- Ну, я не знаю, Кейн, - неуверенно сказала она.

Не успела она открыть дверь, чтобы выйти, Кейн взял ее руку и сжал своими маленькими, но цепкими пальчиками.

- Пойдем, у меня как раз появился новый компьютер, а еще есть новые игры и песни.

Его бледно-карие глаза заблестели. Нижняя губа задрожала. С этим она вполне могла справиться - натренировалась в течение долгих полетов. Впрочем, с этим парнишкой ее опыта могло не хватить.

- Ну конечно же, - с энтузиазмом ответила Сьена, - я бы с радостью посмотрела, но с большей радостью посмотрела бы ваш сад. Дело в том, что я жила в этих местах, когда была маленькая. Честно сказать, в этом самом доме.

- Правда? - заинтересовался Кейн.

- Правда. И сад, та его часть, которая позади дома, нравилась мне больше всего. У нас там стояло кресло-качалка и был бассейн, а еще в заборе зияла замечательная дыра, через которую я часто сбегала из дому.

- А, я знаю это место! Папа недавно как раз прибил туда доску. Здорово! А какая именно комната была твоей?

- Первая, как я уже догадался, - подал голос Джеймс.

Сьена повернулась к нему и кивнула.

- Откуда ты знаешь?

- Когда мы делали там ремонт, у меня неделя ушла на то, чтобы заделать все дырки в стене от гвоздей.

Она усмехнулась.

- Да, верно. Я была безумно влюблена в некоторых рок-звезд того времени, и, конечно, их постеры висели у меня над кроватью.

- А как с этим делом сейчас? - спросил Джеймс, улыбнувшись.

- Мои вкусы стали… немного повзрослели. Стали более реальными.

Он понимающе кивнул и снова улыбнулся. От его теплой улыбки у Сьены зашлось сердце. Так, теперь все ясно. Они же совершенно точно друг с другом флиртуют.

Однако стоп. Тут где-то была блондинка, а рядом с ними находится мальчик, и еще наведывается домработник. Придется попридержать лошадей.

- Мой брат Рик три года назад продал этот дом. Рик Капулетти. Вы купили дом у него?

- Отец купил его для мамы как подарок на свадьбу! - выкрикнул Кейн, радуясь, что может поддержать разговор взрослых.

Сьена перевела взгляд на Джеймса и чуть было не утонула в глубине его серых глаз.

- О, - сказала она, не зная, что еще добавить к этому. Безусловно. И как она не догадалась раньше. Эта блондинка - мать Кейна и жена Джеймса. Дорогой же подарок она получила на свадьбу.

Так, стоп.

- Но ведь мы продали дом только три года назад… - сказала она и тут же прикусила язык.

Понятное дело, что Кейну больше трех лет, намного больше. Из этого следует… Мальчик слишком похож на блондинку, те же карие глаза… Значит, Джеймс - его приемный отец?

Лицо Джеймса на мгновение исказилось гримасой боли. Безусловно, он понял ее мысли. Сьена проклинала себя за неосторожность.

Джеймс притянул к себе Кейна, словно бы загородившись им от нее. Мальчик, конечно, ничего не понял из ее фразы и только смущенно моргал.

- Кейн, почему бы тебе не показать Сьене наш дом? А я пока приготовлю напитки.

- Отличная идея, - быстро проговорила она, благодарная такой простой развязке.

Кейн снова взял ее за руку, и вместе они направились из кухни, оставив Джеймса готовить закуску к лимонаду.

- Сначала я. покажу тебе мастерскую папы, - сказал Кейн, ведя ее к большому бетонному зданию рядом с домом. Это было новое строение. Девушка едва могла оглядеться вокруг, так быстро Кейн завел ее внутрь.

А внутри…

Да тут была самая настоящая пещера с сокровищами!

Солнечные лучи струились сквозь высокие окна. В лучах плавала пыль от опилок - совсем недавно тут, видно, работали. Вон и пила лежит. Длинный дубовый рабочий стол стоит посередине помещения. Рядом приютился большой ящик с инструментами. На скамейке - пластиковая коробка с другими инструментами, оставленная открытой. Деревянные бруски разбросаны по полу, покрытому опилками.

- И чем занимается тут твой отец? - с любопытством спросила Сьена.

- Он делает мебель, - ответил Кейн, указав ей на готовые предметы, словно продавец мебельного магазина.

Она провела рукой по скамье, ощутив шершавую деревянную поверхность. Рядом со скамейкой стояло что-то, прикрытое старым брезентом. Девушка мгновение колебалась, потом отбросила брезент.

