Непал

Самолет летел над заснеженными склонами гор, то, исчезая в молочных полосах глухого тумана, то вновь выныривая из скопления густых облаков, укутывающих вершины горных хребтов белым морозным покрывалом, настолько плотным и неподвижным, что даже зимние ветра не могли его развеять.

Запутанный маршрут, решил Инди, выглядывая в окно, — и довольно утомительный: через всю Америку в Сан-Франциско, потом самолетом Пан Американ до Гонконга, оттуда на какой-то летающей этажерке до Шанхая, и, наконец, теперь путь лежит в Катманду.

Инди представил себе застывшую ледяную мрачность Гималаев и зябко поежился. Неприступные скалы, неизведанные пропасти и обрывы, вечный снег, скрывающий все вокруг — казалось бы, невозможное место для обитания, однако люди там живут, работают, любят. Он захлопнул журнал Абнера Равенвуда, который читал во время полета, и, бросив вокруг взгляд, дотронулся рукой до внутреннего кармана куртки, нащупав внушительную пачку денег — аванс от военных США, переданный ему Маркусом

Броди. Там было более 5 тысяч долларов. Если Абнер его так и не простил, эта сумма здорово пригодится — придется подкупить старика. Равенвуд, скорее всего, сидит без денег, так как уже многие 7годы нигде официально не преподает, а чтобы чиновники от науки выделили фонды на проведение исследований и раскопок, требуется непрестанно трясти своей нищенской сумой перед их глазами, чего Абнер, конечно, не делает. 5 тысяч — таких денег Равенвуд и в руках никогда не держал. Целое состояние, подумал Инди, у даже стало не по себе: обычно он с деньгами не очень-то церемонился, получил — истратил, а тут такая сумма.

Он прикрыл глаза. Интересно, Марион все еще живет с отцом? Вряд ли, решил он. Она уже выросла и, скорее всего, уехала куда-нибудь, возможно, даже вышла замуж и переселилась в Америку. А если нет? А если она все еще там, что тогда? И неожиданно он поймал себя на мысли, что ему совсем не хочется глядеть Равенвуду в глаза.

Впрочем, прошло столько лет. Все изменилось.

Однако Абнер такой упрямец. К тому же, если твой коллега, вернее даже, твой ученик, соблазняет твою дочь — то это нешуточное оскорбление, и забыть его нелегко. Инди вздохнул. Ну почему он не может противостоять своей слабости? Крутить любовь с ребенком. Но, по правде говоря, она тогда совсем не выглядела ребенком, скорее маленькой женщиной. Ни взглядом, ни внешностью она никак не напоминала подростка.

Ладно, забудем об этом.

Сейчас и так забот хватает. Непал — это только первый шаг на пути в Египет.

Первый, и очень ответственный.

Самолет начал снижаться, вначале едва заметно, затем — резко пошел вниз. Уже стали видны среди заснеженного безмолвия неясные огоньки города. Колеса, наконец, коснулись земли, и машина покатилась по взлетно-посадочной полосе. Завизжали тормоза, и через минуту они остановились у местного аэровокзала — длинного барака, который, судя по всему, еще совсем недавно был простым ангаром. Инди встал, собрал бумаги и книги, вытащил из-под сиденья сумку и двинулся к выходу.

Он не заметил человека в плаще, последовавшего за ним. Этот пассажир сел в самолет в Шанхае и всю дорогу не отрывал от Инди взгляда.

Всем, всем любителям Индианы Джонса. Хотите почитать книги никогда не выпускавшиеся на русском языке на этом сайте? Пришлите сколько можете. E-mail: [email protected] Всего необходимо 3тыс. руб. для заказа книг из Америки.

Едва Инди вышел на улицу, как на него обрушился обжигающе холодный ветер, пронизывающий насквозь. Наклонив голову, он поспешил к ангару, одной рукой придерживая на голове старую фетровую шляпу, а другой, прижимая к себе полотняную сумку. Внутри здания было лишь немногим теплее, по-видимому, единственное, что обогревало ангар, были тела пассажиров. Он быстро покончил с таможенной процедурой, но тут его окружили нищие, калеки, слепые, паралитики… Они хватали его за одежду, клянча подаяние, однако, много путешествуя, Инди уже выучил все их приемы и поэтому, не обращая внимания, постарался быстрее миновать попрошаек.

Внутри ангара жизнь била ключом: к удивлению Инди этот аэропорт больше всего напоминал базар. Все было уставлено прилавками с товарами, вокруг бродили животные, кто-то жарил на открытой жаровне потроха, рядом мужчины играли в игру, отдаленно напоминающую кости, другие торговались из-за ослов — худых, облезлых животных, привязанных тут же. Нищие все еще не отставали от Инди, поэтому он, не мешкая, двинулся вперед мимо лавок, где сидели менялы, и мимо лотков, заваленных неизвестными овощами и фруктами. Тут же продавали ковры, шали, одежду, выделанную из шкуры яков. От прилавков, где прилавков, где были выставлены напитки и еда, до него донеслись ароматы различных экзотических пряностей и подгорелого жира.

