Я ждал под окнами в тени, Готовый гибнуть и смеяться. Они ушли туда — одни — Любить, мечтать и целоваться Рука сжимала тонкий нож. В лохмотьях, нищий, был я жалок Мечтал про счастье и про ложь, Про белых, девственных русалок. И, дрогнув, пробегала тень, Спешил рассеянный прохожий. Там смутно нарождался день, С прошедшим схожий и несхожий. И вот они — вдвоем — одни… Он шепчет, жмет, целует руки… И замер я в моей тени, Раздавлен тайной серой скуки.

Сентябрь 1902