— Итак, раньше ты встречалась только с молокососами? — вдруг выпалил Адам.

Кейра моргнула. С какой стати он завел этот разговор? В его глазах было что-то большее, чем просто дружеский интерес.

Ее сердце тут же забилось с удвоенной скоростью, кровь стучала в висках, заглушая все звуки.

— А ты назначал свидания только безмозглым пышногрудым девицам, — парировала она.

Но он знал, как ее зацепить.

— Возможно, ты и права. Но как, по-твоему, это отразилось на нас?

Кейра положила вилку, не в состоянии отвести от него взгляд.

— Очевидно, не слишком хорошо, — признала она. — Иначе сейчас мы сидели бы в кругу семьи, а у нас под ногами постоянно вертелись бы дети.

Адам утвердительно кивнул головой.

— Может, пришло время нарушить традицию? И попробовать что-нибудь новое?

Он это серьезно?! Неужели роскошный, невозмутимый, закоренелый миллиардер-холостяк Адам Тайлер действительно хочет, чтобы они узнали друг друга поближе?

У Кейры перехватило дыхание и закружилась голова. Оглушенная, она ловила ртом воздух. Ей даже пришлось ухватиться за стол, чтобы не свалиться со стула.

Адам же, напротив, оставался спокойным и сдержанным, как и всегда. Он пристально смотрел на нее в ожидании ответа. Ну что ж, ему придется подождать. Ответ станет одним из самых важных в ее жизни.

Думай, Кейра. Думай!

Роскошный? О боже, да.

Невозмутимый — разумеется. Но разве ты сама не такая?

Убежденный холостяк. Так это означает, что он никогда не попытается переделать тебя. Кроме того, если тебе вдруг захочется уйти, он не станет удерживать. Разве это не превосходно?

Миллиардер.

Именно здесь все предыдущие доводы показались несерьезными. Деньги разрушают все. Ее родителям всегда не хватало денег. Это не давало им стать счастливыми. Ей часто приходилось видеть, как из-за денег вспыхивали ссоры. Неудачи родителей оставили неизгладимый след и в душе Адама. Он вряд ли когда-нибудь сможет полностью довериться женщине. А в близких отношениях нет ничего хуже недоверия и подозрительности.

Расслабься. Это вовсе не предложение руки и сердца. Адам не просит тебя поехать на край света и стать его рабыней. Он всего-навсего подал идею о том, что двое взрослых людей, испытывающих симпатию друг к другу, вероятно, захотят рассмотреть возможность встречаться.

Кого она хочет обмануть? Они не просто испытывают симпатию друг к другу. Они могут осветить маленький город, если их страсть превратить в электричество. Даже самый короткий роман был бы… незабываемым.

Но что она будет делать, когда он закончится? Ее жизнь станет просто невыносимой. Вряд ли другие мужчины смогут выдержать сравнение с Адамом Тайлером.

До Кейры вдруг дошло, что она по уши влюбилась. А раз так, то ее ответ должен быть «нет». Адам ни разу даже словом не обмолвился, что стремится к серьезным отношениям. Встречаясь с ним, она лишь пополнит и без того длинный список его любовниц.

Кейра расправила плечи:

— Или, может, нам следует до конца сохранить верность своим убеждениям и оставить все как есть? Тогда мы точно не падем жертвами обстоятельств.

Адам сощурился:

— Такой аргумент всегда действует.

Кейра воспользовалась несколькими мгновениями тишины, чтобы унять неистово колотившееся сердце.

— Ну, и часто это тебе удавалось? — спросил он.

— Что?

— Сохранять верность своим убеждениям?

Конечно. Пока я не встретила тебя! Разумеется, она поступает благоразумно. Тем не менее Кейра прекрасно понимала, что сейчас в ее словах нет ни капли правды.

