Корни вытащил клетку из багажника и с удовольствием взглянул на фейри. Маленький хоб трясся, забившись в угол. Корни бросил крабовую ловушку на заднее сиденье, пересел туда сам и захлопнул дверь. Двигатель работал на холостом ходу, из вентиляции струился сухой горячий воздух.

— Я — могущественный этот… колдун, — сообщил Корни пленнику. — Не вздумай что-нибудь выкинуть.

— Да, — кивнул тот, быстро моргая. — Нет. Не буду пытаться.

Опять игра в загадки! Корни потряс головой. Он не позволит чертову фейри себя запутать или околдовать.

«Спокойно! — сказал он себе. — Тварь в клетке. Под замком».

— Я хочу узнать, как защититься от ваших чар, — сказал он. — И ты мне в этом поможешь.

— Я навожу чары, а не снимаю их, — чирикнул пленник.

— Фигня. Должен быть выход. Я не собираюсь в один прекрасный день радостно прыгнуть с пирса или снова стать счастливой подставкой для ног у какого-нибудь поганого фейри.

— Ни живое дерево, ни каменная стена, ни заклинание не спасут смертного от наших чар.

— Бред собачий! Ведь бывают же люди, которые не поддаются колдовству?

Маленький фейри отпрыгнул в дальний конец клетки и прошептал:

— Смертные с Истинным Зрением. Они могут видеть сквозь Ореол.

— Ага! Как обретают Истинное Зрение?

— Некоторые рождаются с ним. Но таких очень мало. Ты не из них.

Корни от души пнул клетку.

— Говори! Что мне еще надо знать?

— Но разве такой могущественный колдун, как ты…

Корни схватил крабовую ловушку и принялся трясти ее изо всех сил. Маленького фейри мотало во все стороны, бросая от стенки к стенке. Половинка шишки слетела с его головы. Он заскулил, а потом завопил во весь голос.

— Врубился? — спросил Корни. — Какой я, мать твою, могущественный колдун? А теперь, если вообще хочешь выйти отсюда, будь любезен, продолжай!

— Есть один юноша с Истинным Зрением. В огромном железном городе, где живут изгнанники. Он умеет снимать чары со смертных.

— Интересненько, — сказал Корни, доставая кочергу. — То-то же. Рассказывай дальше!

* * *

Ранним утром, когда многие гости все еще дремали на полу в огромном зале Зимнего двора, Ройбен уже созвал королевский совет. Он проходил в пещере такой холодной, что дыхание паром вырывалось изо рта. Вдоль стен, на выступах скал, тускло мерцали сальные свечи. Тающее сало пахло чесноком.

«Да будет наш король изо льда», — вспомнил Ройбен.

Ему хотелось бы, чтобы лед, который сковал холм и деревья, растущие на нем, заморозил и его сердце.

Дулькамара постукивала пальцами по деревянной столешнице, от холода твердой как камень. Над ее плечами поднимались шипастые скелетоподобные крылья, почти лишенные плоти. Бледно-розовые глаза смотрели на короля.

Ройбен невольно вспомнил Кайю. Ему уже начинало не хватать ее. Так человек поначалу не чувствует жажды, пока не подумает о воде.

— Мы слабеем.

Руддлз вышел на середину зала. Зубастая ухмылка не сходила с его физиономии. Он выглядел так, будто постоянно собирался кого-то укусить.

— Многие фейри, преданные Никневин, бежали, когда узнали, что десятина больше не связывает их с Зимним двором. Ряды наших войск поредели.

Ройбен смотрел, как вспыхивали и гасли свечи.

«Пропади оно все пропадом, — подумал он. — Я не хочу быть вашим королем».

Руддлз пристально посмотрел на Ройбена и потер переносицу.

— Еще сильнее нас ослабила гибель нескольких могучих рыцарей, которых вы, ваше величество, собственноручно убили. Припоминаете?

Ройбен кивнул.

— Меня беспокоит ваша безмятежность, повелитель, — заявил Эллебер.

Прядь волос упала ему на глаз, он небрежно откинул ее.

— Теперь, когда самая долгая ночь миновала, Силариаль может атаковать нас в любой миг.

— Возможно, она устала сражаться. Вдруг ей надоело или лень? — ответил Ройбен. — Как мне.

— Вы слишком молоды, — укоризненно оскалился Руддлз. — И так легко взвалили на себя судьбу нашего двора. Я вообще сомневаюсь, что вы способны выиграть войну.