Неожиданно он услышал, как кто-то позвал его по имени, и, отогнав от себя сумкой попрошаек, обернулся. Он сразу узнал Лин Су, хотя они виделись в последний раз много лет назад. Друзья крепко пожали друг другу руки. Китаец, улыбаясь беззубой улыбкой, взял Инди под локоть и вывел на улицу, где по-прежнему свирепствовал дующий с гор ветер, словно хотел в отместку за что-то сравнять городок с землей.

— Рад снова встретиться с тобой, — сказал Лин Су по-английски, но со странным акцентом, показывающим, что он давно не пользовался эти языком. — Мы не виделись много лет.

— Очень много, — согласился Инди. — 12? 13?

— Ты прав, 12 … — Лин Су замолчал и поглядел вокруг. — Я получил твою телеграмму. — Голос китайца неожиданно затих, что-то отвлекло его внимание от разговора, какая-то неясная тень, прошмыгнувшая вслед за ними.

— Извини меня за вопрос, мой друг, но за тобой никто не следит?

Инди ошарашено уставился на него.

— Не знаю, не заметил.

— Возможно, мне показалось.

Инди оглядел улицу и не увидел ничего примечательного: обшарпанные фасады крошечных магазинчиков, тусклый свет, падающий из открытой двери бара…

Помолчав, китаец продолжал:

— Я навел справки, как ты просил.

— Ну и?

— В такой стране, как эта, очень трудно быстро получить нужную информацию, это ты, кончено, понимаешь. При здешнем климате почти невозможно наладить систему связи: мешает снег. Так что даже телефон, если он вообще есть, не очень помогает. — Лин Су засмеялся. — Но все же я узнал, что последний раз Абнера. Равенвуда видели в районе Патана. Эти сведения — точные, все остальное — лишь слухи, так что не стоит их и обсуждать.

— В районе Патана? А как давно?

— Трудно сказать. Года три назад. — Лин Су пожал плечами. — Мне жаль, мой друг, что я не смог больше ничего выяснить.

— Ты отлично справился, — уверил его Инди. — Интересно, Равенвуд все еще там?

— Никто не видел, чтобы он покидал страну. — Лин Су поежился и поднял воротник пальто.

— Отлично, — сказал Инди.

— Естественно, мне хотелось бы сделать для тебя больше. Я не забыл, как ты помог мне, когда я в последний раз был в твоей великой стране.

— Да я всего-навсего замолвил за тебя слово в иммиграционной службе, Лин Су.

— Вот именно. Ты сказал им, что я работаю в твоем музее, хотя я не работал там.

— Ложь во спасение, — уверил его Инди.

— А что такое дружба. Как не мелкие взаимные услуги?

— Наверное, ты прав, — согласился Инди. Обычно его раздражали азиатские пошлые афоризмы, почерпнутые, видимо, из произведений доморощенных Конфуциев, но

Лин Су всегда отлично справлялся со своими, точно зная, чего ждут от него европейцы.

— Как мне добраться до Патана?

Лин Су поднял вверх палец.

— В этом я могу тебе помочь. По правде говоря, я уже все устроил. Пошли.

Инди последовал за китайцем. Через несколько шагов Лин Су остановился и с гордостью указал другу на черный автомобиль загадочной марки, припаркованный у обочины.

— Можешь ехать на моей машине. Внутри лежит карта, на которой помечен твой маршрут.

— Я тронут. Спасибо.

— Не за что.

Инди обошел машину кругом, заглянул в окно. В глаза ему бросилась порванная кожаная обивка, кое-где наружу торчали пружины.

— Какая это марка? — с удивлением спросил он.

— Помесь. Ее собрал один механик из Китая и за небольшую плату, морем, отправил ко мне. Частично это Форд, частично — Ситроен. Подозреваю, что присутствует кое-что от Морриса.

— А как, черт побери, ты ее чинишь?

— Без проблем. Просто каждый вечер молюсь, чтобы не сломалась. — Китаец засмеялся и протянул Инди ключи. — Пока помогает. Не бойся, надежная вещь. На другой здесь особенно не поездишь.

— А какие дороги в Патане?

— Отвратительные. Но если повезет, может, и не увязнешь в снегу. Главное, следуй маршрутом, который я указал на карте, тогда не пропадешь.

— Огромное спасибо тебе за все, — сказал Инди.

— Ты отправляешься прямо сейчас?

— Да, сейчас.

Лин Су засмеялся.

— Тебя… как это у вас говорят… поджимают сроки?

— Ты прав.

— Американцев всегда сначала поджимают сроки, а потом мучает язва желудка.

— К счастью, меня пока не мучает.

Инди дернул на себя дверцу машины, и та с душераздирающим скрипом отворилась.

— Сцепление барахлит, — сообщил Лин Су. — Руль заклинивает, но главное, она отвезет тебя в Патан и доставит обратно.

Инди швырнул сумку на сиденье.

— А мне больше ничего и не надо.

— Счастливо, Ин Ди Ана, — пожелал ему Лин Су, произнеся его имя на китайский манер.

