В пути — глубокий мрак, и страшны высоты Миндаль уже цветет, кузнечик тяжелеет, И каперса осыпались цветы. Но здешней суеты душа не сожалеет. Свершай свои круги, о, чадо смертных чад, Но вечно жди суда у беспощадной двери Придет урочный час — и стражи задрожат, И смолкнут жернова, и смолкнут пенья дщери

Январь 1902