Ее взору предстала прекрасная вещь - детский столик, очень удобный складной детский столик с маленькими ножками. На поверхности стола было вырезано имя Лаклан, окруженное резным изображением мишек.

Работа выдавала руку настоящего мастера. Сьена прекрасно знала цену таким вещам. И еще она знала, сколько времени требуется на один такой предмет.

Эта вещица многого стоила. Она явно была единственной в своем роде, уникальной. Несомненно, мастер работал с тщанием и терпением, а уж о творческом воображении и говорить нечего. Сьена-то думала, что Джеймс простой работник, но теперь ее мнение изменилось на сто процентов. Это творческий человек.

Оглянувшись, она увидела через окно тот самый задний дворик, о котором говорила. Отсюда также было видно окно кухни, в которой ходил Джеймс. Он разговаривал с кем-то по телефону. Наверное, вызывает ремонтников.

Она отошла от окна и посмотрела на рабочий столик, притаившийся в дальнем углу. На нем лежал ноутбук, весь покрытый пылью.

Ноутбук был включен. На экране высвечивалась веб-страница с черным фоном и светлыми буквами. С первого же взгляда она узнала знакомый дизайн - это был дневник, так называемый блог. Такие блоги частенько создавали ее знакомые, да и она сама, - с самыми разными целями. Например, для того, чтобы записать свои впечатления от разных поездок и путешествий.

Данная страница называлась просто «Дайна», и по датам Сьена поняла, что дневник посвящен женщине, которая умерла немногим более года назад. Холодные пальцы ужаса вцепились в ее сердце.

Желая удостовериться в своем подозрении, она взяла мышку и стала перелистывать страницы.

Вот уже несколько дней я волнуюсь за Кейна. Не знаю, почему именно, но Кейн жалуется на плохое самочувствие, и это подозрительно.

Сьена оглянулась. Кейн чем-то занимался в другом углу мастерской, болтая о том, что каждое утро по субботам он помогает отцу зашкуривать деревянные поверхности изделий. И зарабатывает на этом пять долларов в день. Однако Сьену заинтересовал дневник, хотелось узнать побольше.

Она облизнула пересохшие губы. Сердце недобро стучало.

Не будет ли это похоже на шпионство? Впрочем, что здесь такого? Ладно бы это был личный дневник. Но ведь он расположен на странице всемирной паутины. А значит, доступен любому.

Успокоив совесть, она продолжила листать страницы.

Иногда у него болит желудок, иногда горло, иногда голова.

Знаю, что все это симптомы болезни, которую подозревают у него врачи, настаивая на интенсивной терапии, но ведь сейчас зима и ничего удивительного, что у мальчика возникают эти признаки простуды, ангины или гриппа. Наверное, я сильно преувеличиваю.

Конечно, я знаю, каково ему сейчас.

По совету врачей я построил себе мастерскую на заднем дворике. Да, для Кейна будет лучше, если я постоянно буду работать дома. Кроме того, я ограничил общение с друзьями и коллегами, чтобы всего себя посвятить Кейну. Правда, в итоге мне с течением времени все меньше хочется выходить куда бы то ни было, готовить себе завтрак и тому подобное.

Но когда я вспоминаю его грустное лицо, эти большие карие глаза, так похожие на глаза его матери, и тот памятный день, год назад, когда он попросил меня не уезжать на работу далеко, - моя любовь к нему берет верх.

Ради него я готов на все.

Сьена заморгала.

Дайна. Дайна и была той самой красивой блондинкой с карими глазами, фотографию которой она видела на пианино. Дайна была матерью Кейна, женщиной, которая получила в подарок к свадьбе целый дом. И теперь ее нет в живых.

- Эй, хочешь посмотреть мои работы? Они гораздо лучше, чем то, что ты уже видела.

Сьена развернулась и увидела за спиной Кейна. Он стоял и смотрел на нее большими карими глазами. Сердце девушки забилось вдвойне быстрей. Ладони вспотели. Лицо покраснело от чувства вины.

Да как она могла позволить себе читать блог Джеймса? Или и впрямь обезумела? Очевидно, сказалось потрясение после аварии.

- Конечно, Кейн, - сказала она, изрядно помедлив. Махнув рукой в сторону двери, она закрыла ноутбук другой рукой. - Но давай побыстрее, потому что мне скоро надо будет уходить.

Джеймс положил телефонную трубку.

Прислонившись к столу, он наблюдал, как его сын ведет Сьену из мастерской в дом.

