Передо мной — моя дорога, Хранитель вьется в высоте: То — ангел, ропщущий на бога В неизъяснимой чистоте. К нему не долетают стоны, Ему до неба — взмах крыла, Но тайновиденья законы Еще земля превозмогла. Он, белокрылый, звонко бьется, Я отразил его мятеж: Высоко песня раздается,— Здесь — вздохи те же, звуки те ж. И я тянусь, подобный стеблю, В голубоватый сумрак дня, И тайно вздохами колеблю Траву, обнявшую меня.

30 сентября 1902