Так впервые трое ребят встретились с удивительным мальчиком, который вскоре стал их лучшим другом. Снабби посмотрел на него, на его ясные синие глаза, на открытую улыбку и решил, сам не зная почему, что он ему очень нравится.

— Ты что, язык проглотил? — спросил мальчик. — А у меня тоже неприятность — я потерял свою обезьянку. Ты случайно не видел?

Мальчик говорил как-то по-особенному, не так, как разговаривали те, кого Снабби когда-либо слышал. Немного в нос на американский манер, но был я еще какой-то иностранный акцент. Испанский? Итальянский? Или еще какой-нибудь? Да и англичанином он не выглядел, несмотря на синие глаза и светлые волосы.

— Да! Я видел обезьянку, — обрел Снабби дар речи. — Я видел ее минут пять назад. Могу отвести тебя на то место.

— Ее зовут Миранда, — сообщил мальчик.

— Она правда твоя? — восхищенно спросил Снабби. — Мне всегда хотелось завести обезьянку. У меня есть только собака.

— Зато очень симпатичная, — погладил мальчик Чудика.

Пес тут же перекатился на спину и задрал вверх все четыре лапы, дрыгая ими так, словно ехал на велосипеде.

— Умная собачка, — похвалил мальчик. — Почему бы тебе ни купить для нее маленький велосипедик? Видишь, как он хорошо умеет жать на педали? Купи ему велосипед с четырьмя педалями и выступайте в цирке — кучу денег заработаешь. Только сегодня и только у нас — собака-велосипедист!

— Ты это серьезно? — обрадованно спросил Снабби.

Он был готов поверить в любые таланты Чудика. Мальчик рассмеялся.

— Нет, конечно. Пойдем, покажешь, где это дерево. Нужно найти Миранду — она уже час как где-то гуляет!

Миранда расположилась на развесистом дереве по соседству с тем, на котором ее в первый раз увидел Снабби. Мальчик тихонько свистнул, и обезьянка спрыгнула, как белка, прямо к нему на руки. Он приласкал ее, одновременно отчитывая за побег.

— Знаешь что, — сказал Снабби, стараясь удержать разволновавшегося Чудика подальше от Миранды. — Я рассказал про обезьянку моим двоюродным брату и сестре, и они мне не поверили! Не захотели даже слушать меня. Ты бы не мог подыграть мне в одной небольшой шутке?

— Нет проблем, — сразу согласился мальчик, с интересом глядя на Снабби своими синими глазами. — Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Ты можешь, например, заставить Миранду походить около моих брата и сестры или сделать еще что-нибудь, а потом вернуться к тебе? — с надеждой посмотрел на него Снабби. — А потом я бы подошел, и они бы мне сказали, что oни тоже видели обезьянку, а я бы им не поверил, как они не поверили мне!

— Тоже мне, шутка! — улыбнулся мальчик. — Я лучше скажу Миранде, чтобы она спрыгнула сверху прямо на них, а потом опять ускакала на дерево. Пусть немного струхнут.

— И ты сможешь заставить ее это сделать? — округлил глаза Снабби.

— Еще бы! Где они, эти твои родственники? Пойдем, развеселим их немного. Но сами показываться на глаза не будем.

Они прокрались назад, к реке. Снабби приказал Чудику тоже ползти неслышно. Он показал мальчику Диану и Роджера. Мальчик кивнул, потом негромко сказал обезьянке несколько слов. Она залепетала в ответ забавным тоненьким голоском и мгновенно скрылась в ветвях дерева. Мальчики следили за ней. Чудик крайне удивился, увидев, как обезьянка исчезла на дереве Кошки такое проделывают, но это странное существо ни внешне, ни по запаху на кошку не походило.

Миранда перебралась на дерево прямо над Роджером, который по-прежнему безмятежно спал, прикрыв лицо кепкой. Обезьянка спустилась на нижнюю ветку и спрыгнула вниз прямо на Роджера, однако тут же взобралась обратно на дерево, исчезнув в ветвях.

Роджер открыл глаза и резко сел.

