Следующим утром Сьена сидела в магазинчике брата и смотрела в окно.

Проснувшись после бессонной ночи, Сьена обнаружила на столике записку от брата о том, что он нашел ее чек из химчистки, взял его и заберет ее костюм этим утром.

Ну вот, заботливый братец опять вмешался в ее дела. Ладно. Все равно пора готовиться к собеседованию. Встав, она приняла душ, оделась и привела себя в порядок. Высушила и уложила волосы, навела макияж для рабочего дня и надела джинсы с бежево-зеленым топиком, плюс красные туфли. Затем поехала к Рику на работу и стала ждать прибытия костюма.

Ждала и ждала.

- Сьена?

Она обернулась, опасаясь очередных нападок со стороны Рика. Но вместо брата перед ней стоял и улыбался привлекательный плотник.

Девушка даже подпрыгнула на месте.

- Джеймс!

Увидев ее реакцию, Джеймс улыбнулся еще шире. Ее сердце забилось в радостном предчувствии. И это всего лишь от какой-то улыбки, которую он мог дарить направо и налево.

Сегодня на нем были белая футболка, светлосерый льняной пиджак и темно-серые брюки. И этот наряд ужасно шел к его серебристым глазам. На этот раз он тщательно выбрился и выглядел так, словно приоделся для приема в королевском дворце.

- Что… что ты здесь делаешь? - спросила она, и ее голос невольно дрогнул.

- Мэтт сказал мне, где работает твой брат, - ответил Джеймс, вынув руку из кармана и нервно проведя ею по коротко стриженным волосам. - Вот я и понадеялся увидеть здесь тебя. Или, может быть, мне скажут, где ты сейчас находишься. Но ты оказалась здесь. Вот…

- Да, я здесь, - согласилась она.

Ее сердце билось где-то в горле, и она тщетно пыталась успокоиться, совершенно не понимая, зачем явился сюда этот человек. А единственный ответ, который приходил в голову, пугал ее.

- Малышка, - прогремел позади нее голос брата, - ты здесь? Я уже собрался ехать за твоим костюмом. Вернусь где-то через полчаса. Принести тебе какие-нибудь печенья?

Сьена поняла, что гроза разразится неминуемо. Если Рик увидит ее с мужчиной, то житья им не будет.

- Сьена?

Вот он увидел ее рядом с Джеймсом. Оба выглядели виноватыми и смущенными. Он притормозил.

- Так, и что тут у нас?

Сьена поморщилась, затем выдала вежливую улыбку и представила двух мужчин друг другу.

- Джеймс, знакомься: мой старший брат, Рик Капулетти, владелец этого прекрасного заведения. Рик, это Джеймс Диллон…

- Мебельщик, - закончил за нее Рик.

- Это я.

- Верно. Верно. Самый большой выставочный зал в городе. Моя жена умоляла меня до тех пор, пока я не сдался и не заказал столик. Он стоил мне приличной суммы.

Сьена оглянулась на Джеймса с удвоенным любопытством. Так тот самый столик в стиле королевы Анны, что стоит в комнате Тины, - его работа? Столик просто удивительный. Восхитительный. Самое настоящее произведение искусства.

Джеймс улыбнулся Рику - одними губами. Глаза оставались холодными. Хм… Неужели такая теплая улыбка, которой одаривал он ее, предназначена не для всех? При этой мысли сердце ее затрепетало.

- Рад встрече, Диллон, - сказал Рик, протягивая руку.

Джеймс лишь небрежно кивнул ему.

- Будем считать, поздоровались.

Рик усмехнулся и уставился на Сьену.

- Откуда вы, ребята, друг друга знаете?

Сьена едва сдержала стон. Ну вот, началось. Теперь Рик станет вести себя как заботливый папаша, выясняя каждую деталь их встречи. И он ничего не может с собой поделать. Он привык к этому. Так было даже при жизни отца.

Сьена тяжело вздохнула, зная, что лучше сразу сказать невинную правду:

- Мальчик, которого я задела на нашей старой улице, был сыном Джеймса.

