Сьена Капулетти возвращалась домой.

Другие люди на ее месте только радовались бы этому обстоятельству. Девушку же оно ввергало в самый настоящий ужас.

Ладно, ладно. Возможно, это жуткое чувство неудобства доставляет ей мальчуган, сидящий рядом с баночкой кока-колы в руках, которая вот-вот обрызгает ее дорогой костюм.

Как бы там ни было, гадкое ощущение никак не оставляло девушку. Ее одновременно бросало то в жар, то в холод. Совершенно точно в этом были виноваты мысли о доме. Дом никогда не вызывал в Сьене теплых и приятных мыслей.

И все же вот оно: коричневая пузыристая жидкость брызнула на ее новенький костюм от Дольче и Габбана и расплылась рыжими мокрыми пятнами на ткани. А ведь это ее парадный костюм, в котором она собиралась пойти на собеседование.

- Отлично, - пробурчала Сьена себе под нос.

Оглянувшись, она поискала глазами стюардессу. Но та словно сквозь землю провалилась.

Итак, это знак. Не надо было садиться в этот день на самолет. Надо было надеть свой привычный рабочий костюм нежно-голубого цвета, прикрепить бейджик, надеть пилотку и - в очередную рабочую смену! Куда лучше, чем сидеть сейчас в кресле самолета своей родной компании.

Однако можно ли отказаться, когда тебя приглашает обсудить твою дальнейшую карьеру сам совладелец компании «Макс-Эйр», в которой ты работаешь? Сам Максимилиан Снэд эксцентричный, богач, и черт не брат! Какой выбор у нее был? Ей просто пришлось принять его предложение и полететь в Карны, где располагался его величественный дом. По слухам, которые, скажем прямо, зачастую не врут, это таит в себе сказочные возможности.

Просто вдвойне отлично.

Неслабый толчок по ноге вернул Сьену к неприятной реальности.

Пытаясь не замечать балансирующую у нее над коленкой банку кока-колы, Сьена постаралась сконцентрироваться и вспомнить уроки релаксации, которые она как-то раз брала. Итак, надо закрыть глаза, сделать несколько глубоких вдохов и представить себе самое любимое место. Берег на Гавайях? Швейцарский лыжный курорт? Или ту самую обувную лавку на Мэдисон-авеню, в которой она оставляла недельную зарплату?

Однако не так-то просто было сосредоточиться. Все цвета, запахи, вкусы и образы разлетались, как бабочки в летний день.

- Ой, простите, пожалуйста, за задержку. Меня отвлек парень, который показывал фокусы с баночкой от кока-колы. Он пытался научить и меня. И представьте, у меня почти получилось.

Сьена наконец открыла глаза. Перед ней стояла симпатичная светленькая стюардесса с бейджиком «Джессика». Она вежливо улыбалась ей и протягивала голубую коробочку фирменных влажных салфеток. А в другой руке у нее была очередная банка кока-колы для соседа Сьены.

Как только стюардесса увидела на ее лице явное выражение недовольства, улыбка погасла.

За семь лет работы в небе Сьена научилась читать по лицам. - Она с первого взгляда могла понять, кто из пассажиров тайком курит в туалете, а кто распил «Кровавую Мэри» сразу после взлета.

Джессика между тем вручила мальчугану колу. Уж лучше бы она предложила ему карандаши и теплое молоко. Кажется, Джессика была хоть и милой, но безнадежно глупой.

Сказать об этом Максимилиану при встрече? Нет. Она не сплетница.

- Ну вот, Фрэдди, - ворковала Джессика, - теперь у нас с тобой есть соломинка для колы, и ты не прольешь ни капли.

Ни капли? Эти рыжие пятна напоминают что угодно, только не капли.

Фрэдди отвернулся, потягивая напиток, а Джессика обратилась к Сьене:

- Хм… мне почему-то кажется, вы на кого-то похожи. Мы знакомы?

Начинается… Впрочем, Сьена привыкла к тому, что ее узнавали. Весь этот год ее лицо с правильными чертами улыбалось с плакатов, развешанных у автодорог по всей стране. Плакаты призывно рекламировали услуги их авиакомпании. Вот так совершенно незначимый снимок перевернул всю ее судьбу.

