- Как прошло свидание? - спросил Мэтт, глядя на Джеймса через окошко, которое начищал, когда тот вернулся домой.

Джеймс едва ли не подпрыгнул от такого нахального предположения.

- Что ты несешь!

Он бросил ключи на столик и, пройдя на кухню, заглянул в холодильник, почти с головой, хотя совершенно точно знал, что и там от Мэтта не спрячется.

И действительно, Мэтт уже был тут как тут.

- От меня не скроешься.

- Это не было свиданием, Мэтт, - проговорил Джеймс, доставая яблоко, которого ему вовсе не хотелось. - Я всего лишь предложил ей выпить кофе в знак благодарности за то, что она позанималась вчера с Кейном.

- Да как хочешь. Можешь обманывать меня, парень. Но себя не обманешь. Если бы я не знал, что ты идешь с ней, то подумал бы, что собираешься на выходной с одной из твоих клиенток, так ты приоделся.

Джеймс оглядел свой прикид.

- Ты придумываешь.

Мэтт подозрительно принюхался.

- Кажется, и одеколон ты использовал недешевый. Это я тоже придумал, да?

- Ну…

Джеймс помыл яблоко и откусил кусок.

- Ладно, парень, не тебе меня обманывать. Признавайся, как все прошло.

Джеймс плюхнулся на стул, стоявший рядом с обеденным столом. День был полон новых впечатлений. Во-первых, это его первое свидание за несколько лет. Наконец он нашел женщину, рука которой была такой изящной и ложилась в его руку в самый раз. Кроме того, впервые он рассказал кому-то, что Кейн очень на него похож…

- Оно было немного странным, - признал Джеймс, словно пробуя слова на язык. - Восхитительным, мистическим и странным.

- Фантастика!

- Фантастика? - он провел рукой по волосам в замешательстве. - Мэтт, не знаю, о чем я даже думал. Кейн до сих пор иногда разговаривает с Дайной перед сном. А каждое утро проходит для меня в надежде, что я не услышу его жалоб на плохое самочувствие.

- Перестань, перестань! Между прочим, я так и не узнал твоего мнения насчет девушки.

- Неужели я неясно выразился? Мне хотелось хоть на день стать похожим на обычного мужчину, который приглашает девушку в кафе… Но пройти через это снова я бы не хотел.

Эти женщины такие загадочные существа! С ними в любой момент все может пойти не так. Не угадаешь. Постоянный риск.

- Все с тобой ясно, - сказал Мэтт, двигая стул ближе к Джеймсу.

Джеймс в отчаянии уронил голову на руки.

- Не понимаю, что со мной. Но когда она попросила меня описать Дайну, я сказал, что она была раскаленной.

Мэтт рассмеялся так громко, что все его тело затряслось.

- Какой-какой?

- Пылкой, обжигающей, яркой… Вот что это значит.

- Я знаю, что это значит. И еще знаю, что говорить так о своей покойной жене в присутствии прекрасной незнакомки - либо верная смерть, либо… начало чего-то прекрасного.

Мэтт дружески похлопал его по плечу, потом поднялся и ушел, оставив Джеймса наедине с его мыслями.

А мысли одолевали его со всех сторон.

- Итак, как твое свидание? - спросил Рик Сьену, когда та вышла из душа в своем чистом костюмчике. Сейчас она чувствовала себя намного лучше, чем за последние двадцать четыре часа.

- Это не было свиданием, - сказала она, посмотревшись в зеркало, чтобы проверить, идеален ли макияж. Удовлетворенно улыбнувшись; она с легкой грацией приземлилась в одно из кресел и прикрыла глаза.

Рик сел напротив.

- Если ты встречалась с этим приятным мужчиной, Джеймсом Диллоном, тогда это точно было свиданием, - сказал он. - Не понимаю, что ты затеяла, Сьена. У него есть сын, а про его жену я мало что знаю.

Девушка уставилась на брата.

- Он отец-одиночка, Рик. Его жена умерла около года назад. Рик, неужели ты думаешь обо мне так плохо?

- Сужу по тебе непредвзято, Сьена, - сказал Рик с суровым выражением лица. - Уж я-то тебя хорошо знаю.