- И оказалось, что Сьена когда-то жила в доме, который я купил три года назад, - добавил Джеймс.

Сьена выругалась про себя. Уж лучше бы он этого совсем не упоминал. Ведь несложно вычислить, что находилась она там неспроста. Несмотря на ее семилетнее отсутствие в городе, дом ей все же небезразличен.

- Точно? - удивился Рик. - Насколько я помню, дом получила некая леди. Кэмбелл? Дайана Кэмбелл?

- Дайна, - поправил его Джеймс, стараясь отвечать ровным голосом, но Сьена видела, как он весь напрягся.

Ей было неприятно слушать их разговор. Она прекрасно знала, что ничем хорошим он не закончится.

- Так. Так значит, у тебя есть сын? - продолжал допрос Рик.

- Да. Кейн. Ему восемь лет.

- У меня двое мальчишек. Близнецы. А недавно родилась девчонка. Дети - это радость, правда?

- Могут быть, - тихо, почти шепотом сказал Джеймс.

- Тогда ты женат? - спросил Рик.

- Ну, нет. Больше - нет.

- В разводе?

- Рик! - невольно выкрикнула Сьена. Сдерживаться она больше не могла.

Рик поднял руки, словно бы защищаясь.

- Ладно, ладно. Прошу прощения, - сдался он; его громкий голос гулко пролетел по залу.

- Во всех дырках затычка, - прошипела Сьена.

- Как будто ты нет.

- Риккьоне! Хватит драматизировать, - сказала она, глядя в упор на брата. - Мы не итальянцы больше.

Он словно бы нарочно выводит меня из себя. Но неужели это надо делать на глазах постороннего человека? Неужели я никогда от этого не освобожусь?

Ведь Джеймс вполне уже мог понять, что она своего рода изгой в этой семье. Неужели еще не понял? А если понял, то почему до сих пор здесь, а не убежал сломя голову?

- Кажется, ты о чем-то хотел поговорить со мной? - Сьена повернулась к Джеймсу. Ей ужасно хотелось уйти отсюда, от всевидящего ока Рика.

Она увидела, что настроение Джеймса тут же изменилось. От его взгляда у нее пересохло во рту. Она облизнула губы, уже жалея, что задала этот вопрос.

- Вообще да. Я как раз шел пить кофе. Может, присоединишься? Заодно поговорим. Угощу тебя чашечкой кофе в знак благодарности за вчерашний день. Кстати, рана совершенно Кейна не беспокоит.

- Моя испорченная сестрица едва не изувечила вашего сына? - саркастично процедил Рик. - Ничего удивительного.

Сьена, не глядя на брата, проговорила:

- Спасибо, Джеймс. Кофе как раз то, что надо. Пожалуйста, убеди меня в том, что в этом городе хоть кто-то умеет делать настоящий каппучино.

И с этими словами, даже не оглянувшись на Рика, Сьена прошла мимо Джеймса Диллона, пытаясь игнорировать исходивший от него восхитительный древесный запах, и направилась к выходу.

- Берегись, приятель, - предупредил Рик. - Она все равно что ураган. Сметает все на своем пути.

Сьена едва сдержалась, чтобы не запустить в брата первым, что подвернется под руку. И Джеймс вполне угадал ее намерение. Из его груди вырвался смешок. Блеск в его глазах усилился. Блеск был многозначительным.

Пообещав себе больше не искать с ней встреч, о чем и записал в своем дневнике, Джеймс тут же нарушил это обещание.

Оказавшись рядом со Сьеной в машине, он не мог не почувствовать теплые токи, которые вибрировали между ними. Так значит, это была не просто фантазия. Значит, когда они оказываются рядом, между ними действительно что-то происходит - химического, или электрического, или биологического характера. Кто он такой, чтобы спорить с законами природы?

Но теперь, когда Джеймс признал это, он не знал, что же делать дальше. В прошлом у него было слишком мало опыта таких встреч.

Утром он отослал Кейна в школу, несмотря на все его жалобы на головную боль. Пошел к ней, пригласил на чашечку кофе, и девушка согласилась. Черт, эти консультанты-психологи еще удивятся, когда увидят, сколько всего у них с Кейном произошло за один день!

