Хадсон Беннингтон был решительно настроен не далее как наступившим вечером разобраться с залежами старых вещей в сарае. Но он не приступил к этому даже и следующим утром, которое было у него свободным в связи с отсутствием Кендалл Йорк. Он, конечно, мог, как и советовала ему гостья, сгрести все в кучу и выбросить на помойку, однако он еще не чувствовал себя готовым к такому радикальному поступку. Хадсон не был склонен отрекаться от чего бы то ни было, тем более от своего прошлого и прошлого своей семьи. Он еще надеялся раскопать в пыли и паутине ключики к разгадке своей жизни.

Хадсон Беннингтон Третий отказывался верить, что ведет эту кочевую жизнь, следуя примеру родителей, от неприкаянности или по инерции. Он хотел выяснить, случилось ли в его детстве, протекавшем в стенах этого дома, что-то, что прямо предопределило его нынешнюю судьбу. И если это так, то ему не следует с собой бороться, а счесть это своим призванием и больше не разрываться между тем, что могло случиться, и тем, что действительно предначертано ему.

В рабочем столе тетушки Фэй Хадсон он обнаружил черную папку и весьма удивился, прочтя на ней свое имя. Он некоторое время просидел, разглядывая узнаваемый почерк любимой родственницы, и лишь затем открыл папку.

Там он обнаружил распоряжения, адресованные ему, касающиеся ухода за домом, за садом, за прудом, за автомобилем, нашел листок с указанием кода ее личного сейфа в банке и номера счетов, еще множество деловых бумаг, которые ему следовало тщательно изучить на досуге.

Хадсона позабавило внезапное впечатление, что леди Фэй не спускала с него своего бдительного ока и после смерти.

— Ты следишь за мной, тетя Фэй?! — шутливо спросил он уютную тишину вокруг.

Он стал вчитываться в одну из рукописных бумаг, легко разбирая почерк писавшей. Она страстно обожала свой восхитительный «бентли» и составила исчерпывающий перечень рекомендаций по эксплуатации легендарного авто. Она указала все: от времени последнего профилактического осмотра до имени, адреса и краткой характеристики автомеханика, которому безоговорочно доверяла.

Хадсон Беннингтон всегда восхищался обстоятельностью этой женщины, которая тем не менее никогда не впадала в занудство.

Что из ее посланий представлялось совершенно очевидным, так это вера в то, что однажды ее любимый племянник и настоящий друг оставит свою беспокойную мальчишескую жизнь и остепенится в чертогах усадьбы «Клодель». Хотя при жизни тетушка Фэй ни полусловом не выказала этого своего мнения, принимая любое решение племянника как должное.

Кендалл привычно ступала по мощеной дороге Персиковой улицы, собираясь через пару кварталов перейти улицу и углубиться в прохладу и звенящую сушь соснового бора, приближавшего ее к усадьбе «Клодель».

Кендалл Йорк была полна предвкушений, однако она не нервничала, не терзалась, она просто шла на встречу с приятным человеком, каковым, вне всякого сомнения, являлся Хадсон Беннингтон.

Все было как обычно, но иначе. В чем именно состояла необычность, Кендалл не знала наверняка, но, будучи толковой женщиной, догадывалась. Ее взгляд изменился, ее походка и, что самое важное, ее настроение отличались от того, какими они были последние три года.

В это самое время Хадсон Беннингтон выходил из здания местного почтового отделения, спеша домой к приходу Кендалл Йорк.

На другой стороне улицы он увидел женщину, которая показалась ему знакомой. Она широко улыбалась, глядя прямо на него, и радостно махала ему рукой. Он перешел улицу, напряженно вспоминая, кто бы это мог быть.

— Привет, незнакомец! — обратилась к нему улыбающаяся женщина.

— Таффи? — произнес Хадсон с некоторым сомнением.

Та обрадовано рассмеялась, заключила его в горячие объятья, дотянулась до его щеки и звучно поцеловала.

— Ты выросла, — нашелся Хадсон Беннингтон.

— Раньше я до твоей щеки не дотягивалась, — подтвердила она. — Десять лет, нет, много больше. Стоит посчитать на досуге. Но уверена, это огромный срок, за который можно не только вырасти, но и состариться.

— Если кто-то и состарился за это время, то только не ты, дорогая! — мастерски ввернул комплимент Хадсон.

— Тогда почему ты меня узнал с таким трудом?

— Изменилась, — ответил Хадсон.

— Как именно? — полюбопытствовала женщина с кокетливой улыбкой.

— Похорошела, — лаконично ответил галантный мужчина.

— Будем считать, что я тебе верю, — озорно откликнулась та. — А что ты-то тут делаешь, Хад?

— Видишь почту за моей спиной? — шутливо спросил он.

— Она уже сто лет тут стоит, — ответила Таффи.

— Это тебе о чем-то говорит?

