Лежа в кровати, Кейра думала об обещании, которое дала доброй волшебнице в самом начале ее приключения: если она получит работу, то больше никогда ни о чем не попросит.

Желание исполнилось, однако она не выполнила свою часть уговора. Успех сделал ее ненасытной, вскружил голову, перед ней открылись блестящие возможности реализовать свой потенциал. Но этого было мало, теперь Кейра хотела и работу, и Адама Тайлера.

Конечно, сейчас наступил век безопасного секса. Но Кейра знала, что секс с Адамом никогда не будет безопасным. Если она бросится в его объятия и закрутит роман, то потом, когда он бросит ее — а случится это очень скоро, — всю жизнь придется залечивать раны своего истерзанного сердца. Однако пережитые волнения и страсть оставили в ее душе щемящую пустоту, и заполнить ее мог только единственный мужчина на свете… Адам Тайлер.

Кейра едва не упала с кровати, услышав громкий стук в дверь. В памяти тут же всплыл чувственный голос Адама, шепчущий: «Я в сорок пятом номере». Кейра накинула кружевной пеньюар и потуже завязала узел на талии.

Но на пороге стоял муж Келли.

— Саймон! Что ты здесь делаешь? Сейчас час ночи! — Она высунула голову за дверь, проверяя, нет ли в коридоре кого-нибудь из членов команды. — Если увидят, что я разговариваю с тобой, меня тут же уволят.

— Я пришел по поводу Грасии.

Кейра настежь распахнула дверь, нехорошее предчувствие сдавило сердце.

— Что?.. Что случилось?

— Ее мать. Сегодня вечером, в Сиднее… мать Грасии погибла в автокатастрофе.

Как только новость дошла до ее сознания, Кейра пулей вылетела из комнаты и побежала к номеру Джефа. Она барабанила в дверь до тех пор, пока на пороге не появился сонный Джеф.

— Ты знаешь, который час? — возмутился он.

— Я только что получила плохие известия, — начала Кейра. — У моей подруги несчастье, и я должна быть рядом с ней.

Джеф отрицательно помотал головой и зевнул.

— Прости, но я не могу разрешить тебе уйти. До конца съемок осталось три дня. Боюсь, придется подождать.

— Ну же, приятель, — вмешался Саймон, появляясь из-за спины Кейры, — разве тебе так трудно отпустить ее на несколько часов?

При виде незнакомого мужчины у Джефа сон как рукой сняло.

— Кто это?

— Саймон. Мой друг. Именно он сообщил мне плохую новость.

— Как тебе удалось проникнуть сюда? — негодовал Джеф.

— Сейчас это не столь важно. Главное — ей нужно поехать домой.

Глаза Джефа сощурились.

— Отлично, но, если ты ее увезешь, она больше сюда не вернется. Кейра, мы расторгнем с тобой контракт и не заплатим тебе ни гроша.

— Ведь до вечера не будет никаких съемок. Я вернусь к началу, обещаю.

— Прости, но не могу ничего поделать, — уперся Джеф. — Подожди три дня — и ты свободна как птица.

Кейра смотрела на него невидящим взглядом, до боли кусая губы. Ужасная новость сковала мозг, и ей никак не удавалось найти верное решение.

Неожиданно, словно очнувшись, девушка стремглав побежала к лестнице. Поднявшись на следующий этаж, она оказалась прямо перед сорок пятым номером и постучалась. Адам не заставил себя долго ждать. Кейра с облегчением заметила, что он даже не раздевался.

Адам с восхищением разглядывал наряд Кейры. Халатик слегка распахнулся, узел на талии ослаб. Непослушные завитки волос обрамляли взволнованное лицо. Дыхание было учащенным, словно она пробежала не одну пару миль. Он никогда в жизни не видел ничего более сексуального.

И только спустя минуту Таилер понял: что-то случилось. Он нежно взял ее за руку.

— Милая, что произошло?

— Я никогда тебя ни о чем не просила и не попросила бы сейчас, если бы не крайняя необходимость. Ты моя последняя надежда. Прошу тебя, попробуй убедить Джефа, чтобы он позволил мне уйти. — Ее голос звучал разгневанно, а взгляд метал молнии. — Это очень важно. Он заявил, что разорвет контракт, а я не могу этого допустить. Мне нужны деньги. Но и уйти тоже необходимо. Остается надеяться только на твою помощь, Адам.

