Руфус вез Сьену по яркому центру Карн. И она в который раз поняла, почему так сильно ненавидит это место.

Они ехали по широким улицам, мимо киосков и рыночных рядов, мимо ярких людей в майках, шортах и босоножках. Вдалеке блестела вода лагуны. Ленивые загорелые туристы бродили по пляжу в ярких полотенцах, молодые семьи плескались на мелких местах. Рестораны, кафе и магазины теснились по краю берега, у дороги.

За семь лет это место изрядно изменилось. Так же как и она сама.

Она уже не была тем подростком-бунтарем, как раньше. Впереди у нее была обеспеченная жизнь, интересная карьера, друзья по всему миру. И все же… Чего-то явно не хватало. Желание приключений все так же охватывало ее, ноги так же горели в преддверии странствий… тем не менее она уже чувствовала себя немного уставшей.

- Руфус, - окликнула водителя Сьена, когда они выехали к знакомым местам.

- Изменились планы, мисс Капулетти?

А парень, казалось, умел читать мысли!

- Вообще да. Сделаете одолжение? Я бы хотела пройтись по магазинам.

Полчаса спустя они уже были недалеко от Яблочной Аллеи четырнадцать. Огромное дерево перед садом было изрядно помято - след от недавней аварии. На идеальной лужайке виднелся след от колес машины. А розовый куст исчез.

- Вам чем-то не понравилось дерево, мисс Капулетти? - спросил Руфус.

- Вы не представляете, сколько раз я падала с него, когда была подростком.

Он понимающе улыбнулся: свой человек!

- Спасибо, что понимаете меня.

- Не за что. Увидимся завтра, мисс Капулетти.

Она хотела дать ему чаевые, но он отказался. Пожелал ей удачи и уехал.

Итак, она осталась стоять на тротуаре рядом со своим старым домом - теперь это был дом Джеймса. Сердце ее глухо билось.

Ее взгляд был прикован к входной двери. Минуту спустя она поймала себя на том, что постукивает в дверь деревянным дверным молоточком в форме головы льва. Помнится, она подарила эту вещицу отцу на его шестидесятилетие.

Из- за двери послышались голоса, и дверь открылась. Появился Мэтт и уставился на нее.

- Не может быть! Сьена Капулетти, сестра Рика Капулетти, отважный водитель и бывший жилец этого дома!

- Мэтт, - пробормотала она, - привет. А Джеймс… он тут?

Словно бы услышав ее шепот, Джеймс вышел из кухни - босиком, с полотенцем через плечо, в старых джинсах и линялой футболке с открытым воротом. Он с кем-то говорил.

- Джеймс, еще один гость, - проговорил Мэтт, перед тем как исчезнуть в комнате.

Джеймс повернулся, увидел ее и замолчал. Заморгал, не веря своим глазам, а потом все его лицо словно бы осветилось внутренним светом.

Удивительно, ведь он даже не пытается скрыть тот факт, что она ему нравится. Он ведь тоже ей нравится. И этого достаточно.

- Привет, Сьена, - сказала Джеймс, подходя к ней.

- Привет, - ответила она, чувствуя себя слишком маленькой в этом огромном помещении. Она неловко переминалась с ноги на ногу. - У меня подарок для Кейна, - и она кивком показала на велосипед, который купила по дороге сюда.

Его взгляд медленно переместился на велосипед, а потом на красные туфли с высокими каблуками. Еще он успел осмотреть ее шикарный костюм и гламурный макияж. Неожиданно она почувствовала себя неловкой и смешной, неподходящей к этой атмосфере. Слишком очевидно, что велосипед был лишь поводом зайти.

Но вот она снова поймала его взгляд, и вся возникшая из ниоткуда неловкость улетучилась. Улыбка в его глазах была самой искренней. И на удивление приятной. И многозначительной.

- Ты выглядишь чудесно, - он протянул руку, чтобы коснуться ее пальцев, словно бы в желании поцеловать руку.

Она кивнула, не в силах что-нибудь произнести. Его взгляд был наполнен такой нежностью, что невольно смущал. Девушка не помнила, когда кто-нибудь относился к ней так, словно она была драгоценностью.

- Знаю, что Кейн сейчас в школе, но я подумала, дай заскочу, пока есть время. Глупо было не воспользоваться предоставленным Максом лимузином.

- И то верно, - просто согласился он.

- Да, да, - подтвердила она, кивнув. О каких глупостях они говорят!

- Верно. Заходи. Пожалуйста, - добавил он, подняв велосипед и прислонив его к стене в коридоре. Потом все же взял девушку за руку и пожал. Сьена ощутила, какая сильная у него рука, и постаралась не задрожать.