Он мельком взглянул на Сьену. Кажется, она что-то сделала с волосами, как-то изменилась. Завитки теперь ложились друг на друга очень упорядоченно. И выглядела она при этом еще соблазнительней! Макияж также немного менял ее облик, но лишь в лучшую сторону. И рядом с ним эта очаровательная леди смотрелась… В общем, едва ли он ей подходит…

Несмотря на обуревавшие его чувства, он не мог не понимать, что они принадлежат к совершенно разным мирам. Сьена, словно бы слыша его мысли, тоже нахмурилась, и ее нижняя губа оттопырилась. Кажется, она совершенно не была настроена пить кофе.

- Эй, так куда мы едем?

Она притормозила и словно бы только что поняла, что он сидит рядом.

- Ах, прости. Тут есть приличное кафе, где можно поесть? Я еще не завтракала.

Джеймс знал неплохое местечко, однако оно находилось слишком далеко отсюда. Но… ему хотелось пообщаться с ней подольше.

- Согласны ли вы, леди, на самый замечательный каппучино? Еще там можно попробовать самую лучшую в мире яичницу с беконом. Обещаю, оно того стоит.

Девушка задумалась.

- Вы сегодня решили говорить загадками, мистер Диллон?

- Именно. Так что скажешь?

Подумав с минуту, она кивнула.

- Отлично. Тогда поведу я.

Пятнадцать минут спустя они стояли в небольшой очереди к знаменитому Скайрэйлу. Кабинки поднимались над холмами Куранды по очереди. Сьена так хотела есть, что не возражала против этого варианта.

- Как я только могла забыть об этом фуникулере! - сказала она, переминаясь с ноги на ногу. - Его открытие состоялось как раз незадолго до того, как я уехала из города. Я так просила Рика, чтобы он взял меня сюда покататься. Но он так и не сделал этого.

Служащий помог ей забраться в кабинку, которая немного раскачивалась, подвешенная на толстых тросах. Затем он запер за ними стеклянную дверь и пожелал счастливого пути, сказав при этом «улыбнитесь лягушке».

- Кому надо улыбнуться? - спросила Сьена, но прикусила язык, так как в этот самый момент кабинка двинулась вперед и они оказались высоко над верхушками деревьев. - Ой, мама дорогая!

Она вцепилась в свое сиденье, и глаза ее расширились от ужаса, когда она уставилась вниз. Джеймс тоже наклонил голову, глядя на горы. Потом перевел взгляд на девушку. В ее глазах застыл немой восторг.

- Думаю, это незабываемое зрелище для туристов, - сказал он.

- Уж точно! Потрясающие виды! А сколько до Куранды?

- Если не останавливаться, то тридцать пять минут.

Однако ехали они чуть дольше, и Джеймс уже ожидал, что она взорвется и устроит ему выволочку, но этого не случилось. Кажется, Сьена была просто зачарована открывшимся внизу пейзажем. Она поворачивалась то вправо, то влево, отчего их кабинка ходила ходуном. Всем своим видом девушка напоминала непоседливого подростка, которого отец вывел на прогулку.

Они продолжали свой путь вверх в тишине. Кровь кипела и бурлила в венах от адреналина, разливаясь красными пятнами на щеках.

Когда сквозь листву уже можно было различить Бэррон-Ривер, Джеймс заговорил:

- Подготовься. Мы почти на месте.

Сьена оглянулась на него, одарив благодарной улыбкой. Впервые она выглядела расслабленной и умиротворенной.

- Только не говори мне, что на другой стороне открыли что-то вроде типовой закусочной. Иначе я подумаю, что и в наше захолустье добрался прогресс, - сказала она.

Его смех наполнил кабину.

- И не мечтай. Скорее нам придется ловить на обед ящериц или улиток, чем увидеть в этих краях «Макдоналдс».

- Ну слава богу, - сказала она, просияв. - Теперь я знаю, куда повезти Рика на Рождество!