Однажды Никневин выпорола Ройбена кнутом — он уже забыл за что, — и ушла развлекаться, предоставив Руддлзу, в то время ее дворецкому, позаботиться об избитом, если у него возникнет такое желание. Ройбен до сих пор помнил сладкий вкус воды и боль в горле при каждом глотке.

— Так ты считаешь, что у меня кишка тонка быть повелителем Зимнего двора?

Ройбен встал и наклонился над столом. Его лицо оказалось так близко от лица Руддлза, будто он собирался поцеловать его.

Дулькамара рассмеялась и захлопала в ладоши, словно готовясь к захватывающему зрелищу.

— Вы правы, ваше величество, — бесстрашно заявил Руддлз. — Именно так. Кишка тонка! Мне даже кажется, что вы не очень-то хотите быть королем.

— А мои кишки жаждут крови, — прошипела Дулькамара.

Она встряхнула гладкими черными волосами и оказалась позади дворецкого. Ее руки опустились на плечи Руддлза, длинные пальцы потянулись к его горлу.

— Не нужно пачкать об него руки, ваше величество. Королева никогда так не делала.

Руддлз застыл и съежился, наконец осознав, что зашел слишком далеко. Эллебер задумчиво смотрел на всю троицу, будто прикидывая, чью сторону выгоднее принять.

У Ройбена не было никаких иллюзий насчет их верности. Несмотря на клятву, они могли предать его в любой момент. Верность надо еще заслужить. Ему придется доказать, что у него хватит и силы, и ума быть королем.

— Может, я и не гожусь на эту роль, — сказал он, откидываясь на спинку кресла и разжимая стиснутые кулаки. — Но Силариаль когда-то была моей повелительницей. И пока я жив, этого не повторится.

— Ваше милосердие принесет несчастье всем нам, — сердито ответила Дулькамара, разжимая пальцы.

На лице Руддлза отразилось глубокое облегчение, которое он не успел скрыть.

Давным-давно, когда Ройбен только появился при Зимнем дворе, он сидел в своей каморке и страстно желал смерти. Его тело было покрыто незаживающими ранами, а душа так измучена ужасными приказами Никневин, что сама мысль о смерти приносила ему успокоение и дарила надежду.

Если бы он в самом деле был милосердным, то позволил бы сейчас Дулькамаре убить дворецкого.

Руддлз был прав. Сейчас у них почти не было шансов выиграть войну. Но за время службы у Никневин Ройбен приобрел один полезный навык. Он умел выжидать, тянуть время, пока не представится возможность убить Силариаль. Больше она никогда не пошлет своего рыцаря на пытки ради мира между дворами, который на самом деле являлся лишь иллюзией, а заговоры и бесчисленные смерти оказывались правдой. Когда Ройбен думал о госпоже Летнего двора, он почти чувствовал острый осколок льда, который сам искал путь к сердцу внутри его тела. Он знал, что не хочет выиграть войну. Он просто протянет на этом свете столько, сколько понадобится, чтобы забрать ее с собой.

Если весь Зимний двор погибнет вместе с ними, что ж, да будет так.

* * *

Корни улыбнулся и постучал в дверь дома бабушки Кайи. Он не выспался, но весь сиял. Голова у него кружилась. Она была переполнена сведениями, выбитыми из фейри. Пленный ночь напролет отвечал на вопросы, выкладывал всю мало-мальски полезную информацию. На рассвете Корни выпустил карлика. Теперь он чувствовал себя сильным, был вооружен истинным знанием.

— Заходи! — крикнула бабушка из кухни.

Корни надавил на холодную железную ручку. Кухню загромождали башни из кастрюль, десятки мисок, сковородок из чугуна и нержавейки и прочая столовая утварь. Хозяйка не любила выкидывать старые вещи.

— Во что вы опять влипли вчера вечером? — поинтересовалась она, ставя тарелки в посудомоечную машину.

Корни удивленно моргнул, потом сделал умное лицо.

— Так. Вчера. Ну, я ушел довольно рано…

— И бросил девушку одну, ай-ай-ай! Какой же ты после этого джентльмен, Корнелиус? Кайю все утро тошнит. Она не хочет выходить из спальни.

— Мы вообще-то собирались сегодня поехать в Нью-Йорк.

Раздался сигнал микроволновки.