Тут она услышала донесшийся из кухни женский смех и остановилась на полпути.

- Нет, мне не обязательно проходить. Я пришла в гости незваная. Даже не знаю, о чем только думала.

Да уж. Думала она явно о нем. И был бы он самым настоящим глупцом, если бы не понял этого. А Джеймс-то далеко не глуп. Просто слишком вежлив.

- Ерунда, не имеет значения, - сказал Джеймс, отвечая сразу на все ее колебания и неуверенность. Он вышел к ней на крыльцо и стал рядом.

- Сьена, - он доверительно склонился к ней, и она взглянула в его серо-голубые глаза, - у нас там полно еды, собрались старые друзья, с которыми я рад увидеться, так что проходи и присоединяйся.

Он взял ее за руку и повел в дом.

Она сбросила свои туфли таким обыденным движением, словно бы давно привыкла к этому. Рядом с Джеймсом она чувствовала себя маленькой и послушной. А он, такой большой и надежный, повел ее за собой.

Когда они появились в дверях, голоса на кухне приумолкли. На нее смотрели два незнакомых человека.

- Дэйв, Кейт, это Сьена.

Глаза Кейт блеснули.

- А… та самая принцесса из рассказов Кейна, - едва слышно сказала она Дэйву.

- Кто? - прошептал Дэйв.

- Девушка с зеленой машиной и зелеными глазами, которая лечила его ссадину, - прошептала Кейт в ответ.

Джеймс наконец отпустил руку Сьены, и та присоединилась к сидевшей за столом компании.

В этот день Сьена узнала много нового о жизни Джеймса: о его увлечениях, о футбольных матчах, о старых школьных друзьях и о том, как он боялся уроков музыки.

Вскоре все переместились во внутренний дворик, где уже аппетитно пахло барбекю.

Ближе к трем часам стало совсем жарко, и Сьене пришлось снять пиджак, оставшись в одной маечке. Дэйв и Мэтт готовили барбекю, Кейт сидела на краю бассейна, свесив ноги в прохладную воду. А они с Джеймсом остались одни за длинным деревянным столом в тени беседки.

Сьена потягивала прохладный лимонад, наслаждаясь каждым глотком.

- Кто они? - спросила она, наблюдая за Кейт, которая плескала водой на обнаженные ноги своего мужа.

- Старые друзья. С детских времен. Не видел их много месяцев. Полностью моя вина. Мне просто повезло, что они приняли мое приглашение в этот раз. Кажется, этот уикенд во всем удачен.

Сьена едва не поперхнулась пузырившимся лимонадом.

- Расскажи мне о собеседовании, - попросил Джеймс. Немного отодвинувшись на скамейке, так чтобы видеть ее, он взглянул ей в лицо. Сьене показалось, что весь мир вокруг них исчез.

Образ Макса, такого крутого и импозантного, померк перед обаянием этого простого в общем-то парня.

Девушка долго собиралась с мыслями, чтобы ответить ему.

- Он предложил мне Рим, - сказала она.

Джеймсу показалось, будто кто-то выбил землю из-под его ног. Если бы он сейчас не сидел, то точно бы упал. Итак, удачные выходные омрачились тучей.

- Рим, значит…

Сьена кивнула, закусив губу.

Слова «не соглашайся!» так и рвались из него наружу. Но он не имел права вмешиваться. Они же едва знакомы. Кто он для нее? И даже спрашивать-то не имеет права. Тем более что в ее глазах светится такой непробиваемый огонек упрямства, которое сложно переломить. Она бы пошла против всего мира, это точно. Поэтому Джеймс промолчал.

- Как раз то, что ты хотела, верно? - сказал он, удивляясь тому, что дар речи к нему все же вернулся.

Она моргнула и нахмурилась.

- Да, хотела. Но я попросила дать мне время подумать. И Макс дал мне сутки. Так что завтра днем моя судьба будет решена тем или иным образом.

Да что там решать, когда и так все решено! Вот и ответ: сразу же после собеседования она пришла к нему! Не в магазин Рика. И не домой. И не в аэропорт.

Она пришла к Джеймсу.

Никаких сомнений и раздумий. С ними происходит что-то важное. С обоими. Что-то неожиданное и определяющее.

- Звонят, - подошел к ним Мэтт, протягивая телефон. Джеймс даже не слышал звонка. А ведь он всегда был настороже: мало ли что могло случиться с Кейном.

- Это из школы. Ты нужен Кейну…

Не успел Мэтт договорить фразу, как Джеймс вскочил на ноги. В дверях он бросил:

- Оставайтесь. Плавайте, если хотите. Угощайтесь. Школа близко. Скоро вернусь.