— Чем ты так взволнована? — спросил Тайлер, заключая дрожащую девушку в свои надежные объятия. В тот момент он готов был сделать все что угодно, лишь бы успокоить ее.

— Это касается Грасии. Ты ведь знаком с ней.

— Знаком, — подтвердил Адам, проводя рукой по ее худенькой спине.

— Ее мама… — Кейра сделала паузу, чтобы перевести дыхание. — В эти выходные ее мама попала в автокатастрофу и погибла. Грасию воспитывал отчим, своего родного отца она даже не знала. Сейчас я нужна ей, как никогда. Я просто не могу оставить ее одну сегодня ночью. Никак не могу.

— Конечно, не можешь.

Адам поднял взгляд и увидел, что к ним направляется незнакомый мужчина.

— Кейра, — обратился он к ней, и Адам понял, что этот парень знает ее. Он насторожился.

— Чем могу помочь тебе, приятель? — спросил он. Его голос звучал так низко и угрожающе, что это удивило даже его самого.

— Я Саймон. Друг Кейры. Муж Келли.

Адам перевел дыхание. Слава богу, этот здоровяк ему не соперник!

— Отлично, — сказал он. — Пожалуйста, отведи Кейру в ее номер и помоги собрать все необходимое. Через пятнадцать минут спускайтесь вниз. Договорились?

Саймон пристально посмотрел на Адама, словно решая, можно ли ему доверять. Очевидно, получив утвердительный ответ на свой немой вопрос, он слегка кивнул головой и, взяв Кейру под руку, повел ее к лифту.

Адам схватил ключ от номера и поспешил сделать то, что должен был сделать.

Пятнадцать минут спустя Кейра сидела в лимузине, который вез ее к дому на улице Сент-Килда. Саймон сидел рядом и смотрел на нее как заботливый старший брат, готовый в любую минуту прийти на выручку. Кейра всю дорогу разговаривала по мобильному телефону с Келли, которая находилась рядом с Грасией.

Когда автомобиль свернул к стоянке, взгляду Кейры предстало все то же здание, которое она оставила меньше двух недель назад. Боже, как ей хотелось побежать и прижаться щекой к красной кирпичной стене! Сердце сжалось от боли — долго еще придется ждать счастливых времен.

Но сейчас это не имело значения.

Как только Кейра вылезла из машины, перед ней сразу же предстала огромная фигура Адама Тайлера.

Девушка тут же забыла, где она и что здесь делает, она просто смотрела, не отрываясь, в огромные голубые глаза.

— Я… я приехал сюда первым, — объяснил он. — Не хотел путаться у тебя под ногами.

— Увидимся наверху, — бросил через плечо Саймон.

Кейра неожиданно поняла, что Адам сделал все это для нее. Он тоже был скован условиями контракта, и ему грозили гораздо большие потери, чем несколько тысяч долларов. Но он уехал из отеля, чтобы поддержать ее. Он рисковал благополучием своей компании ради нее! Кейра не удержалась и взяла его за руку.

— Прошу тебя, не уходи, только не сейчас, — взмолилась она.

Они постояли еще несколько секунд, смотря в глаза друг другу, потом Адам слегка пожал ее руку и пошел переброситься парой слов с водителем.

Кейра подняла голову и увидела свет в окне Грасии. Тяжело вздохнув, она поспешила к лестнице.

Дверь в квартиру Грасии была не заперта. Кейра устремилась в спальню, подбежала к своей лучшей подруге и крепко обняла ее.

Несколько часов спустя Адам суетился на кухне в квартире Кейры, которая находилась на нижнем этаже.

Кейра лежала на кожаной кушетке, одна ее нога свисала на пол, а рука прикрывала усталые глаза. Она провела несколько часов, утешая убитую горем подругу.

На протяжении всей ночи Адам подвергался чувственной атаке, которой упорно избегал всю жизнь. Но когда Кейра попросила его остаться и потом, когда хлынул поток слез, угрожавший затопить квартиру Грасии, Адам не смог уйти. Желание быть рядом с Кейрой оказалось сильнее, чем стремление защитить свое сердце от опасных чувств. Это была та еще ночка.