— Сегодня Кайя даже из дому вряд ли сможет выйти, — ответила бабушка, открывая дверцу. — На, отнеси ей чай и спроси, как она себя чувствует.

Корни взял горячую кружку и осторожно понес ее наверх, оставляя за собой на полу цепочку мокрых пятен. Перед дверью Кайи он остановился и прислушался. Изнутри не доносилось ни звука. Тогда Корни постучал, но ответа не дождался.

— Кайя, это я. — Он постучал снова. — Эй, Кайя, открой!

Изнутри донеслось шарканье, и дверь распахнулась. Корни невольно шарахнулся назад. Он уже видел Кайю без ореола, но только не в ее собственной спальне. Яркая зелень кожи особенно дико смотрелась в сочетании с белой футболкой и бледно-розовым бельем. Черные глаза Кайи налились кровью, в комнате пахло чем-то кислым.

Она впустила его, рухнула обратно на матрас, зарылась в одеяло и уткнулась лицом в подушку. Корни видел только взлохмаченные зеленые волосы и длинные тонкие пальцы, сжимающие край одеяла, словно мягкую игрушку. Она была похожа на кошку, которая притворяется спящей, а на самом деле напряжена, как сжатая пружина.

Корни устроился рядом, прямо на полу, облокотившись на жесткую атласную подушку.

— Веселая выдалась ночка, да? — шепотом спросил он.

Кайя на секунду приоткрыла глаза, криво усмехнулась и снова спрятала лицо в подушку.

— Уже давно за полдень. Вроде пора вставать.

С книжной полки спорхнула Люти-лу. Ее печальный вид удивил Корни. Она приземлилась к нему на колено и рассмеялась так визгливо, что он чуть не подскочил.

— Руддлз, дворецкий Ройбена, вместе с пуком и боганом притащили ее сюда. Представь себе богана, который подворачивает одеяло у пикси!

— Он не особо нежничал, — простонала Кайя. — Блин, можно потише? Я пытаюсь спать.

— Твоя бабушка просила принести тебе чай. Будешь пить? Если нет, то я сам его выпью.

Кайя со стоном перевернулась на спину.

— Давай сюда!

Корни протянул ей кружку. Кайя села в постели. Ее прозрачное крыло царапнуло стену, осыпав простыни пыльцой.

— Больно? — полюбопытствовал Корни.

Кайя пожала плечами и поднесла кружку к губам. Тепло напитка приятно согревало ее ладони.

— Я так понял, на концерт твоей мамы мы не едем?

Кайя подняла взгляд, и Корни с удивлением увидел, что ее глаза полны слез.

— Не знаю, — сказала она и всхлипнула. — Откуда мне знать? Я вообще ничего не знаю.

— Ладно, ладно. Что случилось-то?

— Я призналась Ройбену в любви. Во весь голос. Перед огромной толпой.

— Что он ответил?

— Есть такая штука, называется Заявление. Мне сказали… Черт, зачем я вообще их слушала?! Да, они сказали, что я очень пожалею, если не сделаю Заявление.

— Кто сказал?

— Не спрашивай. — Кайя потрясла головой. — Я была в дымину пьяная, Корни. Никогда в жизни не буду так напиваться.

— Извини. Продолжай.

— Так вот, те фейри рассказали мне про Заявление. Они… ну… вели себя высокомерно. Еще Ройбен сказал, что я должна во время церемонии сидеть в зале со всей толпой. Все это время я страдала, думала, что ему не подхожу, что он меня стыдится, что я разочаровала его, понимаешь? Еще я подумала, что он подослал их ко мне тайно, чтобы я сделала это Заявление первой, пока еще никто не получил Задание.

Корни нахмурился.

— Что? Какое Задание?

— Задание как доказательство любви.

— Ух ты, как сурово. И ты сделала это Заявление? Хотя, что я спрашиваю? Конечно, сделала.

Кайя отвернулась, пряча лицо.

— Ну да. Только Ройбена оно не порадовало. Абсолютно.

Она уткнула лицо в ладони.

— Корни, я облажалась. Я все испоганила.

— Какое у тебя Задание?

— Найти фейри, который способен лгать, — прошептала Кайя еле слышно.

— А я думал, фейри не врут.

Кайя молча посмотрела на друга. Через мгновение Корни с ужасом понял, что она имеет в виду.

