Поездка на метро была ужасна. Металл кольцом окружал Кайю со всех сторон, давил и душил. Она стояла, вцепившись в алюминиевый поручень, и старалась не дышать.

— Что-то ты бледновата, — заметил Корни, когда они поднялись на улицу по бетонным ступеням.

Кайя чувствовала, как ее ореол ослабевал с каждым мгновением. Еще секунда — и он просто испарится.

— Почему бы вам не прогуляться, детки? — предложила Эллен. — Мы еще будем готовиться к выступлению, а это довольно скучно.

Ее накрашенные губы блестели, а волосы были так обильно политы лаком, что даже не шевелились от ветра.

— Если я увижу, как круто зимой в Нью-Йорке, то сразу к тебе перееду, — кивнула Кайя. — И перестану ждать непонятно чего в Нью-Джерси.

— Ага, — улыбнулась Эллен.

Кайя и Корни пошли к окраине Вест-Виллидж. Вокруг светились витрины магазинов с мохнатыми шапками и шортами из шотландки. В витрине секс-шопа виниловая маска с кошачьими ушами лежала на новогоднем красно-белом бархате. Рядом на углу парень в армейской куртке наигрывал на флейте рождественские гимны.

— Смотри, кафе! — произнес Корни. — Зайдем погреемся.

Они поднялись по ступенькам и вошли в дверь, покрытую золотистыми узорами.

«Кафе дез Артист» представляло собой анфиладу залов, переходивших один в другой. Корни обошел кассу, толкнул дверь, и они оказались в небольшом зале с камином.

Оплывшие белые свечи на каминной полке придавали ему сходство с огромным песочным замком, подмытым волнами. С потолка свисали черные оловянные канделябры. Тусклое пламя свечей отражалось в зеркалах и старинных репродукциях, прикрытых стеклом. Комната казалась сумрачной и холодной. Слабый аромат чая и кофе, витающий в воздухе, заставил Кайю глубоко вдохнуть.

Они устроились в креслах вычурных, но таких потертых, что на подлокотниках пластмасса проглядывала сквозь сусальное золото. Корни поскреб ногтем золоченый завиток, и блестящий слой тут же осыпался. Кайя бездумно открыла ящичек бежевого бюро, оказавшегося неподалеку. К ее удивлению, внутри обнаружилась пачка открыток и конвертов. Кайя заметила официантку, идущую к ним, и быстро захлопнула ящик.

Волосы женщины были обесцвечены перекисью, но их жирные корни оставались черными.

— Что будем заказывать?

Корни распахнул меню.

— Омлет с зеленым перцем, помидорами и грибами, сырную тарелку и чашку кофе.

— Мне тоже кофе. — Кайя выхватила меню из его рук и взглянула на первую попавшуюся строчку. — И кусок лимонного пирога.

— Идеально сбалансированная диета, — заметил Корни. — Сахар и кофеин.

— Там должны быть меренги, — возразила Кайя. — Меренги — это яйца. Значит, еще жиры.

Корни закатил глаза.

Как только официантка отошла, Кайя снова раскрыла ящичек и принялась перебирать открытки.

— Ты только послушай! Какая-то девушка описывает путешествие по Италии: «Все время думаю о предсказании Лоуренса насчет того, что встречу кого-то в Риме».

В углу другой открытки была неуклюже нарисована кружка.

— А сбоку приписано карандашом: «Я плюнула в свой кофе и незаметно поменялась кружками с бойфрендом Лауры. Теперь он попробует меня на вкус». Как ты думаешь, откуда здесь открытки взялись?

— Может, кому-то хочется написать письмо, которое никто не прочтет? Поэтому люди их пишут и оставляют тут, — предположил Корни.

— Давай-ка тоже что-нибудь напишем.

Кайя покопалась в сумке, выудила оттуда пару листочков бумаги и подводку для глаз.

— Осторожно, карандаш мягкий, он пачкается.

— Так ты хочешь, чтобы я записал свой секрет? Вроде того, что я всегда хотел бойфренда в стиле злодея из комиксов, но после Нефамаэля на эту роль никто не годится, потому как не выдерживают конкуренции?

Люди, сидевшие за соседними столиками, оглянулись с таким видом, будто услышали обрывок разговора, но не поверили своим ушам.

Теперь закатила глаза Кайя.

— Он был всего лишь психованный садист. Это же не значит, что другие психованные садисты плохие?

Корни ухмыльнулся, взял листок бумаги и начал писать, сильно нажимая на косметический карандаш. Закончив, он передвинул листок в сторону Кайи.

— Я же знаю, что ты все равно прочитаешь.

— Я бы не стала без разрешения.

— Ладно, читай.

Кайя взяла листок и прочла: «Я готов на все, лишь бы не быть смертным».