Она шлепает за ним босыми ногами по плиткам, а ее темные волнистые волосы пружиняще поднимаются и опадают. Джинсы внизу испачканы грязью, но кажется, она этого и не замечает.

Кейн увлеченно рассказывает ей о своей новой игрушке, подпрыгивая на ходу.

Джеймс тяжело вздохнул.

Сьена Капулетти еще та особа. Что бы он там ни думал, как бы ни отрицал этот факт, но ведь они по-настоящему флиртовали сейчас в ванной. Непонятно, кто из них начал первым, да теперь оно и неважно.

Неожиданно в дверях появилась Сьена, прервав поток его мыслей.

- Как я хочу пить, - сказала она и тоже прислонилась к столу. - На улице так жарко, - и она с жадностью взглянула на поднос с напитками. - Можно?

Джеймс кивнул, наблюдая, как она залпом выпивает целый стакан, словно бы боясь, что если остановится, то случится что-нибудь ужасное.

Девушка убрала со лба волосы, и только тут Джеймсу пришло в голову, что ведь в аварии могла пострадать и она сама. Слава богу, этого не случилось.

Он нахмурился. Теперь он знал, что с Кейном все в порядке, если не считать царапины. Но что происходит с ним самим? Отчего он взволновался? Может быть, сказывается время, проведенное в одиночестве? Надо же, предложить даме лимонад и печенье. Да он позабыл о хороших манерах.

Сьена снова взъерошила волосы. Наверное, ей жарко. И его тоже бросило в жар.

- Замечательная у тебя мастерская, - сказала она, слизывая сладкий лимонад с губ. - Мне понравился детский столик. Потрясающая работа. Ты очень талантливый мастер.

Он склонил голову в знак благодарности.

- Мне говорили.

- И сколько же они готовы заплатить за одну такую вещицу? - спросила Сьена.

Она села на стул и скрестила ноги. На полу осталось пятно от грязных брюк. Джеймс закусил губу. Он так и представил себе ворчание Мэтта, когда тот будет оттирать следы.

Но для Джеймса эти следы были такими же необычными, как первые следы человека на Луне. Они являлись бесспорным доказательством того, что он в своем доме ведет настоящий взрослый разговор со взрослым человеком - впервые за долгое время.

- Больше, чем ты думаешь, - сказал он. - Конкретно этот столик заказал мне известный актер, который бы никогда даже не взглянул в мою сторону, если бы цена была меньше.

- Вежливо намекаешь, что мне эта вещь не по карману?

- Ну, не совсем так, - сказал он, рассмеявшись. - Но в любом случае тебе придется занять очередь.

Она в изумлении изогнула бровь. Это позабавило его. Кажется, ему нравится ее мимика, и вообще ее лицо, ее кудри, и не только…

- С тех пор как я начал работать на дому, цена за мои работы подскочила вверх и бренд Диллона стал на удивление популярным. - Он сел рядом с ней. - Мой агент на седьмом небе от счастья. Именно он повышает цены. А так как я редко бываю в офисе, то никак не могу на это влиять.

- Понятно, - сказала она, сложив руки как полицейский на допросе. - Признаю, мне это не по карману.

И снова Джеймс рассмеялся. Он и забыл, что люди еще и смеются.

- Однако не надоедает постоянно быть дома?

- Нет. Это удобно. Я спокойно отрабатываю положенные часы и одновременно нахожусь рядом с Кейном. Другой жизни я бы не хотел.

Он не желал признавать, что последнее время его жизнь сконцентрирована только на одном Кейне. И он не позволял себе многого, даже свободно пофлиртовать с женщиной.

- Да, понимаю. - Девушка в задумчивости прикусила губу. - Просто, что касается меня, то я бы свихнулась в четырех стенах.

- Но разве самолет не вызывает такой же клаустрофобии? - резонно заметил он.

С минуту она думала об этом, потом сказала:

- Нет. Ведь на каждом самолете разные люди.

- Тонкое замечание. И как давно ты летаешь? - спросил он, не желая больше говорить о себе.

Девушка лишь сильнее закусила губу и промолчала. Или он сказал что-то не то? Ну, он может. Тем более что давно не разговаривал с такой привлекательной женщиной.

Наконец она ответила:

- Семь лет. А что?

- Да я никогда не общался ни с кем из вашего круга. Мне всегда казалось, что работники «Макс-Эйр» - что-то вроде живых роботов, - признался он и в следующую же минуту спохватился и замахал руками.

