Следующим важным событием стало известие, что мисс Перчинг нашла все-таки для своих питомцев репетитора. Он прибыл, когда они помогали миссис Кругликс убирать посуду после завтрака. Он постучал, потом позвонил, и миссис Кругликс поспешила к двери.

— Какой-то джентльмен спрашивает мисс Перчинг, — объявила она детям. — Назвался мистером Кингом.

Диана побежала за мисс Перчинг. Та провела незнакомца в кабинет и какое-то время разговаривала с ним наедине. Затем она открыла дверь и позвала всех детей.

— Мистер Кинг, вот та троица, о которой я вам говорила: Роджер, его сестра Диана и их двоюродный брат Питер.

Роджер и Диана удивленно переглянулись: впервые они услышали, что Снабби (Снабби — курносый (англ.) кто-то называет Питером. Они совершенно забыли, что это и есть его настоящее имя. Мистер Кинг широко улыбнулся. Он был крепким, хорошо сложенным мужчиной лет тридцати пяти — сорока с чуть тронутыми сединой волосами и волевым подбородком.

— На первый взгляд, совсем не страшные, — сказал он.

Масс Перчинг улыбнулась.

— Внешность иногда бывает обманчива, — заметила она. — Дети, познакомьтесь, это мистер Кинг. В соответствии с нашей договоренностью он будет давать вам уроки, которые ваши родители сочли для вас необходимыми.

Это известие, разумеется, ребят не обрадовало. Улыбки на их лицах погасли. Дети внимательнее посмотрели на мистера Кинга. Он так же внимательно разглядывал их. Нравится он им или не нравится? Снабби решил, что не нравится. Диана сомневалась. Роджер чувствовал, что, возможно, учитель ему понравится, когда они узнают его получше. У ребят заныло под ложечкой, когда они поняли, что теперь, после того как они уже успели привыкнуть к вольной летней жизни, им придется каждое утре изо дня в день корпеть над уроками.

— Мистер Кинг начнет с вами заниматься со следующего понедельника, — объявила мисс Перчинг.

— А можно, Чудик тоже будет в комнате? — спросил Снабби.

Мистер Кинг несколько озадаченно посмотрел на него.

— Э-э… Чудик — это кто? — осведомился он, подозревая, что это еще один ребенок, не отличающийся кротким нравом.

— Мой спаниель, — не без гордости произнес Снабби, и в этот момент Чудик по своему обыкновению вихрем влетел в дверь.

Он промчался по комнате, бросаясь с приветствиями к каждому, словно не виделся с ними много лет. Он даже подкатился к ногам мистера Кинга, прежде чем понял, что это незнакомые ему ноги. Тогда он вскочил на свои собственные лапы и зарычал.

— Ах, вот кто такой Чудик, — сказал мистер Книг. — Ну что ж, не вижу причин, почему бы ему ни находиться здесь — при условии, что он не будет нам мешать.

После этого Снабби сразу решил, что мистер Кинг ему все-таки нравится. Но тут поспешила вмешаться мисс Перчинг.

— Я бы на вашем месте не стала давать опрометчивых обещаний, — сказала она, бросив на мистера Кинга предупреждающий взгляд. Он это заметил.

— А я ничего и не обещаю, — сказал он, и когда Чудик принялся за его туфлю и сумел развязать шнурки, твердо добавил: — Сначала мы устроим ему испытание.

— И ещё хорошо бы, чтоб Миранда тоже была с нами, — сказал Снабби. — Это обезьянка, мистер Кинг. Она такая милая!

Мистер Кинг решил, что ему пора откланяться, иначе его попросят устроить испытание и для обезьянки тоже.

И он ушел, а мисс Перчинг обратилась к детям с краткой речью:

— У мистера Кинга прекрасные рекомендации, и, надеюсь, его уроки окажутся для вас полезными. Начнёте в понедельник. Но если я услышу, что ты плохо себя ведешь, Снабби, я не разрешу Чудику спать в доме, а выселю его на ночь в конуру!

Это была страшная угроза, и мисс Перчинг вполне могла ее осуществить. Чудик уже привык спать в доме на кровати Снабби, и если бы его лишили этой привилегии, это стало бы для него тяжелым ударом. Снабби не решился спорить с мисс Перчинг. Он лишь громко чихнул, потом чихнул еще подряд два раза и с озабоченным видом полез в карман за платком.

