Барни был около коттеджа ровно в половине третьего. Он негромко свистнул.

— Там опять этот мальчик с обезьяной, — сообщила мисс Перчинг. — Я очень надеюсь, Роджер, что он хороший мальчик. Мне совсем не хочется, чтобы ты подружился с кем-то, кто научит тебя плохому.

— Скорее Снабби научит его плохому, — засмеялся Роджер. — Барни — отличный парень, мисс Перчинг. Может быть, мне пригласить его как-нибудь на обед или на чай, чтобы вы сами могли составить о нем представление?

— Да, это хорошая мысль, — одобрила мисс Перчинг. — Ладно, если он вас ждет, вы уж идите. Я приготовила вам с собой все для пикника. Пакеты в кухне, на подоконнике. Спросите у миссис Кругликс, она вам покажет.

Снабби помчался на кухню. Чудик не отставал от него.

— Где вы, Кругляшочек? Где тут наши кулечки для пикника?

Миссис Кругликс подняла голову от послеобеденной чашки чая.

— Ты прежде всего не нахальничай. Ишь, придумал — называть меня кругляшочком. Я уже тебе говорила — мне это не нравится, мистер грубиян.

— А что тут такого? Кругляшочек вам очень даже подходит, — не смутился Снабби и вдруг крепко обнял полноватенькую миссис Кругликс. — Ну как же мне вас не называть Кругляшочком? Это же ласкательное имя, зачем на него обижаться?

Миссис Кругликс не обижалась. По ее мнению, Снабби был «еще тот фрукт», но она готова была терпеть все его выходки и высказывания. Казалось, она даже начала лучше ладить с Чудиком, несмотря на его привычку утаскивать в сад все ее щетки.

— Ты со своим Чудиком — два сапога пара, — сказала она, приглаживая волосы после неожиданных объятий Снабби. — Ну-ка, подойди сюда, Чудик. Ты куда затащил мою ковровую щетку, отвечай! Вот погоди, я ее разыщу, тогда узнаешь, как щетки прятать.

Чудик тут же схватил пыльную тряпку и умчался с ней, отчаянно тряся головой, словно это была крыса. Снабби закричал на него, и в дверях появилась мисс Перчинг.

— Снабби! Перестань так орать. Что опять стащила эта собака? Чудик, брось немедленно! Мне очень жаль, миссис Кругликс, эта собака совершенно ненормальная.

— Ладно, ничего страшного, мисс, — великодушно проговорила кухарка. — Я уже к нему вроде бы и привыкла. Он в целом-то не такой уж плохой. Просто балуется по-щенячьи.

Мисс Перчинг была приятно удивлена тем, что миссис Кругликс так спокойно воспринимает выходки Чудика. Кухарка вручила Снабби корзинку с едой и отослала его из кухни. Вместе с Чудиком он выскочил в сад.

Здесь пес громогласно поприветствовал Барни. Миранда при этом сидела на плече у хозяина и бдительно следила за всем происходящим. Внезапно она соскользнула вниз и схватила Чудика за уши. Хорошенько дернув его за оба уха, она вновь вскочила на плечо Барни. Растерянный спаниель взвизгнул, не успев даже толком понять, что произошло.

Дети рассмеялись. Они всегда с радостью наблюдали за такими сценками, то и дело разыгрывающимися между Чудиком и Мирандой.

— Все для пикника мы взяли, веревку тоже. Пошли, — сказала Диана.

Испытывая необычайное волнение, ребята еще раз прошли через заросший участок сада к большому дому. Когда они приблизились к нему, Миранда тихонько забормотала. Она вспоминала свои утренние приключения

— Тьфу ты, дождь начинается! — раздосадовано воскликнул Роджер. — И как раз когда мы решили устроить пикник!

— Мы можем устроить его на этой веранде, — предложил Снабби, указывая на южный торец здания, где сквозь свисающие побеги вьющихся растений виднелись почти спрятанные за ними стены веранды. — Можно отодвинуть часть веток, чтобы впустить туда света и воздуха.

Ребята поставили корзинку с едой на веранду. Она представляла собой унылое зрелище. Диана не сомневалась, что здесь полно пауков, мокриц и плесени. Она очень надеялась, что им не придется устраивать здесь свой пикник.

Мальчикам не терпелось продолжить обследование дома. Не откладывая, друзья отправились вокруг к тому месту, где были окна детских. Задрав головы, они посмотрели на забранные перекладинами окна. Миранда, соскочив с плеча

Барни, немедленно вскарабкалась к подоконнику одной из детских. Барни позвал ее обратно.