Ее жизнь была приятной. Интенсивной. Упорядоченной. Но едва ли Кейре хотелось, чтобы она была такой всегда. Ее терзали смутные предчувствия, что на склоне лет она гораздо больше гордилась бы жизнью бурной, беспокойной, полной любви и страсти. Адам давал ей возможность вырваться из замкнутого круга, но почему-то в тот момент Кейра предпочитала прислушиваться к голосу разума, а не сердца. Не в силах произнести ни слова, она снова закусила губу.

— Ты слишком часто делаешь это.

— Что?

Он наклонился и, взяв ее за подбородок, провел большим пальцем по губе, которая вдруг стала мягкой и податливой.

— Кусаешь свою прекрасную нижнюю губку.

— Когда я была ребенком, то часто сосала большой палец. Очевидно, мне так и не удалось полностью избавиться от этой привычки, только теперь кусаю губу. — Кейра провела пальцем по губе, надеясь смахнуть горячий след, который оставил на ней Адам.

— А я было подумал, что ты делаешь это, когда хочешь что-то утаить.

Так оно и было. Но как он догадался?

— Знаешь, тебе не нужно ничего скрывать от меня, — спокойно заверил Адам. — Каков бы ни был твой ответ, я его приму.

— Это ты должен говорить, — наконец заявила она.

Адам разразился громким смехом, от которого у нее засосало под ложечкой.

— Ты выиграла очко! — воскликнул он. — Вся беда в том, что мы слишком похожи, Кейра. Упрямые. Самоуверенные. Не хотим рисковать из страха совершить ошибку.

— Ну, тогда, похоже, нам не на что надеяться, согласен?

Кейра знала, что эту фразу можно понять двояко. Во-первых, нет надежды на то, что хоть один из них когда-нибудь изменится. Во-вторых, едва ли они смогут сойтись. Несмотря ни на что, Кейра была довольна собой — она ясно высказала свою точку зрения, и при этом ей удалось не причинить боль ни себе, ни ему.

Она ждала ответа.

Адам откашлялся, и Кейра вздрогнула от испуга. Она увидела в голубых глазах то же беспокойство, какое испытывала сама. Потом на его лице появилась сдержанная улыбка.

— Надежда есть всегда, — спокойно ответил Адам. Он встал и принялся убирать со стола. Подойдя к ней, наклонился и нежно поцеловал ее в макушку. Кейра так сильно закусила нижнюю губу, что почувствовала во рту вкус крови. Боже, как ей хотелось броситься в его объятия и поведать о своих тайных надеждах! Но зачем?

Пару часов спустя Адам помог ей выйти из лимузина перед красивым фасадом отеля. Кейре показалось, что в тот день «Айви» гораздо больше походил на неприступную крепость, чем всегда.

— Ты уверена, что хочешь пойти одна? — спросил Адам. Его рука нежно гладила ей спину, вселяя уверенность.

— Абсолютно, — заверила Кейра, тяжело вздохнув.

— Ты ведь понимаешь, что Джеф готов съесть тебя заживо. Под маской молодого чудаковатого исполнительного директора телестудии скрывается настоящий хищник.

— Пусть так.

Кейра уже поняла, что работа больше не имеет для нее такого значения, как раньше. В жизни появилось кое-что поважнее. Вернее, оно было всегда, но только прошлой ночью она поняла, насколько это важно.

Дружба. Люди важнее, чем вещи. Если бы у нее ничего не было, если бы по каким-то причинам она потеряла дом, то Келли, Грасия и… любимый Адам наверняка поддержали бы ее и приютили.

Кейра вдруг осознала, что час разлуки с Адамом неумолимо приближается. Совсем скоро съемки шоу закончатся, а с ними завершится и их общение. Девушке отчаянно захотелось продлить эти волшебные мгновения.

— Еще раз спасибо за все, — поблагодарила она.

— Всегда к твоим услугам, — отозвался Адам. Кейра потянулась и поцеловала его в щеку. Она просто не удержалась. Этот поцелуй едва ли мог что-то изменить в их отношениях. Тем не менее она почувствовала себя счастливой оттого, что смогла прикоснуться к его теплой щеке.