Они пожали друг другу руки, Инди захлопнул дверцу, повернул ключ, и машина тронулась с места. Он помахал китайцу, который со счастливой улыбкой и сознанием выполненного долга, уже направился вниз по улице. Инди взглянул на карту и помолился в душе, чтобы в ней не было ошибок, так как на дорожные указатели в этом захолустье рассчитывать не приходилось.

Он уже несколько часов ехал по разбитым ухабистым дорогам, которые Лин Су указал в маршруте. Стемнело, вокруг словно призраки вставали неясные и очертания гор. Он был рад, что не видит обрывов и ущелий, мимо которых проходила дорога. В отдельных местах, там, где проезжая часть была полностью завалена снегом, ему приходилось вылезать из машины и расчищать себе путь. Забытое Богом место. Унылая, суровая страна, где, казалось, стоит вечная зима. Как можно здесь жить, поражался Инди. Крыша мира, так ее называют. Возможно, так и есть, только уж слишком тоскливо здесь, на этой крыше. Правда, Лин Су вроде бы доволен, но китайца, видимо, привлекают в Непале неограниченные возможности для бизнеса, большей частью сомнительного. Через Непал проходит почти всю мировая контрабанда, начиная с произведений искусства и кончая наркотиками. Здесь власти предпочитают не замечать преступлений такого рода. При условии, конечно, что их хорошо вознаградят за частичную потерю зрения.

Инди продолжал свой путь. Ему очень хотелось спать, и, зевая, он жалел, что негде выпить чашечку кофе. Многие мили дороги уже остались позади, в течение нескольких часов он слышал лишь однообразный скрежет рессор своего драндулета да хруст снега под колесами машины. Как вдруг заметил, что въехал на окраину какого-то городка, какого, понять было нельзя: указателей на дороге не было. Ему пришлось съехать на обочину и свериться с картой. Должно быть, это и был Патан, так как других населенных пунктов в этом районе не было.

Он медленно и осторожно двинулся вперед, по временам бросая взгляд в окно, на беспорядочно разбросанные там и сям глиняные лачуги без окон, которыми была застроена окраина городка. Дорога привела его к главной улице, шириной чуть больше проулка, от которой в темноту отходили еще более узкие проезды. Он остановил машину и огляделся. Вокруг стояла гробовая тишина.

Неожиданно Инди заметил еще одну машину, которая следовала за ним. Она объехала его драндулет и, набирая скорость, исчезла в темноте. Только тут Инди осознал, что это был первый автомобиль, который он увидел на всем своем пути. Ужасное захолустье, подумал он, пытаясь представить себе, как может Абнер Равенвуд жить здесь. Как вообще хоть кто-нибудь может здесь жить?

По улице кто-то шел в его сторону. Он пригляделся и заметил здорового парня в меховой куртке, который, видимо, здорово выпил, так как едва держался на ногах. Инди вылез из машины и подождал, пока тот подойдет поближе. От мужчины так несло спиртным, что Инди пришлось отвернуться.

При виде Инди мужчина, словно боясь, что на него нападут, отступил в сторону. Инди протянул вперед руку, показывая, что безоружен, но человек не двинулся с места, угрюмо оглядывая незнакомца. Определить его национальность было нелегко. Разрез глаз указывал на восточное происхождение, а широкие скулы говорили, что, возможно, там не обошлось и без капли славянской крови. Интересно, подумал Инди, какой язык кроме местного они здесь понимают. Попробуем для начала английский.

— Я ищу Равенвуда, сказал он и в глубине души рассмеялся: глухой ночью в Непале он спрашивает какого-то парня на языке, который тот явно не понимает, о человеке, которого тот, скорее всего не знает. Абсурд! — Равенвуд, повторил он однако.

Мужчина таращился на него открыв рот.

— Вы. Не. Знаете. Человека. По. Имени. Равенвуд? — спросил он медленно, словно обращаясь к идиоту.

— Равен. Вуд?

— Ну, слава Богу, понял.

— Равен. Вуд. — повторял абориген, обсасывая звуки как конфетку.

— Правильно. Теперь он, кажется, будет бормотать всю ночь, — устало сказал Инди.

— Равенвуд. — Мужчина улыбнулся, повернул голову и указал куда-то дальше по улице. Инди увидел там слабый свет. Парень сложил ладонь горсткой и поднес ко рту, показывая, что как бы выпивает.

— Равенвуд, — вновь и вновь повторял он, указывая туда и яростно качая головой.

— Большое спасибо, — сказал Инди, уразумев, в каком направлении двигаться.

— Равенвуд, — ответил парень.

— Да-да, спасибо. — И Инди вернулся к машине.

Он проехал немного дальше по улице и остановился около дома, откуда лился неясный, тусклый свет. Это была забегаловка, которую почему-то назвали по-английски. На вывеске значилось: Равен-Ворон. Парень, разумеется, просто ошибся. Но как бы там ни было, этот Ворон был, по-видимому, единственным кабаком на всю округу, где можно остановиться, закусить и что-нибудь разведать. Он выбрался из машины. Из забегаловки до него донесся нестройный гул голосов, показывающий, что местные пьянчужки еще не разошлись по домам отсыпаться. Настроение у Инди сразу улучшилось: он любил такого рода веселье и с удовольствием присоединился бы к компании, но дело есть дело. Ты приехал сюда не для того, чтобы нагрузиться в первом попавшемся кабаке, напомнил он себе. Ты приехал с определенной целью.

