— Как это? — не понял Роджер, удивленно глядя на Барни. — Как мы можем туда залезть — это же третий этаж, такая высота! Ни одна лестница туда не достанет — даже если бы она у нас была, а ее здесь нет.

— И даже если бы была, мы бы ее не смогли притащить сюда — они такие тяжеленные, — прибавила Диана, вспомнив, какой неподъемной оказалась длинная приставная лестница, когда однажды дома они с Роджером попытались перенести ее.

— А зачем лестница? — пожал плечами Барни. — Я о ней и не думал. Я имел в виду веревку.

Все с сомнением посмотрели на него.

— Веревку? — повторил Роджер. — Но каким же это образом ты собираешься закрепить веревку наверху? Для этого тебе все равно понадобится лестница!

Барни громко расхохотался.

— Да нет же, ничего подобного! Я бы просто послал наверх Миранду вместе с веревкой. Она с такими поручениями запросто справляется.

Но ребята все равно не понимали. Барни снисходительно улыбнулся.

— Сразу видно, что вы незнакомы с цирковой жизнью. Там к таким делам с детства привыкаешь. Ладно, слушайте, я вам объясню: если мы найдем веревку, то один конец мы дадим Миранде, и она полезет с ним к окнам детских. Она сядет на подоконник, перекинет конец веревки через перекладины и потом бросит ее нам вниз. Веревка соскользнет вдоль стены — и прямо к нам в руки! Мы ее поймаем, и у нас будет двойная веревка, перекинутая через эти перекладины, вот и все! А испытать прочность перекладины тоже нетрудно — нужно просто потянуть за веревку.

— И потом мы раз-раз, и залезем по ней наверх, на подоконник! — воскликнул Роджер, уяснив замысел. — А что, это идея! Хотя нет, все равно, я, пожалуй, не смогу подняться по веревке так высоко. Хоть у меня по физкультуре лучшие оценки в классе и по канату я лазаю лучше всех в школе, но до этих окон так высоко!

— Для меня это ерунда, — сказал Барни. — Я в цирке много раз и не такое делал — и на вертикальном канате, и на натянутом на высоте. Вы бы видели, как я шел по канату задом наперед!

Все посмотрели на Барни с еще большим уважением. Неужели он и вправду может ходить по канату или по проволоке? Снабби немедленно решил, что попросит Барни научить его этому за время каникул. Он уже представлял, как будет в школе натягивать канат через спортивный зал и с небрежным видом прогуливаться по нему. Вот уж все рты разинут!

— Залезть вверх по веревке — не проблема, — продолжал Барни. — Вот выдержат ли перекладины — это вопрос. И потом, главное, где взять веревку? У меня нет, а у вас?

Этого Роджер не знал. При обследовании коттеджа Рокингдаун ни веревок, ни лестниц он не обнаружил.

— Даже если в доме нет веревки, ее можно купить, — сказал он. — Ради такого дела! Барни, ты правда думаешь, что сможешь залезть до этого окна?

— Конечно, — уверенно заявил Барни. — Миранда запросто поднимет туда веревку. Она знает, как продевать ее через перекладины — она это делала сотни раз в цирке. А потом залезу я, и тогда мы узнаем, что там творится. Если там есть дыра, через которую может пролезть Миранда, ее хватит, чтобы я смог просунуть руку и отодвинуть щеколду, — и я там!

— Тогда пойдемте прямо сейчас покупать веревку, — нетерпеливо проговорила Диана.

Посовещавшись, все согласились, что искать веревку в коттедже бесполезно. К тому же мисс Перчинг обязательно начнет допытываться, что они ищут и зачем им нужна веревка, и задаст еще сотню вопросов.

И вот все четверо вместе с Чудиком, бешено скачущим впереди, отправились по заросшей подъездной аллее кратчайшим путем в деревню.

— Взрослые ужасно любопытные, — жаловался Снабби. — Даже когда я просто сижу и ничего не делаю, они приходят и спрашивают, что я опять замышляю.

— Их вполне можно понять, — сказала Диана. — Насколько я могу судить, ты и правда всегда что-то замышляешь. Кстати, это ты вчера вечером забросил мои домашние тапочки на шкаф? Я их целый день искала.

— Наверное, я их положил туда, чтобы они не достались Чудику, — ничуть не смутился Снабби.

— Больше этого не делай. Просто закрой дверь моей комнаты, если она окажется открытой, и тогда Чудик туда не войдет. Я не собираюсь каждый вечер искать свои тапки! — сдвинула брови Диана.

Придя в магазинчик, ребята решили сначала поесть мороженого. Они уселись за единственный столик и заказали по порции ванильного. Все та же разговорчивая пожилая хозяйка подошла к ним.

— Ну, как вам понравился коттедж Рокингдаун? — осведомилась она. — Славный домик, не правда ли? Опять же, никаких странных историй о нем не рассказывают, не то что о большом доме.

— А про большой дом какие странные истории рассказывают? — заинтересовался Роджер, расплачиваясь за мороженое.

— Нет-нет, я не хочу вас пугать, — покачала головой старушка, явно обрадовавшись его вопросу. — Этот большой дом, похоже, построили не в добрый час. Словно бы проклятие на нем какое-то лежит — такие в нем вещи случались.

Это еще больше подогрело интерес ребят. — Какие же это вещи? — спросил Роджер.

— Ох, да разные. Люди были убиты. И двое детишек умерли.

— Какие двое детишек? — спросила Диана. — Одного из них звали Боб?