Тяжело вздохнув, Адам оставил ее одну перед номером Джефа. Кейра постучала в дверь.

— Ты знаешь, что я могу убить тебя? — выпалил Джеф, отключая мобильный телефон.

Кейра едва не рассмеялась. На его волосах геля было еще больше, чем обычно. Он выглядел почти пародийно.

— Не вижу причин для улыбок, Кейра. Ты нарушила условия контракта, и у меня есть все основания уволить тебя, не заплатив ни цента.

Кейра ожидала, что холодный, животный страх вот-вот схватит ее за горло, но этого не произошло. Осознание того, что на свете есть вещи поважнее работы, заставило ее расслабиться и почувствовать легкость на душе. Она оплатит свой дом — возможно, не в этом месяце, может, даже не в этом году, но добьется своей цели. Собственной кровью, потом и слезами. Она будет трудиться не покладая рук, по праздникам и выходным. Но она сделает это!

— Ну, чего же ты ждешь? Убивай! — бросила Кейра, смерив Джефа пристальным взглядом.

Он покраснел, откашлялся.

— Послушай… — начал он, стараясь подобрать более мягкие слова. Кейра прервала его:

— Ладно, Джеф, не будем попусту терять время. Ты прекрасно знаешь, что мне нужна эта работа, иначе я не стала бы за нее браться. Но, черт возьми, я лучший стилист в городе, меня ждут многие компании. Мне хорошо платят, и, поверь, я заслуживаю каждый цент, который получаю. Поэтому хочешь — оставляй меня, хочешь — нет. Решение за тобой. Если я продолжу работу, то обещаю, что в финале главный герой, которой обожает меня, как, впрочем, и я его, будет выглядеть лучше, чем когда-либо. Если ты меня уволишь, то можешь не сомневаться — Крис очень огорчится.

Джеф смерил ее взглядом и убедился, что на сей раз ветер перестал дуть в его паруса.

— Откровенно говоря, я посоветовался с управляющим, и мы пришли к выводу, что у тебя были достаточно веские основания для ухода. Мы не станем расторгать контракт. Ты также можешь рассчитывать на полную оплату своих услуг.

— Очень рада это слышать. О, чуть не забыла предупредить — мне необходимо отлучиться во вторник днем, чтобы пойти на похороны. Договорились?

Джеф заскрипел зубами и кивнул:

— Хорошо.

— Ну, раз мы обо всем договорились, думаю, мне пора приступить к своим прямым обязанностям, а то Крис начнет беспокоиться, куда пропал его стилист.

Кейра пожала Джефу руку и вышла из комнаты с таким видом, словно на ней был костюм от Шанель, а не бриджи и майка.

Следующие несколько дней прошли словно в тумане.

Кейра занималась подготовкой Криса к великому финальному дню. Кроме того, как только у нее появлялась возможность, она тут же звонила Грасии, чтобы хотя бы на словах поддержать ее. А Адам исчез. И из-за этого ей было плохо, как никогда.

Но чему она удивляется?! Зачем такому парню, как он, проблемы с провинциалкой вроде нее? Он и так вел себя как настоящий джентльмен. И только за это она будет любить его всю жизнь.

Во вторник днем Кейра снова покинула отель, чтобы сопровождать Грасию на похороны матери. Она не на шутку удивилась, обнаружив, что Грасия, эта сорвиголова и, по сути, еще ребенок, за одну ночь так повзрослела. Ее отчим был безутешен, сводные брат и сестра плакали не переставая. Но сама Грасия переносила несчастье с большим достоинством. Кейра подивилась мужеству и выдержке подруги.

В глубине души Кейра надеялась, что Адам тоже придет, но он прислал самый красивый букет гардений, любимых цветов Грасии. Удивительно, как он умудряется выяснять столь незначительные подробности жизни малознакомых людей!

После похорон Майя Рамплинг, редактор журнала «Фреш», настояла на том, что поедет с ней в одном автомобиле домой к отчиму Грасии, где должна была состояться панихида.