- Я так похожа на робота? - прыснула она со смеху, и он облегченно вздохнул.

- Нет, нет, конечно, нет. Ты уж точно из плоти и крови, - сказал он.

Так, теперь это самый настоящий флирт, вздохнула Сьена. Прекрасно.

Джеймс совершенно очевидно пытался переломить ситуацию, но его улыбка выдавала задорное и приподнятое настроение, которое он тщетно подавлял в себе.

Девушка пристально смотрела на него, словно бы пытаясь что-то в нем разгадать. А он в свою очередь пытался понять, где же он видел ее раньше. И видел ли или это ему приснилось. Хотел ее спросить, но подумал, что это снова будет флирт.

- Ну, во-первых, - сказала она, подбоченившись, - я вовсе не стюардесса. Я работаю в международном офисе компании. А во-вторых, я в будничной одежде, потому что везла свой выходной костюм в химчистку. Мальчуган в самолете облил меня кока-колой. Пожалуйста, скажи мне, что Кейни не любит колу.

Кейни? Она назвала его Кейни? Удивительная женщина.

- Он не пьет колу, - раздельно сказал Джеймс. - Мэтт наговорил ему гадостей про колу, так что мальчик боится ее как отраву.

Глаза Сьены заискрились весельем. Словно бы волны океана плескались на берег.

- Отлично, - кивнула она, и ее кудри снова пружинисто подпрыгнули.

- Отлично, - повторил эхом Джеймс. И почему тут так жарко? Или это стало жарко ему одному? Неужели причина в ней?

Наступила тишина. Оба молчали, словно иссяк запас тем для разговора. Неловкое молчание смущало обоих.

- Так что… ремонтники уже спешат на помощь? - спросила она, чтобы как-то прервать это тягостное молчание. - Я видела, как ты звонил.

- Да, они уже едут.

Сьена облегченно вздохнула. Ей бы не хотелось звонить Руфусу. Хотя и настало время ехать.

Уезжать ей, понятное дело, не хотелось. Теперь она понимала, почему так разительно изменился Джеймс за последний год. Почему его очаровательная улыбка погасла, а глаза стали печальными. Но еще она поняла вот что: когда они разговаривали, он улыбался. И это было хорошим признаком.

Правда, какое это имеет значение, если через пару дней она все равно улетает в Мельбурн? Скорее всего, она будет работать в отделе кадров их издательства или, если повезет больше, переедет в Рим, где располагался центральный офис.

Тут внезапно до нее дошло, что они сидят совсем близко друг от друга и их колени соприкасаются.

- Отлично, - повторила она, сложив руки вместе. - Я подожду на улице. Хочу удостовериться, что они сделают все хорошо, не то мне попадет от Рика.

И она направилась к выходу, ожидая вслед «до свидания», но Джеймс молча последовал за ней. Неожиданно она снова ощутила внутри странное чувство желания, которое пронзило все ее тело.

Нет, только не это.

Проходя мимо пианино, она взяла свою сумочку и почти бегом заторопилась к входной двери.

В спешке она зацепилась ногой о ковер и чуть было не упала. Джеймсу пришлось подхватить ее. Так они снова оказались слишком близко друг к другу.

Его хватка была сильной. Руки горели в его ладонях. Она ощутила свежий запах одеколона и… чего-то еще. Возможно, запах тепла и домашнего уюта?

Воспоминания нахлынули внезапно. Об отце и матери, о том, как они заботились о доме и о них, детях. Запахи, дом, этот парень - все было слишком неожиданно для нее. И она почувствовала себя выбитой из колеи.

Рука Джеймса сжала запястье еще крепче, а вторая рука легла на талию. Это еще больше вывело ее из себя. Она не нуждалась в таком романтическом спасении.

- Спасибо, - процедила она хрипло.

Вывернувшись из его объятия, она на нетвердых ногах подошла к двери. Надела туфли и вышла на улицу.

Зеленый монстр стоял на прежнем месте. Издалека она могла видеть весь ущерб, причиненный машине. Передняя часть была целиком покорежена. Запах гари до сих пор наполнял воздух.

Впрочем, возможно, машина застрахована. К тому же у нее еще остались деньги от продажи дома. Правда, Рик… что скажет Рик? Он всегда называл ее безответственной, противоречивой особой. Он из тех, кто сначала стреляет, а потом спрашивает. Именно поэтому она избегала появляться тут все эти годы. Да. Она ушла из дому. И тем самым лишь доказала, что Рик был прав.

Подойдя поближе, она в деталях разглядела причиненный ущерб. Поломаны еще розовые кусты у изгороди.