— Так… Ты хочешь сказать, что Ройбен дал тебе Невыполнимое Задание?

— Мне запрещено с ним встречаться, пока я его не выполню. Иными словами, больше мы с Ройбеном не увидимся.

— Фейри не могут врать, — сказала вдруг Люти-лу. — Никогда. Это хорошее Задание, чтобы отделаться от заявителя. Не бесконечная работа. Знаешь, вроде отцедить всю соль из океана. Вот это настоящая гнусность. А есть еще Задания, которые кажутся невозможными, но на самом деле выполнимы. Например, соткать плащ из звезд.

Корни согнал Люти с колена и придвинулся к Кайе.

— Должно быть решение, — сказал он. — Я уверен.

Люти вспорхнула на полку, устроилась на коленях огромной фарфоровой куклы и сладко зевнула.

— Нет, Корни, — покачала головой Кайя. — Ройбен просто не хотел, чтобы я выполнила Задание. Вот и все.

— Чушь собачья!

— Ты слышал, что сказала Люти?

— И это тоже фигня.

Корни пнул подушку, набитую соломой.

— Как насчет сильного искажения истины?

— Это не вранье, — возразила Кайя.

— Скажи: «Чай холодный». Попробуй. Может, получится, если очень постараться?

— Чай…

Кайя замолчала. Ее рот все еще был открыт, но язык словно примерз к нёбу.

— Что тебя остановило?

— Не знаю. Я вдруг испугалась. Мысли спутались. Горло сжалось, как от удушья. Челюсти до сих пор онемевшие.

— Боже! — ужаснулся Корни. — Что бы со мной стало, если бы я не мог врать!

Кайя опрокинулась на спину.

— Ничего бы не случилось. Всегда можно не говорить правду, обходясь без прямого вранья.

— Так ты убедила бабушку в том, что прошлой ночью я был с тобой?

Кайя лукаво улыбнулась и отпила еще глоток из чашки.

— Ну а если ты скажешь, что собираешься что-то сделать, а сама не сделаешь? Это вранье или нет?

— Не знаю. Это все равно, что сказать что-то, думая, что говоришь правду, а на самом деле оно окажется неправдой. Или все равно, что прочитать что-то в книге, а окажется, что там была написана чепуха.

— Ну вот!

— Похоже, все-таки это не вранье, иначе я давно умерла бы.

— Слушай, Кайя, поехали сегодня в город. Тебе станет легче, если мы уедем, честное слово. Я всегда так делаю.

Кайя улыбнулась и снова села.

— Где Армагеддон?

Корни покосился на клетку, но Кайя уже подползла к ней на коленках.

— Ага, он здесь! Ффу… Оба на месте.

Кайя перевела дух.

— Я уж думала, что он остался под холмом.

— Ты носила туда крысу? — недоверчиво спросил Корни.

— Давай больше не будем говорить о прошлой ночи, — попросила Кайя, натягивая полинявшие штаны защитного цвета.

— Как хочешь, — ответил он и зевнул. — Предлагаю где-нибудь по дороге позавтракать. На самом деле я чувствую себя так, будто меня переехал каток.

— Аналогично, — слабым голосом сказала Кайя и начала собираться.

* * *

До города осталось совсем недалеко. Кайя откинулась на сиденье, рассеянно глядела в окно и старалась ни о чем не думать. Лесопосадки, окаймляющие магистраль, сменились промышленной зоной. Над трубами заводов поднимался белый дым, постепенно растворяющийся в низких облаках.

Когда они въехали в район Бруклина, который мама Кайи называла Вильямсбургом, хотя скорее это был Бедфорд-Стайвесант, машин стало меньше, но дорога совсем испортилась. Асфальт испещрили трещины и выбоины. Пешеходов почти не было видно, тротуары заваливал грязный снег. Корни припарковался, и Кайя с облегчением выбралась на пустынную улицу.

— Ты как? — спросил Корни.

Кайя мотнула головой и склонилась над сточной канавкой в приступе тошноты. Люти-лу, которая едва не свалилась на землю с ее плеча, вцепилась ей в шею обеими руками.

— Погано, — выдохнула Кайя. — Только не разберу, то ли от похмелья, то ли от двухчасовой езды в железной коробке.

«Приведи ко мне фейри, который способен лгать!»

— Больше никаких автомобилей, — утешил ее Корни. — Только небольшая поездочка на метро.

