У Дианы и Роджера возникло желание броситься к Снабби с распростертыми объятиями, но Чудик бросился к ним сам, да с такой горячностью, что чуть не сбил Диану с ног. Он внезапно появился из-под стола с бешеным лаем и ринулся к ним.

— Эй, подожди, приятель! — засмеялся Роджер, обрадованный встречей с Чудиком.

Спаниель восторженно лизнул его, повизгивая от радости. Мисс Перчинг строго посмотрела на них обоих.

— Диана! Роджер! Вы очень опоздали!

— Да, опоздали! Потому что Снабби не было в поезде, а мы ждали его, ждали! — возмущенно проговорила Диана. — А потом пытались выяснить, когда будет следующий поезд. Так что мы не виноваты.

— А мы тут уже поели, — сообщил Снабби. — Я был такой голодный, что ну никак не мог ждать.

— Роджер и Диана, сядьте, — сказала мисс Перчинг. — Снабби, будь добр, позови Чудика, и пусть он сидит рядом с тобой.

Роджер и Диана сели. Чудик рванулся обратно к Снабби и начал ластиться к нему так, словно они сто лет не виделись.

— Все такой же чокнутый, — заметила Диана протягивая, тарелку за остывшим мясным пирогом. — Снабби, ты лучше скажи, что с тобой-то случилось.

— Полагаю, вы оба просто опоздали к поезду и проворонили Снабби, а потом не заметили ни его, ни Чудика на шоссе, — строго проговорила мисс Перчинг. Нужно было мне самой поехать его встречать.

— Просто они не очень наблюдательны, — хмыкнул Снабби, получая вторую порцию консервированных персиков со сливками. — Я с Чудиком мог пройти мимо прямо у них под носом, а они меня не увидели.

Диана возмущенно посмотрела на него.

— Что за ерунда! Ты не мог пройти мимо нас так, чтобы мы тебя не заметили,

— Но тогда как же это получилось? — с сомнением посмотрела на нее мисс Перчинг. — Снабби, я не допущу, чтобы ты подкармливал Чудика, пока мы сидим за столом. Если ты будешь бросать ему кусочки, мне придется удалить его из столовой на время нашей еды.

— Он тогда всю дверь исцарапает, — радостно сообщил Снабби. — Так вот, как я уже сказал, мисс Перчинг, эти двое не очень наблюдательны. Даже Чудика не заметили, представляете?

Чудик взволнованно подпрыгивал всякий раз, когда упоминалась его кличка, и мисс Перчинг для себя решила, что никогда впредь не будет произносить ее вслух, а лишь говорить о Чудике как об «этой собаке». Ох-ох-о-о-х, с этим проказливым мальчуганом и его псом под стать хозяину не соскучишься.

— Снабби, не темни, ты не мог приехать с этим поездом, — спокойно сказал Роджер. — Что ты придумал на этот раз? Ну-ка, рассказывай, а то мы больше никогда не будем ходить тебя встречать.

— Я сошел на станции за четыре мили до Рокингдауна, — сознался Снабби. — Поезд должен был простоять там почти час, ну я и вышел. Потом запрыгнул в автобус и был здесь без четверти час — только и всего!

— Ох, Снабби! — покачала головой мисс Перчинг. — Почему ты не сказал об этом раньше? Твои брат и сестра решили тебя встретить — сами предложили, что было очень любезно с их стороны. А ты заставил их напрасно прождать тебя и вернуться сердитыми, усталыми и голодными.

Диана бросила на Снабби уничтожающий взгляд.

— Он все такой же несносный баламут, — сказала она Роджеру так, будто Снабби здесь не было. — Все те же рыжие волосы, те же зеленые глаза, те же веснушки и тот же знакомый курносый нос, а главное — то же нахальство. Не понимаю, как мы до сих пор его терпим?

— Это я вас терплю, — заявил Снабби, наморщив свой курносый нос и улыбаясь так, что лицо казалось сделанным из резины, а глаза почти исчезли под светлыми бровями. — Я не хотел делать вам назло — честно! Откуда мне было знать, что вы пойдете меня встречать? Я не привык к такому вниманию с вашей стороны. Правда же. Чудик?

Пес бешено подскочил и забарабанил лапами по коленям хозяина. Стукнувшись при этом головой о край стола, он взвизгнул и залаял.

— Чудик хочет выйти, — сказал Снабби, использовавший свою собаку как предлог каждый раз, когда ему самому хотелось пойти побродить. — Можно нам идти, мисс Перчинг?

— Да, — кивнула мисс Перчинг, радуясь тому, что может разом избавиться от них обоих. — Оставь его в саду, когда вернетесь, поднимайся наверх помочь мне разобрать твой чемодан. Его доставили сегодня утром.

Диана и Роджер закончили еду спокойно, без приключений. Роджер улыбался своим мыслям. Какой же болван этот Снабби! Хотя закиснуть он не даст. Тем более, что он с Чудиком. Диана замерла с ложкой в руке над своими персиками. Появление Снабби ее не радовало. Она бы предпочла не делить Роджера ни с кем. Диана знала, что Снабби обожает Роджера и хочет всегда быть с ним, а это неизменно вызывало в ней желание оттолкнуть маленького нахала.

Если не считать того, что, во-первых, Снабби нашел в саду невероятных размеров жука-оленя и непременно хотел продемонстрировать его на столе во время чаепития и что, во-вторых, он приехал с чемоданом другого мальчика вместо своего, их первый день закончился довольно мирно.

