уже торопливо шагал по тоннелю. Он видел, как ушел последний из контрабандистов, и решил, что теперь, ничего не опасаясь, может выходить. Услышав крик Роджера, он отозвался;

— Я иду! Я уже иду к вам!

Его подняли наверх. Трое ребят и Чудик бросились к нему и так были рады, что чуть не задушили его в своих объятиях.

— Мы получили твою записку! Ее принесла Миранда!

Дырка в тоннель знаешь где? В старом амбаре, под кучей навоза!

— Ты как, в порядке? Есть хочешь?

Люди в наручниках недоуменно уставились на ребят. Откуда они вдруг выскочили среди ночи? Чудеса в решете. Главарь банды, отправивший своих людей вниз, в тоннель и прикрывший потом дощатую крышку навозом, теперь выглядел мрачным и подавленным. Это был зять старика-фермера. По предлогом того, что нужны помощники на ферме и рабочие — для проведения ремонта, он собрал банду негодяев, чтобы они обделывали здесь свои грязные делишки.

— А теперь, — строго посмотрел на ребят мистер Кинг, — кое-кому давно пора отправляться спать; Барни — я рад видеть тебя живым и невредимым, но учти: ты был на волосок от гибели. А что касается вас, не торопитесь входить в образ юных героев. Вы просто непослушные дети, которые, несмотря на мой запрет, увязались за нами. И если бы вы неожиданно не оказали нам такую огромную помощь, вам бы от меня влетело по первое число. Но раз такое дело…

Тут он улыбнулся, и дети тоже разулыбались. Молодчина, мистер Кинг!

— Тогда, может быть — мы еще немного побудем здесь? — осмелев, спросил Роджер.

— Ни секунды больше! — отрезал мистер Кинг. — И на этот раз я ожидаю от вас беспрекословного подчинения. Быстро домой и в постель! Увидимся утром. Мне нужно остаться здесь и проследить, чтобы эту дружную компанию разместили на ночлег в надежном месте!

Барни, Роджер, Диана, Снабби, а также Чудик и Миранда взглянули последний раз на угрюмо стоящих пленников и, спотыкаясь, побрели домой. Снабби громко зевнул, и остальные тоже почувствовали, что у них от зевоты скулы сводит. Потом Чудик чихнул.

— Только не говорите, что он простудился! — забеспокоилась Диана.

Простуда у Чудика всегда протекала ужасно, с беспрестанным чиханием.

— Нет, ему просто перец в нос попал, — зевая, ответил Снабби. — Представляете, что скажут мисс Перчинг и Кругляшочек, когда узнают, что с нами было!

В конце концов они все же улеглись спать. Барни выделили одну из кроватей в пустой комнате, и он, изумляясь ее мягкости, устроился на ней вместе с Мирандой,

А утром друзья с трудом могли поверить в то, что их ночные приключения — не сон. Барни, проснувшись, был просто счастлив обнаружить, что он в доме, в чистой постели, — а не в темноте пещеры.

Миссис Кругликс, лишь только войдя в дом, услышала наверху такой гомон детских голосов, что поднялась посмотреть, в чем там дело. Она слушала рассказ ребят с открытым ртом и лишь время от времени, качая головой, восклицала:

— Ах ты, боже мой! Вот ведь озорники!

Когда без опоздания к завтраку пришел мистер Кинг, она уже приготовила для него отдельно какое-то особое блюдо из яиц и ветчины. Она даже выходила из комнаты, пятясь, чтобы не отводить от него глаз до последнего момента.

— Что вы наговорили про меня миссис Кругликс? — спросил мистер Кинг с некоторым раздражением.

Выглядел он усталым, но довольным и «особый» завтрак уплетал за обе щеки.

Дети уже управились со своим обычным завтраком и терпеливо дожидались, когда мистер Кинг отодвинет тарелку и закурит сигарету. Наконец он выпустил колечко дыма.

— Ну вот, все стало на свои места, — произнес сыщик. — Тэннер, зять старика-фермера и, между прочим, очень мерзкий тип, раскололся, как говорят бандиты, то есть все выложил. Этим он избавил нас от многих хлопот, но, боюсь, как бы ему самому не пришлось худо, когда он выйдет из тюрьмы. Дружки не простят ему того, с какой легкостью он их предал!

— Так ему и надо! — сказал Снабби, ненавидевший предательство.

— Итак, с этим делом покончено, — продолжал мистер Кинг, попыхивая сигаретой. — А как ловко все было придумано. Туда стекались товары из многих стран. Самолет садился на том поле у ручья — там есть ровная площадка — сгружал товар и улетал. Ящики перетаскивали к ручью, и два гребца переправляли их вверх по ручью в той маленькой лодке без названия, которая, возможно, принадлежит сыну фермера.

— И все это в темноте, конечно? — спросил Роджер.

— Да, только ночью, — кивнул мистер Кинг. — Потом ящики вручную перетаскивали в амбар и спускали через отверстие в тоннель. А дальше оставалось надежно установить ящики на плотах, привязать их к тросу и с помощью лебедок перетянуть в пещеру. Там уже ящики можно было вскрывать, ничего не опасаясь, спокойно распаковывать, сортировать товар, расфасовывать его мелкими партиями в пакеты и коробки, удобные для нелегальной продажи.