Кайя застонала. Но она слишком устала, чтобы стукнуть его. Ей казалось, будто вся улица провоняла железом. Металлические балки под бетонными стенами зданий, бесчисленные автомобили, ползущие по улицам, словно кровь по венам… Испарения железа обжигали легкие Кайи. Она сконцентрировалась на ореоле, стараясь усилить его и тем самым притупить чувства. Наконец ей это удалось, тошнота понемногу отступила.

«Все, что мне нужно, — только ты!»

— Можешь идти? — спросил Корни.

— Что? А, ну да.

Кайя вздохнула и спрятала руки в карманы красного клетчатого пальто. Мир вокруг тормозил, как при замедленной съемке. Девушка не могла сосредоточиться ни на чем, кроме привкуса железа во рту и мыслей о Ройбене.

«Моя любовь к тебе — это слабость!»

— Эй! — Корни тронул ее за плечо. — Какой адрес?

Кайя подняла руку, взглянула на номер, написанный на тыльной стороне ладони, и указала на многоквартирный дом. Теперь мать платила за квартиру в два раза больше, чем три месяца назад, когда они с Кайей жили в Филадельфии. Потом Эллен пообещала дочери, что будет ездить на работу в город из Нью-Джерси. Так она и делала до первой крупной ссоры с бабушкой. Все как всегда. Но на этот раз Эллен переехала в город одна, а Кайя осталась.

Они поднялись на крыльцо, и девушка нажала на кнопку домофона. Зажужжал зуммер, дверь со щелчком открылась. Кайя вошла в парадную, Корни за ней.

Дверь квартиры Эллен была обита тем же грязным шпоном под клен, как и все прочие на восемнадцатом этаже. Под глазком висела пластмассовая позолоченная девятка. Когда Кайя постучала, она закачалась на одном гвозде.

Эллен открыла дверь. Она была в черном джемпере грубой вязки и джинсах, волосы и тонкие брови выкрашены красной хной.

— Малышка!

Эллен схватила дочь в объятия и закачалась туда-сюда, как номер на ее двери.

— Как же я по тебе соскучилась!

— И я!

Кайя приникла к материнскому плечу, чувствуя радость вперемешку с виной. Что сделала бы Эллен, если бы узнала, что ее дочь — не человек? Заорала бы, конечно. Что еще можно сделать в такой ситуации?

Эллен взглянула поверх плеча дочери и увидела Корни.

— И Корнелиус тут. Спасибо, что привез ее ко мне. Заходи, будь как дома. Пива?

— Нет, спасибо, миссис Фирш, — ответил Корни, занося в комнату свой спортивный рюкзак и сумку Кайи.

Квартира была маленькая и вся белая. Почти всю комнату занимала двуспальная кровать, накрытая пледом. Рядом на стуле сидел незнакомый Кайе мужчина и настраивал бас-гитару.

— Это Трент, — представила его Эллен.

Мужчина поднялся, открыл чехол и аккуратно положил туда гитару. Он выглядел так же, как и большинство парней Эллен, был длинноволосым и небритым, но, в отличие от прочих, его шевелюру уже тронула седина.

— Мне пора. Увидимся в клубе.

Он искоса взглянул на Кайю и Корни.

— Приятно познакомиться.

Эллен присела на край кухонной столешницы и взяла с тарелки недокуренную сигарету. Ворот ее джемпера сполз с плеча. Кайя уставилась на мать, пытаясь найти в ней сходство с маленьким подменышем, которого видела однажды при Летнем дворе, той самой девочкой, чью жизнь она забрала себе. Но видела Кайя только сходство со своим собственным привычным ореолом.

Трент махнул рукой, взял гитару и вышел. Люта улучила момент, спорхнула с плеча Кайи и перебралась на холодильник, где угнездилась в вазе, набитой рекламками пищи навынос.

— Знаешь, чего тебе не хватает? — спросила Эллен у Корни, выпуская изо рта облако дыма.

Тот пожал плечами и ухмыльнулся.

— Цели в жизни? Самоуважения? Пони?

— Нормальной стрижки. Хочешь, я тебя подстригу? Я стригу Кайю с самого ее детства.

Она спрыгнула со столешницы и направилась в крошечную ванную.

— Кажется, где-то тут валялись ножницы.

— Корни, не поддавайся.

Кайя повысила голос, чтобы мать обязательно ее услышала:

— Мама, уймись!