Чайник вскипел, и Адам заварил себе чашку крепкого черного кофе, а Кейре более слабый, с молоком. Когда он вошел с подносом в гостиную, то увидел, что Кейра задремала. Как можно аккуратнее поставив поднос на деревянный столик, он сел напротив. Ему не хотелось ее будить, но, очевидно, она ощутила приятный аромат кофе.

— Мм, — промычала девушка, открывая прекрасные сонные глаза.

Адам не мог пошевелиться, он потерялся во времени, забылся при виде роскошных губ, которые подарили ему медленную, благодарную улыбку. Потом Кейра потянулась, и Адам уже готов был наброситься на нее, но тут девушка сладко зевнула и села. Все еще сонно моргая, она усмехнулась.

— Чему ты усмехаешься? — спросил он.

— Я чувствую себя так, словно улизнула с уроков, — прошептала она.

— Ты ходила в частную школу?

— Ага.

— Твои родители были состоятельными людьми?

Она помотала головой.

— Я получила государственную стипендию.

— Так значит, ты была мозговитой девочкой.

Ее глаза улыбались, в их изумрудных глубинах искрились огоньки.

— А ты разве нет?

Он пожал плечами.

— Я неплохо справлялся. А почему ты не стала врачом или юристом? Не могла переносить вида крови?

Кейра снова усмехнулась. Адам обнаружил, что собрал целую коллекцию ее улыбок. Они были так хороши, что он попытается сохранить их в памяти на всю жизнь.

— Мне нравится действовать. В моей профессии тоже хватает кровопролития, но последнее слово всегда остается за мной. Мои задумки всегда имеют успех. Я не терплю никакого вмешательства — иначе я ухожу.

— Я убедился в этом сегодня ночью. Когда я встретился с Джефом, он выглядел так, словно не мог понять, где просчитался. Должно быть, парень думал, что приобрел дрессированную собачку, когда нанимал тебя на работу.

Разговор на несколько секунд прервался. Они молча пили кофе, наслаждаясь обществом друг друга. Кейра поджала под себя ноги.

Адам огляделся. Ее квартира была одновременно и стильной, и по-домашнему уютной. Теплой. Комфортабельной.

— Мне нравится твоя квартира.

— Мне тоже. Знаешь, это почти все мое. Я говорю о доме.

— Впечатляюще. Тебе удалось добиться этого, даже не став врачом или юристом…

— Или совладельцем компании с многомиллионным оборотом, — сказали они в один голос.

— Получив гонорар за шоу, я могла бы полностью выкупить его. Но сейчас меня, должно быть, уже выгнали. — Кейра пожала плечами.

Адам вспомнил ее несвязное бормотание о том, как важно для нее не потерять эту работу.

— Если тебе нужны деньги… — машинально предложил он и ужаснулся собственным словам. Кейра вытянула руки, заставляя его замолчать.

— Даже не думай об этом. Ничто так не разрушает отношений, как деньги.

Слова девушки принесли такое облегчение, что ему захотелось тут же броситься в ее объятия, положить голову ей на колени и больше никогда не отпускать. Эти мысли сильно напугали Адама, и он вскочил на ноги.

— Как насчет того, чтобы позавтракать? — спросил Тайлер, меняя тему разговора.

Кейра посмотрела на закрытые дверцы буфета, стараясь угадать, что там может быть из съестного.

— Боюсь, кроме кукурузных хлопьев и яиц двухнедельной давности у меня ничего нет, — наконец призналась она.

— Сиди, — приказал Адам. — Оставайся здесь. Я все равно собирался прогуляться. Заодно принесу что-нибудь перекусить.

Кейра утвердительно кивнула. Он хочет уйти, ему нужен свежий воздух. Она не может винить его за это. Он и так провел всю ночь, утешая практически незнакомого человека. Неудивительно, что в конце концов он дошел до предела.

Адам даже не обернулся, уходя. Кейра не удивилась бы, если бы он бросился бежать со всех ног. И хотя она изо всех сил старалась не подавать виду, эта мысль лишила ее последних сил. Девушка снова легла на мягкую кушетку и погрузилась в глубокий тревожный сон.