Дэйв и Кейт замахали ему в ответ.

- Нет, приятель, - сказал Дэйв, - нам пора уходить.

Джеймс перевел взгляд на Сьену, которая слишком прямо сидела на углу скамейки. Она была такой прекрасной, такой элегантной, такой взволнованной и… такой настоящей. Несмотря на все его сомнения, он знал: у них еще есть что обсудить.

- Идем, - сказал он, протянув ей руку.

Когда она поднялась и подошла к нему, он уже знал, что у него нет выбора. Сегодня же вечером он попросит ее остаться.

Джеймс подрулил к школе и остановился. Они мчались на всех парах, Сьена каждый раз ощущала переключение скоростей.

В пути Джеймс то и дело посматривал на нее, и его загадочная полуулыбка сводила ее с ума. Но когда они приехали, все его внимание сконцентрировалось на Кейне. Теперь Сьена пожалела, что поехала с ним.

Приоритетом в его жизни всегда будет этот мальчуган.

Они остановились прямо перед школой. Джеймс открыл для девушки дверцу, взял ее за руку, и они вместе взбежали по ступенькам. Сьене бежать было не очень удобно, учитывая высокие каблуки и узкую юбку, но Джеймс, поняв это, замедлил шаг.

Они миновали классы, полные ребятишек, сидящих за разноцветными партами, и вовсе не рядами, а полукругом, а некоторые даже на полу вокруг учителя. Еще одно нововведение, которое бы она точно одобрила, будучи подростком.

Женщина средних лет, одетая в строгий темно-синий костюм, с длинными светлыми волосами, собранными сзади в хвостик, встретила их в пустом холле. Джеймс подбежал к ней, отпустив руку Сьены.

- Джеймс, мне жаль, что пришлось вызвать вас, особенно сейчас, когда учебный день окончен, - сказала она, положив руку на локоть Джеймса.

Неожиданно для себя Сьена ощутила укол ревности. Раньше ничто не могло вызвать в ней такого чувства.

- Ничего страшного, Мэнди, правда, - сказал Джеймс. - Ты же знаешь, если я ему нужен, я примчусь откуда угодно. Неважно, во сколько.

Мэнди оглянулась на Сьену, которая стояла у стены, словно скромная школьница на выпускном балу.

- Привет. Я - Сьена. Друг семьи, - сказал она, потому что Джеймс молчал.

Она протянула руку, и Мэнди была вынуждена оторваться от Джеймса, чтобы пожать ее. Сьена победно улыбнулась.

- Приятно познакомиться, Сьена. Кейн рассказывал о вас сегодня. И показывал свою руку.

- Правда? Показывал руку? - переспросила Сьена.

- Ну, шрам, - уточнила Мэнди, буравя Сьену пристальным взглядом, характерным для учителей. - Впечатляет. А теперь давайте пойдем к нему.

Мэнди перевела взгляд со Сьены на Джеймса и обратно.

- Иди, - сказала Сьена, - я подожду тут.

Она подошла к ряду ярко-оранжевых пластиковых стульев, стоявших у стены, и присела.

- Я ненадолго, - сказал ей Джеймс.

Он повернулся и вошел в небольшую комнату вместе с Мэнди.

Сьена сидела, прислушиваясь к его бархатному голосу. Он разговаривал со своим сыном, то утешая его, то шутя, а в интонации явно слышалось: малыш, ты в полной безопасности, ты под моей защитой.

Как она завидовала мальчугану. Сама она подростком никогда не ощущала такой атмосферы. После смерти матери у нее появилось ощущение, что какая-то важная часть ее жизни безвозвратно утеряна. А в тот день, когда умер отец, это ощущение закрепилось навсегда. И обе смерти произошли не без ее участия.

Не хотелось бы ей привносить свою разрушительную энергию в гармоничный мир Джеймса и Кейна. Ведь если она останется, то Кейн может стать таким же, как она. Будет выпрыгивать из окон, сбегая к друзьям по ночам. А однажды покинет своего отца, чтобы больше не увидеть его в живых.

- О вас говорил сегодня не только Кейн.

Сьена вздрогнула от неожиданности и увидела рядом Мэнди.

- Да? - удивилась она.

- Мэтт тоже говорил о вас.

- Вы знаете Мэтта? - Насколько же близка эта женщина к Джеймсу и Кейну?

Мэнди подошла и, опустившись на стул рядом со Сьеной, медленным движением положила ногу на ногу. От нее пахнуло мелом и соком. А еще от нее веяло уравновешенностью. По сравнению с этой женщиной Сьена ощутила себя опасной для окружающих. Как будто она снова оказалась непоседливым и шаловливым подростком, который очередной раз в чем-то провинился. Но эта вина была совсем иного рода. Сьена вдруг ощутила себя здесь чужой. Инородным элементом. Ненужной.