Он открыл дверь. Да, Индиана, ты был в разных местах, но такого еще не видел. Внутри сидели люди самых различных национальностей. Казалось, будто кто-то хорошо перемешал все этнические типы, а потом, зачерпнув, разбрызгал вокруг в этом диком, Богом забытом месте. Вот уж действительно — винегрет, рассмеялся Инди. Тут были проводники-шерпы, местные непальцы, монголы, китайцы, индийцы, бородатые альпинисты, которые выглядели так, будто только что свалились с горы и еще не пришли в себя, и какие-то пропойцы, этническую принадлежность которых нельзя было определить, как ни старайся. Это же Непал, вспомнил он, а эти люди — представители международного наркобизнеса, контрабандисты и бандиты. Инди закрыл за собой дверь. Его взгляд упал на огромное чучело ворона, раскинувшего свои крылья за длинной стойкой. Выглядит зловеще, подумал он и впервые поразился необъяснимому сходству между названием забегаловки и фамилией Абнера. Что это? Совпадение?

Он двинулся в сторону стойки, где толпилось большинство клиентов. Помещение было заполнено табачным дымом и алкогольными испарениями, а из одного угла тянуло гашишем.

Он подошел к прилавку, на котором стояла целая батарея рюмок, и понял, что здесь происходит соревнование — кто кого перепьет. Громадный парень, горланящий что-то с австралийским акцентом, нетвердой рукой пытался опрокинуть в себя очередной стакан.

Инди подошел ближе, стараясь разглядеть противника австралийца. Когда, наконец, ему это удалось, его чуть удар не хватил: он стоял, ничего не соображая и ощущая сильную колющую боль в груди. Время остановилось — время пошло вспять. Что это— видение, мираж? Он потряс головой, пытаясь вернуться в настоящее…

Марион. Не может быть. Марион!

Ее темные волосы шелковистыми волнами укутывали плечи; огромные умные глаза смотрели на мир все с той же, знакомой ему насмешливостью, глаза, которые, казалось, глядели внутрь тебя, достигая самых тайных уголков души; рот — вот рот изменился, стал жестче, а сама Марион несколько пополнела. Но это была она, девушка, которую он так и не смог забыть.

И вот она здесь, пьет на спор с каким-то австралийским медведем. Непостижимо! Они стоял, боясь шевельнуться. Мужчины у стойки делали ставки, и, хотя трудно было предположить, что эта невысокая, немногим больше 5 футов, женщина может победить громадного австралийца, тем не менее, девушка и не думала сдаваться, поглощая стакан за стаканом.

Какое-то нежное, теплое чувство поднялось внутри Инди. Ему захотелось увести ее отсюда, вырвать из этого безумия. Нет, так не пойдет. Она не ребенок больше, и не дочка Абнера, а взрослая красивая женщина. И сама себе хозяйка. Посмотреть только, как спокойно она держит себя посреди этой пестрой толпы, состоящей из пьяниц и бандитов. Она опрокинула еще один стакан— все взревели от восторга, на стойку посыпались деньги. Австралиец потянулся за следующей порцией, не удержался и как подкошенный повалился на спину. Инди с удивлением смотрел, как Марион откинула назад волосы, собрала деньги и крикнула что-то по-непальски, и хотя он не знал языка, по ее тону было ясно, что на сегодня развлечения закончены. Однако на стойке остался еще один стакан, и толпа в надежде не расходилась.

Девушка презрительно оглядела их, затем, под восторженные вопли, выпила и его. Недовольно бормоча что-то, люди начали расходиться. Бармен, высокий непалец, орудую топорищем, выдворял их на улицу. В таком кабаке, как этот, подумал Инди, чтобы закрыть заведение, топорища маловато.

Но забегаловка быстро опустела.

Марион зашла за стойку, подняла голову и, увидев Инди, рявкнула:

— Эй, не слышал меня? Глухой? Закрываемся, понял? Байрра чух кайхо?

Она двинулась в его сторону, но вдруг остановилась, видимо, узнав.

— Привет, Марион.

Она не ответила, просто стояла, не сводя с него глаз.

Он постарался преодолеть гнет воспоминаний и увидеть ее такой, какой она стала сейчас, но ничего не вышло. Он почувствовал комок в горле и вновь сказал:

— Привет.

Потом сел за стойку.

На секунду ему показалось, он увидел в ее глазах искру прежнего чувства, что-то глубоко запрятанное там, внутри. Но через мгновение, к его невероятному удивлению, она размахнулась и твердым, как сталь кулаком заехала ему в зубы. Инди не удержался и, свалившись со стула, растянулся на полу. Потом поглядел на девушку снизу вверх.

— Спасибо, я тоже рад тебя видеть, сказал он, усмехаясь и потирая челюсть.

— Поднимайся и выметайся.

— Подожди, Марион.

— Я могу повторить, — рявкнула девушка, сжимая руку в кулак.

— Не сомневаюсь. — Он поднялся на колени. Челюсть болела И где это она научилась так драться? И столько пить? Вот уж не ожидал, подумал он. Девочка выросла и превратилась в какой-то кошмар.