Любопытно, неужели Макс задумал снова перевернуть ее судьбу? В какую сторону на этот раз? Может, ей придется опять вернуться в компанию, которая буквально сделала из нее личность?

Ее друзья и вся ее жизнь были настолько связаны с нынешней работой, что ей не хотелось бы больше ничего менять. Однако эта поездка в Карны могла положить начало крупным переменам.

- Возможно, на корпоративной вечеринке в честь Рождества? - решила намекнуть Сьена. - Кроме того… Я тоже была стюардессой в «Максе». Международные авиалинии.

- Ну точно! - воскликнула Джессика. - У вас отпуск или поездка к морю на выходные?

Не хотелось ей упоминать про собеседование и про работу.

- В Карнах живет мой брат с семьей, - сказала Сьена. - И у них только что родился ребенок.

Кстати, она до сих пор ни разу не видела четырехлетних племянников.

- Ну надо же! - всплеснула руками Джессика.

Сьена отлично понимала, что ту совершенно не интересует причина ее путешествия.

- Ну, тогда счастливого полета, - вежливо сказала Джессика, выискивая взглядом своего фокусника.

- Счастливого полета, - ответила Сьена.

Девушка немного понаблюдала за балансирующей походкой стюардессы и вспомнила, как сама училась ходить на высоких каблуках по проходу.

Она была настоящей профи. Можно сказать, просто создана летать. В дальние-дальние страны…

Если бы только Макс понял, что компании она могла бы дать больше, нежели улыбку для рекламы!

Сьена вздохнула и, усевшись в кресле поудобней, закрыла глаза. Прохладный Рим был центром пересечения всех международных путей компании «Макс-Эйр». А теперь, надо надеяться, произойдет ее сказочное продвижение по службе.

Жужжание двигателей изменилось, и Сьена поняла: они идут на посадку. Она выглянула в окошко и увидела холмистую зеленую землю, которая простиралась далеко до белых песков и синей воды. Тропические Карны. Рай. Дом…

Сьена подняла руки и стала массировать затекшие кисти.

Так, у тебя есть пара минут, чтобы стать воплощением хладнокровия.

Наверху зажглась надпись «Пристегнуть ремни безопасности», и Сьена запихнула сумку под сиденье. Поход по магазинам в Гонконге был удачным. Почему бы не поразмышлять на эту тему? В следующий раз. Кажется, ей много чего придется откладывать на потом в предстоящую неделю.

Краем глаза она заметила, что Фрэдди сидит, открыв рот и уставившись в окошко, совершенно не обращая внимания на балансирующую у нею между колен баночку колы. И снова стюардессы нигде не видно.

Любопытно, что за родители оставили пятилетнего малыша одного? За время работы ей часто доводилось видеть подобные сюжеты, и она не переставала им удивляться. Уж кто-кто, а она-то знала, чем может закончиться такая вседозволенность.

Кажется, ей стало жаль малыша. Ладно. За последние пять минут ему удалось не пролить на нее ни капли, поэтому она будет к нему милосердна.

- Разреши, я тебе помогу? - спросила она вежливо.

- Да, пожалуйста, - кивнул малыш с ангельским выражением.

Сьена аккуратно застегнула на нем ремень безопасности. Наклонившись к нему ближе, она учуяла запах колы и печенья, а затем заметила„на его щеках две мокрые блестящие дорожки. И за что ей такое наказание? Теперь еще и слезы!

Пришлось заговаривать ему зубы, чтобы только отвлечь от печальных мыслей и одиночества.

Наконец Сьена сошла по трапу. Жара ударила ей в лицо. Воздух был густым, горячим и влажным. На губах чувствовался вкус пота. Интригующий запах моря витал тут повсюду. Волнистые волосы девушки в секунду стали кудряшками от влаги, а вся она вспотела и словно бы потяжелела от влажного воздуха.

В прохладном зале ей бросился в глаза мужчина с седыми усами, одетый в костюм-тройку и фирменную пилотку авиакомпании, что совершенно не соответствовало жаркому климату. Именно он поджидал Сьену, потому что держал в руках плакат с ее фамилией.