- О, мне так жаль, - прошептала она.

- Не переживай, - сказал Джеймс, оказавшийся рядом.

Она вздрогнула от неожиданности.

Запах уюта и тепла…

- Я посажу новые, - уверила она его. - Это были мои любимые. Сорт Айсберг.

Тут к ним подъехала машина, и из нее вышел человек в рабочей одежде.

- Привет, ребята! - поздоровался он. Кажется, он знал Джеймса, потому что похлопал его по плечу.

- Привет, Мэтт! - отозвался Джеймс. - Кейн у себя дома, если хочешь поздороваться.

- Дома? И это в будни? Опять?

Сьена и не подумала о том, что сегодня обычный рабочий день.

- Ему стало плохо, - сказал Джеймс.

Иногда у него болит желудок, иногда горло, иногда голова … - припомнила Сьена запись в дневнике.

- Так, понятненько, - хмуро пробормотал Мэтт. А потом взглянул на Сьену и заулыбался. - А кто эта прекрасная юная леди?

Она чуть было не рассказала ему про инцидент на дороге, но промолчала.

- Сьена Капулетти, - представилась она, выручая Джеймса из неловкой ситуации. - К вашим услугам.

Она протянула руку, и Мэтт пожал ее.

- Сьена жила в этом доме, когда была маленькой, - добавил Джеймс.

- Рад познакомиться. Родственница Рика Капулетти?

- Он мой брат, - признала она.

- О, передавайте привет от О'Коннора.

- Непременно, - пообещала она, хотя была уверена, что Рику будет не до того.

От дальнейших расспросов ее избавило появление ремонтной машины.

- Это же машина Рика, - сказал рабочий.

- Да, а я сестра Рика, - вздохнула Сьена.

- Понятно. Та самая блудная сестра, - кивнул парень.

Как это похоже на Рика. Он играл ей на нервах, даже не будучи рядом с ней.

Кажется, она не сможет больше оставаться в тени. Несмотря на то, что город изменился за эти годы, он все равно остался городом, в котором все знают всех и про все. Все узнают, что она в городе, все узнают, что она разбила машину брата, и все узнают, что она провела этот день с Джеймсом, вдовцом.

- Может, займемся все же машиной, раз вы приехали? - ввернула девушка тоном профессиональной стюардессы. Вдобавок она щелкнула пальцами, и парень вспомнил, зачем приехал.

- Я выросла здесь, - сказала она Мэтту и Джеймсу, когда парень приступил к работе. - Семь лет меня не было, и вот я снова тут. Ненадолго. А Рик пусть занимается своим делом, хоть он и мой старший брат.

- Семейная ссора? - осведомился Мэтт.

- Рик - это самая большая неприятность в моей жизни, - горько усмехнулась Сьена.

- Так значит, ты больше не живешь здесь? - спросил Джеймс, до которого наконец дошла суть дела.

- Нет, - ответила она, покачав головой. - В основном я в Мельбурне.

- Странно, - проговорил Мэтт. - Кто предпочтет переехать в Мельбурн после этого солнечного рая?

- Ну, сначала попробуйте той жизни, потом говорите. Там замечательные рестораны, множество магазинов и театров.

- Ничего не имею против шопинга, - кивнул Мэтт.

Джеймс хмыкнул. Ее взгляд скользнул по его лицу и остановился на смеющихся глазах. И тут же вспомнилось тепло его рук. Тепло, которое излучала его улыбка, было похожим. Это тепло напоминало о доме и семье.

Именно поэтому ей надо убираться отсюда как можно быстрее.

Она с трудом оторвала взгляд от Джеймса, мельком посмотрела на старый дом, который призраком преследовал ее все эти годы, и попросила водителя подвезти ее в химчистку.

- Если надо, я посижу с Кейном, а Джеймс сможет отвезти вас, - сказал Мэтт, толкнув Джеймса в бок локтем.

- Нет, спасибо, - ответила Сьена. Махнув им обоим рукой, она села в машину ремонтников, и водитель завел мотор. Странно, сейчас она предпочитала встретиться с Риком, чем делить пространство с Джеймсом Диллоном.

- Мне лучше быть дома, когда привезут машину, - сказала она. - Спасибо за лимонад. И поблагодари еще раз Кейна за экскурсию в мастерскую. Мне очень понравилось.

- Можно ехать? - спросил водитель.

Она кивнула и оглянулась на Джеймса.

Тот стоял неподвижно, провожая ее взглядом.