Снабби и Чудик вдвоем сами тщательно исследовали всю округу. Снабби не любил, когда ему что-то показывали, ему нравилось во все вникать самому и во всем идти своим путем. В сущности, он был необычайно сообразительным мальчиком, ловко прячущим свой нестандартный мозг за неиссякаемым потоком шуток, розыгрышей и часто довольно дурацких проделок. Снабби был заводилой среди своих одноклассников и, что называется, неформальным лидером, приводя в отчаяние своих учителей, которые, казалось, соревновались друг с другом в язвительных замечаниях по поводу его успеваемости и личных качеств.

Его розыгрышам и проделкам не было конца. Все его карманные деньги уходили на шоколадки, мороженое и разного рода прикольные штучки. Именно Снабби проверил на нескольких учителях все карандаши с сюрпризами, грифель которых или гнулся, поскольку был сделан из резины, или исчезал вовсе, как только ничего не подозревающий учитель пытался писать им, или, наконец, сам карандаш накрепко прилипал к полу, да так, чтобы не сразу можно было отодрать. Снабби проводил и зловонных таблеток, которые, если бросить их в огонь, немедленно распространяли в комнате отвратительный запах тухлой рыбы. Снабби забирался на башню школы и не падал. Всегда и во всем был повинен Снабби, даже когда виноват был кто-то другой! Но Снабби был не против, он мужественно принимал наказания и справедливые, и несправедливые и всегда откровенно сознавался, будучи пойманным с поличным.

«Плохой мальчик со множеством хороших черт, — сказал о нем как-то директор школы. — Очень жаль, что у него нет родителей. Если бы он не был сиротой, он вел бы себя гораздо лучше, потому что не хотел бы подводить их. Со временем он, конечно, образумится, но пока это наша головная боль».

Снабби их новый дом понравился, так же как и сад, и земли участка вокруг большого дома. Здесь можно было запросто устроить сотни тайников, чтобы прятаться в них вместе с Чудиком. В зарослях кустов и в кронах высоких деревьев можно было играть в пиратов, в моряков, потерпевших крушение, и в краснокожих индейцев — потому что Чудик не возражал, когда его втаскивали на дерево, взяв за загривок. В сущности, ему было все равно, где находиться, лишь бы быть рядом со своим обожаемым хозяином. Про него даже рассказывали, что однажды он целый час просидел, скрючившись, в вонючем мусорном баке вместе со Снабби, когда тот вздумал разыграть ничего не подозревающего сына лавочника.

Снабби принял решение обследовать большой дом. Там, конечно, все будет заперто на ключ и на засов и окна закрыты ставнями, но он все равно как-нибудь сумеет туда пробраться. И если Диана и Роджер тоже пойдут с ним, будет еще интереснее. Ну, а если нет — что же, он пойдет один. В душе Снабби надеялся, что Роджеру захочется пойти. Ему хотелось ладить со своим двоюродным братом. Роджер — парень что надо. А вот Диана — зануда. Впрочем, занудами Снабби считал всех девчонок: вечно они мешаются под ногами.

Для Снабби было большим потрясением узнать, что в эти каникулы ему придется заниматься с репетитором. Эту новость ему не без злорадства в первый же вечер сообщила Диана.

— А ты знаешь, Снабби, что тебе придется летом зубрить уроки? — спросила она. — Приедет мистер Янг и будет тебя натаскивать.

Снабби в ужасе уставился на нее.

— Я тебе не верю, — наконец проговорил он. — Этого не может быть. Чтобы я зубрил что-то в каникулы? Нет уж, дудки!

— Тебе придется поверить, — подтвердила Диана. — Это все папа организовал, мы тоже будем заниматься. Роджер будет учить латынь и математику, а я — французский и английский… А я что? — мрачно осведомился Снабби.

— Да, наверное, все — так я думаю. Ты ведь, небось, даже таблицу умножения толком не знаешь. А как у тебя с правописанием? — ехидничала Диана.

— Ладно-ладно, я тебе за это отомщу, — нахмурился Снабби. — Не хочешь найти у себя под подушкой парочку червяков?

— Если ты только попытаешься опять взяться за свои дурацкие штучки, я оседлаю тебя и буду подпрыгивать, пока не запросишь пощады. Не забывай, что я старше и больше тебя, малявка! — пригрозила ему Диана.

Это была правда — ростом Снабби действительно не вышел. Диана же была высокой и крепкой девочкой и вполне могла привести свою угрозу в исполнение.

Появился Чудик и принялся кататься по полу. Снабби пощекотал его ногой. Спаниель подпрыгнул и притащил что-то из прихожей.

— Ой, он схватил мою щетку для волос, — взвизгнула Диана. — Снабби, забери у него скорее!

— А зачем? Ты ведь все равно никогда ею не пользуешься, — усмехнулся Снабби, аккуратно расплачиваясь со своей кузиной за ее колкости, высказанные минуту назад.

Щетка была спасена, и Чудик получил ею от Дианы несколько шлепков. После этого он удалился под кровать и умоляюще глядел на ребят оттуда своими большими карими глазами.

— Ты задела его самолюбие, — сказал Снабби.

— Я бы хотела задеть не только его самолюбие, но и еще кое-что, — проворчала Диана. — Вот, теперь мне придется отмывать эту изгрызенную щетку. Ну, Чудик, ты у меня дождешься!

— Щетка — ерунда, — мрачно произнес Снабби. — А вот уроки! Это же надо до такого додуматься — каждый день уроки с мистером Янгом! Хуже и быть не может!