Шофер? Однако Макс не поскупился. Но как бы там ни было, сразу сдаваться на милость победителя Сьена не желала.

- Я Сьена Капулетти, - девушка подошла к встречавшему.

Мужчина кивнул.

- Руфус, - представился он басом. - Максимилиан попросил меня встретить вас и сопровождать, мисс Капулетти.

- Что же, отлично. Превосходно, - и Сьена влилась в людской поток, предоставив Руфусу следовать за ней.

Перед тем как выйти из прохладного зала, она решила позвонить брату. Звонок, который она так боялась сделать и долго не решалась.

Найдя тихий уголок, она набрала номер.

- Алло, - услышала она голос Рика.

Первым порывом было бросить трубку. Она же не обязана предупреждать его о том, что приехала. Это мимолетный визит. Ведь он даже не знает номер ее мобильного и не поймет, что звонит сестра.

- Отзовитесь, - сказал брат, и Сьена сдалась.

- Рик, это Сьена.

Последовала долгая пауза.

- Так, так, так. Малышка вернулась. Давненько я не слыхал твоего чудесного голоска.

Этого комментария ей вполне хватило для того, чтобы пожалеть о своей глупости. Все же не надо было звонить ему.

- Минутку, - сказал Рик, и она услышала глухие звуки: на кухне что-то загрохотало и послышались ребячьи голоса.

- Майкл! Лео! Прекратите сейчас же! - донесся голос Рика. - Сядьте за стол. Сейчас мама принесет вам кашу. Прости, малышка, - сказал он уже в трубку, - у нас завтрак всегда похож на поле сражения. Итак, где же ты сейчас? В Париже, Лондоне?

Началось…

- Я в аэропорту Карн.

В трубке ни звука. Кажется, ее брат в шоке.

- Надо же… Маленькая птичка возвращается в свое гнездышко. Значит ли это, что я наконец смогу лицезреть твое личико в реальности, а не на этих огромных рекламах в аэропорту?

Сьена прикрыла глаза и приложила ладонь ко лбу.

- Я буду тут до вечера субботы. У меня здесь деловая встреча с Максимилианом, а помимо этого маленькая птичка свободна как птица.

- Отлично, скажи мне, у какого ты выхода, и я заберу тебя.

- Меня встречают от фирмы. - Тут она испытала гордость и даже удовлетворение: Рик не засмеялся, как она того боялась.

- Но ты же должна где-то остановиться? - сказал он голосом, в котором не было и намека на его прежний снисходительный тон. - Тина может приготовить тебе комнату для гостей.

Она вспомнила огромную кровать и египетские хлопковые простыни, которые будут ее ждать в номере, заказанном для нее Максом в отеле у пляжа, и сравнила скромный уют в доме Капулетти. Сомнительный выбор.

- Ну же, - услышала она после молчания. - Остановись у нас. Пожалуйста. Я не прошу многого, Сьена. Но ведь это уникальная для тебя возможность увидеть племянников.

Так- так. Впервые за долгое время Сьена услышала от Рика слово «пожалуйста». Она-то давно уже привыкла к командам и повелительному наклонению.

- Конечно, - смущенно пробормотала она. - Но только на пару дней, ведь я в городе по делу и…

- Пара дней - замечательно, малышка.

Сьена кивнула, словно бы он мог видеть это.

- У тебя есть наш новый адрес? - спросил брат.

Сьена снова смутилась: надо же, об этом она и не подумала. Она знала, что семейный дом они продали. Ее часть денег еще лежала на счете нетронутой. И нового адреса она действительно не знала.

- Ну, диктуй, - сказала она, вытаскивая карманный ПК.

Продиктовав адрес, брат добавил:

- Мы сейчас должны отвести ребятишек к матери Тины, а потом оба пойдем на работу, поэтому оставим для тебя ключ под ковриком. Располагайся как дома.

Дома… И снова в груди заныло, а перед глазами всплыл образ их старого семейного домика.

- Так увидимся вечером? - спросил Рик.

- Увидимся, - пообещала Сьена и попрощалась с ним.

