Целый день — суета у могил. В синеватом кадильном дыму Неизвестный уныло бродил, Но открылся — лишь мне одному. Не впервые встречаюсь я с ним. Он — безликий и странный пришлец. Задрожали бы все перед ним, Мне же — радостен бледный мертвец. Мглистый призрак стоял предо мной В синеватом куреньи кадил. Он владеет моею душой. Он за мною тогда приходил.

Январь 1902 (1918)