Когда их кабинка достигла пункта назначения, гид попросил их «улыбнуться лягушке». Оказывается, так назывался обряд фотографирования. Сьена наклонилась к Джеймсу, прижавшись плечом к плечу, и растянула губы в широкой улыбке.

Воспользовавшись удобным моментом, Джеймс взял ее под руку и уже не отпускал в течение всей прогулки. Девушка не возражала. Более того, на ее лице цвела блаженная улыбка.

Кажется, она может быть самой собой только в этом климате, - подумалось ему.

Зайдя в один из магазинчиков, Джеймс вышел оттуда, неся шляпу с большими полями. Без шляпы здесь обходиться было сложно.

- Не надо, - попыталась отказаться она.

- Надо, - сказал он. - Стоит всего лишь пять долларов. А то твой носик обгорит.

Хотя шляпа и была на размер больше, чем нужно, девушка сдалась и приняла подарок.

Они устроились в старом кафе, в котором можно было купить и одежду, и местные поделки на память. В кафе было полно народу.

- Много работы? - спросил Джеймс проходившую мимо официантку.

- Да уж, многовато, - согласилась та, улыбнувшись.

- Думаешь, здесь хорошо готовят каппучино? - прошептала Сьена, снимая шляпу и приглаживая кудряшки, которые все равно начали в беспорядке разлетаться.

- Скоро попробуем.

- Ты часто здесь бываешь? - спросила она, пытливо глядя на него.

- Никогда не был. До сих пор. Мой дед был известным плотником, и многие вещи, которые находятся здесь, - его рук дело. Он-то и хвалил их завтраки. Но это было уже давно.

- Значит, это он научил тебя всему? - спросила она, скользнув взглядом на пластиковый стул, который скрипнул под ней.

- Ну, не всему, - ответил Джеймс. Например, не учил, как флиртовать с девушками…

Хотелось бы, чтобы она знала, чего ему стоило пригласить ее на чашку кофе. Ведь прошлым вечером он рассказал ей о Дайне и боялся, что она станет беречь его чувства и не решится пойти с ним.

Сьена, пристально смотревшая на него, наконец заморгала. Под ее взглядом его тело словно бы расплавилось. К счастью, она отвела взгляд и стала крутить в руках сахарницу.

- Чем могу быть полезна? - спросила официантка, которая возникла словно бы из ниоткуда.

- Два каппучино и два завтрака, - заказал Джеймс.

- Отлично, - подтвердила Сьена.

Странно, но давнее напряжение, кажется, опять завладело ею. Она уже не была простой и свободной девушкой из вчерашнего дня. Теперь в Сьене что-то бурлило и кипело - так же, как и в нем самом. И это смущало обоих.

Официантка понимающе улыбнулась и подмигнула.

А потом они остались одни. Совсем одни. И это было самое настоящее свидание. Джеймс и девушка. Женщина. Замечательная женщина. Женщина, которая по какой-то причине согласилась пойти с ним в кафе.

Оглядев зал, Сьена вернулась взглядом к нему. Любопытно, о чем он сейчас думал?

А Джеймс, чтобы хоть как-то разрядить атмосферу, спросил:

- Слушай, а как ты недавно назвала брата - Риккьоне?

Сьена покраснела и улыбнулась. Она поставила сахарницу на стол и стала раскладывать салфетку.

- Мой брат и кузен, так же как и я… нас назвали по названию городов в Тоскане, - ответила она. - Там родились наши родители. Рик - Риккьоне. Кузен Эш - Аскьяно, а я - Сьена.

Джеймс едва удержался от того, чтобы не дотронуться до ее руки, которая теребила салфетку. Казалось, она на пределе самого настоящего волнения.

- Красивое имя, - сказал он, пытаясь понять, какого рода это самое волнение. - Оно тебе подходит.

Девушка попыталась улыбнуться. Но она так сильно волновалась, что улыбка была похожа скорее на гримасу. Наверное, он сделал какую-то ошибку.