— Они, должно быть, заработали на этом кучу денег, — заметил Роджер.

— Заработали, — кивнул мистер Кинг. — Однако из-за своей жадности допустили несколько ошибок. Они наняли моторную лодку, которая тайно пришла по реке, чтобы забрать товар в мелкой упаковке, и не заплатили ее владельцу все, что должны были. Поэтому он не слишком старался держать язык за зубами. И кое-какие разговоры дошли до нас. Это и заставило предположить, что здесь проворачиваются крупные операции.

— А еще какие ошибки они допустили? — поинтересовался Роджер.

— Ну, к примеру, они не догадывались, что подземный грохот, как правило, многократно усиливается, если на поверхности в этом месте выстроено здание. Хотя даже если бы они и знали об этом, то скорее всего решили бы, что, поскольку дом пустует, никто их не услышит. Но самая большая ошибка их вот в чем: они не предполагали, что найдется четверка непосед и фантазеров, не говоря уж о собаке и обезьянке, которые заподозрят своего несчастного, ни в чем не повинного учителя во всех грехах, начнут выслеживать его, сами окунутся с головой в эту тайну — и помогут раскрыть ее Да, это была непростительная ошибка.

Все засмеялись, Чудик принялся трепать шнурки туфель мистера Кинга.

— Зря стараешься, Чудик, — усмехнулся сыщик. — Эти шнурки особенные и для жевания совершенно непригодны.

— Сегодня приезжает мисс Перчинг — вспомнила Диана. — Представляете, что она скажет, когда узнает?

Придя в себя после вполне понятного изумления, мисс Перчинг много чего сказала. Она напустилась на мистера Кинга за то, что он ее попросту обманул. Отрекомендовался репетитором, а сам, оказывается, полицейский!

— И все эти великолепные рекомендации! Я просто шокирована, мистер Кинг!

— И совершенно напрасно, мисс Перчинг, — успокоил ее сыщик. — Ребята многому научились за то время, пока я здесь. Что же касается рекомендаций, они не фальшивые. Действительно учительствовал, прежде чем занялся моим теперешним ремеслом. Не расстраивайтесь, мисс Перчинг. Во всяком случае, все это безобразие случилось без вас…

Уж лучше бы я была здесь, — сокрушалась старая гувернантка. — Как раз это и возмутительно, что все произошло во время моего отъезда.

— Да, конечно, нам следовало дождаться, когда вы вернетесь, — пошутил мистер Кинг, и все засмеялись.

— Ладно уж. Все хорошо, что хорошо кончается, — махнула рукой мисс Перчинг. — Но что скажут их родители, когда узнают!

— Об этом вы можете не волноваться. Я поговорю с ними, когда они вернутся, и сам обо всем расскажу. И можете не сомневаться, мисс Перчинг, к вам у них никаких претензий не будет.

— Но в любом случае должна сообщить вам, что здесь, в этом коттедже, мы не останемся, — решительно заявила мисс Перчинг. — Мне необходимо свозить сестру на море, я собираюсь взять детей с собой. Там им будет гораздо лучше: купанье, гребля, рыбная ловля — намного больше полезных занятий, чем здесь.

— Ура! — хором воскликнули ребята…

— А как же Барни? Можно ему тоже поехать? — спросил Снабби.

— Ну, места там маловато, но как-нибудь уж мы его втиснем, — сказала мисс Перчинг. — Он ведь теперь как бы член семьи.

Но Барни покачал головой.

— Нет, спасибо. Я не могу, у меня работа. Завтра в деревню приезжает ярмарка. Я сегодня утром, когда ходил за покупками для миссис Кругликс, встретил своих знакомых, и они мне сказали. Пора нам с Мирандой опять заняться серьезным делом — зарабатывать себе на жизнь!

Это расстроило ребят. Они будут скучать по Барни, очень скучать. Увидятся ли они еще? Найдет ли он когда-нибудь своего отца? Теперь они никогда об этом не узнают.

Но когда дети выяснили, что та же ярмарка через десять дней приедет и в тот приморский городок, куда их повезет мисс Перчинг, они повеселели. Значит, они с Барни еще увидятся!

— Я тоже должен попрощаться, — сказал мистер Кинг. — Мне ведь тоже нужно зарабатывать себе на жизнь — но, к счастью, не в качестве репетитора. Я должен вернуться в управление и забыть этот приятный короткий антракт с детьми, собаками и обезьянами!

— Всего одна собака и одна обезьянка! — вставил Снабби.

— И этого более чем достаточно, — сказал мистер Кинг и встал, столкнув Миранду со своего плеча, а Чудика — с колена.

— Итак, я прощаюсь с вами. Сначала вы были моими заклятыми врагами, но, надеюсь, теперь мы друзья!

— Конечно, — хором подтвердили все.

Диана обняла его, мальчики похлопали по спине, а Чудик разразился лаем.

Барни, тоже попрощавшись, пошел вместе с мистером Кингом по дорожке. Дети проводили их взглядами. Им стало немного грустно оттого, что такое замечательное приключение подошло к концу.

— И все равно, я знаю, у меня еще будет много приключений с Барни и Мирандой, — уверенно заявил Снабби, беря Чудика на колени и обнимая его так крепко, что пес взвизгнул. — Я это нутром чую.

И, наверное, никто не удивится, если он окажется прав!