— Миранда, иди сюда! У нас для тебя есть работа.

Снабби и Роджер достали веревку. Она, несомненно, была хорошего качества, прочная и гладкая.

— Для Миранды она слишком тяжелая, ей не затащить ее наверх, — сказал Роджер, взвешивая в руке внушительный моток…

Я уже об этом подумал, — отозвался Барни, вынимая из кармана клубок бечевки. — Прибегнем к старому способу. Пусть эта бечевка втащит нашу веревку наверх.

Под внимательными взглядами ребят он связал конец бечевки с веревкой. Затем он нашел камень с дыркой в нем и привязал к нему второй конец бечевки.

— А это зачем? — спросила Диана.

— Скоро увидишь, — сказал Барни. — Ну, Миранда, ты готова? Подними бечевку наверх, перекинь через перекладину, как ты это делаешь, когда в цирке лезешь к трапеции, и отпусти камень — пусть он упадет!

Миранда слушала, поблескивая умными карими глазами. Она что-то тихонько пробормотала в ответ. Это, бесспорно, была необыкновенно умная обезьянка.

Она зажала камень в своей маленькой ручке, спрыгнула с плеча Барни и быстро полезла наверх к узкому балкончику, вверх по плющу, на другой подоконник и опять по плющу к окнам с перекладинами. Бечевка потянулась за ней, быстро разматываясь внизу с клубка. Миранда присела на подоконник, опять заглядывая в окно.

— Давай, Миранда, делай свое дело! — крикнул Барни.

Ребята следили за обезьянкой, затаив дыхание. Неужели она и впрямь «сделает свое дело»?

И она сделала! Проведя камешек над верхней перекладиной, Миранда отпустила его с другой стороны. Камень полетел вниз, потащив за собой бечевку. Она разматывалась, убегая вдоль стены, пока камень с хвостом из бечевки не упал на землю.

Барни подобрал камешек и дернул за бечевку.

— Вот, смотри, — сказал он Диане. — Сейчас увидишь, как веревка поползет наверх.

Он с силой потянул за бечевку, она поползла над перекладинами и потянула за собой привязанную к ней веревку. Та тоже поползла вверх, прошла над перекладиной и спустилась вниз, в руки Барни.

— Как ты это здорово сообразил, Барни! — восхитилась Диана. — Мне бы до такого никогда не додуматься.

— Ерунда, ничего особенного, — улыбнулся Барни. — В цирке любой ребенок умеет это сделать с двух лет. Так, Миранда опять нырнула в комнату. Надо и мне скорее туда подняться, а то она опять закидает нас всякими вещами!

Когда оба конца веревки свесились до земли, он начал скручивать их и скрутил так тщательно, что получился один жгут — тугой и прочный. Такая веревка, конечно, выдержит его.

— Остается только надеяться, что и перекладины выдержат, — сказал Барни.

Он всей своей тяжестью повис на веревке. Раздался устрашающий треск.

— Ой, верхняя планка ломается! — в страхе воскликнула Диана. — Осторожно, она не выдержит!

Барни опять повис на веревке. Верхняя перекладина с одной стороны выдернулась и повисла наискосок. Веревка соскользнула по ней на следующую перекладину. Всего их было пять.

— Одной меньше, — проговорил Барни. — Может, хоть вторая выдержит.

И опять он повис на веревке. Вторая перекладина подалась лишь на самую малость и потом остановилась.

— Я сейчас попробую подняться, — сказал Барни. — Ничего, если перекладина начнет отваливаться — веревка просто перескочит на следующую. А если и та не выдержит, она соскользнет на четвертую.

— Барни, а если они все не выдержат? — с тревогой посмотрела на него Диана.

— К этому времени я уже буду на подоконнике, — усмехнулся Барни. — Не волнуйтесь, я, как кошка — всегда падаю на лапы.

Барни схватился за веревку, зажал ее ступнями и легко подтянулся на руках.

— Он уже лезет! — ахнул Снабби, а Чудик с взволнованным лаем запрыгал вокруг веревки.

— Перекладина ломается! — вскрикнула Диана. — Осторожно, Барни, она ломается!