До нее долетел аромат свежего кофе, смешанный с корицей. И запах свежих французских булочек с кремом. И джема. И чего-то еще… Кейра заворочалась и приоткрыла один глаз.

Адам вернулся. В пробивавшемся через небольшое окно утреннем свете она разглядела его силуэт. Сердце сначала наполнилось нежностью, а потом забилось так сильно, что стало тяжело дышать.

Кроме еды, в самом центре стола горделиво возвышался огромный букет. Адам явно не смог найти вазу и поставил цветы в кастрюлю. Маргаритки, ее любимые. Точно такой же запах у ее духов. Неужели Адам заметил это? Кейра села.

— Доброе утро, солнышко, — приветствовал он, повернувшись.

Она провела рукой по взъерошенным кудрявым волосам.

— Как долго тебя не было? — спросила она, стараясь скрыть за зевком распускающуюся в сердце радость.

— Около получаса.

— Мне кажется, я проспала не меньше суток.

Его губы растянулись в улыбке.

— Я рад, что ты хоть немного отдохнула.

Кейра поднялась, суставы причиняли невыносимую боль, тело было тяжелым от усталости, но сердце пело: Адам вернулся. Ей вдруг стало безумно жалко его: должно быть, он чувствует себя не менее усталым и обессилевшим, но вместо того, чтобы отправиться в отель и хотя бы пару часов поспать, вернулся к ней с цветами и завтраком.

При виде идиллии, которая окружала ее, Кейра чуть не задохнулась. Стол ломится от изобилия: французские булочки, кукурузные хлопья, омлет с ветчиной, при виде которого потекли слюнки, тщательно подобранный букет, — и, что самое главное, за столом сидит мужчина, которого она обожает. Пришлось собрать всю свою волу в кулак, чтобы не расплакаться.

— Ну и ну! — довольно воскликнула она, усаживаясь поудобнее.

— Что такое?

— Мы ждем гостей?

— Насколько я знаю, нет.

— Чего же ты медлишь? Накладывай мне скорей всю эту вкуснятину.

— Могу я попросить тебя о маленьком одолжении? Пожалуйста, не забудь про бедняжку Адама и оставь ему немного.

Кейра улыбнулась.

— Это мы еще посмотрим.

Адам наполнил тарелку Кейры, а потом и свою. Он был очень голоден — теперь и не вспомнить, когда он ел в последний раз.

— Как ты думаешь, что теперь будет делать Грасия? — спросил Тайлер.

Кейра подняла взгляд на потолок, словно стараясь прочитать мысли подруги, которая находилась несколькими этажами выше.

— Не знаю. Ее мама была еще девчонкой, когда родила Грасию, и снова вышла замуж, когда она — Грасия — уже училась в университете, поэтому сводные брат и сестра моей подруги еще совсем дети. Ее отчим прекрасный человек. Думаю, если Грасия захочет жить с ним и со своими братом и сестрой, он не будет возражать.

— Но захочет ли она? Мне показалось, она не принадлежит к числу тех, кто легко уживается с людьми.

— Так оно и есть.

Адам съел почти половину, и до него вдруг дошло, что он давно не завтракал в приятной дружеской атмосфере.

Редкие завтраки с отцом были какими угодно, но только не дружескими, а трапезы с Крисом и Дином никогда не проходили в тишине. Каждый из троицы всегда спешил поделиться новыми идеями.

Этот завтрак был неторопливым, спокойным и приятным. Кроме того — в компании женщины. А такое случилось в его жизни впервые.

Адам внимательно наблюдал за девушкой. Ее взгляд устремился к окну, но не обнаружил там ничего интересного, кроме гаража соседа. Она откусила булочку и стала медленно жевать. Огромные зеленые глаза, щурясь, смотрели на солнце.

Вдруг Кейра повернулась к Адаму и подарила ему самую нежную и лучезарную улыбку, которая говорила о том, что все в порядке.

Сердце у него в груди сжалось.

Опять она осчастливила его мимолетной улыбкой, которую он прибавил к своей коллекции. Ему отчаянно хотелось, чтобы эти волшебные мгновения повторялись снова и снова. И чтобы рядом была не очередная подружка.

А именно она. Кейра Марлоу. Самая удивительная женщина в мире.