— Мне нечего тебе сказать.

Он встал и начал счищать грязь с одежды.

— Ладно, — ответил он, — возможно, ты не хочешь говорить со мной, я понимаю…

— Какая проницательность!

Она произнесла это с такой горечью, что Инди удивился. Неужели я заслужил это?Да, наверное.

— Я приехал повидать твоего отца.

— Опоздал на два года.

Инди заметил, что бармен-непалец, с угрожающим видом стоит рядом, сжимая в руке топорище.

— Все в порядке, Мохан. Я с ним сама справлюсь. — Она презрительно кивнула в сторону Инди. — Можешь идти.

Мохан положил топорище на стойку, пожал плечами и вышел.

— Что ты имеешь в виду — опоздал на два года? — медленно произнес Инди. — Что случилось с Абнером?

Впервые с начала разговора глаза Марион смягчились. Она вздохнула, в ее голосе зазвучала все еще неизжитая печаль:

— Что я имею в виду? То, что он погиб под лавиной, вот что. Всю жизнь рылся в земле, что-то выкапывал, так что вполне закономерный конец. Насколько мне известно, он все еще там, на склоне горы, погребен под снегом.

Она отвернулась и плеснула себе что-то в стакан. Инди вновь подсел к стойке. Абнер мертв. Невероятно! Это был настоящий удар.

— Он вбил себе в голову, что его любимый Ковчег спрятан где-то на склоне. — Марион отхлебнула из стакана. Инди заметил, что в разговоре об отце ее суровость и жесткость несколько смягчились, но она, по-прежнему. Не хотела проявлять свою слабость.

— Он таскал меня на раскопки по всему свету. А потом вдруг взял, да помер, не оставив ни гроша. Догадываешься, как я жила, Джонс? Работала здесь. И не только официанткой, понял?

Инди смотрел на нее, удивляясь той гамме чувств, которую вызвал в нем рассказ девушки. Это были чувства, ранее незнакомые ему. Она вдруг показалась такой беззащитной, и одновременно такой красивой.

— Парень, хозяин этой забегаловки, сошел с ума. Здесь все так кончают, раньше или позже. Так что, когда его увезли, догадываешься? Кабак остался за мной — до конца дней. Худшего проклятия и не придумаешь, да?

Инди больше не мог спокойно слушать ее рассказ, он хотел посочувствовать девушке, утешить ее, но нужные слова не приходили.

— Мне очень жаль, — наконец произнес он.

— Нужна мне твоя жалость!

— Нет, мне действительно очень жаль, что так получилось.

— Я любила тебя, и посмотри, что вышло.

— Я не хотел этого, поверь.

— Я была всего-навсего ребенок!

— Повторяю, мне очень жаль.

— Ты виноват, Индиана Джонс, сам знаешь.

Инди промолчал, удивляясь, что можно еще сказать, если поправить все равно ничего нельзя.

— Если бы я мог вернуться в прошлое и исправить зло, которое причинил тебе, я бы сделал это.

— Я знала, что когда-нибудь ты войдешь в эту дверь. Не спрашивай почему. Просто знала и все, — сказала Марион.

Он положил руки на стойку.

— Почему ты не вернешься в Америку?

— А деньги откуда? К тому же, я не хочу возвращаться нищей.

— Может быть, я смогу тебе помочь?

— Ты за этим приехал?

Он покачал головой.

— Нет, мне нужен один предмет, принадлежавший твоему отцу.

Марион вновь замахнулась, но Инди на этот раз был наготове и ловко схватил ее за запястье.

— Подонок, — прошипела она. — Оставь старика в покое хотя бы на том свете. Достаточно ты помучил его при жизни.

— Я заплачу, — предложил Инди.

— Сколько?

— Достаточно, чтобы не нищей вернуться в Америку.

— Ах так! Только, знаешь, я все продала. Все его барахло. Он всю свою жизнь потратил на барахло.

— Как? Ты продала все?

— Разочарован? Ну и как, приятно чувствовать разочарование, мистер Джонс?

Она произнесла это с таким злорадным торжеством, что Инди улыбнулся. Но говорила — ли она правду. Утверждая, что продала все вещи Абнера? Зачем, если, по ее словам, они ничего не стоили?

— Мне нравится, когда у тебя потерянный вид, — произнесла девушка. — Что хочешь выпить? Я плачу.

— Сельтерской, — сказал он вздохнув.

— Сельтерской, да ну? Ты, смотрю, переменился, Индиана. А я предпочитаю скотч. Но могу пить и виски, и водку, и джин. Только бренди не люблю.

— Ты стала совсем бой-бабой.

Она вновь улыбнулась.

— Жизнь заставит.

Он потер челюсть. Словесный поединок начал ему надоедать.

— Сколько раз мне повторять, что я извиняюсь?

Она подтолкнула к нему стакан с сельтерской. Он взял его и, поморщившись, отхлебнул. Девушка облокотилась на стойку.

— Ты заплатишь наличными?

— Разумеется.

— Так скажи мне, что именно тебя интересует. Может, я вспомню, кому я продала эту вещь.