— Только о том, что ты был на почте. Но не о том, что ты делаешь в городе.

— Ну, Таффи, дорогая, это слишком длинная история, — предпочел уклониться Хадсон.

— Надеюсь, у тебя есть время для длинной истории за чашечкой кофе? — Решительно взяв Хадсона под руку, Таффи потянула его в сторону кафе.

Хадсону не понравилась такая инициатива. Он хмуро посмотрел на циферблат наручных часов. Сочтя, что на чашечку кофе время у него имеется, он уступил настойчивой Таффи.

— Мистер Беннингтон! — окликнули его со спины.

Хадсон резко обернулся. Со стороны почты через дорогу перепархивала девушка в розовой кофточке, лицо которой ему по странному совпадению тоже показалось знакомым.

— Марго, — недовольно прошипела Таффи, однако улыбка радушной горожанки нисколько не померкла.

— Мистер Беннингтон, — повторила запыхавшаяся девушка в розовой кофточке, неумолимо приближаясь к нему. — Я подумала… пока вы тут, пока вы не успели уйти… возможно, вы пожелаете забрать свою почту… мы ее только что рассортировали… Вот! — взволнованно объяснилась она и протянула ему стопку маленьких и больших конвертов.

Хадсон Беннингтон поблагодарил расторопную сотрудницу местного почтового отделения. Когда та отошла, Таффи едко заметила:

— Могу поручиться, что она готова была гнаться за тобой до самого дома… Завоевываешь женские сердца, Хад?

— Не было такого намерения, Таффи, — чистосердечно ответил он.

— Ну конечно, — скептически отозвалась она. — Теперь, когда ты в очередной разубедился в своей неотразимости, мы можем идти?

Заняв место за столиком кафе у окна, Таффи склонилась к Хадсону и доверительно прошептала:

— Подростком я была в тебя влюблена. Ты это знал?

— Благо, ты выросла и теперь можешь с полным основанием посмеяться над юношеским идеализмом, — шутливо ответил он на ее признание.

— Без паники, Хад. Я не стану докучать тебе своими чувствами. Теперь я не глупенькая девчушка, а умудренная опытом женщина. Любовь к соседскому парнишке осталась ярким эпизодом поры моего детства.

— Мне очень льстит быть обитателем твоих детских воспоминаний, подружка, — ласково проговорил Хадсон Беннингтон, пригубив кофе. — Но на умудренную опытом женщину ты все же еще не тянешь, Таф.

— У меня были бурные романы, дорогуша, — глубоким голосом проговорила она. — Имеются доказательства. Заходи как-нибудь ко мне, предъявлю, если сомневаешься, — томно добавила она.

Хадсон Беннингтон ошарашено посмотрел на Таффи, отказываясь верить своим ушам.

— Предпочитаю поверить на слово, — смущенно проговорил он.

— Правильный ответ! — оценила женщина, моментально сменив повадки на менее провокационные. — Тебе уже известно, что я живу с той самой Кендалл Йорк, с которой ты в последнее время регулярно видишься.

— Так ты меня проверяешь? — догадался Хадсон.

— А не должна? — невозмутимо спросила Таффи. — Кендалл для меня очень дорогой человек. Мы почти как сестры друг другу.

— Ей повезло.

— Нам обеим, — уточнила Таффи. — Она не рассказывала тебе о том, как мы встретились и подружились?

— Кендалл упоминала о том, что училась с тобой в одной школе и встречалась с твоим кузеном, который жил по соседству с ними… Если я ничего не напутал, — смутился Хадсон.

— Ничего не напутал, — подтвердила Таффи. — А она упоминала о том, что была помолвлена с Джорджем?

— Ну… Должно быть, мы все же не настолько близки, чтобы она делилась со мной такими подробностями, — неуверенно отозвался Хадсон.

— Тогда она не сказала и то, по какой причине свадьба не состоялась, — резонно предположила Таффи.

— Ты уверена, что мне нужно об этом знать? — предусмотрительно поинтересовался мужчина.

— Более чем, дорогуша, — уверила его собеседница.

— Тогда я весь — внимание, — твердо заявил он.

— Они были вместе несколько лет, хоть и дети, но по уши влюбленные. Я утверждаю это со всей ответственностью, поскольку история их любви разворачивалась на моих глазах. Я тогда долгое время жила в семье моего кузена. Когда Кендалл окончила университет и получила диплом по английской литературе, Джордж уже два года работал инженером. Они строили планы, готовились к свадьбе, которой не суждено было состояться потому, что Джордж погиб в автомобильной аварии… Кендалл в тот момент находилась за рулем. Она всегда была очень осторожным водителем. Но в тот злополучный день одной осмотрительности оказалось мало. Кендалл очнулась в госпитале, после чего несколько месяцев провела, прикованная к кровати. Восстановление шло медленно. Она во всем случившемся винила себя, отказывалась воспринимать разумные объяснения. А выйдя из больницы, она приехала ко мне и осталась. Я была счастлива принять ее, надеялась помочь вернуться к активной жизни, но вместо этого Кендалл регулярно пресекает все мои попытки подвигнуть ее к переменам. Она и работу такую себе выбрала, чтобы поменьше общаться с людьми. Я очень беспокоилась за нее — до твоего появления.