- Вот-вот. Ты отлично знаешь, что я никогда не буду встречаться с семейным мужчиной. Поэтому перестань за меня волноваться. Я вовсе не собираюсь влюбляться в приятного мужчину Джеймса Диллона. К тому же я ведь завтра улетаю.

- А как насчет того парня в Нью-Йорке? Ведь тебя не остановило тогда то обстоятельство, что ты на следующий день уезжала?

Она чуть не сожгла его взглядом.

- Джеймс пригласил меня только потому, что он добрый человек, а я согласилась только из вежливости. Отказать было бы грубо.

Рик откинулся на спинку стула и воззрился на нее.

- Не юли!

- Значит, такой ответ тебя не устраивает?

- Да ты прыгала перед ним как мячик, готовый на все. Однако учти, что Диллон не из тех, которые покупаются на такие штучки. Это редкое явление в наши дни. Ты его не заслуживаешь.

В этом был весь Рик: осуждал ее каждый раз, когда у нее только-только наклевывался замечательный шанс. Она слишком быстро закипала в таких ситуациях. Ей непременно хотелось доказать ему, что она гораздо лучше, чем он думает о ней. Господи, неужели он считает, что она заслуживает самого плохого?

Сьена попыталась успокоиться.

- Он консервативен, Сьена, - продолжил Рик. - Кроме того, деньгами он обеспечен. Не надо этим парнем завтракать, как ты обычно делаешь.

Ей все же не удалось взять себя в руки.

- Вообще-то я не завтракаю парнями, - сквозь зубы процедила она.

- Нет, именно так ты и поступаешь, Сьена. Помнится, ты так поступала всегда и со всеми. Вспомни муки отца, когда ты была подростком.

Подростком! Надо же! - чуть не воскликнула она. Он бы еще ясли вспомнил. Достаточно того, что она сама казнит себя за прошлое.

- Ты и меня тогда доставала, - сказал Рик. - А уж как преуспела в этом. Но я всегда знал: тебе придется вернуться домой, где бы ты ни летала.

- У тебя нет ко мне никаких претензий.

- А вот и есть. Я ведь твоя семья. Так же как и моя жена, которая обожает тебя. Тебе не удастся нас забыть. И близнецов тоже. Теперь они знают свою тетю Эну. Что же касается маленькой Рози… Когда она смотрит на тебя, у меня на глаза наворачиваются слезы.

- Подожди же ты…

- Сьена, неужели ты думаешь, что тебе удастся и дальше избегать своей семьи?

Она всегда пыталась избавиться от разных связывающих ее уз. В том числе и семейных. Насколько ей это удалось… трудно судить. Ведь она вернулась. Что из этого может выйти?

В дверь постучали. Это был работник из фирмы Рика.

- Привет. Тут снаружи один парень в синей униформе и смешной кепке спрашивает вашу сестру.

Сьена поднялась.

- Это, должно быть, Руфус. Мой шофер. Спасибо.

Парень покраснел и вышел.

Девушка ожидала от Рика какого-нибудь комментария - например, почему она не воспользовалась пару дней назад услугами своего шофера, а взяла и разбила его машину. Но он лишь присвистнул.

- Ладно уж, лети. Как всегда.

- Добрый день, Руфус, - сказала Сьена. Водитель открыл дверцу, и она нырнула в прохладный салон.

- Мисс Капулетти, вам и вчера надо было вызвать меня, - сказал Руфус, - вы могли разбиться.

Ей показалось, что он еле слышно проворчал что-то насчет женщин за рулем.

- Вы знаете об этом случае? - спросила она, когда он сел за руль.

- От одного знакомого, - сказал он, смотря на нее через зеркало. Его голубые глаза улыбались, но Сьена больше ничего не хотела выспрашивать.

Она со стоном откинулась на спинку сиденья. Да уж, теперь понятно, почему она так ненавидела этот городок.

- Молчите и езжайте, Руфус.

Он лишь усмехнулся, заводя мотор.

- Да, мисс Капулетти.

Поездка по пляжам Северного Квинсленда была замечательной. Они миновали Скайрэйл, и Сьена снова увидела, как медленно плывут по воздуху кабинки с туристами, иногда прячась за густой зеленой листвой. Из-за одной такой поездки она всегда теперь будет с радостью вспоминать Карны.