— Бронзовый диск в виде солнца. В середине — дырка, немного не по центру. Внутрь вставлен красноватый хрусталик. Это медальон, венчающий жезл Ра. Тебе знакома эта вещь.

— Может быть. Сколько?

— 3 тысячи долларов.

— Маловато.

— Хорошо, я могу заплатить 5, и получишь еще, когда вернешься в Штаты.

— Это что-то важное?

— Возможно.

— Тебе можно верить?

Инди кивнул.

— Ты меня однажды уже кормил обещаниями, помнишь? Когда мы виделись в последний раз, ты обещал вернуться.

— Вот и вернулся.

— Ну и подонок же ты!

Она молча обошла стойку и встала рядом с ним.

— Давай мне 5 штук и придешь завтра.

— Почему завтра?

— Потому что я так хочу. Потому что с тобой надо держать ухо востро, это я уже поняла.

Он вынул деньги и отдал ей.

— Хорошо, я верю тебе.

— Ну и дурак.

— Да, он вздохнул. — Это точно.

Он направился к выходу, размышляя, где проведет ночь. В сугробе, скорее всего.

— Можно тебя кое о чем попросить, — донесся до него ее голос.

Он обернулся.

— Поцелуй меня.

— Что?

— Поцелуй меня. Хочу вспомнить прошлое.

— А если я не хочу его вспоминать?

— Тогда завтра можешь не приходить.

Он засмеялся и, наклонившись, прикоснулся к ее рту. Ответный поцелуй поразил его: она жадно впилась в него губами, ее язык с силой прорвался сквозь его зубы и коснулся неба, руки судорожно ласкали волосы. Неумелые детские поцелуи остались лишь воспоминанием, теперь перед ним была страстная, опытная женщина.

Она оторвалась от его губ, улыбнулась и, потянувшись за стаканом, устало произнесла:

— А теперь, пошел ко всем чертям.

Поняв, что спорить бессмысленно, Инди направился к выходу и захлопнул за собой дверь. Какое-то время Марион продолжала сидеть, не шевелясь, затем принялась разматывать шарф, завязанный вокруг шеи. Блеснула цепочка. Девушка потянула за нее, и на конце показался медальон в виде солнца с хрусталиком посередине. Она задумчиво потерла его большим пальцем.

Дрожа от холода, Инди подошел к машине и залез внутрь. Что ему теперь делать? Кататься по этому захолустью до утра? Вряд ли он сможет найти в Патане приличную гостиницу, перспектива провести ночь в своем драндулете его тоже не привлекала — к утру он превратиться в сосульку. Может, подождать немного, Марион смягчится, и он вернется в пивную. Должна же в ней быть хоть капля гостеприимства. Он подышал на пальцы, чтобы хоть немного их согреть, — руль был такой холодный. Что страшно было к нему прикоснуться, — и он завел мотор. Затем медленно отъехал от входа, не заметив, как на другой стороне улицы проскользнула тень мужчины в плаще, того самого, который не сводил с него глаз в самолете. Инди не знал, что этот человек, по имени Тохт, был специально откомандирован в Патан Обществом древностей третьего рейха.

Тохт пересек улицу. За ним следовали помощники — немец с повязкой на глазу, непалец в меховой куртке и монгол с автоматом, готовый в любой момент пустить оружие в ход.

Они остановились у дверей в пивную, подождали, пока автомобиль Инди, мигнув красными огоньками, не отъедет, и вошли внутрь.

Марион в задумчивости стояла перед камином, сжимая в руке кочергу. Она потыкала в затухающие угли и неожиданно, не сдержавшись, разрыдалась. Черт побери этого Джонса. 10 лет собаке под хвост, целых 10 лет, и вот он опять заявился со своими обещаниями и посулами. Перед ее глазами вновь встало прошлое, как будто она полистала страницы прочитанной книги. Ей тогда было 15, и она уверила себя, что без ума от этого красавца археолога. А ведь отец предупреждал: Он принесет тебе одни несчастья, лучше забудь его поскорее. Первое сбылось полностью, но вот отцовского пожелания она не смогла исполнить. Неужели все эти бабьи сплетни о том, что первый мужчина и первая любовь запоминаются навсегда, верны? Во всяком случае, она так и не забыла его объятий, ни томительного ожидания его поцелуев, ни самих поцелуев, ни этого, ни с чем не сравнимого чувства легкости, невесомости, которое охватывало ее тогда. По временам ей даже казалось, что тело ее становилось почти прозрачным.

Наконец, она утерла слезы, решив, что плакать из-за этого подонка просто глупо. Черт с ним, главное, чтобы деньги дал.

Марион подошла к бару, сняла с шеи цепочку с медальоном и положила на стойку. Затем собрала деньги, которые оставил Инди, и запрятала в деревянный ящичек. Она все еще разглядывала медальон, когда вдруг до ее слуха донеслась какая-то возня у входа. Она резко обернулась: в пивную вошли четверо, и девушка сразу почувствовала, что ей грозит опасность и что виной всему — все тот же Индиана Джонс. Во что он меня опять втянул? — удивилась она.

— Извините, мы уже закрыли.