— А теперь ты не беспокоишься? — удивленно спросил ее Хадсон.

— Я лишь смею надеяться, что знакомство с тобой станет для Кендалл началом чего-то нового. Она заслуживает еще одного шанса, Хад.

— А ты не переоцениваешь мои возможности, Таффи? — озадаченно спросил ее мужчина. — Наши с Кендалл отношения не назовешь доверительными. Скорее уж наоборот.

— То, что она общается с тобой, — уже прогресс, — заверила его женщина.

— По работе, — уточнил Хадсон.

— Кендалл рассказывала, что вы гуляли.

— Ну, да… — вынужденно согласился он. — Погода располагала…

— Не оправдывайся, Хад, — бесцеремонно оборвала его Таффи. — То, что мужчина гуляет с женщиной, — это нормально, поверь мне.

— Если так говорит умудренная опытом женщина… — протянул он, шутливо капитулируя перед Таффи.

— Таффи? Хадсон? — раздался над головами непринужденно беседующей парочки недоуменно-вопросительный голос Кендалл Йорк.

— О! Кендалл! — чуть растерявшись, воскликнула ее подруга.

Хадсон Беннингтон Третий привстал и коротко произнес:

— Привет.

— Я собиралась перейти дорогу, когда увидела вас в окне, — поспешила объяснить Кендалл Йорк.

— Чего стоишь? Садись. Закажи кофе. Именно с этой целью я и заманила сюда твоего доброго знакомого, с которым случайно повстречалась на улице, — дипломатично произнесла Таффи.

— Да, мисс Йорк, я встретил вашу соседку, выходя с почты.

— Понятно, — пробормотала Кендалл, присев за столик.

Наступила долгая и потому томительная пауза, от которой Таффи раньше прочих нашла возможность избавиться.

— Кендалл, дорогая, закажи к кофе что-нибудь вкусненькое. Хад составит тебе компанию, потому что мне нужно еще ненадолго заскочить в офис. Встретимся дома, милая. Собачий корм я куплю по дороге. Рада была тебя встретить, Хад, — поспешно распрощалась с обоими Таффи, поднялась и стремительно удалилась.

Проходя мимо огромного окна кафе, напротив которого сидели ошеломленные таким поворотом Хадсон и Кендалл, она широко им улыбнулась и помахала ручкой.

— Я, пожалуй, закажу еще кофе, — сообщил Хадсон Беннингтон.

— Ммм? — непонимающе промычала Кендалл.

— Я сказал, что закажу еще кофе, — отчеканил мужчина.

— А, понятно, — растерянно отозвалась рыжая, уткнувшись взглядом в стол.

— Кендалл, вы очень напряжены… — осторожно сказал Хадсон.

— Что, простите?

— Не заставляйте меня чувствовать себя идиотом. При взгляде на вас меня судорогой сводит.

— В таком случае, вторая чашка кофе вам только повредит, — воинственно сообщила Кендалл.

— А я все же рискну.

Кофепитие протекало в абсолютной тишине.

Отставив опустевшую чашку, Кендалл наконец осмелилась поднять глаза на Хадсона, который давно уже разделался со своей порцией. Он молча смотрел на нее, словно ожидая какого-то знака.

— Хадсон… — тихо начала она.

Хадсон Беннингтон устремил на нее сосредоточенный взгляд.

— Если тебе есть что сказать, Кендалл, то не молчи. Потому что я ведь могу и не угадать, — вкрадчиво проговорил он.

— Ты должен позволить мне… уйти… сейчас, — прошептала она, опуская глаза.

— Не должен, — твердо возразил он. — И не позволю, — добавил мягко.

Кендалл виновато моргнула и попыталась встать. Хадсон расплатился и встал вслед за ней. Он нагнал ее у дверей, и они вместе вышли из кафе. На улице он взял ее под руку.

— У вас с Таффи есть собака? — добродушно поинтересовался Хадсон.

— Да, его зовут Орландо, — ответила Кендалл. — Он сам к нам пришел и остался… Так же, как я, — взволнованно добавила молодая женщина.

— Толковый пес? — поинтересовался Хадсон.

— Возможно… Он глухой. И постоянно шмыгает носом, сколько его ни лечи. Но без него нам было бы не так уютно жить. Таффи со мной согласна.

— Итак?! — сказал Хадсон, неожиданно остановившись посреди тротуара и встав напротив Кендалл. — Что теперь? Можно, конечно, продолжать этот меланхолический разговор ни о чем…

— Или? — спросила Кендалл.