Все они загораются здесь. Там — туманы и мертвенный дым, Безначальная хмурая весь, С ней роднюся я духом моим. Но огни еще всё горячи, Всё томлюсь в огневой полосе… Только дума рождает ключи, Холодеющий сон о красе… Ах, и дума уйдет и замрет, Будет прежняя сила кипеть, Только милая сердцу вздохнет, Только бросит мне зов — улететь. Полетим в беззаконную весь, В вышине, воздыхая, замрем… Только ужас рождается здесь. Там — лишь нежная память о нем.

Сентябрь 1902