Наверное, сказал что-то не то и не вовремя… А она, должно быть, слишком хороший слушатель, очень внимательная, и уловила… Он так давно ни с кем не делился о своей прошлой жизни. Только с дневником. Но ведь она могла думать о чем-то своем, что неведомо ему. И возможно, ей что-то не понравилось, а он не понял…

Он всегда ориентировался на то, что было бы полезно для Кейна, и никогда не принимал в расчет свои инстинкты. И вот теперь, кажется, его инстинкт подвел его. Наверное, ему надо заново постигать эту науку.

Неожиданно Сьена посмотрела на него. Их взгляды встретились, словно цель и наведенная на нее ракета. Этот ее взгляд сказал Джеймсу больше, нежели они оба готовы были признать сейчас.

Сьена не отводила глаз. Это лишь осложняло ситуацию. Джеймс пытался скрыть свои чувства под маской меланхолии. Как ему это удавалось, он не знал.

Никто до сих пор так не смотрел на нее.

Сначала она была всего лишь непослушной младшей сестрой Рика, потом женщиной, делающей карьеру, и к тому же чужой в этом городе. Однако в его глазах она была совершенно другой женщиной. Казалось, он воспринимал ее как-то иначе, по-своему.

Плохо дело. Берегись, твердила она себе.

Однако от одного его запаха и взгляда у нее кружилась голова. И теперь, во время этой потрясающей поездки, ей казалось, что у них с Джеймсом не только лишь дружеские отношения.

Стоп. Не надо думать о нем в таком плане. Ведь это мужчина с крепкими корнями, с серьезной ответственностью и семьей, для которой Сьена может стать настоящей катастрофой. Разрушительницей семьи. Нет, это слишком даже для нее. Нет, ей явно нельзя доверять чужие жизни.

Срочно надо дать ему отпор, в мягкой форме, конечно, однако чтобы он понял, что так будет лучше и для него. Поэтому она решила начать разговор с того, о чем было бы лучше пока помолчать.

- Расскажи мне побольше о Дайне.

Джеймс с грустью склонил голову, однако выражение глаз не изменилось. Он по-прежнему пристально смотрел на нее.

Возможно, он и расскажет ей о Дайне, пусть даже этот рассказ будет продолжаться целый час или целый день. Ведь она отлично знает такого рода людей, они готовы рассказывать о своей потере очень долго. А потом… после этого рассказа он больше никогда не будет разыскивать Сьену для личных встреч.

- А что конкретно ты бы хотела о ней узнать? - спросил Джеймс, отпив воды. Взгляда он так и не отвел.

Господи, Дайна была ей совершенно безразлична. Ее интересовал только он.

- Я… ну, я заметила ее фотографию на пианино, когда слонялась по дому… Понимаю, это нехорошо - рассматривать чужие вещи. Но, признаться, это моя страсть. Пусть и дурная привычка, но я такая. Да. Итак, я видела фотографию Дайны. Кейн на нее похож, - проговорила она со смущенным видом. - Так… какой она была?

- Дайна была… - он посмотрел на потолок, словно бы подыскивая нужные слова, - раскаленной.

Сердце Сьены дрогнуло.

Раскаленная? Что он имел в виду? Гм, никто и никогда в жизни не называл ее раскаленной. Возможно, соблазнительной, да. Но… И он не шутил. Хотя это была его жена, а не любовница. Забавно, что Джеймс употребил именно это слово. Он и впрямь творческий человек.

- Нет, Кейн на нее совсем не похож, - продолжал он, разглядывая что-то за окном.

Ей хотелось, чтобы в этот момент он смотрел ей прямо в глаза.

- Мне всегда казалось, что характером Кейн больше похож на меня, - говорил он. - Может быть, конечно, я ошибаюсь. Но мне хотелось бы, чтобы это было так.

- Он… замечательный мальчуган, - сказала Сьена, тщательно подбирая слова. - Уверена, что это все лишь благодаря твоим усилиям.

Замечательный? Самое нейтральное слово. Джеймс пытливо взглянул на нее, потом кивнул.

Тут прибыл их заказ, и Сьена мысленно поблагодарила официантку за своевременное появление.

