Покраснели и гаснут ступени. Ты сказала сама: «Приду». У входа в сумрак молений Я открыл мое сердце. — Жду. Что скажу я тебе — не знаю. Может быть, от счастья умру. Но огнем вечерним сгорая, Привлеку и тебя к костру. Расцветает красное пламя. Неожиданно сны сбылись. Ты идешь. Над храмом, над нами Беззакатная глубь и высь.

25 декабря 1902