Мужчина в плаще, лицо которого напоминало лезвие бритвы, улыбнулся.

— Мы пришли не за тем, чтобы выпить.

Он говорил с сильным немецким акцентом. Вошедшие вместе с ним непалец и монгол с автоматом разбрелись по помещению, заглядывая во все углы. Она вспомнила о медальоне, который оставила на стойке; немец с повязкой на глазу прошел совсем близко от него.

— Что вам надо? — спросила девушка.

— То же самое, что и вашему другу Индиане Джонсу, — ответил немец. — Уверен, что он сообщил вам.

— Нет, очень сожалею.

— Ах, так! Значит, он уже получил, что хотел?

— Я вас не понимаю.

Подтянув наверх плащ, мужчина уселся.

— Простите, что не представился. Тохт. Арнольд Тохт. Джонс просил у вас медальон, если не ошибаюсь?

— Может и просил… — ответила она, думая о пистолете, который был спрятан за чучелом ворона.

— Пожалуйста, оставьте свои глупые игры, — сказал Тохт.

— Ладно. Джонс вернется завтра. Приходите вместе с ним, и мы устроим аукцион, если вам действительно так необходима эта вещица.

Тохт покачал головой.

— Не пойдет. Медальон мне нужен сегодня, фройляйн.

Он поднялся, подошел к огню и, наклонившись, поднял кочергу.

Марион сделала вид, что зевает.

— Да нет его у меня. Приходите завтра, я устала.

— Устали? Мне очень жаль, однако… — Он сделал движение головой, и монгол, подкравшись к Марион сзади, заломил ей назад руки. Тохт в это время взял раскаленную кочергу и направился к девушке.

— Мне кажется, я вас поняла, — сказала она.

— Надеюсь, — Тохт вздохнул, как человек, уставший от насилия, но кочерги из рук не выпустил. Он подошел к Марион, девушка почувствовала жар раскаленного метала и отвернула лицо, пытаясь вырваться из крепких рук монгола.

— Подождите, я покажу вам, где медальон.

— Ты уже упустила свой шанс, дорогуша.

Садист старой закалки, решила она. Плевал он на медальон, ему бы тыкнуть кочергой мне в лицо. Она вновь попыталась вырваться, но тщетно. Жизнь и так все у тебя отняла, подумала девушка, пусть забирает и красоту. Она взглянула на кочергу, которая была уже в нескольких дюймах от ее лица и, отчаявшись выбраться, укусила монгола за руку. Но и это не помогло, тот лишь ударил ее, но рук не разжал.

Раскаленный металл был уже дюймах в 5 от нее, в 4, в 3-х…

Она ощущала его тошнотворный запах.

И вдруг…

Вдруг все пришло в движение, замелькало, смешалось в какое-то размытое пятно, словно сделанный чернилами рисунок попал под дождь. Раздался треск, затем оглушительный грохот, рука Тохта взметнулась вверх, кочерга, выскользнув, перелетела через всю комнату и угодила в занавеску. От неожиданности монгол разжал руки и выпустил ее. Девушка бросилась прочь, еще не понимая, что произошло, взглянула на дверь и увидела, что на пороге стоит Индиана Джонс с неизменным хлыстом в одной руке и пистолетом в другой. В самый последний момент, подумала Марион, как кавалерийский эскадрон. Как ты догадался вернуться? — хотела крикнуть она, но вести разговоры было некогда — все внутри стало вверх дном, словно вихрь промчался по помещению. Марион метнулась к стойке, в это время Тохт выстрелил в нее, и она, нырнув за прилавок, угодила в кучу разбитого стекла. Стрельба совершенно оглушила девушку, однако она успела заметить, что монгол возится с автоматом, пытаясь нацелить его на Инди. Чем бы его ударить? Она схватила топорище и со всего маху стукнула монгола по голове. Он сел на пол. Но в это время кто-то еще ворвался в пивную, вышибив дверь, как если бы та была сделана из картона. Она выглянула из-за прилавка и увидела шерпа. Этот здоровый малый, один из местных, был готов служить любому, кто угостит его парой стаканчиков. Он вломился внутрь и, набросившись сзади на Инди, повалил его на пол.

Тохт заорал:

— Стреляй, стреляй в обоих!

Мужчина с повязкой на глазу, услышав приказ Тохта, выхватил пистолет и навел на дерущихся. Марион похолодела от ужаса. Однако в этот момент Инди и шерп прекратили единоборство, рванулись к валявшемуся на полу оружию, схватили его и, нацелив на одноглазого немца, вдвоем спустили курок. Пуля угодила мужчине в горло, удар был таким сильным, что его отбросило в другой конец комнаты. Он сделал пару неверных шагов назад и шлепнулся, приткнувшись спиной к стойке. На лице его застыло совершенно потерянное выражение.