Глубоко вздохнув, она взглянула направо, где раскинулись белые песчаные пляжи.

Они миновали Палм-Коув, самый лучший из курортов, сады с буйной растительностью и пляжи с отдыхающими. Если бы это было возможно, она бы осталась здесь подольше, позагорала на пляже, сплавала бы на лодке до Зеленого острова и вдоволь поныряла с аквалангом.

Она приподнялась на своем сиденье повыше, чтобы разглядеть как следует сине-зеленый блеск океана, который простирался до самого горизонта. Надо признать, это самый лучший из курортов на свете. А уж она побывала везде. Большинство живущих на земле людей мечтали бы жить в таком местечке.

Через полчаса машина замедлила ход. Они прибыли в Порт-Дуглас.

Пройдя мимо зеленых подстриженных лужаек для гольфа, они взяли вправо ближе к пляжу, потом влево, через ряд широких охраняемых ворот. В конце прямой дорожки, посыпанной белым гравием, располагался шикарный дворец Максимилиана. Это был большой трехэтажный белый особняк, окруженный пальмами.

Ее встретил сам хозяин, одетый с иголочки, с бокалом мартини в руке. Можно было подумать, что он ждет прибытия репортеров с камерами, а не простую девушку.

- Сьена, - протянул Макс; его яркий американский акцент был очевиден, - рад видеть вас здесь.

- Я тоже, Макс, - сказала она, стараясь держать себя непринужденно.

- Да, да, зовите меня просто Макс, - сказал он.

Девушка посчитала до десяти и попыталась проконтролировать дыхание и внутренне расслабиться.

Он провел ее через массивное, отделанное мрамором фойе. Они прошли весь его дом и оказались у бассейна с кристально чистой водой, поблескивавшей золотом полуденного солнца.

Сьена успела хорошенько рассмотреть Макса. Он был довольно привлекательным. Высокий, импозантный - так выглядят мужчины, буквально тонущие в деньгах. Но все равно, он не обладал и долей того магнетизма, который был у Джеймса Диллона.

Сосредоточиться!

Так значит, он тебе нравится, этот Джеймс, если ты думаешь о нем в такой ответственный момент. А сердце-то как бьется! Но забудем пока о нем.

Макс провел ее к паре глубоких белых кресел, стоявших под широким ярко-синим зонтом. С одной стороны была площадка для гольфа, а с другой простирался, насколько хватало глаз, океан.

- Итак, Сьена, - протянул он, когда они уселись, - полагаю, вы примерно догадываетесь о причине, по которой я вас вызвал. «Сарафанное радио» в нашей компании работает неплохо, насколько я знаю.

Сьена кивнула, но так ничего и не сказала. До поры до времени она предпочитала держать рот на замке.

Макс расплылся в улыбке.

- Отлично. Значит, эта встреча не будет слишком долгой. Сьена, я был очень доволен вашей недавней работой, которая касается размещения нашей рекламы в Австралии. Кажется, ваше лицо внушает доверие нашим клиентам.

О боже, значит, Макс предложит ей постоянную должность лица компании. Она будет умолять его о Риме! А если он откажет, неужели ей придется увольняться?

Странно, но ответа у нее не нашлось.

Вдруг она поняла: что-то внутри нее изменилось. Но что бы там Макс ей ни предложил, она не согласится работать на прежних условиях. Хотя еще несколько дней назад все в ее жизни было прекрасно. Она была довольна всем. Но сейчас что-то в ней решительно переменилось.

Она хотела… большего.

Ожидая решения о своей дальнейшей судьбе, она до боли впилась ногтями в ладони. Сердце стучало в груди, как колокол.

- Вы, должно быть, слышали о наших филиалах в Риме и Париже, - продолжал между тем Макс. - За десять лет существования нашей фирмы она успела вырасти. Поэтому появились новые возможности и для вас. Я бы хотел, чтобы вы отправились в Рим.

Сьена затаила дыхание, ожидая продолжения. В это время к ним подошел официант в белом с новым бокалом мартини для Макса и с ледяным лимонадом для нее.