Взяв свою чашку каппучино, Сьена выпила ее чуть ли не залпом. Джеймс был прав: здесь и впрямь умеют готовить каппучино. Ей ли не знать, она столько раз пила настоящий каппучино в Риме!

Потом она голодными глазами воззрилась на яичницу с сочным беконом, которая буквально умоляла съесть ее.

Восхитительно.

Джеймс ел с большой аккуратностью, не уронив ни крошки на стол. Сьене это давалось с меньшим успехом. Что за волнение ее обуяло?

- А как насчет твоей семьи? - спросил он, вытирая крошки с уголков губ. - Твои родители до сих пор живут здесь?

Сьена чуть было не прикусила язык, услышав этот вопрос.

- Э… нет. Я была поздним ребенком у них.

Ей не хотелось развивать эту тему. Но, учитывая свой вопрос о Дайне, пришлось быть справедливой и отвечать:

- Были некоторые сложности… и моя мама умерла при родах.

- Наверное, нелегко жилось без матери? - сочувственно спросил он.

Сьена махнула рукой.

- Я выжила. Рядом всегда был наблюдательный и заботливый старший брат. Кроме того, трудно тосковать по тому, кого ты никогда не знал.

Вот Кейну труднее, подумалось ей. Мальчуган-то знал мать, и она покинула его в тот самый момент, когда была нужна больше всего. Сердце Сьены дрогнуло.

Хватит погружаться в жалость к окружающим! Так мало чего можно добиться в жизни. Однако она не могла забыть доверчивого взгляда малыша. И от этого становилось очень грустно.

- А твой отец? - снова спросил Джеймс.

- Отец умер, когда мне было пятнадцать лет, - сказала она, пожав плечом.

- Как это случилось? - опять спросил Джеймс. Было заметно, что он не просто поддерживает разговор. Ему это и впрямь интересно.

И на Сьену нахлынули воспоминания, от которых она была бы рада избавиться.

- Я б росла настоящим сорванцом и часто доставляла отцу беспокойство. Дети зачастую жестоки к родителям. Однажды его сердце не выдержало, - проговорила она.

- Какая ерунда, - пробормотал Джеймс. - Ты не могла отвечать за его сердце, Сьена. И уж тем более за его волнения. Так что не бери вину на себя. Неважно, какой ребенок, чертенок или ангел, но родители так устроены, что постоянно волнуются за своих чад.

Он постарался улыбнуться, и на какое-то мгновение она даже поверила в его слова. Ах да, ведь у него тоже есть этот опыт. Он-то знает, что такое быть отцом и волноваться за ребенка.

Но Кейну всего лишь восемь. Он даже еще не подросток. То ли будет впереди!

Она не знала, рассказывать ли Джеймсу все ужасающие подробности своего детства или нет. Однако лучистые серые глаза немного успокоили ее.

- Как я понимаю, большой братец Рик стал твоим опекуном, - сказал Джеймс.

Она поморщилась.

- Ему это было в кайф. Ты же видел, он до сих пор так себя ведет.

- Ну, на то и нужны старшие братья.

- Это не значит, что мне это должно нравиться.

Он подался чуть вперед и спросил:

- Если ты такой монстр, как представляет это твой братец, то зачем же вернулась домой, в родной город?

Родной город. Дом. Эти слова всегда угнетали ее. Но сейчас, когда их произнес Джеймс, оказалось, что не так уж плохо они звучат. Впервые у нее не появилось желания сбежать.

- Я приехала на собеседование в офис Максимилиана. Оно должно состояться как раз сегодня днем. - Тут она взглянула на часы.

- Ах, да. «Макс-Эйр» находится в Порт-Дугласе, - проговорил Джеймс. - Пару лет назад Макс заказывал мне мебель для своего дома, помню.

- Полагаю, у него было достаточно денег, чтобы оплатить свой заказ? - подмигнула она ему.

Джеймс ухмыльнулся.

- Да уж… Надо думать, Макс попытается убедить тебя остаться здесь? Я слышал, у него это хорошо получается. Некоторые ценные кадры приехали и осели здесь надолго.