А Инди и шерп тем временем возобновили схватку: неожиданное перемирие закончилось, оружие выскользнуло из их рук, и они, пытаясь дотянуться до него, катались по полу, вцепившись друг в друга. Инди представлял собой отличную мишень для Тохта. Надо было как-то помешать немцу выстрелить. Марион подняла с пола автомат, свалившийся у монгола сплеча, и постаралась понять, как тот действует. Впрочем, чего тут думать, надо просто нажать на спусковой крючок — и она открыла огонь. Однако оружие так неистово прыгало у нее в руках, что все пули летели мимо Тохта. Затем ее внимание отвлекли языки пламени: загорелись занавески, в которые угодила раскаленная кочерга. Огонь быстро распространялся по помещению. Кажется, в этой битве победителей не будет, решила Марион.

Краем глаза она увидела, как Тохт скрючился у стойки, пытаясь уклониться от бушующего огня. Он видит его, поняла вдруг девушка, он заметил медальон. Его рука скользнула к диску, на лице заиграла удовлетворенная улыбка, но тут же раздался душераздирающий вопль — раскаленный медальон опалил его ладонь, оставив на ней свои очертания и замысловатый узор из древних слов, выбитых в бронзе. Боль от ожога была невыносимой. Тохт выпустил медальон и бросился к двери, прижимая к груди обоженную руку.

Инди все еще продолжал сражаться с шерпом, а непалец бегал вокруг, пытаясь выстрелить в Инди, но так, чтобы не попасть в его противника. В автомате у Марион уже закончились патроны, и она вновь вспомнила о пистолете, спрятанном за чучело ворона. Сквозь языки пламени и невыносимый жар она бросилась туда Вокруг, словно противотанковые гранаты, взрывались бутылки с алкоголем. Она схватила оружие. Хоть бы попасть, молила девушка.

Дым слепил глаза, она задыхалась.

В этот момент Инди ударил ногой шерпа и откатился от него на несколько футов. Теперь он был отличной мишенью для непальца.

Торопись! Медлить нельзя!

Она спустила курок. Непалец дернулся — Марион не промахнулась. Сквозь дым и волны жара она увидела благодарную улыбку на лице Инди.

Он схватил хлыст, нахлобучил шляпу и заорал:

— Сматываемся!

— А про медальон забыл?

— А он здесь?

Марион отпихнула ногой пылающий стул. Уже начали рушиться перекрытия. Подняв в воздух сноп искр, вниз рухнула потолочная балка.

— Да Бог с ним! — крикнул Инди. — Надо выбираться отсюда.

Но Марион, не слушая его, бросилась к тому месту, где Тохт выронил медальон. Кашляя и утирая слезящиеся от дыма глаза, он наклонилась и шарфом, который по-прежнему был намотан вокруг шеи, взяла раскаленный диск. Затем заглянула в деревянный ящичек, где хранились деньги.

Невероятно! Одна зола! Все 5 тысяч вылетели в трубу.

Инди схватил ее за руку и потянул к двери.

— Пошли! Пошли! — вопил он.

Они выскочили на улицу и побежали прочь от полыхающего дома. Пламя с дикой яростью пожирало остов строения. Вверх столбом подымался дым, а огненные языки, оставляя за собой мерцающие угли и жирную копоть, пробив крышу, уже лизали ночное небо.

С другой стороны улицы Марион и Инди смотрели, как догорает пивная. Он все еще держал девушку за руку, и его прикосновение вновь напоминало ей прошлое, которое она так стремилась забыть. Она высвободила руку и отодвинулась от него.

Здание уже догорало, но бревна еще потрескивали. Девушка молча смотрела на пожар, потом сказала:

— Мне кажется, ты у меня в долгу.

— Неплохо для начала.

— Для начала у меня есть вот это. — Она протянула ему медальон. — Теперь мы с тобой партнеры, мистер. Эта штучка — моя собственность.

— Партнеры? — он обалдел.

— Да, черт побери.

Они снова уставились на пожар, ни один из них не заметил, как в темный проулок, отходящий от главной улицы, проскользнул Арнольд Тохт.

Уже сидя в машине Марион спросила:

— И что же теперь?

Инди помолчал, потом ответил:

— Египет.

— Египет? — Марион подняла на него глаза. — Ты возишь меня по самым экзотическим странам.

Облака несколько рассеялись, и на ночном небе всплыла бледная луна, оттенив мрачные силуэты гор. Сердце Инди сжалось от недобрых предчувствий.

Марион неожиданно рассмеялась.

— Что случилось?

— Вспомнила. Тебя и твой хлыст.

— Между прочим, он спас тебе жизнь.

— Я глазам не поверила, когда увидела тебя в дверях, а о твоем хлысте я давно забыла. — Она снова засмеялась. — Сейчас вспомнила, как раньше ты упражнялся с ним, поставив к стене целую батарею из бутылок.

Он увлекся кнутом после того, как однажды в цирке, — ему тогда было 7 лет, не больше, — увидел, как мастерски владеет им один из артистов. Он вытворял с хлыстом такие чудеса, что все были поражены. Инди тоже начал тренироваться, час за часом, день за днем, и эти упражнения увлекли его не на шутку.

— Ты хоть когда-нибудь с ним расстаешься? — спросила девушка.

— Когда читаю лекции.

— Но спишь точно с ним.

— Бывает.

Она замолчала, бросив взгляд в окно, затем спросила:

— Бывает — что?

— Сама догадайся.

— Уже догадалась.

Он взглянул на нее, но тут же опять уставился на дорогу.