— А что, я разве плохо выгляжу? — Корни тревожно посмотрел на подругу.

Кайя покосилась на него, хмыкнула и заявила:

— Ты выглядишь как всегда.

— Что это значит?

Кайя указала на свои камуфляжные штаны и футболку, которую не снимала с вечера. Да что там, она и шнурки до сих пор не завязала.

— Вот как-то так. Неважно, честно говоря.

— Намекаешь, что я выгляжу кошмарно?

Кайя наклонила голову набок.

— Я бы сказала, что ни один человек в здравом уме не станет носить маллет. Если, конечно, он не делает это по приколу и не нарывается.

Корни рефлекторно протянул руку к волосам и хихикнул.

— Еще и эта твоя коллекция широких воротничков веселенькой расцветки. Где ты их только берешь?

— Мать покупает на барахолке.

Кайя выудила из кучи одежды, наваленной на кровати, материнскую косметичку и достала оттуда черную подводку для глаз.

— Мне кажется, без них ты будешь смотреться вполне мужественно.

— Ладно, я понял! Допустим, я больше не хочу выглядеть как всегда, тогда что?

Кайя замерла на миг, чтобы не смазать подводку. В голосе Корни звучало волнение, которое ее насторожило. Интересно, как Корни распорядился бы ее возможностями, если бы обладал ими?

Из ванной вышла Эллен, неся ножницы, расческу, набор заколок и упаковку с краской для волос.

— Как насчет слегка перекраситься? Я нашла краску. Роберт хотел было это сделать, но потом передумал и обесцветил волосы.

— Какую краску?

— Черную. Думаю, тебе пойдет.

— Кто такой Роберт? — спросила Кайя.

Эллен не ответила.

Корни посмотрелся в грязное стекло микроволновки.

— Хуже, чем сейчас, точно не будет.

Эллен глубоко затянулась, стряхнула пепел и снова сунула сигарету в зубы.

— Ладно, садись.

Корни неуклюже устроился на стуле. Кайя уселась на столешницу и допила пиво из банки.

— Достань мне пару прищепок с веревки. Спасибо, дорогая.

Эллен быстро обернула Корни полотенцем, заляпанным краской.

— Вот так-то лучше.

— Мамочка, можно тебя кое о чем спросить?

— О чем-то плохом?

— Почему ты так думаешь?

— Обычно ты не называешь меня мамочкой.

Эллен отложила щипчики, глубоко затянулась сигаретой и принялась маникюрными ножницами кромсать волосы на макушке у Корни.

— Валяй. Спрашивай, о чем хочешь, деточка.

Сигаретный дым жалил глаза Кайи.

— Мама, тебе никогда не приходило в голову, что я на самом деле не твоя дочка? Вдруг меня подменили в роддоме?

Ну вот, она это сказала. Кайя стиснула пальцы. Ей хотелось выхватить слова из воздуха и запихнуть их обратно в рот.

— Гм. Интересный вопрос.

Кайя промолчала. Она ждала ответа, и вообще на нее нашло онемение.

— Забавно. Однажды я задавала себе этот вопрос.

Эллен пропустила волосы Корни между пальцами и стала подравнивать концы.

— Тебе тогда и двух лет не было. Такая смешная тонконогая пигалица. Помню, я положила на стул стопку книг, чтобы ты могла сидеть за большим столом. Не очень-то безопасно, но я тогда не отличалась большим умом. В общем, я на минутку вышла, а когда вернулась, ты лежала на полу, а книги разлетелись по всей кухне. Ситуация ясна! Ты свалилась, я — ужасная мать. Но ты не плакала. Ты лежала, открыв книгу, и клянусь, читала ее! Я тогда подумала: «Мой ребенок — гений!» и еще: «Нет, это не мой ребенок».

— Ух ты, — отозвалась Кайя.

— Ты всегда была невероятно честной. Не то что я в детстве. Конечно, были какие-то секретики, но никакого вранья.

«Вся моя жизнь — вранье! Хорошо, что этого можно не говорить. Просто промолчать, и секунды унесут этот ужасный миг в прошлое, дальше и дальше, и сердце снова будет биться спокойно».

— А ты что, вообразила, что тебя тайно удочерили? — спросила Эллен, помешивая черную краску металлической ложкой.