Именно этого она и боялась. Правда, большие деньги и интересная работа стоили бы того.

- Честно говоря, я не в курсе, что хочет предложить мне Макс.

- А что было бы для тебя наиболее подходящим?

- Рим, - сказала она, не раздумывая. - Самая лучшая работа. Самая престижная.

Неожиданно его глаза затуманила печаль. Но это продолжалось лишь миг.

Девушка снова взглянула на часы.

- Кстати, мне пора возвращаться.

Джеймс подозвал официантку со счетом.

Сьена уже готова была вынуть свою карту «Виза», но Джеймс остановил ее жестом.

- Это моя забота, - сказал он.

- А ты старомоден, - заметила она. Мужчина, который платит за девушку на свидании. Это новость.

Свидание? Неужели она так подумала? И чуть было не произнесла вслух.

- Иногда можно себе это позволить, - сказал он, и потрясающая улыбка коснулась его губ. Улыбка, которая сводила ее с ума. - Ты можешь заплатить в следующий раз.

Следующий раз? Он смеется? Черт!

Он протянул ей руку и помог подняться. Так, держа за руку и чуть сжимая ее, он вывел Сьену из кафе, словно она сама ни за что не смогла бы выбраться отсюда.

Чувства забурлили в ней с новой силой.

Довольно. Надо остановиться. Пусть улыбка, пусть учтивые, чуть старомодные манеры. Как бы там ни было, она же уезжает сегодня вечером и лишние чувства ей ни к чему.

Может, лучше сразу поставить его в известность?

Но слова почему-то не шли с языка.

Наверное, из-за того, что ей понравилась эта прогулка. Время, проведенное в непринужденной обстановке, когда не надо держать ухо востро, не надо напрягаться и притворяться. Все было честно и искренне с ее стороны. И все это - рядом с едва знакомым мужчиной.

Может, как раз поэтому? Ведь больше она его не увидит.

Ну вот, теперь у нее есть то самое счастливое место, о котором можно будет потом вспоминать, чтобы успокоиться и помедитировать, как учили ее на курсах психотерапии.

И возможно, Джеймс стал бы ее новым романом в Карнах. Вдруг ей доведется бывать здесь еще не раз? Было бы забавно. Даже более чем.

В следующий же миг на память пришли строки из его дневника, и ей стало стыдно.

Бывают дни, когда при мысли о том, чтобы выйти из дому, меня бросает в холодный пот.

Мужчина, который приоделся для прогулки и который повел девушку на свидание, не выглядел как мужчина, который хочет просто поразвлечься. Но… чего бы он ни искал в ней, она не могла ему это дать.

Обратный путь они проделали в относительной тишине и в конце концов снова оказались у магазина Рика.

Здесь Сьена остановилась. Она бы не хотела прощаться с Джеймсом на глазах у брата.

- Ладно, спасибо.

Джеймс кивнул. Его лицо было непроницаемо.

- Удачи на собеседовании, - пожелал он. - Надеюсь, у тебя все получится.

Однако по блеску в ее глазах он понял, что для каждого из них удача обозначала совершенно разные понятия.

- Спасибо, - сказала она. Ее снова обуяла тяга к приключениям и перемене мест. Осознание того, что они прощаются, придало ей больше энергии, которая и так с избытком бурлила в ней.

Легкая улыбка появилась на лице Джеймса, потом он вдруг наклонился к ней. Это было так неожиданно, что глаза ее сами собой закрылись, и она ощутила на своей щеке легкое теплое прикосновение его губ. Тут же она почувствовала его руку на своей талии. И в ответ положила ладонь ему на грудь.

- Спасибо за кофе, Сьена. Увидимся, - прошептал он. Его глубокий голос проник ей прямо в душу, заставив дрожать с головы до ног. Его губы прижались к ее щеке, оставив на ней горящий отпечаток.

Посмотрев на нее долгим взглядом, словно желая запомнить ее навсегда, он ушел прочь, оставив Сьену со странным ощущением: как будто она забыла, как ходить, и приросла к месту, не в силах сдвинуться.