— Что это на меня свалилось? — ошалело поглядел он на Диану.

— Обезьяна, — не веря собственным глазам, растерянно произнесла та. — Такая маленькая, коричневая.

— Слушай, хоть ты не начинай эти басни, — недовольно бросил Роджер. — Послушать вас, так можно подумать, что лес просто кишит обезьянами.

— Но Роджер, правда, это была обезьянка, — настаивала Диана.

— Вы со Снабби можете весь день твердить, что вам повсюду мерещатся обезьяны, но я в это не поверю, даже если увижу своими глазами! — заявил Роджер.

И в этот самый момент он как раз и увидел Миранду. Она сидела на плече у незнакомого мальчика, который подходил к ним вместе со Снабби, и оба при этом улыбались до ушей.

Тут уж Роджеру пришлось поверить в существование обезьянки, но он был совершенно ошарашен.

— Это твоя обезьянка? — растерянно спросил он у мальчика. — Она ученая?

— Конечно, — ответил мальчик. — Ты ведь ученая, Миранда?

Миранда быстро затараторила и обняла маленькой коричневой ручкой мальчика за шею.

— Кончай, щекотно, — сказал он. — Лучше покажи нам, какая ты вежливая. Ну-ка, поздоровайся со всеми!

Чудик в это время сидел рядом, разинув пасть. Миранда важно протянула маленькую ручку, дозволив Роджеру, Диане и Снабби пожать ее. Мальчик сел рядом с ними. Чудик немедленно бросился на Миранду — он испытывал муки ревности.

Быстрее молнии обезьянка спрыгнула с плеча мальчика и вскочила на спину Чудика. Она крепко вцепилась в его шерсть так, что он не смог ее сбросить, пока не повалился на землю. Дети следили за ними, покатываясь со смеху.

— Бедняжка Чудик, еще никто не пробовал ездить на нем верхом, — посочувствовала спаниелю Диана. — Как, ты говоришь, ее зовут? Миранда? Какое странное имя для обезьянки.

— Почему? — удивился мальчик. — Я, когда в первый раз встретил его в книжке, сразу подумал, что это очень красивое имя. И очень подходит Миранде — она ведь тоже красавица.

Никто из трех ребят не находил Миранду красавицей, хотя все согласились, что она очень милая и забавная. Однако чему тут удивляться? Сплошь и рядом люди называют своих домашних любимцев красавцами и красавицами, хотя в большинстве случаев это далеко не так.

— Забавная, да? — сказал мальчик, когда Миранда начала быстро-быстро кувыркаться. — Она умеет делать миллион трюков. Ну-ка, Миранда, пройдись колесом.

Миранда без передышки перевернулась с десяток раз. Чудик серьезно смотрел на нее. Нет, это определенно не кошка. Ни одна кошка так себя не ведет.

— Как тебя зовут? — спросил Роджер, которому новый знакомый понравился не меньше, чем Снабби.

— Барни. А если полностью, то Барнабас, — ответил мальчик.

— А где ты живешь? — осведомился Снабби. Мальчик на секунду задумался.

— В данное время нигде, — сказал он, — Просто хожу-брожу.

Это всех озадачило.

— Как это? Ты что, отправился в пеший поход? — спросила Диана.

— Что-то в этом роде, — усмехнулся мальчик.

— Но где твой настоящий дом? — настаивал Снабби. — Он же должен где-то быть.

— Не приставай к Барни, — оборвал его Роджер, видя, что хозяин обезьянки опять задумался. — Какой ты любопытный, Снабби.

— Ничего, все нормально, — махнул рукой Барни и легонько почесал Миранде спинку. — На самом деле я ищу своего отца.

Это прозвучала еще более странно.

— Разве твоя мама не знает, где он? — хмыкнул Снабби.

— Моя мама умерла, ответил Барни. — В прошлом году, Мне не хочется об этом говорить. Я мало что о ней знаю, да и о себе тоже. Но стараюсь узнать. Моя мама была артисткой, выступала в цирке, ездила с ним повсюду на ярмарки и так далее. Она удивительно умела ладить с животными. Я думал раньше, что мой отец умер, но перед смертью мама сказала мне, что это не так. Он был актером — настоящим, играл в шекспировских пьесах, так она говорила. Мама ушла от него через три месяца после свадьбы. Он ничего обо мне не знает.