Тогда она написала на своем листе: «Я украла чью-то жизнь».

Корни прочитал и молча положил оба листка в ящик.

Официантка принесла приборы и кофе. Кайя вылила в свою чашку все сливки без остатка и насыпала сахара с горкой.

— Ты думаешь над Заданием? — спросил Корни.

Кайя раздумывала о том, что написал Корни на своем листке, но сказала другое:

— Вот бы еще раз повидаться с Ройбеном, просто услышать от него своими ушами, что он меня прогоняет. Я чувствую себя так, будто застряла во сне и не могу проснуться.

— Так пошли ему письмо. С формальной точки зрения он ведь тебя не увидит.

— Куда и как я отправлю ему письмо? Спрячу в желудь и подброшу в окно?

— Все-таки ты не понимаешь законов, по которым живут фейри. Происходит на самом деле совсем не то, что кажется.

Кайя покачала головой, не желая впускать в себя слова Корни.

— Может, и хорошо, что мы разошлись. Как бойфренд, он не лучший вариант. Все время на работе! Управление Зимним двором отнимает чертову уйму времени.

— Еще он для тебя слишком стар, — подхватил Корни.

— И слишком часто бывает в плохом настроении. Натуральный эмо.

— Еще у него нет машины. Какой смысл в пожилом бойфренде, у которого даже тачки нет?

— И волосы длиннее, чем у меня.

— Могу поспорить, он причесывается дольше, чем ты.

— Но-но! — Кайя стукнула Корни по руке. — Я причесываюсь быстро!

— Я пошутил.

Корни усмехнулся.

— И вообще, роман со сверхъестественным существом — это непросто. Другое дело, когда ты сам оказываешься сверхъестественным существом.

Трое мужчин, попивающих капучино за соседним столиком, покосились на Корни. Один что-то сказал, остальные захихикали.

— Ты их нервируешь, — прошептала Кайя.

— Да они просто думают, что мы сочиняем какую-нибудь фантастическую историю, — возразил Корни. — Или что мы ролевики. Вот прямо сейчас и играем. — Он скрестил руки на груди. — Я тебя околдовал, и тебе придется заплатить за мой обед.

Неожиданно Кайя поймала взгляд девушки, которая приближалась к их столу. Концы ее тонких косичек полоскались в кофе. На ней было несколько пальто, надетых одно поверх другого, так что она казалась горбатой. Девушка убедилась в том, что Кайя смотрит на нее, перегнулась через стол и кинула в ящик бежевого бюро маленький листок бумаги. Затем она подмигнула Кайе, допила остатки своего кофе и вышла.

Как только девушка исчезла, Кайя вскочила и вытащила ящик. Внутри оказалась записка.

«Королева желает тебя увидеть. Посредник знает дорогу. Его пейджер: 5551327».

* * *

Когда Кайя и Корни добрались до клуба, снова пошел снег. Кирпичное здание было в несколько слоев оклеено рекламными постерами, поблекшими от дождей и уличной грязи. Корни сказал, что не знает ни одной из этих групп.

Женщина в черных джинсах и леопардовом пальто у двери продавала входные билеты, отрывая их от шуршащей ленты.

— Ваши приглашения? — спросила она, откидывая за спину аккуратные косички.

— Моя мама сегодня играет, — сказала Кайя. — Мы в списке.

— Все равно гоните приглашения.

Кайя устремила на женщину задумчивый взгляд, и воздух вокруг них завибрировал, словно от жары.

— Проходите, — с сонным видом сказала женщина.

Она поставила на руку Корни печать в виде синего черепа, и он прошел внутрь. Сердце его колотилось как безумное.

— Что ты с ней сделала?

Кайя улыбалась и принюхивалась. Корни казалось, что она не слышала вопроса или не собиралась отвечать на него.

— Люблю этот запах!

— Шутишь.

Изнутри клуб был выкрашен черным. Даже вентиляционные трубы под потолком были того же мрачного цвета. Стены будто впитали весь свет в комнате. Несколько разноцветных огней вспыхивали над стойкой бара и возле сцены, где выступала какая-то группа.

— Нет, правда, — громко сказала Кайя, пытаясь перекричать музыку. — Мне очень нравится! Запах перегара, сигаретного дыма и пота — красота! Правда, жжет в горле, но после машины и метро мне уже ничто не страшно.

— Круто! — проорал Корни в ответ. — Пойдешь поздороваться с мамой?

— Не сейчас. Перед концертом она всегда на взводе и ведет себя как настоящая сука.

— Ладно, пойдем отвоюем себе места.

Корни принялся проталкиваться сквозь толпу к маленьким столикам, скупо освещенным красными лампочками. Пока Кайя ходила за выпивкой, он нашел свободный столик, уселся и огляделся по сторонам.