- Еще бы мне не знать Мэтта. Ведь именно я их познакомила, - сказала Мэнди. - И очень горжусь своими способностями знакомить людей. Они так нуждались друг в друге.

Сьена заметила, как Мэнди покраснела, когда произнесла имя Мэтта.

- А вы с Мэттом?… - спросила она, намеренно не договорив, но по взгляду поняла, что Мэнди уловила смысл.

- Да, между нами кое-что есть, - сказала Мэнди, и ее лицо затуманилось какими-то личными воспоминаниями. - Хотя иногда мне кажется, что для меня все это значит куда больше, чем для него.

Так, так, подумала Сьена, неловко крутясь на стуле.

- Насколько я понимаю, вы с Джеймсом за последние пару дней сдружились, - сказала Мэнди, уставившись на девушку проницательным взглядом.

- Учитывая, как мы с ним познакомились, он еще слишком добр ко мне, - сказала Сьена, положив ногу на ногу.

- Не сомневаюсь. Он самый настоящий джентльмен, именно поэтому все наше сообщество так печется о нем и его сыне. Мы надеемся, что у них будет все в порядке. А уж Джеймс нам всегда поможет, если что. От них обоих всегда столько отдачи. Кейн такой замечательный мальчик. Умный. Вежливый. А Джеймс…

И Мэнди еле заметно вздохнула. При этом Сьене неудержимо захотелось выцарапать ее ярко-голубые глаза.

- Джеймс такой положительный отец, - продолжила Мэнди. - Половина наших незамужних мамочек влюблены в него по уши, а другая половина непрестанно мечтает пригласить его на обед. Да только он ничего такого не замечает.

Сьена сдержанно кивнула. Лично ей вовсе не нравилась идея пригласить Джеймса домой на обед. Уж чего-чего, а готовить она никогда не любила. И кто это только любит? Никогда она об этом и не думала, так же как о замужестве, о желании иметь детей, о возможности влюбиться.

Но если бы все это произошло, стала бы она так же охотиться за Джеймсом Диллоном, как здешние незамужние дамочки?

Как бы там ни было, она не собиралась рассуждать об этом вслух. Да и про себя тоже. Поэтому она улыбнулась своей коронной улыбкой, которая улыбалась со всех плакатов по всему миру, и оставила Мэнди без комментария.

- Сьена?

Сьена повернулась и увидела Джеймса. Вид у него был мрачный. Явно пронеслась буря. Кейн стоял рядом с ним и тер покрасневшие глаза. Хорошо, что она промолчала.

- Пора идти, - сказал Джеймс.

- Верно, - Сьена поднялась. - Привет, Кейн. Как ты?

Кейн заморгал, увидев ее, словно бы никогда прежде не видел, и спрятался за Джеймса.

Кажется, он напуган. И уж точно несчастлив. Но говорить ей об этом он явно не собирается. Да и кто она ему? Всего лишь еще один взрослый человек, которому не стоит доверять. А она-то, идиотка, купила ему велосипед!

Сьена неловко пригладила юбку.

- Так мы уже идем? - спросила она, направившись к выходу. Ей захотелось побыстрее отсюда убраться. И подальше отсюда. Как можно дальше.

Неожиданно все стало предельно ясно. Ее полет по жизни - не что иное, как очевидное соло. А друзья - на один день, как и любовники. Связывать себя крепкими узами с кем бы то ни было просто глупо. Пример со своей семьей слишком нагляден. Да и работа у нее под стать всему образу жизни и характеру. Бежать и только бежать, навстречу новому, навстречу приключениям - вот ее девиз.

- Да, пора идти. Увидимся, Мэнди, - сказал Джеймс, наклонившись и поцеловав ее в щечку. Он не сводил глаз со Сьены и тут же нахмурился, увидев недовольную гримасу на ее лице. - Спасибо за звонок.

- Пожалуйста, всегда рада помочь, - ответила Мэнди, присев на корточки, чтобы поговорить с Кейном. - Теперь лучше?

Кейн кивнул и выразительно шмыгнул носом.

- Надеюсь, ты помнишь, что в эти выходные тебе готовить проект к понедельнику, не пропускай этот день, ладно?

Кейн подумал, словно что-то прикидывая про себя, затем кивнул. А мальчуган-то не так прост, как кажется. Похоже, он себе на уме. Чем-то он напоминает ее в юности. Но… не ей сравнивать его с собой. Она не Джеймс.

Джеймс погладил Кейна по голове и повел его вслед за Сьеной. На этот раз он уже не брал ее за руку.