— А-ап-чхи! О господи, а-ап-чхи! Да что же это такое?

— Ты простудился, Снабби? — спросила мисс Перчинг. — Я тебе говорила вчера вечером, чтобы ты надел куртку.

— Нет, это не простуда, мисс Перчинг, — проговорил Снабби, вытаскивая невероятно грязный платок и чихая в него. — Просто — а-ап-чхи! Ой, извините! Это перец нос попал. А-ап-чхи!

Мисс Перчинг, негодующе хмыкнув, вышла. Диана и Роджер покатились со смеху. Взволнованный Чудик присоединился к общему веселью и обежал вокруг стола шесть раз без остановки.

— Забег на побитие мирового рекорда скорости! — объявил Снабби, убрав платок. — Ладно-ладно, Чудик, ты уже три раза прошел финиш.

— Что сегодня будем делать? — спросила Диана, собирая тарелки, чтобы отнести их на кухню к миссис Кругликс.

— Давайте заглянем в этот большой дом, — предложил Роджер. — Спросим миссис Кругликс, как туда можно пройти. Мне ужасно хочется туда залезть и попробовать представить, каким он был раньше.

Миссис Кругликс об этом доме знала немного.

— Лучше бы вам туда не соваться, — сказала она. — Люди говорят: однажды какой-то парень туда залез, а обратно выйти так и не смог. Это и с вами может случиться. Там есть двери, которые захлопываются сами по себе и сами собой запираются. И еще есть комнаты, где полно мебели — ее оставили последние владельцы. Видать, грязища там! И пауки небось так и шныряют! Я бы в такой дом не сунулась ни за какие тыщи!

В ее рассказе слышалась приятно возбуждающая жуть. И все трое немедленно решили, что в тот же день отправятся в таинственный дом на разведку. Они дождутся Барни и возьмут его с собой.

Вскоре ребята услышали негромкий свист Барни и вышли к нему. Как и прежде, на его плече сидела Миранда. Она тут же вспрыгнула на дерево и заглянула в ближайшее к ней окно. Как раз в этот момент там находилась миссис Кругликс — подметала комнату. Обезьянка издала тихий, стрекочущий звук.

Миссис Кругликс подняла голову и совершенно опешила, увидев обезьянку, явно намеревающуюся прыгнуть в раскрытое окно. Она бросилась закрывать его, чуть не прищемив при этом Миранде нос. Потом миссис Кругликс встала у окна и погрозила кулаком удивленной зверюшке.

— Мисс Перчинг, подите сюда! Мисс Перчинг! Вы только посмотрите, что эти сорванцы притащили на этот раз!

Мисс Перчинг поспешила в комнату, гадая, какую гусеницу, жука или мышь обнаружила миссис Кругликс. Она всегда что-нибудь обнаруживала в комнате Роджера. Увидев обезьянку, старая гувернантка, потрясенная, остановилась. Миранда в мгновение ока исчезла из вида, скатившись по дереву вниз.

— Вот что я вам скажу, мисс Перчинг, если они начнут сюда обезьян приносить, я увольняюсь, — решительно заявила миссис Кругликс. — С чокнутыми собаками я еще могу примириться, жуков и всяких там улиток как-нибудь переживу, но обезьяна — это уж слишком! Следующий кто будет — слон, топающий вверх и вниз по лестнице?

Мисс Перчинг поспешила к выходу, чтобы раскрыть тайну появления обезьянки. Она увидела рядом с ребятами Барни, на плече которого сидела Миранда.

— Мисс Перчинг, это Барнабас, а это Миранда, его обезьянка, — представил новых друзей Роджер.

Барни вежливо кивнул.

— Правда же, она прелесть? — улыбнулась Диана.

Мисс Перчинг не собиралась заходить так далеко, чтобы соглашаться с этим. Ее жизненный опыт подсказывал ей, что обезьяны обычно полны блох и склонны кусаться. Она окинула Миранду критическим взглядом.

— Я попрошу тебя не вносить это животное в дом, — твердо заявила мисс Перчинг. — Может, она и прелесть, но пусть лучше остаётся за его дверями.

— Да, мэм, конечно, — согласился Барни. — Обезьян не все любят.