— Тебе не обязательно рассказывать нам все это, — смутился Роджер. — Это касается только тебя.

— Мне хочется с кем — то поговорить, — посмотрел на ребят Барни своими удивительными синими глазами. — Но не с кем было. Когда мама умерла, я почувствовал себя так одиноко. Не мог найти себе занятие. И я решил поехать — с Мирандой, конечно, — и попробовать разыскать отца Хочется знать, что есть кто-то родной тебе, даже если встреча с ним станет разочарованием.

— У меня тоже нет ни папы, ни мамы, — вздохнул Снабби. — Но мне повезло, у меня есть куча родственников, и они со мной носятся по очереди. Ужасно, если бы у меня их не было, а только Чудик.

Диана даже и представить себе не могла, как бы она смогла жить без мамы и отца. Ей стало жаль Барии.

— А на что же ты живешь? — спросила она его.

— Всегда можно подзаработать в цирке или на ярмарке для меня это не проблема. Я умею почти, все. Я часто выступал с Мирандой в цирке. Вот только что был на ярмарке в Норткотлинге. А сейчас я свободен, иду с Мирандой, куда хочу. Мне сейчас вот чего хочется — найти какие-нибудь шекспировские пьесы и прочитать их. У вас случайно нет?

Снабби не мог даже представить, как можно просить почитать шекспировские пьесы! Зачем? Но Диана сразу сообразила, что Барни имел в виду.

— Ты хочешь знать, в которых играет твой отец? Или играл когда-то раньше, да? Чтобы знать, какие вещи ему нравились и какие роли он мог играть!

— Точно, — кивнул Барни, довольный, что его поняли. — Я только одну пьесу читал — про бурю и как корабль потерпел крушение. Из нее я и взял это имя — Миранда.

— Ну да, она так и называется — «Буря» — сказал Роджер. — Это хорошая вещь, и она подходит, чтобы с нее начинать. Ты правда хочешь прочесть эти пьесы? Боюсь, они будут для тебя трудноваты. Но если ты всерьез решил, я тебе дам.

— Спасибо, — улыбнулся мальчик. — Вы где живете?

— В коттедже Рокингдаун, — ответил Роджер. — Ты его знаешь? Барни кивнул.

— А где ты сейчас живешь? — с любопытством спросила Диана,

Ей казалось странным, что можно жить, не имея крыши над головой и мягкой кровати.

— Ха, да при такой погоде спать можно где угодно — в стогу, в амбаре. Даже на дереве, вместе с Мирандой, если как следует привязаться.

Тут Диана взглянула на часы и ахнула:

— Мальчики, вы знаете, сколько времени? Мы уже опоздали к чаю на пятнадцать минут. Мисс Перчинг опять задаст нам перцу!

Они вскочили.

— Если ты придешь к коттеджу Рокингдаун и свистнешь, мы тебя услышим и выйдем, — крикнул на ходу Роджер, обращаясь к новому знакомому. — Я подберу для тебя книжки.

— Хорошо, завтра увидимся! — крикнул в ответ Барии, провожая ребят взглядом своих синих глаз, улыбаясь и махая рукой. Миранда тоже помахала сухонькой ручкой.

— Он мне ужасно понравился, — признался Снабби. — А тебе, Роджер? И глаза у него необыкновенные, правда? Как будто он не такой, как мы, а к примеру, инопланетянин. Может, это звучит глупо, но вы, конечно, меня понимаете.

Его понимали. В Барни действительно было что-то странное, какое-то одиночество, потерянность. И в то же время он был веселым, умел громко смеяться и вести себя с полнейшей непринужденностью.

— Надеюсь, мы будем с ним часто видеться, — сказал Роджер.

Насчет этого он мог не волноваться — им предстояло видеться с Барни гораздо чаще, чем этого можно было ожидать.