Кайя застыла, а Эллен продолжала:

— В детстве я любила представлять, что я на самом деле цыганский ребенок. Что когда-нибудь они вернутся и заберут меня. Я буду жить в таборе и предсказывать людям судьбу.

— Если бы ты не была моей мамой, то кто еще превращал бы моих друзей в таких красавчиков? — вывернулась Кайя.

Как только прозвучали эти слова, ей стало стыдно. Она настоящая трусиха. Нет, жадина! Она похожа на кукушонка, который не хочет расставаться с уютным чужим гнездом.

Просто поразительно, какой коварной можно быть, не говоря ни слова лжи.

Корни потрогал свежий ежик на макушке.

— А я в детстве представлял, что прибыл из другого измерения. Как бы из параллельной вселенной. Там, в другом измерении, моя мама — королева огромной империи или чародейка в изгнании.

Кайя хихикнула. Сигаретный дым в сочетании с химической вонью превратил ее смех в кашель.

Эллен плюхнула на голову Корни ложку краски и принялась размазывать ее расческой. Руки ее покрывались черными брызгами, браслеты на запястьях тихо звякали.

У Кайи закружилась голова. Преодолевая тошноту, она подошла к окну и толкнула раму. Окно с треском распахнулось. Кайя вдохнула холодный воздух полной грудью и вдруг застыла.

— Потерпи еще пару минут, и я начну смывать это дерьмо с его головы, — сказала Эллен.

Кайя автоматически кивнула, но даже не взглянула на нее. На улице чернели фигурки редких прохожих. Их дыхание паром вырывалось изо рта. В свете фонарей длинные волосы какого-то мужчины блестели, словно платина. Потом он обернулся. Кайя убедилась, что это не Ройбен, но все равно с трудом удержалась от оклика.

— Зайка, я закончила. Глянь, не найдется ли для парня другой футболки. Ту, которая на нем, я, похоже, погубила. Хотя она все равно была ему велика. Уж слишком он тощий.

Кайя обернулась. Корни покраснел до самой шеи.

— Мамочка, не смущай его!

— Можно снимать телешоу, — сумрачно сказал Корни. — Поменяй свой имидж, преобразись, и все такое.

— Боже упаси.

Эллен кинула окурок в тарелку. Кайя пошарила в комнате и наконец выудила из груды вещей темно-коричневую футболку с изображением всадника верхом на кролике, с копьем в руках.

Корни всесторонне изучил футболку и нервно рассмеялся.

— Она мне мала.

Эллен пожала плечами.

— Тебе пойдет. Эта футболка с какой-то презентации. Твои джинсы в порядке, куртка тоже сойдет, а вот кроссовки никуда не годятся. Надень вторые носки и можешь взять кеды Трента. Он вроде бы оставил пару в шкафу.

Когда из душа хлынула вода, маленькая квартирка наполнилась паром.

— Ты не займешься моими глазами, пока он моется? — спросила Эллен, садясь на кровать.

— Конечно, — улыбнулась Кайя.

Эллен легла на спину. Кайя склонилась над ней и принялась аккуратно наносить серебристую краску на веки. Закончив с ними, она провела тонкую черную линию у самых корней ресниц. Лицо матери оказалось так близко, что стали заметны тонкие гусиные лапки в уголках глаз, расширенные поры носа, красные прожилки на веках. Когда Кайя принялась расчесывать матери волосы, она увидела, что под краской скрывается седина. Ее рука дрогнула.

«Смертная. Вот что значит быть смертной».

— Я закончила, — сказала Кайя.

Эллен села и поцеловала дочь в щеку. Изо рта у нее пахло табаком, гниющими зубами и, едва заметно, жевательной резинкой.

— Спасибо, крошка. Ты меня просто спасла.

«Я все ей расскажу, — подумала Кайя. — Расскажу сегодня же вечером».

Дверь ванной открылась, и в облаке пара появился Корни. Он выглядел странно и непривычно в новой футболке, с короткой прической. Нет, парень не переменился до неузнаваемости, но с черными волосами его глаза казались ярче, а облегающая футболка превратила худобу в изящество.

— Хорошо выглядишь — сказала Кайя.

Корни горделиво завернулся в полотенце и поскреб шею, словно пытался оттереть остатки краски.

— Что скажешь? — спросила Эллен.

Корни глянул в зеркало, висевшее в ванной. Он словно пытался запомнить, как теперь выглядит.

— У меня такое чувство, будто я завернулся в свою собственную кожу.