Миранда посмотрела на гувернантку такими же жалобными умоляющими глазами, какими иногда смотрел на мисс Перчинг Чудик. Ох уж эти животные! И почему они так на вас смотрят? Мисс Перчинг поспешила на кухню, взяла там кусочек огурца и нарезала его ломтиками. С этим угощением на тарелке она вернулась к ребятам.

— Обезьяны любят огурцы, — пояснила она. — Вот я ей тут принесла немного. Только, пожалуйста, пройдите с нею в сад. Да смотрите, чтобы Чудик не ухватил ее за хвост!

Действительно, хвост Миранды соблазнительно свисал вниз, и Чудик алчно на него поглядывал. Пес бросился к хвосту, но Миранда успела перескочить с плеча Барни к нему на голову, что-то недовольно бормоча.

— Чудик, если ты посмеешь цапнуть Миранду за хвост, я ей позволю цапнуть за хвост тебя, — пригрозил Снабби.

Чудик поспешно уселся на свой обрубок, словно понимал человеческий язык. Барни закатился безудержным смехом, и всем остальным тоже захотелось смеяться. Даже миссис Кругликс снова открыла окно своей комнаты — посмотреть, что их так развеселило.

— Ладно, — сказал Роджер, обращаясь к Барни, — пройдём в сад. Ой, только погоди минутку. Мисс Перчинг, Барни очень увлекается шекспировскими пьесами. Он уже прочитал «Бурю» и попросил у меня еще что-нибудь. Что бы вы ему порекомендовали?

Мисс Перчинг была приятно удивлена. Удивительный ребенок этот Барни — со своей обезьянкой, странными синими глазами и неожиданным интересом к Шекспиру. Впрочем, на вид славный мальчик. Интересно, откуда он. Надо будет потом расспросить о нем Роджера.

— Что ж, можно попробовать «Сон в летнюю ночь», — сказала она.

— Да, это прекрасная пьеса, — одобрила её выбор Диана. — Мы её в школе проходили и даже ставили. Я играла Титанию, царицу фей и эльфов.

Ребята прошли через сад к полуразрушенной беседке и расположились в ней. Чудик подпрыгивал на полу, пытаясь опять ухватить за хвост Миранду; обезьянка перескакивала с плеча Снабби на плечо Барни, каждый раз взмахивая хвостом так, чтобы Чудик не мог дотянуться. Обезьянка очень раздражала его, да и не только его. Она вытащила из кармана у Дианы носовой платок, превратила в отвратительный липкий комок ириску, обнаруженную в кармане шорт Снабби, и, полизав ее с огромным наслаждением, запустила остатком в Чудика.

— Не ешь это, Чудик! — забеспокоился Снабби. — Ты помнишь, что с тобой случилось в прошлый раз, когда ты хотел слопать ириску?

— А что случилось? — заинтересовался Барни.

— У него слиплись верхние и нижние зубы, — объяснил Снабби. — И он так перепугался, что бросился из дома и понесся вниз по улице. И несколько часов не возвращался — пока ириска не растаяла. А после этого целый день ходил какой-то пришибленный. Это был единственный день за всю его жизнь, когда он вел себя хорошо с утра до самого вечера.

— Миранда их только лижет, — заметил Барни.

— Она соображает, — сказала Диана. — А Чудик — что с него взять?

— Давайте расскажем Барни, чем мы хотим сегодня заняться, — предложил Роджер. — Барни, мы собираемся пойти посмотреть этот большой старый дом, трубы которого видно отсюда. Он сейчас пустует, там никто не живет, и о нем ходят всякие странные слухи. Мы подумали, будет интересно вокруг него покрутиться.

Все встали, включая Чудика, который с готовностью завилял хвостом. Похоже, намечается прогулка? Так надоело сидеть на одном месте — это ужасно скучно! И друзья пошли по заросшим тропинкам, пробираясь в направлении большого дома.

— Прямо-таки джунгли, приходится чуть ли не прорубать себе дорогу, — сказал Роджер. — Но скоро мы выйдем на подъездную аллею — вон она уже виднеется. Смотрите, а вот и дом. Какой огромный!

Дом действительно был очень большой. Над крышей поднимались высокие трубы, ряды окон смотрели на ребят тусклыми стеклами. Местами их закрывали ветки разросшегося плюща, и в целом дом производил впечатление заброшенности и запустения.

— Вперед! — воскликнул Роджер. — Осмотрим его снаружи и решим, стоит ли пытаться проникнуть внутрь.