— Ну, как продвигается грандиозное шоу? — поинтересовалась Майя. — Телевидение оправдало твои ожидания?

— Более чем, — призналась Кейра.

— Скажи, как выглядит Крис Гейер?

— Кто?

— Ну же, Кейра. — Тоненькая седая бровь Майи поднялась от разочарования. — Джеф Ворсит, исполнительный директор, звонил мне в ужасной панике, чтобы убедиться, что я не раскрою рта до выхода шоу на экран. Взамен он пообещал дать эксклюзивное интервью через две недели. Он похож на сторожевого пса — такой же свирепый и одновременно преданный своему делу. Мне он нравится.

— Несмотря ни на что — мне тоже.

— Как я поняла, Крис привнес в твою жизнь немного солнечного света. Надеюсь, ты затмила других девушек в его глазах?

— О нет! По крайней мере одна из них превзошла всех.

Майя вздохнула.

— Итак, настоящая любовь в конце концов победила?

Кейра кивнула:

— Думаю, так оно и есть.

— Но ты хоть завела любовную интрижку с каким-нибудь телевизионщиком?

— Нет, — рассмеялась Кейра. — Вынуждена разочаровать тебя, но ни один из них не пробудил во мне интереса.

Майя бросила на нее подозрительный взгляд, и девушке понадобилось приложить немало усилий, чтобы спокойно улыбнуться.

— Не пытайся меня обмануть, дорогая. Я слишком много лет прожила на свете, чтобы поверить в это. Если твое сердце похитил не сотрудник студии, тогда это сделал кто-то другой. Ты выглядишь бледной и поникшей, и здесь наверняка замешан мужчина.

Кейра пожала плечами.

— Ну, может, отчасти, — согласилась она. — Но это не имеет значения. Я нахожусь там, чтобы делать свое дело. Ты меня знаешь — на первом месте работа, а не чувства.

— По-моему, тебе уже давно пора позаботиться и о чувствах. Пришло время дать себе передышку.

— Не думаю, Майя.

— Будь честной сама с собой. Прислушайся к своему сердцу и поступай, как оно тебе велит.

Кейра не нашла, что ответить. Она смотрела, как колышется листва на деревьях от жаркого влажного ветра, который дул целый день, предвещая изменение погоды.

Вечером Кейра занялась приготовлением Криса к последним съемкам. Боже, как ей хотелось продлить каждое мгновение этого последнего дня!

— Ну, ты готов, приятель? — спросила Кейра в последний раз.

— Как никогда, — признался Крис. Он повернулся к ней и взял ее руки в свои. — И во многом благодаря тебе. Без твоей поддержки я вряд ли выдержал бы все это. Особенно принимая во внимание моего скептически настроенного друга.

Кейра заметила, что он даже не упомянул имя Адама. Девушка с трудом выдавила из себя улыбку и крепко пожала его руку. Удивительно, где она брала силы не расплакаться?!

— Итак, ты нашел то, что искал?

На мгновение Крис задумался.

— Да. И даже намного больше. Словно я купил лотерейный билет в надежде выиграть хотя бы сотню, а получил целый миллион.

— Ты действительно любишь ее, Крис?

— Всем сердцем.

Кейра крепко обняла его.

— Это видно. Ты просто светишься.

— Вот что сила любви может сделать с обыкновенным парнем.

Кейра кивнула:

— Тебе очень идет быть влюбленным.

Крис удержал ее руку.

— А почему у тебя заплаканные глаза? Ты выглядишь так, словно на твои плечи свалились все беды и несчастья этого мира.

Кейра направилась к гардеробу и начала машинально передвигать вешалки с костюмами и рубашками.

— Похоже, я подхватила грипп. Или это всего лишь простуда. Я почти не спала из-за боли в мышцах и суставах. — Она выбрала галстук и протянула Гейеру. — Думаю, этот отлично подойдет к твоему костюму.

В следующее мгновение она оказалась в крепких объятиях Криса.

— Тебе следует сказать ему.

— Не могу.