— Так вы уже знаете? — удивилась женщина. — Ну, шустры! Да, мальчика звали Робертом. А сестренку его Арабеллой. Малышка выпала из окна детской и разбилась насмерть. И остался один Роберт. Тогда родители поставили на окна перекладины. Так ведь надо же было такому случиться — он заразился скарлатиной и тоже умер.

— А потом что было? — спросила Диана, немного помолчав. — Бедный Боб!

У нее в кармане и сейчас лежал его детским носовой платочек. Несчастный малыш так и не стал взрослым, а его платок все еще здесь. И его солдатик, и книжка.

— Тогда детские комнаты закрыли — со всеми вещами и мебелью, — сказала пожилая хозяйка, стараясь вспомнить подробности. — Нянечке велели оставить все, как было, все до последней мелочи! Помню, так она убивалась, бедняжка — любила этих ребятишек, как родных.

— А что случилось с их родителями? — спросил Роджер.

— Лорда Рокингдауна убили да войне. А его несчастная супруга умерла от горя — ни мужа, ни детей у нее не осталось. Да я вроде бы вам об этом уже рассказывала на днях. Так вам надоест слушать, если я все время буду повторяться! После этого дом перешел двоюродному брату, но он в нем не жил и близко к нему не подходил.

Теперь ребята получили некоторое представление о том, что произошло с этим злосчастным домом и его владельцами. Диане стало грустно. Ей представилось, каким веселым шумным был когда-то большой дом. Лорд и леди Рокингдаун давали в нем приемы, балы, устраивали праздники, выезжали на охоту, выбирали пони для своих детей, Арабеллы и Боба, планировали их будущее, когда они подрастут. Но они не выросли. Дом остался пустым, лишенным тепла и любви. И только две детских комнаты с их игрушками и всем прочем остались хранить память о несчастной семье.

Взгляд Дианы рассеянно бродил по стенам маленького магазинчика. Сколько в нем всякой всячины! Ведра, шезлонги, мотки садового шланга, сковородки, чайники, коврики, посуда — все размещалось здесь вперемешку. Товары свисали с потолка и лежали стопками на стеллажах вдоль стен.

А сами вы знаете все, что продается в вашем магазине? — полюбопытствовала Диана. — Здесь так много всего — просто невозможно запомнить.

— Конечно, знаю. А как же? — удивилась старушка, улыбнувшись всем своим морщинистым розовым лицом. — Все знаю, до единой вещицы, и могу найти любую, какую ни скажете!

— А можете вы найти хорошую прочную веревку? — быстро спросил Роджер.

— Веревку, говорите? Дайте подумать, — наморщила лоб старушка. — Да, первая полка сверху, в самом конце — вот где она должна быть.

— Не надо вам лезть наверх на эту полку. Давайте я сам посмотрю, — предложил Барни.

Первая полка располагалась почти под самым потолком. Барни взобрался туда, как кошка, нашел веревку спрыгнул обратно.

— Вот что значит молодость! — восхищенно проговорила старушка. — Тебе бы в цирке выступать — такой ловкий!

Все заулыбались, но никто ничего не сказал. Старушка посмотрела на бирку с ценой.

— Веревка не дешевая, но зато хорошая, прочная. Может, вам и подешевле сгодится? Она вам зачем, веревка эта? Уж не задумали ли вы чего опасного?

— Да так, для разных дел, — быстро проговорила Диана. — Пожалуй, вот эта, прочная, нам больше подойдет. Роджер, заплати за нее.

Роджер рассчитался, радуясь, что еще только начало каникул и деньги у него есть.

Ребята попрощались с хозяйкой магазинчика и ушли, довольные покупкой. Когда они шагали по улице, на церковной колокольне громко пробили часы.

— Половина первого, — сказала Диана. — Сейчас у нас уже ни на что времени не хватит. Барни, встретимся после обеда.

— Хорошо, — согласился он.

— А ты сам-то где будешь есть? — спросил Снабби, вдруг сообразив, что Барни не ждет дома аппетитно пахнущая еда — ведь у него даже и дома-то нет.

— Куплю себе хлеба, сыра, — ответил Барни. — А Миранде — апельсин. Она апельсины обожает.

И он пошел с Мирандой на плече, договорившись зайти за друзьями в половине третьего. Диана решила попросить мисс Перчинг дать им припасов к чаю с собой — чтобы они могли поделиться с Барни.

Она тревожилась о Барни. Как же это можно — ночевать ночью в стогу сена? А если дождь пойдёт? Что тогда ему делать? У него, похоже, и одежды-то другой нет, кроме той, что на нем. А может, ему и на еду-то не хватает? Какая странная у него жизнь — вдвоем с Мирандой идут себе, куда глаза глядят. Диана подняла голову.

— Похоже, дождь будет. Надеюсь, мисс Перчинг не засадит нас в доме на весь оставшийся день.

— Раньше вечера не соберется, — посмотрел на облака Роджер. — Думаю, пока нам ничего не грозит. А вот вечером, возможно, будет ливень.

Мисс Перчинг была рада, что хотя бы один раз дети пришли вовремя. Когда они переступили порог, соблазнительные запахи уже витали в доме.

— Сосисками пахнет и жареным луком, — определил Роджер. — Надеюсь, чипсы тоже будут.

Чипсы были, и жареные помидоры тоже. Проголодавшиеся ребята мигом уничтожили целое большое блюдо. Диана жалела, что Барии не может сейчас вместе с ними наслаждаться этой вкуснятиной. Ей представилось, как он сидит где-то на зеленом пригорке и жует хлеб с сыром, а рядом Миранда уплетает свой апельсин. «Ну ничего, зато потом он весь день будет с нами, и мы вместе будем пить чай и участвовать классном приключении!» — подумала она.