Руфус подошел к ней.

- Вас везти прямо в отель, мисс Капулетти?

- У меня поменялись планы, Руфус. Кажется, в отель мы не едем.

- Но Максимилиан…

- Я всегда могу поймать такси, если возникнет надобность, - сказала Сьена, глядя на него сверху вниз. Она прекрасно понимала, что его задача - угождать Максу. Вымуштрованный персонал для Макса имеет первостепенное значение.

Однако Сьена поступаться своими планами, только чтобы угодить ему, не собиралась.

Она попросила Руфуса заехать за ней завтра, а также взяла его визитку на случай, если ей вздумается выехать по личным делам: поездка по городу, осмотр достопримечательностей, ужин в ресторане и тому подобное.

У дома Рика Руфус высадил ее из машины.

Внутри было все в точности так, как она и ожидала увидеть: свежевыкрашенные стены нового жилища, старая мебель родительского дома диссонирует с дизайнерской из «Икеи». А в воздухе витает еле заметный запах томатной пасты.

Семейные фотографии расставлены на пианино, клавиши которого пожелтели от времени. На Сьену нахлынули воспоминания. Когда-то Рик пытался заставить ее играть на этом самом пианино вечерами напролет. А в это самое время все ее друзья были либо в кино, либо в клубе. С того дня, когда он стал ее официальным опекуном, она жила как заключенный, посаженный под арест за ужасное преступление.

Сьена поднялась по ступенькам, таща за собой чемодан. В комнате для гостей, она нашла связку ключей и записку: «Это ключи от зеленой машины. Ужин в семь».

Переодевшись в будничную одежду, она нашла справочник и принялась искать адрес ближайшей химчистки. Сложив в пакет свой многострадальный костюм, она взяла ключи от машины, не желая беспокоить по пустякам Руфуса.

Пресловутая «зеленая машина» оказалась замечательной изящной новенькой «ютой», которой была бы рада любая женщина.

Сьена села за руль осторожно и завела мотор, осваиваясь в незнакомой машине.

День был прекрасный. Жаркий и солнечный, как и любой другой день в Карнах - в городе, куда стремились туристы со всех концов света. Здесь был самый настоящий рай. Для одних. Для других - всего лишь простой южный приморский городок с тяжелым влажным климатом.

Включив кондиционер, Сьена облегченно вздохнула. Так гораздо лучше. Как в самолете.

Минут через пять Сьена оказалась на улице, в одном конце которой ютился антикварный магазин, а в другом - молочная лавка. Волна воспоминаний снова накатила на девушку.

Даже не сверяясь с картой из ее карманного ПК, она свернула направо вниз по знакомой боковой дороге, затененной огромными старыми деревьями. Тишина окутывала ее по мере того, как она ехала все дальше, мимо больших двухэтажных домов со ставнями, резными крылечками и зелеными газонами. Пасторальная картина.

Однако идиллическое забытье скоро развеялось.

Сьена вдруг обнаружила себя на улице своего детства. На той самой улице, на которой находился дом, где она так долго жила вместе с суровым старшим братом и вечно отсутствующим отцом…

По улице она ехала медленно. Из одного дома была слышна фортепьянная музыка. Девушка намеренно стала считать дома, чтобы только как-нибудь себя отвлечь.

Вот оно. Яблочная Аллея четырнадцать. Даже название было поэтичным. Но она-то знала, что жизнь за подобным праздничным фасадом может быть отнюдь не идиллической.

Краем глаза она вдруг засекла у обочины тень. На дорогу мальчик выезжал на велосипеде.

Выругавшись, Сьена резко тормознула. Однако, еще не свыкшись с машиной, не успела вырулить в нужном направлении.

Колеса завизжали и скользнули вбок. Машина заюлила на тротуаре и врезалась в могучий ствол векового дерева. В ноздри ударил запах горелой резины. Сбившееся дыхание не могло заглушить ее стучащее в панике сердце.

И тут Сьена вспомнила про мальчугана. Огляделась. Никого.

Тогда она высунулась из окна и оглянулась через плечо. Снова никого. Ни мальчика, ни велосипеда.