Вокруг толпился народ. Азиатский юноша с бритой головой и темной щетиной на щеках что-то втолковывал девушке в трикотажном платье и ковбойских сапогах с рисунком в виде тарантулов. Женщина в муаровом пальто медленно танцевала с подругой возле черной потолочной опоры. Корни почувствовал, что его захлестывает волна возбуждения. Он в настоящем нью-йоркском клубе! Прежде парень никогда не бывал в таких крутых местах.

Вернулась Кайя.

На сцену поднялась следующая группа: Эллен, Трент и еще два человека. Эллен нагнулась и ударила по струнам.

Кайя застыла, на глаза ей навернулись слезы. Музыка была что надо, кэнди-панк вперемежку с лирическими балладами. Мама на сцене не выглядела увядающей женщиной средних лет, как всего пару часов назад. Эта Эллен была свирепой. Казалось, сейчас наклонится и съест всех этих девочек и мальчиков, столпившихся вокруг сцены.

Слушая первую песню, Корни подумал, что они с Кайей на самом деле очень похожи. От преображенной Эллен ему стало не по себе. На его руках все еще виднелись пятна краски для волос.

Он оглядел зал. Взгляд, скользивший по привлекательным юношам и тонконогим, как насекомые, девушкам, выхватил из толпы высокого мужчину, который стоял, прислонившись к стене. За спиной у него висела сумка.

При виде него по рукам Корни пробежали мурашки. Мужчина был чересчур прекрасным для человека. Корни смотрел на его застывшее высокомерное лицо и подумал было, что это Ройбен накинул ореол и явился вымаливать прощение у Кайи. Но волосы незнакомца были цвета масла, а не соли, и овал лица совсем другой. Мужчина не отрываясь смотрел на Кайю. Когда ему загородила обзор девушка с хвостиками, он слегка передвинулся и продолжил наблюдение.

Корни поднялся на ноги, сам толком не зная, что собирается предпринять.

— Жди меня здесь, — ответил он на вопрошающий взгляд Кайи.

Теперь Корни пробирался сквозь толпу к незнакомцу, по-прежнему понятия не имея, что делать. Его сердце скакало в грудной клетке, как мячик для пинг-понга. Подходя ближе, он видел все больше деталей, только усиливающих подозрения. Кожа на подбородке мужчины была нежной, как у девушки. Глаза — цвета васильков. Из всех фейри, которых встречал Корни, этот был замаскирован хуже всех.

На сцене Эллен взревела в микрофон. Барабанщик выдал соло.

— Напрасный труд, все равно никого не обманешь! — прокричал Корни, заглушая ритмичный грохот.

— Что ты имеешь в виду?

Голос незнакомца звучал мягко. Он совершенно не выражал гнева, который был явственно написан на его лице.

Корни стиснул зубы, борясь с искушением смотреть и смотреть в эти васильковые глаза.

— Ты не похож на человека. Ты даже говоришь не как человек.

Мягкая, теплая рука коснулась щеки Корни.

— Я чувствую как человек.

Корни бессознательно потянулся навстречу этому прикосновению. В нем вспыхнуло жгучее, болезненное желание. Но когда его веки сомкнулись, он увидел перед собой лицо сестры, исчезающее под морской водой, услышал ее крики, заглушённые волнами, когда юноша-келпи увлек ее на дно. Он увидел себя, ползающего в грязи и собирающего сочные фрукты, чтобы принести их к ногам хохочущего Нефамаэля.

Корни распахнул глаза. Его трясло от злости. Больше он не собирался быть слабым. Он справится.

— Хватит строить глазки!

Фейри наблюдал за ним, подняв брови домиком. Его губы искривились в насмешливой улыбке.

— Готов поспорить, тебе нужна Кайя, — продолжал Корни. — Я могу привести ее к тебе.

Мужчина нахмурился.

— Вы так легко предаете друг друга?

— Ты же знаешь, что она не из наших, — Корни тоже многозначительно поднял бровь. — Пошли. Она может нас увидеть. Поговорим в туалете.

— Прошу прошения…

— Проси дальше.

Корни подхватил фейри под руку и потащил за собой сквозь толпу. Одного быстрого взгляда хватило, чтобы убедиться в том, что Кайя на месте. Она была поглощена тем, что происходило на сцене. В крови юноши бурлил адреналин, делая ярость и желание почти неразличимыми.

Он проскользнул в туалет. Кабинка была свободна, у писсуаров тоже никого. На темно-красной стене висело объявление с угрозами в адрес сотрудников, не моющих руки, и полка с бумагой и чистящими средствами.

Внезапно в голову Корни пришла весьма жестокая идея.