И действительно, внезапно перекладина выдернулась с обеих сторон и полетела вниз, ударившись о каменный бордюр почти у самых ног Чудика. Он в испуге шарахнулся в сторону и спрятался под кустом. Барни почувствовал, как веревка чуть провалилась вместе с ним вниз, потом резко дернулась, когда ее задержала следующая перекладина. Мгновение он висел неподвижно. Как поведет себя эта перекладина? Она продержалась несколько секунд и тоже оторвалась от стены. Но не упала, а повисла на одной стороне, а веревка соскользнула по ней на следующую, четвертую!

— Барни, слезай! Так они все оторвутся, и ты упадешь и разобьешься! — крикнула Диана, испугавшись не на шутку.

Барни словно не слышал. Она продолжал взбираться вверх, подтягиваясь по веревке, стараясь добраться до подоконника, прежде чем оторвется последняя перекладина. Когда оторвется эта четвертая, у него останется только одна!

Четвертая перекладина сломалась в тот момент когда мальчик коснулся рукой подоконника. Ловким кошачьим броском Барни перемахнул через последнюю планку на широкий наружный подоконник, с улыбкой глядя вниз, на остальных Веревка раскачивалась под ним, повиснув на последней перекладине. Диана была ни жива ни мертва от страха.

— Вот я и здесь! — крикнул Барни, тяжело дыша после трудного подъема. Он заглянул в окно, высматривая Миранду. Ребятам, стоявшим внизу, показалось, что он вглядывается в темноту окна целую вечность.

— Барни! Что там? — нетерпеливо крикнул Снабби.

Ему не терпелось увидеть все собственными глазами.

— Как странно — откликнулся наконец Барни. — Эта комната — настоящая детская, с деревянной лошадкой и всякими игрушками, а на столе расставлены тарелки для еды. Как-то это непонятно, даже жутковато!

Диана невольно вздрогнула. Это действительно казалось странным.

А мы сможем тоже взобраться по веревке? — крикнула она. — Ты сумеешь привязать ее к чему-нибудь в комнате?

— Ни в коем случае! Никто из вас не полезет, и не думайте? Вы же не умеете лазать, как я. Еще убьетесь.

Барни просунул руку через разбитое стекло — через эту дыру пролезала в комнату Миранда — и стал нащупывать оконную щеколду. Наверное, вся заржавела от времени. Сумеет ли он ее открыть? Ему не хотелось еще больше разбивать стекло.

Наконец он нашел щеколду. Ее, конечно, заклинило. После нескольких попыток ему удалось сдвинуть ее с места, но теперь уже заклинило раму. Барни пришлось долго трясти ее, толкать и раскачивать, и он из-за этого чуть не свалился с подоконника. Но, в конце концов, окно было открыто вполне достаточно для того, чтобы пролезть. Мальчик исчез в темноте, а его друзья внизу, волнуясь, ждали развития событий.

Барни оглядел комнату: ковёр на полу, насквозь проеденный молью, занавески тоже все в дырах по той же причине. Низкий столик в центре комнаты накрыт когда-то красивой скатертью с рисунком. Вокруг него цветные детские стульчики. У окна большая деревянная лошадка-качалка. Мальчик потрогал ее рукой — она качнулась взад-вперед. У Барни по спине пробежал холодок.

На низенькой этажерке располагается большой кукольный дом, рядом лежит перевёрнутая коробка с кубиками. На книжных полках стоят детские книги, в основном с картинками — судя по ним, Боб и Арабелла были дошколятами. Память о них все еще витала в комнате.

«Похоже, эту детскую оставили и заперли как-то внезапно, — подумал Барни. — Ничего не убрали, ничего не унесли — просто оставили все так, как было, когда Боб заболел».

Барни увидел боковую дверь, ведущую из детской, и направился к ней. Она была полуоткрыта. За ней находилась другая комната, там стояли две маленькие кроватки — вероятно, для каждого из детей. У окна притулились низкий туалетный столик и два комодика. Из этой, промежуточной, комнаты можно было попасть в третью. Барни заглянул и туда. Здесь, должно быть, жила няня. Когда-то чистенькая и прибранная, теперь комната была покрыта слоем пыли, в ней тоже потрудилась моль, хотя с меньшим усердием, чем в первых двух. В углу стояла кровать с когда-то белым, а теперь серым от пыли покрывалом. Все это производило странное впечатление. Барни почудилось, что он переместился во времени на многие годы назад. Снизу через окно донесся голос:

— Барни! Эй, Барни! Что ты там застрял? Спускайся и расскажи нам, что там!