- Будете жить в пригороде Рима, в своей собственной квартире, - сказал Макс, как только официант удалился. - Для своих работников я создаю самые лучшие условия, потому что ценю их и понимаю, что они должны хорошо отдыхать ради работы. Поэтому условия таковы: три дня работы из семи и отдых каждые два месяца. Соглашайтесь, и вы увидите, что мои слова не блеф.

Ее сердце остановилось на мгновение, перевернувшись, а потом забилось о ребра с удвоенной силой.

Рим . Неужели она не ослышалась? Ее мечты сбываются?

- А почему я? - спросила она, перестав делать вид, что ее это мало интересует.

Макс улыбнулся одними губами.

- Наши исследования показали, что вас запоминают быстрее всего. Вас знают. Ваши презентации всегда были отличными. Вы поменяли много маршрутов, работали в разных командах, у вас много опыта, вас мало что держит на одном месте, в отличие от остальных моих девочек. Может, вы и не помните, но… - он взглянул на бумаги, лежавшие перед ним, - вы брали всего два больничных за семь лет.

Ей показалось, будто он плеснул ей в лицо холодной водой. Вот уж причина, о которой она бы никогда не подумала. Нет привязанностей. У нее нет привязанностей. Конечно. В то время как другие жили полной жизнью, она отказывала себе во всем, кроме работы.

Неожиданно ей представилось все это совершенно неправильным.

Макс прищурился, и его улыбка стала шире. Он развернул лист бумаги, положил на столик. Затем взял золотую ручку из внутреннего кармана, сделал кое-какие пометки и передал листок ей со словами:

- Вот мое предложение.

Что- то внутри нее подсказывало: не смотри. Наверняка условия сказочные. Видимо, она должна упасть на колени, благодарить его и целовать ему руки за такую потрясающую щедрость.

Но нет. Она все же посмотрела.

Сумма была вдвое больше той, что она получала до сих пор. Кроме того, контракт обещал бесплатные полеты на самолетах компании «Макс-Эйр» круглый год по любым направлениям, У нее будет собственный шофер - особенно обрадуются этому Рик и Руфус! - и переезд в Рим в течение недели.

Сделка была настолько хороша, что девушка едва не присвистнула.

Макс усмехнулся.

- Полагаю, вы согласны?

Безусловно, такой контракт оценил бы каждый на ее месте. И принял бы не задумываясь. Неделю назад и сама она просто прыгала бы от счастья.

Да. Она была именно такой, какой он ее только что описал. Именно за это всегда и ругал ее Рик.

Сьена взяла лист бумаги, свернула его и положила в сумочку.

- Сколько я могу думать?

Улыбка на лице Макса погасла. Но лишь на мгновение, чтобы расцвести еще пуще.

- Надеюсь, суток хватит?

Она кивнула. Целый день. У нее есть еще один день, который она проведет в Карнах.

- Отвечу вам завтра в это же время.

Макс поднялся и пожал ее руку.

Сьена спиной чувствовала его взгляд.

Откуда- то рядом с ней возник Руфус. Пора ехать.

Любопытно, как в такой жаре она выжила, ведь на ней был костюм-тройка. Правда, пот тек с нее ручьем. Отчего она дрожит? Кругом жара. Неужели ей так трудно принять решение?

- Как прошло, мисс Капулетти? - спросил Руфус, когда они шагали по просторному мраморному фойе.

- Отлично, - вздохнула она.

Он бросил на нее заинтересованный взгляд.

- Что вы думаете насчет Рима? - спросил он, снова удивив ее своей осведомленностью. Кажется, Руфус всегда и все узнавал быстрее, чем она.

- Я люблю Рим. Просто обожаю его. Фонтаны, магазины, каппучино, престиж… Я всегда об этом мечтала. Я сказала Максу, что подумаю. Полагаете, я поступила дерзко? Полагаете, я должна вернуться и тут же сказать «да»?

Руфус открыл перед ней дверцу лимузина.

- Нет, - сказал он. - Пусть подождет. Помучается. Не всегда же ему сразу получать то, что хочется.

И он улыбнулся. Сьена улыбнулась в ответ. Руфус прав. Слава богу, у нее есть время разобраться в ситуации как следует, а не бросаться сломя голову в омут новой жизни, которая предлагала ей сомнительные удовольствия.