Он с трудом удержался от улыбки и сказал:

— Дело в твоей одежде. Человеческие парни так не выглядят. Ты весь какой-то слишком чистенький. Ройбен тоже всегда делал эту ошибку.

Губы фейри слегка искривились.

Корни сделал простодушное лицо.

— Посмотри на себя. Постарайся так изменить ореол, чтобы выглядеть примерно как я.

Фейри окинул взглядом Корни.

— Отвратительно, — сказал он, но снял со спины сумку и положил ее на пол около стены.

В тот же миг Корни схватил с полки канистру с «Райдом».

«Если Кайя с трудом переносит даже сигаретный дым, то эффект от концентрированного инсектицида должен быть впечатляющим. Довольно болтовни, пора действовать!»

Как только фейри повернулся, Корни распылил средство от тараканов прямо ему в лицо.

Блондин захрипел и рухнул на колени. Ореол развеялся, явив устрашающую, нечеловеческую красоту. Несколько мгновений Корни любовался тем, как фейри корчился на заплеванном полу, а потом связал ему руки за спиной своими шнурками, стараясь затягивать узлы как можно туже. Фейри кашлял и извивался как червяк.

Корни изо всех сил треснул его канистрой с «Райдом».

— Понравилось, твою мать? Могу угостить еще раз! Тут хватит этого дерьма, чтобы убить тебя!

Фейри затих. Корни встал, не сводя глаз с противника и прижимая пальцем носик канистры. Он бросил взгляд в зеркало и невольно подумал о том, как жалко выглядит. Короткие черные волосы и чужая футболка не улучшили его кожу, не уменьшили нос и вообще не превратили в красавчика.

Длинные сильные пальцы вцепились в его икру. Но Корни наступил подошвой кроссовки на шею фейри и присел на корточки.

— Ну а теперь ты выложишь все, что меня интересует!

Тот сглотнул.

— Твое имя!

Васильковые глаза полыхнули.

— Никогда!

Корни пожал плечами и убрал ногу с шеи фейри.

— Ладно. Тогда я сам тебя как-нибудь назову. И не каким-нибудь глупым «Я сам», как в сказках.

— Адаир.

Корни помолчал, думая о письме, лежащем в ящичке.

— Это ты Посредник? Ты подкинул Кайе записку?

Мужчина удивленно взглянул на него и мотнул головой.

— Посредник — человек, как и ты.

— Хорошо, Адаир. Если ты не Посредник, то чего же тебе нужно от Кайи?

Поскольку фейри явно не собирался отвечать, Корни схватил канистру и снова треснул ею пленника по голове.

— Кто приказал тебе прийти сюда?

Фейри пожал плечами. Корни ударил его еще раз. Изо рта пленника потекла кровь.

— Силариаль, — выдохнул тот.

Корни удовлетворенно кивнул. Он тяжело дышал, но каждый вздох, который вырывался из его груди, напоминал судорожный смех.

— Что ей надо?

— Пикси. Я должен был доставить ее к Летнему двору. Моя госпожа желает с ней побеседовать.

Корни уселся пленнику на живот и запустил пятерню в золотистые волосы.

— Зачем?

— Королева хочет просто поговорить.

В туалет вошел какой-то мужчина, побледнел и выскочил обратно, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Фейри снова принялся извиваться на полу.

— Скажи мне кое-что еще!

Корни сжал пальцы и встряхнул фейри за волосы.

— Расскажи, как защититься…

В этот миг дверь снова распахнулась. На этот раз вошла Кайя.

— Корни, там…

Увидев сцену на полу, она осеклась, быстро заморгала и закашлялась.

— М-да, такого я точно не ожидала увидеть, когда пошла тебя искать!

— Его послала Силариаль, — объяснил Корни. — За тобой.

— Бармен вызывает копов. Надо сваливать отсюда.

— Но мы не можем его отпустить!

— Корни, у него течет кровь! — Кайя снова раскашлялась. — Что ты с ним сделал? Мои легкие горят как в огне!

Корни поднялся, собрался было все объяснить. Но прежде чем он успел выпрямиться, мужчина перекатился на бок и плюнул ему в лицо. Кровавые брызги потекли по щекам Корни, словно красные слезы.

— Проклинаю тебя, — сказал фейри. — Пусть увянет все, к чему ты прикоснешься!

Корни шарахнулся назад, потерял равновесие и оперся рукой о стену. Краска под его пальцами мгновенно выцвела и осыпалась. Как зачарованный, он уставился на ладонь. Рисунок линий, такой знакомый, изменился прямо у него на глазах.

— Пошли!

Кайя схватила Корни за рукав и потянула за собой к двери.

Металлическая дверная ручка потускнела от его прикосновения.