Крис позволил себе резко выругаться. Кейра слегка вздрогнула от неожиданности — она и не подозревала, что в лексиконе такого милого парня имеются столь грубые выражения.

— Вы оба упрямы, как ослы! Вместо того чтобы вдоволь насладиться самыми прекрасными, самыми волнующими моментами в жизни, я вынужден наблюдать, как двое очень близких мне людей сохнут друг по другу и изнывают в разлуке.

— Я вовсе не сохну, — возразила Кейра, но мысли уже вертелись вокруг последней фразы Криса. Неужели Адам действительно сохнет по ней и изнывает в разлуке?!

Крис сурово посмотрел на нее.

— Если ты в скором времени не предпримешь какой-нибудь решительный шаг, Кейра, может оказаться слишком поздно.

Крис развернулся и вышел из комнаты, торопясь как можно быстрее сделать предложение женщине, которую любил. В коридоре он тут же натолкнулся на Адама. Тот дружески похлопал его по плечу. Крис набросился на него:

— Где ты пропадал, черт возьми?

— Работал. Крутился. Заключал сделки.

— Вернее сказать, прятался. Ладно, сейчас мне не до тебя. В любом случае это подождет до конца съемок.

Адам молча последовал за другом. Он никогда не видел Криса таким решительным, таким целеустремленным. Слегка сутулые плечи распрямились, походка стала уверенной. Он даже выглядел выше, чем обычно.

Адам снова попытался объяснить причины своего отсутствия, но Крис не захотел слушать.

— Я сказал, что сейчас это меня совсем не интересует, — заявил он.

— Но я действительно занимался делами.

Крис остановился, чтобы нажать кнопку лифта, и у Адама появилась возможность догнать его.

— Я пришел, чтобы пожелать тебе удачи, приятель. Обращайся с ней хорошо, и, надеюсь, она сделает тебя счастливым. — (Крис не верил собственным ушам.) — По-моему, чтобы стать вдохновителем идей, нужно непременно пребывать в состоянии влюбленности. А ты самый большой выдумщик, которого мне когда-либо доводилось встречать. Надеюсь, теперь дела компании пойдут еще лучше. — Адам протянул руку в знак примирения, но Крис не пожал ее, он сердечно обнял друга.

— Спасибо, приятель, для меня это очень важно. Могу дать тебе точно такой же совет. Состояние влюбленности полезно не только вдохновителям идей, но также и главам отделов маркетинга. — Его губы растянулись в сочувственной улыбке.

Адам подозрительно сощурился.

— Пожалуйста, — сказал Крис, — ты можешь сколько угодно изображать невозмутимого плейбоя, я все равно не поверю, так как слишком давно тебя знаю. Однако сегодня ты доказал, что способен не вмешиваться в мои дела, поэтому и я не стану вмешиваться в твои.

Лифт подъехал, и двери медленно открылись.

— Ну, мне пора. — Крис вошел в кабину.

— Иди к ней, приятель, — бросил напоследок Адам, снова напуская на себя беззаботный вид. — И не забудь поцеловать ее от моего имени. Скажи ей, что я рад за вас обоих.

Крис кивнул. Когда двери закрылись, Адам почувствовал, что друг оставил его. Мысли Криса, должно быть, уже переключились на женщину, которая ждет не дождется его признания в любви. Оставалось надеяться, что эта женщина понимает, как ей повезло.

Он повернулся и увидел, что дверь в апартаменты Криса закрыта. За этой дверью должна находиться Кейра. Одна.

Обстоятельства свели их вместе. Оба не были уверены, выживет ли их чувство в реальном мире. Чтобы хоть немного разобраться в самом себе, Адам уехал домой. Но это не помогло. Напротив, вдали от нее он ощущал себя еще более разбитым и несчастным. И теперь, стоя в коридоре всего лишь в нескольких шагах от Кейры, он мог только надеяться, что она испытывает к нему те же чувства. Именно страх снова услышать «нет» мешал ему преодолеть расстояние, разделявшее их.